100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Леонид Федун: становление клуба - тяжелый процесс

Владелец московского "Спартака" Леонид Федун проанализировал выступления команды в нынешнем сезоне и рассказал о планах на будущий.
25 октября 2005, вторник. 09:27 Футбол

Владелец московского «Спартака» Леонид Федун проанализировал выступления команды
в нынешнем сезоне и рассказал о планах на будущий. — Если бы вам предложили нынешний расклад в таблице до начала чемпионата, какой
была бы ваша реакция?

— Нормальной. Мы думали, что примерно так и будет. Становление клуба — тяжелый
процесс, и неверно было ждать, что мы станем первыми по мановению волшебной
палочки. Прогнозировали, что в первой половине чемпионата будем барахтаться.
Задача Александру Старкову на первый круг была поставлена такая: как можно
меньше пропускать, стабилизировать состав и линию обороны. И вот, смотрите, ко
второму кругу у нас более или менее уверенно стала играть защита, а в средней
линии в период дозаявок появились два новых игрока — Моцарт и Быстров, которым
требовалось время на адаптацию. Словом, при том что, конечно, хотелось большего,
программу-минимум мы в настоящий момент выполняем.

— И все же, по-вашему, команда могла выступить сильнее?
— Команда играет так, как позволяет соперник, и так, как способна она сама. То,
что мы видим, объективный уровень «Спартака» на его сегодняшнем этапе
становления.

— Что вас устраивает в его игре и что — нет?
— Если бы меня что-то не устраивало, принимал бы иные решения. Но сейчас,
считаю, команда развивается по той модели, которая была определена в начале
года. Разумеется, у меня есть свой взгляд, у тренера — свой. Но с господином
Старковым мы находимся в постоянном контакте, и наши взгляды на футбол в
значительной степени совпадают. На мой взгляд, он значительно изменился за этот
год. Стал понимать, что такое клубный футбол действительно высоких достижений, с
постоянным стрессом, которого никогда в своей карьере не испытывал. Ни один
тренер в России, полагаю, не сталкивается с таким давлением, как тренер
«Спартака». У нас — лучшие болельщики в России, самые многочисленные, но и самые
требовательные. Это вдохновляет, но и сильно давит. Старков к такому давлению
адаптируется и, думаю, в следующем сезоне сможет сделать качественную работу.

— То есть можно говорить со стопроцентной вероятностью, что латвийский
специалист продолжит возглавлять «Спартак»?
— Да. Мы подписывали с ним двухлетний контракт, который не собираемся
расторгать. Он подтвердил, что тащит команду вверх. В оставшееся время, конечно,
может быть всякое, но качество игры не позволяет говорить о другом повороте
событий.

— Продолжая доверять Старкову, вы руководствуетесь примером Юрия Семина и
«Локомотива»?

— Нет. Руководствуюсь здравым смыслом. Ни один человек не может сделать все и
сразу. Если ты видишь, что идет поступательное движение, значит, тренер на
правильном пути. Если бы этого движения не было, мы бы давно расстались. Но я
вижу, что команда растет.

— Вы не сомневались в правильности пути даже в июле, когда команда не могла
одержать победу шесть туров подряд?
— Не сомневался. В тот момент, как вы помните, мы приняли другие
организационные решения (Федун, очевидно, имеет в виду смену Юрия Первака на
Сергея Шавло на посту гендиректора. — Прим. И.Р.).

— Ваша оценка итогов сезона будет зависеть от того, сумеет ли команда попасть
в первую двойку, то есть в отборочный раунд Лиги чемпионов?

— Конечно, будет. Займем первое или второе место — игроки и тренеры получат
высокие бонусы. Не займем — посчитаем, что задача на сезон не выполнена.

— Условно говоря, четвертое место никак не повлияет на судьбу Старкова?
— Нет. Мы прекрасно понимаем, что и он, и команда должны по-настоящему показать
себя в будущем году. Этот сезон был посвящен ее созданию.

— К Старкову у требовательных спартаковских болельщиков есть ряд нареканий.
Давайте обсудим их по порядку. Первое — неумение играть против сильных
соперников.

— Чтобы успешно играть против сильных, необходимо быть сильными самим. Пока
говорить о том, что «Спартак» вышел на намеченные рубежи, рано. Сейчас команда
играет в лучшем случае на 40 процентов того потенциала, который в ней заложен.

— И все-таки вернемся к Старкову. За тактику в матче второго круга против
ЦСКА генеральный директор «Спартака» Сергей Шавло в печати главного тренера,
помнится, пожурил…
— Публичной критики со стороны Шавло в адрес Старкова я не видел. Обсуждение
каких-то шагов было, но не прямая критика. Они давно знакомы, хорошо друг к
другу относятся. И вообще, насколько я знаю Шавло, он никого публично не
критикует. Пожив на Западе, наш генеральный директор приобрел свойственную
тамошнему миру сдержанность.

А игра с ЦСКА… Армейцы сегодня сильнее всех — это надо признать. Если бы
Карвалью выступал за сборную России, уверен, мы бы были на чемпионате мира.
Наличие даже одного такого игрока может решить исход матча — разумеется, при
грамотно построенной системе обороны, которая есть у Газзаева. Мы пока ЦСКА не
конкуренты — в первую очередь по сыгранности. К тому же в футболе работает сила
инерции — такая, например, что позволила «Спартаку» выиграть чемпионаты России
2000 и 2001 годов, хотя команда уже шла вниз. Сегодня эта сила — не на нашей
стороне. Но это — временно.

— Вторая претензия болельщиков к Старкову — тактическая негибкость. В
частности, нежелание играть с тремя защитниками при широком выборе хавбеков и
небогатом — игроков обороны.
— Думаю, в следующем году «Спартак» будет играть по несколько другой модели,
более современной и активной. Но под эту модель необходимо подобрать еще
двух-трех исполнителей, чем мы сейчас и занимаемся.

— Третье — проблемы с постановкой атакующей комбинационной игры, исторически
присущей «Спартаку».

— По забитым голам мы находимся среди лидеров. В начале сезона нас больше
волновало другое: много пропускали. Поэтому Старкову, при всем нашем желании
видеть яркое зрелище, была поставлена задача — поначалу плясать от печки. И она
была выполнена. Сравните, сколько мы пропускали в первом круге и сколько — во
втором. Это небо и земля! (19 голов в первых 16 матчах, 5 — в последних 11. —
Прим. И.Р.) Вплотную заниматься атакой можно, только когда поставлена защита. А
ведь мы потеряли основного исполнителя в обороне — Погатеца. Пришлось срочно
перекраивать звенья. И только сейчас у Старкова появилась возможность уделить
внимание атакующему потенциалу.

— И, наконец, четвертая претензия в адрес Старкова — нежелание доверять своим
молодым игрокам вроде Павленко, Торбинского и ранее Самедова.
— Самедов перешел в «Локомотив», и Эштреков ему там тоже не сильно доверяет.
Так что, видимо, тут проблема не в Старкове, а в Самедове. Торбинского замучили
травмы — как и Павленко, и Шпедта, и Ребко. Высокий травматизм среди молодых
игроков, кстати, тревожит, в его причинах надо разобраться. Впрочем, полагаю,
что со следующего года сразу пятеро молодых будут постоянно включаться в заявку
на матч и «подпирать» наших грандов.

— Кто пятый помимо, как я понимаю, четырех уже названных?
— Еще Фомин, очень одаренный парень.

— Еще с лета ходит слух, будто у вас был разговор с Юрием Семиным о работе в
«Спартаке».

— Не было. При этом мы с Семиным иногда играем в теннис, общаемся, и я отношусь
к нему с большой симпатией и уважением. Считаю, было бы идеальным, если бы Юрий
Павлович продолжил возглавлять сборную. Предлагаю даже президентам клубов
премьер-лиги скинуться и обеспечить ему такую зарплату, чтобы он не хотел
уходить из национальной команды. Почему? Потому что Семин — мастер построения
оборонительной игры. А другой игры с нынешним подбором исполнителей в сборной
быть не может. За исключением Акинфеева, у нас нет ни одной звезды европейского
масштаба. Пример модели, когда ты можешь выиграть серьезный турнир, не имея
выдающихся игроков, — сборная Греции. Полагаю, если удастся уговорить Семина
остаться, на чемпионате Европы 2008 года у нас будут шансы достойно выступить.

— На переговоры с президентом киевского «Динамо» Игорем Суркисом приезжали
такие специалисты, как Оттмар Хитцфельд и Поль Ле Гуэн. Могут ли, по-вашему,
команды из бывшего СНГ договориться с тренерами такого масштаба?
— Это вопрос денег. Будет он решен — и никаких проблем не возникнет. Вот
только люди с именами потребуют в три, а то и в пять раз больше, чем мы платим
нашим тренерам. При этом гарантии успеха быть не может, а общественности
придется принять ту модель игры, которую тренер исповедует, даже если она
покажется в корне не соответствующей клубным традициям.

— Если у Старкова не получится, будете искать специалиста именно такого
уровня?

— У Старкова получится. Он умеет грамотно строить тренировочный процесс. В его
распоряжении сегодня, пожалуй, самая укомплектованная команда в России. Еще бы
две позиции усилить — и будет полный порядок.

— Какие?
— Увидите (улыбается).

— Много говорится о том, что желательно привлечение в тренерский штаб
«Спартака» Станислава Черчесова.

— В свое время ему было сделано предложение стать тренером вратарей «Спартака»,
но он отказался. Посмотрим, что у него получится в Австрии. Конечно, за успехами
Черчесова мы внимательно следим.

— Кандидатура Олега Романцева в применении к «Спартаку» не рассматривается?
— Во-первых, он сам сказал, что в «Спартак» ему возвращаться неинтересно. Со
«Спартаком» он выиграл все, что было возможно, и идти по протоптанной тропинке
не видит стимулов. И самое главное: Романцев был хорош для ситуации 90-х годов.
Две попытки впрыгнуть обратно в «вагон» — в «Сатурне» и «Динамо» — оказались
неудачными. Я бы рекомендовал Романцеву поработать за границей.

— В прошлом ноябре вы высказали мнение, что тренер дает лишь десять процентов
общего успеха команды, игроки — 85 и удача — еще пять. Сейчас мнение изменилось?

— Удаче я теперь дал бы десять процентов, футболистам — 80. Тренеру оставил бы
прежнее. Подбор игроков имеет все же определяющее значение. По мере того как они
сыгрываются, потенциал команды возрастает. А потому у меня нет сомнения, что
одним из основных наших конкурентов в следующем году может стать «Динамо». Но
только в том случае, если подберет нормального тренера, который сможет раскрыть
потенциал игроков. Он — те самые десять процентов, без которых невозможен общий
успех. Что же касается ЦСКА, то именно присутствие Карвалью делает его клубом
европейского масштаба. В «Спартаке» такого игрока сейчас нет. И это основная
проблема.

— Среди возможных приобретений «Спартака» частенько фигурирует фамилия
Аршавина. Возможен ли такой трансфер?
— Без комментариев.

— Чьей игрой вы довольны, а чей вклад считаете недостаточным?
— По самоотдаче у меня ни к кому претензий нет. Увы, в жизнь вмешался элемент
случайности, без которого не бывает. На весь сезон потеряли Аленичева, на
которого очень рассчитывали, считали, что он будет этаким локомотивом команды.
Возможно, будь Аленичев здоров, задача попасть в двойку уже была бы решена. Мы
заранее просчитали, что процесс возвращения в футбол Титова будет сложным, и
думали, что в начальный период Аленичев его «закроет». Но он получил травму, и
на Титова легла двойная нагрузка. Вначале он, откровенно говоря, с ней не
справлялся. Но сейчас к нему нет вопросов, он работает на совесть и постепенно
начинает напоминать того Титова, который многие годы являлся лидером «Спартака».

— Надеетесь, что Аленичев сможет заиграть как прежде?
— Очень бы хотелось. Аленичев является символом «Спартака» и хотел помочь
команде. Мы, в свою очередь, рассчитывали на его помощь и в солидном, по
футбольным меркам, возрасте положили ему очень высокую зарплату.

— Насколько известно, высшую в команде.
— Да. И подчеркну, что Аленичев — тот футболист, который этих денег
заслуживает. Тем не менее это был риск, который пока не оправдался. Надеюсь,
оправдается в дальнейшем.

— Какие-то ошибки селекции можете назвать?
— Самая вопиющая ошибка — то, что потеряли Погатеца. Договор аренды был заключен
так, что у него была возможность уйти. Сейчас Погатец дает интервью, из которых
ясно: он сидит в деревне и не очень счастлив, что уехал из Москвы. И по
характеру, и по квалификации этого игрока нам сильно не хватает.

— А Рубин за миллион двести тысяч долларов не относится к трансферным
просчетам?

— Относится. Но когда в команду приходит тренер, не дать ему взять кого-то из
знакомых игроков — тоже неправильно. Сам Старков ожидал, что Рубин заиграет на
другом уровне. Но стопроцентной удачи в селекции никогда не бывает. В другом
клубе он был бы лидером. А тут надо конкурировать с Бояринцевым и Ковальчуком,
которые выше классом.

— Слева в полузащите появилась еще и перспектива в лице Торбинского.
— Да, мы вернули его именно в расчете на эту позицию. Надеемся, что в следующем
сезоне Торбинский будет постоянно «под основой» и иногда — в стартовом составе.

— Как относитесь к высказыванию экс-президента «Спартака» Андрея Червиченко в
«СЭ»: «Мне бы даже в голову не пришло купить такую посредственность, как
Родригес, за шесть миллионов»?
— Высказывания Червиченко не комментирую. Что же до Родригеса, то его считаю
потенциально одним из сильнейших игроков чемпионата России. В матче с «Зенитом»
он, заметьте, «съел» Кержакова. Ни один из обозревателей не написал, что, после
того как Родригес его несколько раз обокрал, Кержаков ушел с его фланга налево.
И только там, против недостаточно готового после травмы Йиранека, почувствовал
себя куда вольготнее и организовал гол.

— Собираетесь ли каким-то образом вернуть спартаковские кубки, которые сейчас
хранятся в кабинете Червиченко?
— Думаю, что он сам их отдаст. Потому что есть определенные статьи
уголовного кодекса, которые предусматривают наказание за подобные вещи.

— Червиченко говорит, что «Спартак» не рассчитался с ним до конца.
— Не хотел бы комментировать наши отношения с бывшим владельцем клуба.
Бракоразводный процесс всегда неприятен для обеих сторон.

— Десять процентов акций, которые остались у экс-президента, кто-нибудь
выкупил?

— Пока нет. Но процесс согласования цены идет.

— Сменим тему. В Кавенаги с его шестью голами за сезон не разочаровались?
— Нет. Старкову показали кассеты, как играл Кавенаги в Аргентине. Это очень
познавательный материал. Аргентинец действовал там по другой модели игры. Думаю,
что в рамках той схемы, которую мы будем формировать со следующего сезона,
Кавенаги сможет раскрыться в полной мере. Он наиболее эффективен, когда рядом с
ним действуют два остроатакующих фланговых игрока.

— Вроде Роббена и Райт-Филлипса в «Челси»?
— Да. У нас один такой игрок справа уже есть (Быстров. — Прим. И.Р.). Есть и
Бояринцев слева, который по идее должен играть ту же роль. Или Торбинский. Будем
пробовать.

— Еще один левый хавбек, Ковальчук, для этой роли не подходит?
— Ковальчук — универсал, который бесценен для любого тренера. Он может одинаково
успешно играть на любой позиции в полузащите.

— Не ожидали от него более быстрого прогресса?
— Он выполняет ту установку, которую дает Старков. Возможно, эта работа в
интересах команды не дает ему возможности лучше раскрыться индивидуально. Но он
молодой, у него все впереди.

— Вернемся к Кавенаги. Речи о том, что в межсезонье он может покинуть
«Спартак», нет?

— Нет. Мы по-прежнему в него верим. Считаем, что по своему таланту он не
уступает Карвалью. Первый год у армейского бразильца, сами помните, был
провальным. Зато как он раскрылся потом! Надеемся, что сможет «выстрелить» и
Кавенаги, которому потребовалось еще больше времени на адаптацию. Тем не менее
на него приятно смотреть и сейчас. Его комбинация с Родригесом в матче с
«Зенитом» была единственной за матч классической спартаковской атакой, хотя
организовали ее два аргентинца. Как ни парадоксально, в сегодняшнем «Спартаке»
никто, кроме Кавенаги, в «стенки» не играет. Даже Титов.

Летом по поводу Кавенаги было пять или шесть очень привлекательных предложений,
о самых серьезных из которых в прессе не сообщалось. Есть и сейчас — причем даже
за большую сумму, чем мы его приобрели. Это говорит о том, что у игрока
серьезный потенциал, который оценен за рубежом. А раскроет он его или нет — это
будет удача либо неудача Старкова.

— Интересуются, насколько знаю, не только Кавенаги, но и Видичем. Это так?
— Видич — один из лучших защитников Европы. По нему уже сейчас есть солидные
предложения от ведущих клубов континента. Но мне кажется важным удержать его и
сейчас, и после чемпионата мира. Мы рассчитываем на него как на лидера команды и
сделаем все, чтобы он продолжил играть в «Спартаке», вырос вместе с командой до
Лиги чемпионов и смог там проявить себя в полном блеске.

— Защиту укреплять планируете?
— В эту линию будем искать российских игроков.

— Будут ли «Крылья Советов» выкупать Флорина Шоавэ?
— Не знаю. В аренду мы отдали не только Шоавэ, но и Тамаша. О нем из
бухарестского «Динамо» приходят хорошие отзывы — он там является лидером
команды. Посмотрим, как сыграет против ЦСКА. Вообще, Тамаш меня удивил, проявив
нетрадиционную для футболиста психологию: только чтобы иметь игровую практику,
дал согласие на четырехкратное (!) уменьшение зарплаты. Все считали, что он
легкомысленный молодой человек, но эта история показала обратное. Сейчас Тамаш
вместе с Йенчи играет в центре обороны сборной Румынии, которая до последнего
тура претендовала на выход в стыковые игры из группы с Голландией и Чехией.

— То, что его отдали в аренду, не считаете ошибкой?
— Ни в коем случае. Те, кто играл на его месте, — Видич, Погатец, Ковач, Йенчи —
на тот момент были сильнее, а в запасе такой игрок сидеть не должен. Считаю, что
аренда важна для молодых. Они могут показать себя, затем вернуться и завоевать
место в основном составе.

— Коль скоро вы не хотите говорить о конкретных позициях для усиления, то
хотя бы линии назвать можете?

— Нам нужен игрок атаки очень высокого класса.

— Игра нынешних форвардов вас не до конца удовлетворяет?
— О Кавенаги мы уже говорили. Павлюченко, считаю, играет лишь процентов на 40 от
того, что ему дала природа. Более одаренного, мощного и в то же время
пластичного игрока, который должен заколачивать по 20 голов за сезон, в России
нет. Рассчитываем мы и на Баженова. По отношению к тренировкам, скоростным
характеристикам он очень перспективен. Да, есть проблемы с техникой, но все
придет. Через два-три года, уверен, Баженов будет одним из лидеров сборной
России.

— Вы не назвали Пьяновича...
— Он — состоявшийся игрок. В «Црвене Звезде» Пьянович штамповал по 20 голов за
сезон. Но, к сожалению, у него большие проблемы со здоровьем. За три года в
«Спартаке» у Пьяновича было шесть или семь травм. Раскрыться до конца ему из-за
них пока не удалось.

— У вас есть любимый игрок в «Спартаке»?
— У владельца клуба не должно быть любимого игрока.

— Довольны ли работой менеджерской команды «Спартака»?
— Сейчас — да. В клуб пришли люди, которые работают как единая команда. Считаю,
что этой команде по плечу решение задач, которые поставили акционеры перед
«Спартаком».

— С чем была связана замена Юрия Первака на Сергея Шавло?
— Мы посчитали, что Первак выполнил задачу, для которой его брали. То есть
расчистку авгиевых конюшен. Он сделал для команды очень многое. Но этот человек
должен быть сам хозяином в клубе, что он и почувствовал. У него появилось родное
дитя — челябинский «Спартак», а московский стал, можно сказать, приемным. Эта
раздвоенность ему мешала, и он сам это понял.

— Ситуация с Погатецом повлияла на ваше решение?
— Это был один из многих факторов. Главное же — г-н Первак решил, что должен
работать самостоятельно. Бог ему в помощь.

— Насколько верно, что вопросы о приобретении игроков на сумму до миллиона
долларов Шавло правомочен решать без вашего ведома?
— Это внутренняя кухня, которую я бы не хотел комментировать. Но ни одного
игрока без моего ведома «Спартак» не приобретает.

— А верно ли, что Моцарта и ряд других футболистов купили бы даже без
согласия Старкова?

— Ни одного игрока без одобрения главного тренера куплено не было. Нам
предлагали многих футболистов, но Старков — человек требовательный. Понятно, что
есть люди, которых мы не можем для него купить, да и нет смысла — пока нет
стадиона, на котором эти игроки смогут «отбивать» вложенные в них деньги.

— То, что команда весь сезон играла на лужниковской синтетике, не снизило ее
потенциал?

— Не думаю. К тому же сейчас поле стало более или менее нормальным. Надеюсь, в
следующем году Владимир Алешин положит еще более хороший газон, он это обещал.

— Вы как-то поучаствовали в приобретении нового газона для БСА?
— Нет, Алешин все сделал сам. Это поле было у него давно.

— Есть ли изменения в вопросе о строительстве собственного стадиона?
— Надеюсь, до конца года мы устроим его презентацию (трижды постучал по дереву.
— Прим. И.Р.). Мы много над этим работаем. Стадион будет в Тушине. Это же на
днях публично подтвердил и Вячеслав Фетисов. Об арене скажу пока только то, что
она будет уникальной, и надеюсь, станет украшением Москвы. На свой стадион и
болельщиков, полагаю, будет приходить больше, и работать с ними станет легче.

— Но уже и в этом году рост посещаемости матчей «Спартака» велик.
— Наверное, люди сравнивают игру прошлогоднего «Спартака» с нынешней. При этом
понимаю, что наши болельщики хотят всего и сразу. Когда выхожу после матча, ко
мне подходят и говорят: «Да гони ты Старкова!» Но у меня нет волшебной палочки,
которой я мог бы махнуть и сделать «Спартак» чемпионом. У меня есть терпение,
чтобы руководствоваться в своих решениях не эмоциями, а стратегией.

— Собираетесь ли бороться с хулиганством среди фанатов?
— Конечно. Мы и сейчас постоянно пытаемся воспитывать наших поклонников, и вы
видели: на матче с «Зенитом» вместо файеров был серпантин. Но опять же все
упирается в стадион. Когда он появится, будет гораздо легче.

— Каковы резервы клуба с точки зрения бизнеса?
— Положение уже лучше, чем в прошлом году. Произошло расширение спонсорских
контрактов со структурами, не относящимися к «ЛУКОЙЛу». Возросли доходы от
продажи телевизионных прав. Стала давать отдачу наша школа, провели несколько
хороших сделок по продаже игроков. За год, с учетом всех этих факторов,
«Спартак» заработал около 10 миллионов долларов. И это не считая тех денег,
которые дают «ЛУКОЙЛ» и «Капитал».

— Ваша прошлогодняя идея с выходом акций клуба на валютную биржу по-прежнему
в силе?

— Конечно. Мы обязательно это сделаем.

— Когда?
— И вновь — когда будет стадион. От него в перспективах «Спартака» зависит очень
многое.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
19 октября 2017, четверг
18 октября 2017, среда
Партнерский контент