Фабио Капелло
Фото: Getty Images
Текст: Игорь Рабинер

Капелло: не забуду футбол Лобановского на ЧМ-86!

В пятницу мы опубликовали первую половину беседы обозревателя "Чемпионат.com" с главным тренером сборной России. Сегодня – её окончание.
16 декабря 2012, воскресенье. 15:01. Футбол
Капелло: "Зенит" и "Анжи" играли правильно – 9+1!

"Весь мир обалдел, когда после того золотого сезона в "Реале" президент Кальдерон вас уволил под предлогом незрелищной игры. Это был для вас самый шокирующий момент в карьере?" — этим вопросом завершилась предыдущая часть.

— Нет-нет, — ответил Капелло. — Я сделал свою работу хорошо — и понимал это. Мне не в чем было себя упрекнуть, а это главное. А поступки других людей, от которых зависит наша судьба, мы не всегда способны контролировать.

После этого с Пиренеев мы перепрыгнули на Апеннины:

НЕ ХОЧУ РАБОТАТЬ НИ В СЕРИИ А, НИ В СБОРНОЙ ИТАЛИИ

Вот подумайте. В 2006 году сборная Италии выиграла чемпионат мира в Германии. В её составе было девять игроков "Ювентуса". И скажите после этого: мы были хорошей командой? Отвечу сам: да, мы были очень хорошей командой!

— То, что у вашего "Ювентуса" отобрали две золотые медали за победы в чемпионате Италии из-за "кальчополи", вызвало больший шок?
— Это совсем другая история. Предпочту подробно о ней не говорить. При последнем рассмотрении этого дела в суде выяснилось, что ситуация совсем не так однозначна. Но пересмотреть предыдущее решение нельзя, поскольку истёк срок давности (в июле 2011 года прокурор Федерации футбола Италии Стефано Палацци признал, что "Интер", получивший по решению суда титулы победителей серии А за два сезона, был причастен к "кальчополи", однако наказать его уже нельзя из-за истечения срока давности. — Прим. "Чемпионат.com"). Теперь ясно, что первоначальный вердикт был вынесен слишком поспешно. Но, увы, закон не позволяет сделать шаг назад.

— Слышал, вы сохранили те две медали, и они для вас по-прежнему – полноценные золотые.
— Да, я успел их получить (улыбается). И они имеют для меня полновесную ценность. Вот подумайте. В 2006 году сборная Италии выиграла чемпионат мира в Германии. В её составе было девять игроков "Ювентуса". И скажите после этого: мы были хорошей командой? Отвечу сам: да, мы были очень хорошей командой!

— С тех пор вы ни дня не работали в Италии.
— Так и есть.

— Это не более чем совпадение, или что-то вас очень сильно разочаровало?
— Никакого совпадения. У меня за это время было много шансов вернуться в Италию. Но я всякий раз предпочитал работать за границей. То же самое, кстати, касается и нынешнего года, когда я сделал выбор в пользу сборной России.

— Может, еще и клуб назовёте?
— Ну уж нет (улыбается). Послушайте. Я являюсь агентом самого себя. Когда у того или иного игрока или тренера есть профессиональный агент, тому очень важно говорить: мол, моего игрока зовут туда, сюда, в "Тоттенхэм", а потом аж в сам мадридский "Реал"! Реклама…

— Она, как выражаются в России, — двигатель торговли.
— Но не в моём случае. У меня нет агента, я представляю себя сам. И не испытываю никакой нужды в том, чтобы кто-то набивал мне цену.

Фабио Капелло

Фабио Капелло


— Но ведь кто-то мог бы избавить вас от необходимости вести переговоры. Причем человек, который на этом собаку съел.
— А зачем? Почему я должен платить агенту? Мне кажется, я достаточно умён, чтобы проводить подобные переговоры самостоятельно (улыбается). У меня есть юрист в лице собственного сына, и, когда нужно подписать контракт, я отдаю все бумаги ему для тщательного изучения. Но решение принимаю я, и только я. Без какой-либо нужды в агентах.

— Так вот, вы не хотите больше работать в серии А?
— Нет, нет и ещё раз нет! Для этого я уже слишком стар.

— Вы, кстати, за какую-нибудь из команд чемпионата Италии болеете?
— За все команды, в которых я играл и тренировал. Выступал я за четыре клуба – СПАЛ (который ныне в третьем дивизионе), "Рому", "Ювентус" и "Милан", возглавлял три последние. Но! 12 лет – больше всего – я отдал одному клубу. "Милану"…

— Чего вы никогда в своей жизни не делали – так это не тренировали "скуадра адзурра". Неужто не мечтаете под занавес карьеры привести свою сборную к большой победе?
— Нет. Во-первых, там сейчас очень хорошо работает Чезаре Пранделли. Во-вторых, меня никогда не привлекала идея стать главным тренером сборной Италии.

— Но почему?
— Объясню. Мне очень важно, чтобы от работы у меня бурлила кровь. Чтобы она меня по-настоящему волновала. А перспектива работы со "скуадра адзурра" таких чувств у меня не вызывала и не вызывает. Так уж получилось.

ПОЧЕМУ НЕ ПОКАЗАЛИ ГОРОДА, КОТОРЫМ НЕ ДОСТАЛСЯ ЧМ-2018?

— Представим себе ситуацию, при которой после громкого конфликта Игоря Денисова и "Зенита" вам из РФС или каких-то высоких политических кругов порекомендовали бы лишить Денисова капитанской повязки в сборной. Вы поступили бы так же, как в Англии, когда ушли после лишения Футбольной ассоциацией повязки Джона Терри?

Тут благодушное до сих пор лицо Капелло приняло тот самый решительный, стальной вид, к которому мы так привыкли при взгляде на телеэкран. Он отчеканил:

— Никто, повторяю, никто не может принимать решения за меня. Ни один человек, ни одна организация. Потому что я хочу выигрывать или проигрывать, неся за это полную ответственность. В соответствии со своими идеями. Личными идеями. Поэтому в вопросы, относящиеся целиком и полностью к моей компетенции, никто другой вмешиваться не имеет права.

— В тот момент, когда в Англии…
(Не дожидаясь вопроса) — Я не могу говорить об Англии.

— Знаю, читал ваши прежние интервью. И мне бросилось в глаза, что при немалой откровенности в разговорах об итальянских или испанских проблемах английская тема для вас наглухо закрыта. Условие контракта с FA?
— Да.

— В своей карьере вы имели дело со многими президентами и футбольными чиновниками. Как складываются ваши отношения с президентом РФС Николаем Толстых?
— Мы только недавно начали работать вместе, но отношения у нас, считаю, хорошие. Мы оба вовлечены в то, чтобы сборная России поехала на чемпионат мира в Бразилию, и делаем для этого всё возможное. Никаких проблем нет.

— А другие проблемы — с фанатами в России и ультрас в Италии – в двух странах весьма схожи, не так ли? И как, по-вашему, их решать?
— Очень просто. Уважать закон и исполнять его предписания. И в Италии, и в России есть полиция. Она должна выполнять свои обязанности, и, если в законе чётко прописано, что можно, а что нельзя, – выполнять это и ни на что не закрывать глаза. В Англии были проблемы? Были, и ещё какие. Но выход был найден. Так что ничего невозможного в этом нет. Просто нужно быть сильными. И за насилие – наказывать. Неотвратимо.

— Недавно вам пришлось провести пару часов на безвкусном и совершенно нефутбольном телешоу федерального российского телеканала, посвященном объявлению 11 городов — хозяев ЧМ-2018? У меня и ещё у очень многих людей создалось ощущение, что вы, Йозеф Блаттер, Роберто Карлос, Николай Толстых, Валерий Газзаев – словом, все люди футбола — там чувствовали себя чужими.
— Не соглашусь с вами. Всё-таки не будем забывать, что мы не на матч туда пришли, а на выбор городов, что подразумевало определённую околоспортивность мероприятия. Было задействовано больше людей на улицах этих городов, нежели в студии. Другое дело, что мы так и не узнали, что происходило в других городах – тех, которые претендовали, но не получили чемпионат мира. Вы же меня понимаете! (усмехается)

— Понимаю. Тем более что одним из этих городов стал Краснодар, который потом блестяще принял товарищеский матч сборной России против США.
— Да. И я думаю, что Краснодар был готов стать хозяином турнира! И там этого объявления ждало много народу!

— Неправильно, что телевидение, которое должно беспристрастно информировать о происходящем, попросту не показало картинку из Краснодара и Ярославля после того, как всё определилось.
— Да. Да. Но, как главный тренер национальной команды, я был обязан находиться в той студии.

ПРЕДПОЧИТАЮ, ЧТОБЫ ИГРОКИ НЕ ПИСАЛИ ТВИТЫ О СБОРНОЙ

Тут Капелло впервые за время разговора взглянул на часы и, увидев, что мы разговариваем уже 40 минут, заметил:

— У нас ещё максимум 20 минут. Далее нужно ехать на радио, где мне предстоит следующий разговор. А трафик в Москве просто невозможный, невероятный! В последний раз я потратил два часа, чтобы доехать из аэропорта до дома!

— Отлично вас понимаю. В пробках, да и не только, многие футболисты развлекаются общением в социальных сетях. Как вы относитесь, например, к знаменитому в России твиттеру Романа Широкова?
— Если кто-то твиттерит, у него из-за этого не будет проблем со мной – главное, чтобы не было с командой. Одна оговорка. Я предпочитаю, чтобы игроки не писали твитов о национальной сборной.

Мне очень важно, чтобы от работы у меня бурлила кровь. Чтобы она меня по-настоящему волновала. А перспектива работы со "скуадра адзурра" таких чувств у меня не вызывала и не вызывает. Так уж получилось.

— А что вообще скажете о российских футболистах, их профессионализме, менталитете, дисциплине, уровне возможностей? После Италии, Испании и Англии вас ничего в этом смысле не покоробило?
— Нет. Сейчас мир един, и принципиальной разницы между теми или иными футболистами я не вижу. Игроки из любой страны стали свободными и независимыми людьми. Кроме того, у них есть агенты, которые яростно защищают их интересы. Но вот что надо понимать. Это молодые люди и, какой паспорт у них бы ни был, им свойственны одни и те же качества. У них много денег. Они думают, что каждый день – последний; так и живут. Они не понимают, что жизнь на самом деле только началась и нужно быть профессионалами, чтобы не тратить деньги напропалую, а, наоборот, оберегать капитал и строить при его помощи своё будущее. Будущее, в котором у них и их семей не будет экономических проблем.

Чем более правильным будет образ их жизни, тем больше лет они смогут провести на футбольном поле — и больше денег заработать. Они должны понимать это! Говорю так потому, что периодически общаюсь с молодыми игроками и они горячатся: "Но я же люблю жизнь во всех ее красках! Я люблю ходить в рестораны, ночные клубы…" Да никто не говорит, что не можешь! Но нужно во всём в этой жизни соблюдать баланс. Это важнейшее слово. Баланс – ключ к успеху.

— На пресс-конференции после матча Россия – США вы поразили многих словами: "В российском футболе всё хорошо". Нам вот так не кажется. Вы, видимо, имели в виду количество молодых талантов и то, что выбор игроков для сборной больше, чем казалось изначально?
— Да, этот выбор хорош. Потому что футболисты, которые вышли в майках сборной впервые в жизни, проявили себя достойно. А для меня очень важно, чтобы понять ценность того или иного игрока, посмотреть, как он поведёт себя на поле в составе национальной команды. В матче против США, сильной команды, я произвёл шесть замен. Шесть! И был доволен тем, что увидел.

Понимаете, есть категория футболистов, которые уверенно чувствуют себя в клубах. Но как только надевают майку сборной – словно куда-то исчезают. Она оказывается для них слишком тяжелой. Тянет их к земле. Понять это можно, только если задействовать этих ребят в игре. При полных трибунах, после гимна страны, под давлением средств массовой информации. И они весь этот пресс выдержали.

У МЕНЯ НЕТ КОЛЛЕКЦИИ КАНДИНСКОГО. А ЖАЛЬ!

— В одном из телеинтервью услышал, что ваш девиз для игроков звучит так: "Меньше машин, больше картин". Но как вы себе это представляете в реальности? Никогда не видел футболиста, которого изобразительное искусство интересовало бы больше, чем искусство быстрого вождения шикарного автомобиля…
— Говорю им просто. Вы тратите кучу денег на машины. И у вас, соответственно, этих денег становится меньше. А картины больших мастеров, мало того что приносят эстетическое наслаждение и развивают вкус, с годами только дорожают (смеётся).

А теперь, пожалуйста, последние два вопроса! Интересная вещь получается, кстати. Я нигде за всю свою карьеру не давал таких больших интервью, как здесь! Нигде, абсолютно честно вам говорю! Это невероятно! Ни в Англии, ни в Италии, ни в Испании, ни в других странах. А в России – даю. Вижу, у вас пять, шесть страниц вопросов…

Фабио Капелло с Мишелем Платини

Фабио Капелло с Мишелем Платини


— И далеко не все из них, увы, я успеваю задать.
— О’кей, спрашивайте (улыбается).

— Знаменитый на весь мир дирижёр Валерий Гергиев рассказал мне два года назад, что дружит с вами…
— Так и есть. Мы очень хорошие друзья.

— А как сошлись?
— Это было в Лондоне. Познакомились в ресторане, куда я пришёл со своим другом. И потом встречались множество раз, в том числе и в России. Я приезжал к нему и в Москву, и в Санкт-Петербург, не раз виделись и в Лондоне. Мне очень нравится с ним общаться. Он обожает футбол, я – классическую музыку, так что тем для разговоров у нас хватает.

— Ваша дружба с Гергиевым, давняя любовь к Большому театру, коллекция картин Кандинского…
— Не-ет, вот последней-то у меня как раз нет. Это уже легенда. К сожалению (смеётся). Все думают, что она у меня есть, но это не так. Хотя какие-то картины у меня действительно есть. Но простые (улыбается).

— В любом случае вполне уместно говорить о вашем пристрастии к русской культуре. Можно ли сказать, что оно как-то повлияло на ваше решение приехать сюда работать?
— Напомню ответ на ваш вопрос, почему не еду работать в Италию. Потому что не буду в связи с этим как-либо взволнован! А я должен быть возбуждён, принимая предложение. Поэтому отказался от многих вариантов. И поэтому же принял российское. Думаю, вы меня поняли.

МОЯ ГЛАВНАЯ ОШИБКА

— Вернёмся к футболу. Известный английский журналист Джонатан Уилсон, автор книги об эволюции мировой футбольной тактики, в нашем разговоре высказал мнение, что большой вклад в историю игры на планете внесли три советских тренера – Борис Аркадьев, Виктор Маслов и Валерий Лобановский. А что думаете по этому поводу вы?
— Помню, как ездил на чемпионат мира 1986 года в Мексику. И какое впечатление на меня произвела игра сборной России… ой, СССР во главе с Лобановским. Она играла в очень быстрый – даже по сегодняшним меркам – контратакующий футбол. Это было нечто противоположное тому, во что играет та же "Барселона" с огромным количеством коротких передач. Советская команда искала кратчайший путь к чужим воротам. И знала, как его найти.

Я до сих пор помню свои впечатления от её футбола! Потому что это было интересно. Лобановский учил своих игроков резко переключать направление атаки при помощи диагональных – и совершенно точных, ни капли не тормозивших ход атаки, передач с одного края на другой. Справа играл – как его?

— Яремчук.
— Да! Очень быстрый полузащитник, и его скорость в такой игре была максимально задействована. Как и высочайшая скорость нападающего, Беланова. Я сразу понял, чей футбол мне напоминает стиль, практиковавшийся Лобановским. Моего учителя Эленио Эрреры! В "Интере" и "Роме" он ставил именно такую игру.

Но какой еще важнейшей вещи я у Эрреры научился – тому, что манера игры команды должна зависеть от имеющихся в твоем распоряжении футболистов. Если у тебя нет хотя бы одного быстрого форварда, нет никакого смысла использовать длинные передачи ему на ход за спины защитникам. Если у тебя есть группа техничных полузащитников, есть смысл делать упор на контроль мяча и множество передач. Я всегда говорил, что вино, которое ты делаешь, зависит от винограда. Футбольной команды это тоже в полной мере касается. Игроки – что те же виноградинки (смеётся)!

— В одном из ваших первых интервью в России уже был развеян классический стереотип – будто вы конспектировали лекции Лобановского в Коверчано и учились по ним. Но бывали ли вы в принципе хоть на одной такой лекции? И были ли с ним лично знакомы?
— Ни то, ни другое. Но, повторяю, игры киевского "Динамо" и сборной СССР под руководством Лобановского видел не раз, и наблюдать за ними было познавательно. Причем уже даже на позднем этапе его деятельности, когда я уже давно работал тренером. Не забуду, например, как в 1997 году киевляне в Лиге чемпионов дважды крупно обыграли "Барселону" (3:0 и 4:0. – Прим. "Чемпионат.com"). Обе эти игры, в которых блистал молодой Шевченко, видел по телевидению.

— Несколько лет назад вы приезжали к еще одному тренеру, Валерию Газзаеву, на свадьбу его сына. А как вообще познакомились с известным российским специалистом?
— Мы подружились, когда он приезжал на стажировку в "Рому". Потом многократно встречались в разных точках Европы и всегда с удовольствием общались. Поэтому, когда Газзаев пригласил на свадьбу сына, с радостью его приглашение принял.

— Как вам по первым впечатлениям уровень сегодняшних российских тренеров – допустим, Леонида Слуцкого, Станислава Черчесова, Юрия Красножана? Что им необходимо, чтобы достичь высокого международного уровня?
— Подождите-подождите! Я всего четыре месяца как приехал в Россию. Вы задаёте вопрос, на который можно ответить, только зная футбол страны и его людей намного глубже. Да, я встречался и разговаривал с некоторыми тренерами. Но для таких выводов этого недостаточно.

— И последнее. Готов ли большой тренер Фабио Капелло признаться хотя бы в одной ошибке, которую сделал в своей карьере?
— Да, готов. Я сделал одну серьёзную ошибку, и это, как ни странно, смешная история. В Токио мой "Милан" играл за Межконтинентальный кубок (против "Сан-Паулу" в 1993 году. — Прим. "Чемпионат.com"). Мы готовились к матчу в столице Японии, и за два дня до матча помощники сказали мне, что Деян Савичевич из-за травмы не сможет сыграть. А тогда было правило, что не просто на поле, а в заявку на игру можно было включить не более трех иностранцев. И я готовил тактическую схему, а также формировал состав, исходя из этой информации. И поставил… (задумывается) парня, которого мы пригласили из "Брешии". Извините, у меня прекрасная память на цифры, но ужасная – на фамилии (речь о румыне Флорине Рэдучою. — Прим. "Чемпионат.com").

Нужно во всём в этой жизни соблюдать баланс. Это важнейшее слово. Баланс – ключ к успеху.

Игра была в час дня. А утром, за три часа до её начала, ко мне опять приходят люди из штаба и говорят: "Фабио, Савичевич может играть!" Я ответил: "Нет, ну я не могу пойти сейчас к игроку, которого уже объявил в стартовом составе, и сообщить ему: извини, мол, парень, но играть будешь не ты, а Савичевич". Я принял то решение исходя из уважения к футболистам – и тому конкретному в частности. Уважение для меня всегда было вещью очень важной. И речь шла о хорошем игроке – другие в "Милан" не попадали.

Мы проиграли. У нас было много шансов победить, но они не были использованы. Я смотрел матч со скамейки и понимал, что это – абсолютнейшая игра Савичевича! Человека, который был способен в завершении атаки на нечто особенное. Но его не было на поле. Это была моя ошибка. Ошибка, природа которой крылась в уважении.

…Когда Капелло закончил повествование этой поучительной истории, а вместе с ней и всё интервью, на моём диктофоне было – 1.00.00. Вы не поверите, но это так. Итальянец изначально отводил на эту беседу час – и она не продлилась ни секундой больше или меньше. И в этом – не только свойственная тренеру сверхточность и обязательность, но и упомянутое им уважение. Одновременно и к собеседнику, и к собственному времени.

А потом, дружелюбно попрощавшись, Капелло стремительно направился к выходу из Дома футбола. И уже у самой двери вдруг заметил, что на полу что-то блестит. Наклонился – и подобрал… десятикопеечную монетку. Повернулся ко мне – и хитро подмигнул, ничуть не стесняясь только что сделанного. Чем на прощание подарил мне образ. Дон Фабио лишний раз доказал, что не только в футболе, но и в жизни он обращает внимание на любую мелочь.

Может, оттого он столько и выиграл. Даст бог, многого добьётся и с нами…
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 70
6 декабря 2016, вторник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →