Юрий Красножан
Фото: Рамиль Ситдиков, "РИА Новости"
Текст: Игорь Рабинер

Король недопетой песни

Наш обозреватель ищёт корни серии отставок сильного тренера, проработавшего в "Локо", "Анжи" и "Кубани", вместе взятых, меньше года.
14 января 2013, понедельник. 12:00. Футбол
Если бы в декабрьские дни, когда чемпионат России ушёл на зимовку, провели опрос болельщиков, кто из тренеров в новом году отправится в отставку первым, Юрий Красножан едва ли получил бы хотя бы один голос. Чтобы знать, что он "подвис", нужно было находиться внутри "Кубани" или рядом с ней; если же исходить из обывательско-футбольных критериев, то Красножан делил со Станиславом Черчесовым лавры сенсации сезона. До его прихода штампом стало утверждение, что без Дана Петреску "Кубань" посыпется, поскольку всё там заточено под румына. Этого однако не произошло – напротив, при Красножане краснодарская команда нажала на газ. И наблюдение за ней радовало глаз.

Четвёртое место при крепкой, поставленной (и, кстати, уже не вполне петресковской) игре давало основания рассчитывать на попадание в еврокубки – хоть и отвечает теперь новый главный тренер "Кубани" Леонид Кучук на вопрос о подобных амбициях так: "Вы на календарь посмотрите". Чем, вполне возможно, подрубает амбиции собственных футболистов на корню…

На дальнейших целях-то, говорят, и разошлись Красножан со спортивным директором "Кубани", очень влиятельным в клубе человеком Сергеем Доронченко. Последний, осознав, что на целую группу кубанских игроков есть щедрые покупатели, якобы предлагал их продать, наполнив клубную казну деньгами, а на их места поставить молодёжь. Это было бы хорошее бизнес-решение а-ля "Удинезе" — но Красножану-то, закусившему турнирные удила, хотелось добиваться спортивных целей! И он, вроде как, настаивал, наоборот, на сохранении состава и даже пополнении его двумя-тремя сильными игроками.

Понять можно было обоих, у каждого из которых – своя работа. Но что в футболе всё-таки важнее – спорт или бизнес? В случаях, когда два этих фактора сталкиваются, необходимо искать компромисс, который, как мы знаем из Ильфа и Петрова, "продукт при полном непротивлении сторон". А у сторон наблюдалось противление, причём чем дальше – тем больше. И сблизиться они так и не смогли. Хотя мне категорически непонятно, зачем устраивать тендер на ведущих игроков посреди сезона, отчего нельзя подождать до лета. Неужто серьёзные клубы вдруг потеряют к ним интерес?

Вот так и получилось, что Красножан укрепил свою репутацию короля недопетой песни. Представьте себе тенора высокого класса, который начинает свои арии так, что дыхание перехватывает, – и вдруг, не допев даже до середины, заходит за кулисы и оттуда уже не возвращается. Причём – не по собственному желанию и в трёх театрах подряд…

***

Нет более загадочного персонажа в российском футболе последних лет, чем Красножан. Мне не даёт покоя его ребус, просматривается в нём что-то не столько игровое – оно-то объективно должно двигать этого тренера только вверх, но никак не к одной отставке за другой, — сколько психологическое, личностное. А может, не надо искать никаких логических объяснений, когда в разговор вступает суровая дама по имени Судьба?

В любом случае убеждён, что дело не в околофутбольных причинах, которые так любят обсасывать применительно к этому тренеру иные персонажи. Когда она, эта самая судьба, швыряет твой корабль на такие рифы, как Ольга "Десять-лет-лузерства" Смородская и Сергей "Никезич" Доронченко, ожидать можно чего угодно в любую секунду.

Со Смородской пока не сладил никто (зато она разобралась со всеми, работая меньше чем за три года уже с пятым тренером), с Доронченко – только Дан Петреску, при котором в бытность краснодарцев в Премьер-Лиге о спортивном директоре "Кубани" не было слышно ничего. Похоже, румын здраво рассудил, что с таким боссом спортивного департамента, который даже "Босса" Овчинникова съел и не поперхнулся, нужно целиком брать ответственность и власть, в том числе за трансферную политику, в свои руки.

Но тут штука в том, что для иностранца поставить подобный ультиматум куда легче, чем для россиянина (вспомните, как Гусу Хиддинку легко удалось "пробить" такие условия для работы в сборной России, о каких его российские предшественники могли только мечтать). Первому невозможно объяснить "особенности национальной охоты" и потребовать их строго соблюдения. Второму, за редкими бескомпромиссными исключениями, проще простого: "Ну ты ж всё понимаешь..." И если зарплата хороша — приходится понимать. И мириться.

Так в чём же его проблема? Попробую порассуждать, хотя, не зная Красножана близко, не общаясь с ним на протяжении длительного времени, сделать это крайне непросто. Иные характеры как на ладони, они влюбляют или отторгают от себя за считаные минуты. Здесь же годы наблюдений и полторы недели непосредственного контакта на предсезонном сборе только ломать голову заставляют: так какой же он на самом деле?

"За семью запорами да ещё за одним держит свою душу этот человек" — цитата персонажа Дмитрия Быкова из его нового романа "Икс" в точности передаёт моё впечатление от нашего единственного продолжительного общения. Было это в испанском Кампоаморе, где возглавляемый им тогда "Анжи" проходил второй предсезонный сбор. Трудно поверить, что с тех пор ещё и года не прошло – настолько уже претендент на чемпионство-2013 "Анжи" ассоциируется с Хиддинком.

Где-то ответы были интереснее, где-то скучнее, но в целом они, хоть убей, не выходили за рамки обычности. Запомнилась мысль, в итоге и вынесенная в заголовок, что в футболе не бывает продуктов моментального приготовления, а потому в ожидании успехов "Анжи" придётся потерпеть. Может, кстати, эти слова стали одним из поводов, вскоре подтолкнувших Сулеймана Керимова, уже вложившего в клуб бог знает сколько и долго терпеть не собиравшегося, к крутому решению. Хотя, конечно, неспособность сработаться с суперзвёздами, на что они сами же и пожаловались владельцу, – в неизмеримо большей степени.

Возможно, в момент нашей беседы Красножан как раз отходил от непростого (он сам признал – "не по шёрстке") разговора с Самуэлем Это’О продолжительностью в два с половиной часа. Не исключено, что уже и предчувствовал, что недолгое его махачкалинское приключение движется к концу – до грянувшей громом вести о его отставке оставалась неделя. Но факт, что, как я ни пытался, расколоть эту не скорлупу даже, а танковую броню не удалось. И о том, что так и произойдёт, ибо иначе с ним при всей его обходительности и воспитанности не бывает, меня предупреждали многие. А кое-кто из недоброжелателей Юрия Анатольевича злословил даже, что кроется за обыденностью его высказываний не закрытость для внешнего мира, а внутренняя пустота.

Вот в это не верю категорически. В случаях, когда интервью выходит посредственным, я как автор всегда виню себя – значит, не подобрал ключик, не нашёл подхода. Особенно это касается успешных и кое-чего добившихся тренеров; если ещё можно предположить, что неинтересным и банальным может быть футболист, чья первая обязанность – бить ногой по мячу, то педагог, управляющий людьми (и делающий это весьма прилично), скучным не может быть в принципе. Надо только нажать на правильные струны.

Иначе не отзывались бы о Красножане очень тепло многие работавшие с ним футболисты, иначе не утверждали бы люди, чутью которых я доверяю и в беспристрастности не сомневаюсь, что лучшего тренера и человека им на пути встречать не доводилось, иначе не говорили бы один за другим его молодые тренеры-помощники – Андрей Гордеев, Андрей Талалаев — об извлечённых у него важных и интересных уроках. Вроде полнейшего самоотречения в работе от всего, что не касается футбола. Правда, и это не всегда панацея – достаточно посмотреть на спартаковскую историю Унаи Эмери

Слова Дмитрия Лоськова в интервью сразу после увольнения Красножана из "Локомотива" — мол, он в шоке, поскольку в отставку отправлен, вероятно, лучший тренер России, работать с которым было чрезвычайно интересно, — на пустом месте не произносятся. Локомотивский капитан никогда не был очень уж словоохотлив и не отвешивал комплименты направо и налево, отчего они теряли бы свою значимость.

Вообще, вокруг работы Красножана в "Локомотиве" царила такая позитивная аура, что я, будучи тогда с ним фактически не знаком, на следующий день после увольнения позвонил и выразил ему поддержку. Поскольку то, как человек работал, было очевидно всем (и "допущенных упущений" там я не припоминаю), а вот за что его уволили, так до сих пор никто внятно и не объяснил. Смородской много раз задавали этот вопрос в лоб, и всякий раз от ответа она уходила. Хотя футбольный клуб не её частная лавочка, и внятные, конкретные объяснения в таких случаях следовать обязаны.

Венцом же всего была игра, которая в том же "Локо" при Красножане задышала такой новизной и оригинальностью, что публично хвалить его начал даже предшественник, Юрий Сёмин, от которого ожидали прямо противоположного – ревности. А "Кубань", которая после Петреску и без Траоре, вопреки ожиданиям многих, не рухнула, а расцвела новыми красками? Чёткая футбольная геометрия у Красножана просматривалась в каждой команде ещё со времён Нальчика. Всегда было понятно, каким образом его команды собираются добиваться результата.

И если кто-то произнесёт расхожее: "А что он выиграл?" — это будет поверхностно и неумно. Потому что все тренеры работают в разных обстоятельствах: тот же Франк Райкард с двумя командами разного класса мог выиграть Лигу чемпионов и вылететь из первенства Голландии. Куда важнее стабильное качество труда, которое в случае с Красножаном, полагаю, видно невооружённым взглядом.

В очередной раз показав это качество в "Кубани", он им не удовлетворился и возжаждал результата. За это, оказывается, тоже можно пострадать.

***

"Душа нараспашку" — это выражение совсем не про Красножана. Напротив, первое общение с ним создаёт ощущение некоего второго дна. Его хитроватый взгляд, явные недоговорённости в отдельных фразах и беседах в целом, паузы с таинственной мимикой – всё это создаёт ощущение, по правде говоря, не до конца искренней натуры, которой есть что скрывать. Хотя, возможно, это и не так, а поначалу он просто присматривается к человеку, не торопясь с ним откровенничать. Но у меня впечатление создалось именно такое.

А ещё – что Красножан в целом неуверенно чувствует себя в публичном пространстве и в нужный момент боится идти ва-банк. Этакий анти-Моуринью или, применительно к нашим реалиям, анти-Петржела.

После отставок из "Локо" и "Анжи" (теперь, после Краснодара, тактику он наконец-то сменил) Красножан упрямо молчал. И от этого проигрывал – хоть и говорит по сей день, что не видел смысла что-либо доказывать. Как ни крути, футбол стал таким публичным делом, что в спорных, а тем более скандальных ситуациях молчать нельзя. Тем более когда ты в них стал жертвой. Молчание нынче (может, к сожалению, может, нет) – отнюдь не золото, и расценивают человека, его хранящего, не как гордую и принципиальную личность, которая выше мелочных разборок. А как того, кому нечем крыть – либо он боится это делать, поскольку в ответ может получить от оппонентов в двойном количестве.

Обратная реакция общественности может быть лишь в том случае, когда увольняемый бесспорная легенда, а увольняющий – одиозная фигура, суть деятельности которой и так всем очевидна. Так было, когда Андрей Червиченко уволил Олега Романцева, который в первый момент пообещал ответить и рассказать всё, но в итоге сдержался и не сделал этого. Причём до сих пор.

О правомерности того решения экс-президента "Спартака" сказали результаты – ноль трофеев почти за 10 лет. И мне очень забавно читать регулярно появляющиеся интервью Андрея Владимировича, где он буквально заламывает руки, говоря о несчастной судьбе "Спартака". Мол, последние годы клуб производит такое впечатление, словно над ним нависла какая-то божья кара. Словно у всех амнезия и никто не помнит, как и с кого эта самая кара началась…

Красножан на такой авторитет, как Романцев к 2000-м, пока не наработал. И ему объяснять, разжёвывать, а где-то и обвинять, и разоблачать – надо. Помнится, Сёмин удивлялся, почему Юрий Анатольевич молчит о "Локомотиве" — ведь болельщики его признали и его волюнтаристская отставка их возмутила, а он её, выходит, "съел".

Более того, знаю немало людей, которые рассуждают: раз Красножан молчит, значит, пресловутый матч с "Анжи" и вправду был нечист. Логика эта, конечно, ущербная, и правду о той истории, боюсь, мы узнаем нескоро. О ней вообще ходит немало разговоров – вплоть до того, что некие сомнительные структуры, желавшие получить доступ к трансферной политике "Локо" (в первую очередь, конечно, сопутствующим ей деньгам), но, столкнувшись с сопротивлением Красножана, якобы нашли подход к президенту клуба и элементарно её "развели". С дороги тренера убрали — но своего человека поставить всё равно не смогли.

***

Случай Красножана, кстати, был одним из тех, что в конце прошлого года журналист Юрий Дудь выложил на всю страну в качестве доказательства прямой лжи Смородской во время встречи с группой журналистов. Президент "Локомотива" пылко заявила: дескать, брешут те, кто говорит, будто в клубном музее портрета Красножана в череде главных тренеров команды нет. Фотографии же из музея, не говоря о личных свидетельствах, говорили о прямо противоположном.

Красножану удалось стать царём и богом в Нальчике – в "Локомотиве" же и "Кубани" к отставкам привело его столкновение с клубными топ-менеджерами. "Анжи" выносим за скобки, как это, кстати, делает и сам Юрий Анатольевич, признающий, что там ему элементарно не хватило опыта работы с настоящими звёздами. В одном из интервью он сказал, что до "Анжи" полагал, будто к любому футболисту нужно относиться одинаково, и ошибался. Тезис этот, кстати, делает Красножану честь: не испугался человек публичной самокритики.

В моменты, когда в российском футболе начинается противостояние по линии тренер – менеджер, я чаще всего занимаю сторону тренера. Потому как квалифицированных тренеров у нас в стране куда больше, чем высококлассных футбольных управленцев. Плюс к тому, тренеры остаются в профессии, деваться из неё им некуда, в банк или ещё куда-то, где можно заморочить голову руководителю и получить на ровном месте серьёзные деньги, их не позовут.

Среди менеджеров же очень много проходимцев и дилетантов, клюнувших на возможность лёгкого заработка – и для футбола случайных. Как выразился когда-то об этом Михаил Гершкович: "Сегодня он замдиректора кладбища, а завтра – гендиректор футбольного клуба". Люди эти, засучив рукава и развалив за считаные месяцы то, что до них создавалось годами, потом уходят в небытие. Об их личностях быстро забывают, но руины-то уже лежат, и в цветущие города их долго ещё не превратить.

Тем не менее объективная реальность такова, что общий язык с начальством Красножан находит с трудом – если не считать Нальчика, конечно. Помню, несколько лет назад Валерий Непомнящий в нашей беседе назвал пять ветвей, ни одну из которых тренеру нельзя упускать из виду, чтобы добиваться успеха – игроки, болельщики, штаб, руководители, пресса. С болельщиками на моей памяти проблем у Красножана не бывало. С игроками – только в "Анжи" (и касалось это, кстати, не только Это’О и Роберто Карлоса, но и Жиркова, и ряда других именитых футболистов). Штаб у него всегда был широк и разношёрстен: злые языки поговаривали даже, что главная функция некоторых его членов – докладывать главному о фактах и настроениях. С прессой – нейтралитет: он и её "душителем" никогда не слыл, но и объятий не раскрывал. А вот с руководством…

Было ли в "Кубани" дело в одном лишь Доронченко? Решение в конечном счёте принимал президент клуба, он же губернатор Ткачёв, а активно озвучивал его в СМИ гендиректор Сурен Мкртчян, чей дядя – де-факто хозяин "Кубани". Неужели тренер, который вывел периферийную команду на почётное четвёртое место, не мог прорваться к Мкртчану-старшему? Специалистов, находящихся на гребне успеха, боссы принимают охотно. В стену утыкаются те, кому нечем козырнуть. Почему же Петреску удалось локализовать Доронченко со всей его близостью к владельцу, а Красножану – нет?

Чего-то ему всё время не хватает – причём прямо противоположных вещей. То прямоты, то дипломатичности, то решительности, то осторожности. Привыкнув за всю жизнь к своей тихой нальчикской заводи, Красножан, мне кажется, растерялся, столкнувшись наверху с акулами. Не то чтобы он метался – но мощи личности, сметающей все преграды с пути, в нём не чувствуется.

Профессиональные навыки не оставляют никаких сомнений – однако воспринимают его по-прежнему как провинциального тренера, которым можно помыкать. В собственном мироощущении он из этих штанишек давно вырос, а вот в ощущении тех, кто берёт на работу, — нет. Несоответствие созданного (причём не сознательно им самим, а жизнью) имиджа тому, что есть в реальности, и видится мне важнейшей причиной его передряг.

Эффектная формула: дескать, уровень Красножана-тренера выше масштаба его личности, кажется мне слишком упрощённой. В конце концов, ещё нигде в более или менее солидных клубах ему не давали довести дело хотя бы до одного завершенного сезона. Может, кому-нибудь всё же стоит попробовать?..
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 62
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →