Сергей Оборин: поражение - это жизнь...
Текст:

Сергей Оборин: поражение - это жизнь...

Его интересно ставить в тупик. Вдвойне интересно - потому что не получается. Оборин не выдумывает принципы на ходу, под вопрос. Все у него устоявшееся.
28 октября 2005, пятница. 12:34. Футбол
Мы сидели в кафе при стадионе "Звезда" на следующий день после победы его команды над "Динамо". Да какой победы - 4:1! Вспоминали поражение "Амкара" от "Локомотива" - 3:4. Я полагал, от воспоминаний этих Оборин будет раздражаться, нервничать. Но он, наоборот, говорил ласково, почти убаюкивающе. Так, что чувствовал я себя, будто на приеме у психотерапевта.

- Чему тренера Оборина научил этот сезон?
- Сезон еще не окончился, а самое интересное бывает в конце. Но главное наблюдение - то, насколько динамично движется у нас футбол. Игроки очень неплохого уровня появляются. Мне интересен сам процесс брожения мысли...

- Как-то Черчесов сказал: я, хотя живу в Австрии, могу по осени взять расписание тура чемпионата России и предсказать почти все результаты. Вы так умеете?
- Нет. Во-первых, прогнозов и подсчетов не люблю. Во-вторых, поглощен подготовкой к конкретному матчу.

- Для самого себя разобрались, чего не хватило во втором тайме против "Локомотива"? Если проиграли - значит, к чему-то оказались не готовы?
- Как ни крути, а у ребят какой-то сбой в голове произошел. И предположить не могли, что три мяча забьют "Локомотиву". Было бы 1:0, и ладно. Надо и к такому адаптироваться: можем, значит, забивать по три мяча командам, которые сильнее нас. Я потом много размышлял - что бы я в перерыве сказал по-другому?

- И что?
- Наверное, надо было больший акцент сделать на оборонительные действия. С другой стороны, не на сто процентов все зависело от того, что я скажу. Людям надо было пройти через такое.

- Во втором тайме вас колотить не начало?
- Меня никогда не колотит. Вообще никогда.

- Так как описать ваше состояние в тот момент, когда поняли - игра уходит?
- Только не "колотило"... Тренер может выскочить к бровке, что-то кричать - но это вовсе не означает, что он волнуется. Если начинает волноваться, то уже не способен управлять командой. Превращается в зрителя.

- Тогда зачем вы к бровке выскакиваете? Знаете же, что даже ближний вас вряд ли расслышит.
- Не-е-т, все они слышат... Подсказки нужны. И другого способа подсказать пока не придумали.

- Против "Локомотива" вы к перерыву вели - 3:0. Против "Динамо" - 2:0. Ничего похожего?
- Абсолютно. Не было никаких оснований предполагать, что против "Динамо" история повторится. Хотя и напомнил игрокам, что на грабли наступать нежелательно - достаточно тщательнее контролировать игроков соперника... В перерыве некогда копаться в психологии, нужно буквально несколько слов. Общее тактическое направление - сохраняется оно или что-то меняем.

- Поиск драмы вам не близок в тот момент, когда тысячи людей ищут параллели?
- Даже наше поражение от "Локомотива" нельзя назвать драмой. Никто же не умер. Как вы в газетах пишете - "украшение чемпионата"? Вот пусть так это и будет называться. Не скажу, что буду спокойно смотреть кассету с этим матчем, но пользы от такого поражения куда больше, чем от проигрыша со счетом 0:1. Я, кстати, не шутил, когда говорил "Спорт-Экспресс" о том, что радовался поражению 0:6 от "Спартака". Проиграли бы тогда 1:2, футболисты наши толковали бы об одной ошибке. О невезении. А когда крепко получаешь по ушам - невольно начинаешь анализировать.

- После таких матчей тренер жалости к себе не испытывает?
- Вот от этого Бог меня хранит - от жалости. Не терплю в любой форме.

- Но другие вас после "Локомотива" жалели. Тяжело переносили?
- Мне от этого довольно быстро удалось уйти. Было бы великолепно, если бы мне о том матче вообще не напоминали. Я на следующий день в Москву прилетел, там тренеры собрались - мужики нормальные, все понимают. Но напоминали отовсюду. Чтобы двигаться, надо уметь на эти ситуации смотреть со стороны. Вроде я, а вроде не я смотрю. Вот вы считаете то поражение "обидным", слова говорите - "жалко", "боюсь"... Этих слов я вообще не воспринимаю.

- Заставили себя от них отказаться?
- Мне не нужны ощущения, связанные с этими словами. Вот пять дней после "Локомотива" меня не было - и за это время в команде происходило что-то ненормальное. С психологией игроков. Я вернулся, начал регулировать, но внутренне к следующему матчу, ростовскому, они оказались абсолютно не готовы. И я этого не почувствовал.

Когда-то команда Оборина шла на 17-м месте в первой лиге. И посадил Сергей Григорьевич ее на долгий сбор - прямо при стадионе. В тот же год "Амкар" вышел в высший дивизион. В сезоне нынешнем, после пяти мячей, полученных на "Петровском", история повторилась. Снова сбор - и новые победы как результат...

- Для чего это?
- Чтобы предоставить футболистам больше времени на размышления о футболе. Предлагаю им вполне конкретные вещи: например, анализ игры соперника. И не просто смотрим кассеты, а с вопросами - что увидели? Чтобы чего-то добиться, надо размышлять. А размышлять они очень не любят...

- И вы не любили?
- Нет. Мне было интересно. Это свойство характера. Любое действие я сейчас просто объясняю. Делом показываю людям, что две тренировки - это не самодурство.

Оборин переходит на шепот. Драматический. Говорит раздельно, почти по слогам. Степень воздействия - поразительная. Перехожу на шепот и я...

- По глазам чувствуете, что поняли ваши игроки?
- Спрашиваю. Хотя говорить-то он может что угодно. Но только на поле видно, понял или нет.

- У вас в клубе, наверное, система штрафов развита?
- Штрафую только в крайнем случае. В этом сезоне - пока ни одного эпизода.

- Не начнут люди, просидев неделю на стадионе, друг друга ненавидеть?
- Неделя - не тот срок, чтобы возненавидеть. Положительного больше. Я бы с удовольствием обошелся без этих недель, если бы теоретические занятия осмысливались и воспринимались более основательно, а не уходили в песок. Но раз уходят - применяю жесткие меры. И зависит это не от того, выиграли или проиграли. А от качества игровых эпизодов.

Тренер Оборин, как говорят в городе, ездит на огромном черном "мерседесе". Да что "говорят" - я сам тот "мерседес" как-то видел. И Оборина в нем. А тут подъехал Сергей Григорьевич на скромнейшем "рено" странной расцветки.

- Это железяка, только так ее и воспринимаю. А тот "мерседес" не мой был, а товарища, и приехал-то я на нем на матч дубля один раз. И год об этом говорят: "Оборин на такой машине ездит!" А для меня машина - та же рубашка. Есть нормальный уровень за три рубля, а есть - за триста. Кто что выбирает.

- Если поражение от "Локомотива" вы не держите за удар - значит, вообще в вашей карьере "ударов" не было?
- Не было.

- Забыли, как проигрывали московскому "Динамо" в Петровском парке, позволяя тому удержаться в высшем дивизионе?
- Помню. И что? Никакой это не удар. Мы ведь не безвольной командой выглядели - и это главное. А поражение - это жизнь...

- Вы всегда готовы к тому, что судья вас будет "убивать"?
- Никогда не готов. И никогда не удивляюсь. Слишком многое видел в футболе.

- Не мечтаете однажды возглавить большой клуб с огромными деньгами, с Манише в составе?
- Не сказал бы - "мечтаю". Я работаю в Перми с конкретными людьми - и мне некорректно развивать эту тему. Вот был бы я безработным, тогда другое дело.

- "Амкару" вас не пришлось даже удерживать, когда приглашали в "Сатурн"?
- Предложений у меня было уже немало. Но я связан обязательствами - как буду управлять футболистами, если они прочтут, что я собираюсь уходить? Пока я отклонял все предложения. А от "Сатурна" мне, кстати, ничего не поступало.

- Вы говорите, что исключили слово "страшно" из своего словаря...
- А чего бояться-то? Что команда вылетит? Или что матч проиграем? Будешь бояться - немногого добьешься.

- И предложения отклонять вас не страх перемен заставлял?
- Нет.

- А что?
- Логические размышления. Совокупность причин - и бытовых, и личных. Я обычно сразу отметаю вопросы о личной жизни, а это как раз с ней связано.

- Почему, кстати, отметаете?
- Чувствую внутреннюю потребность о личной жизни не говорить. Это - мое, закрытое.

- Но футбол - часть шоу-бизнеса. Не чувствуете, смотрю, вы себя частью шоу.
- Мне неинтересно на эти темы размышлять. Я понимаю, это нужно зрителям, телевидению, людям любопытно читать... Но у меня столько времени отнимает подготовка к матчам, что о чем-то "общем" думать просто некогда.

- Вы один из самых заметных людей этого города. Но личные темы закрыты. Представляю, сколько слухов ходит - желтая пресса есть даже в Перми...
- Я сам газеты не штудирую, но если бы писали что-то скверное - до меня, наверное, дошло бы. Помощники прочитали бы. Ко мне нормально относятся. Я ничего плохого о наших журналистах не могу сказать.

- Возвращаясь к слову "страшно". У каждого в жизни так или иначе были моменты настоящего страха. Только не у вас?
- В спортивной жизни - не было. В молодости, помню, приходили важные люди в раздевалку со словами: "Город... область..." Создавалось волнение, плохой психологический фон, но только не страх. Мне пару раз руки ломали, сломали как-то нос - я без сознания валялся. Лоб пробивали. Но и тогда страха не было, только досада. Не более.

- Вы и курите, и выпиваете, наверное, иногда. Что позволяет выглядеть лет на пятнадцать моложе своего возраста?
- Понятия не имею. Никаких диет - ем то, что нравится. Сами видите, сколько курю сегодня с утра - не выспался...

- А обещали как-то на сборах бросить.
- Наврал. Где-то полмесяца не курил, потом сорвался. Организм требовал - без сигарет злой стал, раздражительный. В какой-то момент прислушался к самому себе: надо подумать над какими-то вещами, а у тебя одна мысль - закурить, закурить, закурить... Тупым становишься, мысли в голову не идут. В какой-то момент плюнул, взял кофе, затянулся сигаретой - и сразу мысль...

- Не презирали себя за такую слабость?
- Нет, презирать себя не надо. Я могу ошибаться в оценке собственных возможностей. И еще брошу по окончании сезона. Обязательно надо. Мне это вредит. Лишнее стимулирование организма, совершенно не нужное.

- Во сколько лет курить начали? В тринадцать?
- В 37. Когда играть закончил. Пока играл - не курил. Заставила ситуация из личной жизни.

- Страхов в вас, значит, никаких. Но депрессии-то сопутствуют любой творческой личности.
- Опять крайности! Что такое депрессия? Состояние сильной угнетенности. А мне это состояние пока удается миновать. Как и состояние восторга. Я знаю, что и без футбола не пропал бы, семью бы точно прокормил...

- Москва вам не снится?
- Нет.

- И московский клуб?
- А почему он должен мне сниться? Все от нашей российской привязки: настоящий клуб может быть только в Москве. А он может быть где угодно.

- Даже в Перми. Прочитал я в местной газете, что цель у вас - еврокубки. Правильно?
- Цель у нас такая - клуб должен увереннее чувствовать себя в премьер-лиге. Из головы уже должно бы уйти, что, если команда не вылетела, значит, "хорошо играет"... Я недоволен тем, как мы двигаемся. Как развиваемся. Пытаюсь с футболистами на эту тему разговаривать, изменить их отношение. Может, у кого-то и меняется.

- Не нужна вам для этого кадровая революция? Каленым железом, масштабно...
- Опять вас в сильные определения несет. Сейчас говорить о еврокубках несерьезно. Много времени ушло на то, чтобы стадион привести в порядок. Тяжело, но налаживается дело с интернатом, там тоже надо поле сделать. На пустом-то месте ничего не будет. Слава богу, что есть в Перми эти люди, Чупраков с Шиловым, которые вкладываются в футбол. Хотя никто не заставляет. Но чтобы говорить о еврокубках, должны быть футболисты другого уровня мастерства. И еще многое нужно. Поэтому еврокубки выдумал тот, кто писал ту заметку.

Я оглянулся по сторонам. Предложил оглянуться Оборину. Сказал что-то о том, что, мол, будь этот стадион и команда выстроены на моих глазах - никогда бы я отсюда не ушел. Вообще никогда. Оборин смотрел понимающе.

- Каждый футболист в этой команде приглашен мной. Это тоже имеет большое значение. Вы спрашивали про Москву - а для меня это обычный город. Москва и Москва. Большими буквами для меня это название не написано. Даже от первого приезда, от детских впечатлений ничего не осталось.

- За десять пермских лет не возникало ощущения творческого потолка?
- Пока мне всегда находилось чему учиться в Перми. Я не раз пробовал по-новому проводить тренировочный процесс. Все в копилочку опыта.

- Умеете придумывать стимулы - не для игроков, а для себя?
- Их не надо выдумывать. Их надо прочувствовать, размышляя на эти темы. А все выдуманное - это неестественное, самообман...

- В клубе вашем обстановка почти семейная. Чувствовали хоть раз охлаждение людей друг к другу?
- Футбольный клуб - живой организм. Охлаждение возникает постоянно. Зато я не помню ни одного года, когда бы думал - скорее бы он закончился, этот сезон. Был один момент, как раз перед тем как вышли в премьер-лигу: то 6-е место займем, то 4-е, то снова 6-е... И мне стало неинтересно.

- Что сделали?
- Почувствовал, что часть игроков не ставит перед собой задачу выйти в премьер-лигу. И сделал то, что сделал: освободил несколько хороших ребят, с которыми и сегодня приятно встречаться. Но в тот момент у них были свои жизненные задачи. И взамен тех, кто уже наигрался в футбол, взял нескольких молодых из второй лиги. Они толком нигде не играли, но глаза у них горели. Кстати, и тогда не было никакой революции - в каждой линии оставался опытный игрок. Пришли Кобенко, Волков, Пятибратов, Диденко... И мы скатились вниз. То 17-е место, которое вы вспоминали, было именно тогда. И именно с него пошли наверх. Молодые стали обучаться - и двинулось дело.

- Готовы были к тому, что вас вся Пермь будет поносить последними словами: "Кого набрал?!" И освистывать вас станут такие родные для вас трибуны?
- Меня это не удивляло, но было неприятно. Претензий к тем, кричащим, предъявлять не могу, им тоже нужен результат, у них от любви до ненависти шаг... Команда результат не дает - "плохой тренер". Проходит два тура - те же люди тебя хвалят. В тот момент, когда шли на 17-м месте, я абсолютно ни в чем не был уверен. Только жизнь могла показать, правильно ли я сделал. И абсолютно я не знал, какое место мы займем. Просто работал, и все. Учил. Сейчас тридцатилетние-то приходят в команду - и их многому надо учить. Многие из них неглубоко футбол понимают. Что-то от Бога человеку дано, в каких-то ситуациях разбирается - но глубоко не понимает... Ему можно про футбол рассказывать долго. Показать игру, спросить, что он там видит. И рассказать, что можно там увидеть.

- И прочесть удивление в глазах?
- У кого-то оно написано, кто-то в себе держит, но то, что многие и не подозревали, как можно видеть игру, проверено многократно.

Московское "Динамо" и тогдашний его тренер Олег Романцев не понимали, что происходит. Мало того, что ведет "Амкар" в Петровском парке - 2:1, так еще прямо во время матча Оборин замены комментирует. Корреспонденту! Олег Иваныч, должно быть, думал, что сходит с ума. Видение? Нет? И подал после того матча в отставку. А Оборин прячет улыбку, вспоминая...

- Мы же не сами для себя выдумали вид спорта, чтобы вариться в этом соку. Играем для людей.

- Тогда не было перебора с публичностью?
- Никакого. Это было нужно людям и вовсе не мешало мне контролировать ход игры. Прокомментировал пару замен и тут же забыл об этом. Зато как-то в Самаре ко мне в перерыве обратились, там я ответил: минуту-две, не больше. Перерыв у меня - самое-самое время для работы.

- Галямин мне как-то сказал: "Не знаю ни одной команды, в которой по ходу сезона не было бы стычек и драк". Ваша - исключение?
- За десять лет, что я работаю в "Амкаре", чего только не было. Я не прощаю, но любой конфликт можно погасить. Я люблю ощущение спортивной схватки. Контактный вид спорта, эмоции, конкуренция... Но веду работу так, чтобы конфликт не стал нормой.

- Тарасовский подход - "Если в команде нет конфликта, надо его создать" - вам не близок?
- Смотря в какой момент. Иногда неплохо его создать, когда слишком спокойно. Я редко этим пользовался, можно было бы и почаще. На любое нарушение, на всякое опоздание можно по-разному среагировать. На тренировке можно конфликтную ситуацию буквально из ничего создать.

- Чем сегодняшний ваш "Амкар" отличается от прошлогоднего, который пытался "не вылететь"?
- Пока не очень отличается.

- Вы кажетесь таким спокойным. Не способны на большую злость?
- Вы у футболистов спросите...

- Но вы же знаете, что они ответят.
- Они не раз и видели, и чувствовали, насколько я эмоциональный человек. Бывают ситуации, когда все готовы разбежаться, спрятаться от меня подальше. Это я сейчас спокойный, когда сидим с вами, разговариваем: чего мне кипятиться?

- В рабочем столе успокоительные таблетки не лежат?
- Нет. Зачем?

- После игр уезжаете со стадиона абсолютно выхолощенным, я это видел.
- Пока, слава богу, таблетками пользоваться не приходится. И надеюсь, не придется. Успокоительное должно быть здесь, в голове. Часто бывают такие моменты, когда человека надо встряхнуть. И основательно. Вот тогда я довольно эмоционален, это правда...

- После ЧП с "Локомотивом" встряхивали?
- Знаете, о чем я говорил сразу после матча? Кто-то гетру швырнул, показывая, как он раздосадован... Я жестким тоном распорядился прекратить эту показуху, задницу прижать, картину не гнать, а по-серьезному размышлять, почему такое произошло. И понты чтоб не гнали.

- Поняли?
- Нет. Не поняли. Следующая игра, в Ростове, показала.

- Как относитесь к футболистам, которые все рассказывают журналистам?
- У меня в команде такого не было. Они всего не рассказывают. Я процесс их общения с журналистами держу под контролем.

- Часто вас раздражали интервью собственных игроков?
- Нет. Я никогда футболистам об этом не говорил - сейчас только вам скажу. Понимаю, людям интересно знать про личную жизнь, передачи снимаются... Но когда ко мне обратились с подобной просьбой, я отказал в резкой форме. Сказал, чтобы больше ко мне с этим вопросом не подходили. И на месте игроков я не стал бы свою личную жизнь показывать и о ней рассказывать. Это неправильно.

- Когда в прошлом году газеты захваливали ваш "Амкар" - вы призывали игроков не верить? Или запрещали читать?
- Читать я не запрещал, но в начале сезона ограничивал их в количестве интервью. Старался это дело свести к минимуму. Команда оказалась под мгновенным прессом, к которому не привыкла. Но вольно-невольно что-то приходилось говорить, и этого хватило, чтоб "поплыть"... Получили четыре поражения подряд, и потом о-ч-ч-ень трудно мне было их в чувство приводить.

- Петржела как-то сказал: "У русских серьезная психологическая проблема - не верят в себя. Их постоянно надо убеждать, что вообще что-то умеют". Правильно?
- Есть такая проблема. И она, на мой взгляд, вполне объяснима. Просто средним игрокам, которых большинство, в футболе многие вещи непонятны. И они глубоко над ними не размышляют. Потом игрок выходит на поле - и у него нет четких ориентиров, как действовать в типичных ситуациях. А футболист должен быстро оценивать ситуацию.

- И что?
- Неизвестность. Неуверенность - уже от нее. А неизвестность - от него самого. Кто-то не понимает, что учиться никогда не поздно. Сейчас иногда встречаешь ребят, которые когда-то были в команде. И слышишь: "Какие мы были дураки!"

- Почему?
- "Нас занимало что-то второстепенное, и только сейчас понятно, о чем ты говорил. Надо о главном размышлять - а главное-то мы в свое время упускали..."

- У Бескова был метод: в межсезонье кого-то известного отчислить - команда всколыхнется и понесется. Вам такой подход не близок?
- Это из той же темы - создание конфликта. До какой степени его доводить.

- Но вы до такой степени, как он, идеей конфликта пропитывались?
- Убирать человека надо только тогда, когда он становится тормозом и никакому воздействию уже не поддается. Влияет на команду, мутит народ. Я сам часто наступаю на грабли: где бы и надо создать конфликт, пытаюсь его погасить. А это делу не помогает. Но теперь, если есть конфликт - пусть он будет. Гасить не стану.

- В вашей команде сейчас есть "неформальный лидер"? Такой, который, если заговорит, вся команда затихнет и будет слушать?
- Одного - нет. Я бы предпочел, чтобы был.

- Один?
- Он один и может быть. Двое - вряд ли. Может быть несколько авторитетных игроков, но лидер бывает только один.

- За десять лет в "Амкаре" такой был?
- Рустем Хузин. Настоящий лидер.

- Который с "Амкаром" расстался.
- У меня ни капельки ни досады, ни непонимания... Человек в приличном футбольном возрасте ушел домой. Сам в Казань не напрашивался, получил официальное приглашение.

- Что вам сегодня нравится в собственной команде?
- В профессиональном спорте сложные отношения, конкуренция, люди этим делом зарабатывают себе на жизнь. Сложнее всего создать настоящее единение людей и на поле, и на лавке. Это тяжело регулируется, все решают нюансы. Но в нашей команде это единение есть - его чувствуешь даже по разговорам на глубокие жизненные темы...

- Мне кажется, даже переступая порог дома, вы не перестаете думать о футболе.
- Редко удается переключиться. Пытаешься себя заставить, но бесполезно - телевизор, телефон, газеты, которые иногда только вечером и успеваешь пролистнуть... Телефон отключаю только в крайних случаях.

- Часто слышите, что "из вратарей хороших тренеров не получается"?
- Постоянно. С одной стороны, это надуманно. А с другой - констатация факта. Чистая арифметика: в команде 25 человек, из которых вратарей - только двое. Еще слышу, что "вратари не такие, как все"... Вратари ответственнее полевых, это правда. Реже спиваются. Оказываются подготовленными к жизни после футбола.

- Черчесов как-то сказал: "Я только в 34 года понял, как правильно играть в воротах". А вы когда?
- Я вообще не знаю, правильно ли понимал игру в воротах. Хотя играл, говорят, неплохо. Правда, в первой лиге, но как-то и в Ярославль звали, и в Кишинев. Сейчас я могу рассказать что-то вратарю по тем же 11-метровым. Хотя каждый вратарь для себя сам определяет, как у него удачнее получается.

- А у вас как "удачнее получалось"?
- Главное - не смотреть на нападающего целиком, на всю фигуру. Я смотрел не выше колен. Сосредотачивался на мяче и на ногах бьющего.

- Все равно стопой покажет, куда бьет?
- Нет, вот как раз на это рассчитывать нельзя. Как и на последний взгляд перед ударом - так они чаще всего пытаются вратаря обмануть. Часто вратарь уловил взгляд: а тот это угол или не тот? Это еще вопрос. И начинается сбивающий фактор. Я сразу для себя определил: "сбивающий" фактор убиваю. Смотрю только на ноги. Хоть давно подсчитано, что вратарю невозможно среагировать на мяч, пробитый в угол...

- Но вы же реагировали?
- И часто не мог даже самому себе объяснить, почему прыгнул чуть раньше именно в этот угол. В общем-то это называется гадать. Но это не гадание. Вратарь анализирует ситуацию, для него существует масса крошечных нюансов... Самый сложный момент для меня был, когда команда крупно вела. Большинство "пенок" тогда случалось, концентрация терялась. Хотя вратарь должен пропустить свои голы.

- Кто-то говорил - "настоящий вратарь начинается после тысячи пропущенных".
- Знаете, да. Цифру не назову, но в значительной степени вратарем я стал после тридцати. А играл до тридцати шести. Только тогда пришла глубина понимания.

- Вы считаете нужным маскировать, что вы сомневающийся человек?
- Бывают ситуации, когда виду подать нельзя.

- Потому что футболисты - как дети? И сомнения могут принять за панику?
- Да, если тренер сомневается, как игру вести и кого в состав поставить - это не на пользу...

- Говорят, отражение характера человека - его манера вождения. У вас за рулем какие принципы?
- Принципы могут быть какими угодно, но все зависит от сегодняшнего психологического состояния. Точно могу сказать, что я не сторонник экстремального вождения.

- Но город ваш, я смотрел, правил не знает. Уютно себя чувствуете на пермских дорогах?
- Пока что выкручиваюсь, но уютно себя здесь чувствовать невозможно. Столько хамства, столько некомпетентности - некоторые люди просто водить не умеют. Нажимать педали - еще не значит уметь водить. Сейчас на дороге главное - не подставиться. Но нигде я так не поражался вождению, как в Ливии. Там все шумахеры.

- Вы самого себя можете назвать "сильным человеком"?
- Не знаю. Сильным - по отношению к чему? Или к кому? Кто-то считает, что я многого добился - но это тоже вопрос...

- Так посмотрите, как вам сверстники завидуют.
- Не обязательно быть тренером премьер-лиги, чтобы почувствовать к себе зависть. Это сплошняком. И часто - ни на чем. Это не то, чем можно объяснять жизненный успех или неуспех... Да, чего-то я добился, но многого позволить себе не могу. Тот, кто не был в этой шкуре, тот не сможет оценить. Мы же ничего не видим, кроме футбола! И ничего себе не могу позволить, кроме футбола! Это не однообразие?

- Чего, например, не можете себе позволить?
- Прежде всего побывать в некоторых местах нашей страны. Я бы хотел больше уделять время общению с детьми. С друзьями.

- С друзьями в пивную сходить можете?
- Вот в пивную-то я могу сходить с кем угодно, если считаю нужным.

- Чтобы наутро весь город говорил, как проводит время Оборин?
- Я в пивную, конечно, хожу очень редко. Но если считаю нужным пойти с кем-то, мне плевать, кто что будет говорить.

- Так слухи и рождаются, как с тем "мерседесом". Раз приехали - год говорят.
- И пусть говорят. Если людям нечем больше заняться, пускай обсуждают других.

- Не возвращаетесь мыслями к ключевым моментам своей судьбы? Не размышляете вслед: а что было бы, если бы сыграл по-другому?
- Потом можно анализировать, но чтобы часто мыслями возвращаться к прошлому такого нет. Образом мыслей можно приближать вероятность каких-то поворотов в жизни, но не надо себя мучить мыслями о прошедшем: "А вот могло бы быть..." Я прекрасно понимаю, почему вы, журналисты, такие темы поднимаете. Как раз-таки вы размышляете на эти темы. Даете свои размышления людям - и таким образом многое движется вперед. Но я никогда не считал, что имею право рубить: "Это - правильно, это - нет..." Большинство людей смотрят на свою судьбу и вспоминают только отрицательное, абсолютно не умея видеть рядом хорошее. Хорошее вроде бы само собой происходило.

- Нет у вас ощущения скорых перемен в собственной судьбе?
- В общем-то нет...
Источник: Спорт-экспресс
Оцените работу журналиста
Голосов:
29 сентября 2016, четверг
Выиграют ли "Зенит" и "Краснодар" первые домашние матчи группового этапа Лиги Европы
"Зенит" - да, "Краснодар" - нет
805 (15%)
"Краснодар" - да, "Зенит" - нет
561 (11%)
Оба выиграют
3533 (66%)
Оба не выиграют
427 (8%)
Проголосовало: 5326
Архив →