Шеффер: миллионы и девочки мешают молодёжи расти
Текст: Мирон Гойхман

Шеффер: миллионы и девочки мешают молодёжи расти

Недавно исполнилось 80 лет Хансу Шефферу – одному из старейших живущих чемпионов мира по футболу.
22 октября 2007, понедельник. 23:16. Футбол
Недавно исполнилось 80 лет одному из старейших живущих чемпионов мира по футболу – немцу Хансу Шефферу. Участник трёх чемпионатов мира (1954, 1958 и 1962 гг.), он сыграл 39 игр и забил 15 голов в составе сборной Германии, дважды становился чемпионом Германии в составе "Кёльна", в котором провёл всю свою карьеру. В 1963-м году Шеффер был признан футболистом года в Германии. По окончании картеры он три года был вторым тренером "Кёльна", но в 1969-м году навсегда ушёл из футбола. Оставшись, впрочем, почётным членом Совета клуба. В интервью Sport-Bild Шеффер вспоминает о своём прошлом и делится впечатлениями о нынешнем футболе.

— Герр Шеффер, вам уже 80. Чувствуете ли вы себя старым?
Я мог только стать тренером. Но тогда я ждал бы от каждого игрока того, что умел сам. И тогда я бы был очень нервным и закончилось всё инфарктом на тренерской скамье.
— Я чувствую себя лет на 60-65. Но тайну того, как не стареть, я вам не скажу. Я не пил и не кутил, но всё же брал от жизни всё. При этом много движения и сна, вечером в 22 часа я уже в постели и это очень важно.

— 53 года назад вы стали чемпионом мира по футболу. А чем занимаетесь сейчас?
— В последние 20 лет я, к сожалению, почти не занимаюсь спортом, только езжу на велосипеде. То, что я постоянно в движении – уже хорошо.

— Переживаете за ваш клуб "Кёльн", с которым вы в 1962-м и 1964-м годах становились чемпионом Германии?
— Такого падения я от родного клуба не ожидал. И всё же я оптимист, хожу на все домашние игры, смотрю по ТВ все выездные, и верю в хорошее будущее клуба.

— Чем вы объясняете провал клуба?
— В последние годы игрокам "Кёльна" не хватало игрового потенциала. Можно, конечно, больше тренироваться, но это не поможет. И кто из высококвалифицированных игроков сейчас играет в команде второй Бундеслиги? Никто, потому так трудно вернуться назад.

— Почему после завершения карьеры игрока вы отошли от футбола?
— Я мог только стать тренером. Но тогда я ждал бы от каждого игрока того, что умел сам. И тогда я бы был очень нервным и закончилось всё инфарктом на тренерской скамье.

— Был футбол в ваше время лучше?
— Это нельзя сравнивать. Мы работали с 8.00 до 17.00 и только три раза в неделю имели возможность тренироваться. Сегодня профессионалы могут тренироваться хоть весь день и имеют время работать над своей техникой. Но когда я вижу иногда, как нынешние игроки останавливают мяч, мне становится плохо. Мы делали это лучше, чем некоторые сегодняшние профессионалы.

— Чем это объяснить?
Мы работали с 8.00 до 17.00 и только три раза в неделю имели возможность тренироваться. Сегодня профессионалы могут тренироваться хоть весь день и имеют время работать над своей техникой.
— Мы с 5-6 лет играли на улицах. У нас не было обуви. Мы играли прямо на проезжей части, и автомобили не мешали нам. Сегодня такого нет.

— Вы играли в "Кёльне" 17 лет...
— Ах, сегодня стало так много переходов. Раньше мы были крепче связаны с клубом и городом. Было абсолютным табу уйти куда-то. У меня были предложения из Гамбурга, Мюнхена, Франкфурта, от многих больших клубов. Но дело было не в деньгах, просто они хотели, чтобы я перешёл к ним, но для меня это было невозможно.

— Был ли переход Лукаса Подольски в "Баварию" ошибкой?
— Как мог переход в хорошую команду стать ошибкой? В Кёльне он мог лениться, потому что он был намного лучше других. В Мюнхене же все умеют хорошо играть. И он должен жать на газ, только в хорошей команде он может расти. Пока Лукас ещё не доказал всего в "Баварии", но бесспорно он очень талантлив.

— Что вы думаете о подрастающем поколении в немецком футболе?
— Нынешние молодые игроки слишком разбалованы. Они полагают, что им достаточно таланта. Уже в 18-19 лет они получают большие деньги, имеют хорошие машины, вокруг много красивых девочек и молодые парни не хотят больше мучить себя тренировками. Самые большие таланты, тот же Франц Беккенбауэр, который был самым великим немецким футболистом всех времён, должны много работать. А нынешние уже к двадцати годам имеют миллионы на счету и не хотят работать.

— А сколько зарабатывали вы?
— 300 марок в месяц. Иногда премии по 50 марок. С 1963-го года в Бундеслиге стали зарабатывать по 1200 марок, но это был потолок.

— Какие моменты из своей карьеры вы вспоминаете?
— Конечно же, финальный свисток 4 июля 1954-го года на "Wankdorfstadion". Победа над Венгрией, которая до этого не проигрывала четыре года никому! Мы стали чемпионами мира и это самый памятный момент в жизни любого спортсмена. Даже сейчас, когда я говорю о том моменте, или когда я слушаю радиозапись комментария того матча, у меня перехватывает дыхание.

— Говорят, что вы выиграли благодаря новым бутсам?
Уже в 18-19 лет они получают большие деньги, имеют хорошие машины, вокруг много красивых девочек и молодые парни не хотят больше мучить себя тренировками.
— Нет, нет. У нас были только новые шипы, которые не прибивались и легко менялись. У венгров тоже были шипы, просто это потом они стали искать причину, почему проиграли.

— Оставили ли вы себе что-то на память о том матче?
— Ничего, я всё выкинул. Остались только часы со старой эмблемой Немецкого футбольного союза, которые подарили всем игрокам. Я ничего не собираю и думаю только о будущем.

— Думаете о смерти?
— Конечно. Нас осталось только трое живых из участников финала 1954-го года. Хорста Экеля и Оттмара Вальтера я часто вижу на официальных мероприятиях. И я сказал им: "Я знаю, что я уйду последним. Не переживайте, я подберу всё, что вы оставите" ( cмеётся).

— Что вы хотели бы пожелать себе в день 80-летия?
— Я буду праздновать со своей семьей в Тироле и пожелаю себе только мира и здоровья.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
8 декабря 2016, четверг
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →