Валерий Газзаев
Фото: "Чемпионат.com"/"РИА Новости"
Текст: Денис Целых

Газзаев: кто не рискует, тот не побеждает!

Главный тренер и президент "Алании" Валерий Газзаев дал в Белеке подробное интервью нашему спецкору Денису Целых.
20 января 2013, воскресенье. 10:00. Футбол
Его возвращение на тренерский мостик не могло не состояться. Уверен, что Валерию Газзаеву не хватало этой работы. А нам – самого Валерия Георгиевича: взрывного, импульсивного, яркого и при этом голодного до побед.

Задача у Газзаева сегодня не из легких. "Алания" плотно завязла в самом низу турнирной трясины. Но рулевой убежден: она выберется. И когда общаешься с Газзаевым, ему хочется верить. Появляется ощущение: по-другому просто не может и быть.

"СКАЗАЛ ИГРОКАМ: НА КОНУ НАША РЕПУТАЦИЯ!"

— Немногие в вашей ситуации согласились бы принять команду, которая идет на предпоследнем месте в таблице. За вами репутация. А тут – такой риск.
— В жизни надо чем-то рисковать. Кто не рискует, тому сложно что-то выиграть. Насчет репутации — вы правы. Буквально на днях у нас было теоретическое занятие, и я сказал футболистам те же самые слова: "У всех нас – и у меня, и у вас — на кону стоит репутация. Поэтому вы должны сделать все, чтобы себя реабилитировать. Вы и сами прекрасно понимаете, как должны работать и как играть".

Увы, после первой части чемпионата России команда занимает одно из последних мест. В этом есть и наша вина: моя и всех тех людей, которые работают в клубе. После сезона в первом дивизионе мы не смогли должным образом доукомплектоваться. Хотя понимали, что в Премьер-Лиге встретим совершенно иной уровень сопротивления.

— Понимали, но?
— У нас не было финансовых возможностей для усиления. Теперь они появились. До уровня топ-клубов – "Анжи" и ЦСКА – в этом смысле, нам, конечно, далеко, но подняться в таблице мы обязаны.

Этой зимой мы провели серьезную селекционную работу. Считаю, что нынешний состав при должной подготовке способен решить поставленную задачу.

"СЫНА ВСЕГДА БУДУТ СРАВНИВАТЬ СО МНОЙ. НО ЭТО НЕПРАВИЛЬНО"

— О будущем разговор впереди. Я, если позволите, спрошу о недавнем прошлом. Вам пришлось побывать в нестандартной ситуации: вы президент клуба, ваш сын – тренер. Что чувствовали, как ее воспринимали?
— Сразу скажу: серьёзных претензий по работе к Владимиру у меня нет. В той ситуации он сделал все, что мог.

— Но в итоге сын попросил об отставке.
— Я считаю, это поступок. Именно так рождаются большие тренеры.

— Вы в бытность тренером тоже всегда уходили сами.
— Вы правы.

— Между тем сегодняшние наставники обычно ждут до последнего, прикрываясь контрактом.
— Не хочу говорить про других. Моя позиция всегда была однозначной. Если я не получал удовлетворения от работы, не испытывал творческого вдохновения, я всегда уходил сам. К счастью. Причём из любой команды. Для меня главное – независимость. И в жизни я чего-то добился именно потому, что был независимым человеком в принятии решений. Правда, однажды меня уволили. Это произошло в 2003-м году, после того как ЦСКА впервые в своей истории стал чемпионом России.

С другой стороны, я всегда очень ответственно подходил к своей работе. Старался вкладывать в нее все свои знания, все умение и все вдохновение. А самым большим критиком для себя был я сам.

— Вернёмся к вашему сыну.
— Есть правило: нет результата – виноват тренер. Я не помню, чтобы в похожей ситуации кто-то из действующих игроков пришёл президенту и сказал: "Я плохо играю, уберите меня из команды".

В данной ситуации мы с партнёрами приняли решение, что команду возглавлю я. Решение непростое, но оно состоялось. И теперь мы вместе должны исправлять положение.

— Ваш сын изначально находился в невыгодном положении: над ним висела тень отца, и какого отца!
— Она всегда будет над ним. Если бы Владимир добился таких же результатов, имея другую фамилию, его бы воспринимали абсолютно по-другому. Считали бы одним из перспективнейших тренеров страны. Но у него есть фамилия – Газзаев. Конечно, она будет давить. Его всегда будут сравнивать со мной. Но это неправильно.

Если говорить объективно, редко кто из молодых тренеров начинал свою карьеру с таких успехов. За один год команда пробилась в финал Кубка России, получила путёвку в Лигу Европы, напрямую вышла в Премьер-Лигу. Это достижения, которые не стоит преуменьшать. Его достижения.

— Родственные отношения не мешали вам объективно оценивать работу сына?
— Ни в коем случае. У нас и споры возникали, и бурные обсуждения. Человек отстаивал свою позицию, и мне было очень приятно это видеть. И главным тренером "Алании" был он, а не я. Он сам творил, сам побеждал, сам проигрывал.

Валерий и Владимир Газзаевы

Валерий и Владимир Газзаевы


Я с высоты своего опыта, как никто другой, понимаю: если в тренировочный процесс начинает кто-то вмешиваться, это конец твоему творчеству. Поэтому в отношении Владимира я никогда себе этого не позволял. Дискуссии были, но это нормально. Я сам всегда обсуждал матчи с президентами клубов, мы вместе высказывались по тому или иному игроку. Но вмешиваться, давить, настаивать – ни в коем случае.

— И все-таки, мне кажется, отношения отец — сын не могли не проецироваться на отношения президент — тренер.
— Я понимаю ваш вопрос. И хочу, чтобы вы меня поняли. Есть профессиональная работа, и есть семья. В семье у нас одни отношения, но в работе – совсем другие. Если семейные отношения будут негативно влиять на результат, это ничего хорошего не принесет. Наоборот, в нашей ситуации ответственность сына даже возрастала. У Владимира передо мной она была двойной: и как перед президентом клуба, и как перед своим отцом. И он это понимал.

— Сын не разочаровался в тренерской работе?
— Наоборот, он хочет учиться. По максимуму использует высвободившееся время. Недавно был на стажировке в "Барселоне", ездил в Англию. Сейчас отправится в Голландию. Параллельно учит английский. Сыну необходимо набираться опыта, что он и делает.

— Спустившись к тренерской скамейке, вы сохранили за собой президентское кресло. Вам в нём уютно?
— По своей сущности я как был тренером, так им и остаюсь. Но раз на меня возложили функции президента клуба, их надо выполнять. Мне приходилось и приходится решать множество организационных вопросов. У нас уже сдан на экспертизу проект нового стадиона. В марте — апреле будет закончена реконструкция нашей базы, которая до этого 17 лет не ремонтировалась. Мы построили три великолепных поля. Решаем вопросы, касающиеся детско-юношеской академии. Там будет построено семь полей. Это все важно и нужно для развития футбола в Северной Осетии.

"БРЕССАН ГОВОРИТ ПО-РУССКИ ЛУЧШЕ, ЧЕМ МЫ С ВАМИ"

— Вернёмся к делам тренерским. Этой зимой вы основательно перетряхнули состав "Алании".
— Селекционную работу, которую мы провели, я бы назвал тотальной. Мы выставили на трансфер 10 игроков. И не потому, что они плохие, просто команде нужно двигаться дальше. Я всегда в таких ситуациях привожу пример ЦСКА. В 2003 году команда выиграла чемпионское звание. А через полтора года после этого – Кубок УЕФА. И к этому моменту в ее составе было семь новых игроков.

Процесс обновления неизбежен. Его диктует сама жизнь.

— Можно поподробнее о ваших новичках?
— Пожалуйста.

— Начнём с самого колоритного – бразильца с белорусским паспортом Брессана.
— Он приобретен на ту позицию, которая в нашей команде была особенно востребована. Это креативный игрок. Очень мобильный, забивной, с хорошим пасом, ударом. Особого уважения заслуживает и его личность. Брессан в 18 лет перебрался в Белоруссию, но освоился, выучил язык и как заиграл! Дважды подряд становился лучшим футболистом Белоруссии. У него есть характер и есть мастерство. К тому же он очень общительный и добрый парень. А русский, поверьте, Брессан знает лучше, чем мы с вами. Он даже по менталитету уже немного похож на россиянина.

— Идём дальше. Георгий Габулов, которого вы вернули из "Анжи"?
— В свое время этот футболист очень многое сделал для того, чтобы мы вышли в Премьер-Лигу. Я вижу, с каким рвением и желанием Георгий сейчас занимается. За год он сильно вырос, как футболист. Уверен, он будет очень важным игроком для "Алании".

— Джанаев.
— И в него мы верим. Сослан – опытный вратарь, который будет конкурировать с Хомичем и двумя нашими молодыми голкиперами.

— Защитник Велинтон из Бразилии?
— Этот игрок в 17 лет начал свою карьеру во "Фламенго". Пока мы взяли его в аренду на полгода с правом дальнейшего выкупа. Мне он видится очень высококлассным защитником.

— Враньеш из "Краснодара".
— Футболист сборной Боснии и Герцеговины. Очень хороший, качественный игрок…

— Это ведь не полный список новичков.
— Мы пригласили двух молодых грузинских футболистов – Чонтурию и Габохидзе. И Прудникова, который, надеюсь, нам очень поможет. Кроме этого, вернули Селая, который восстановился после тяжелой травмы. Ему надо работать, чтобы восстановить кондиции.

Остальные пока находятся на просмотре.

— Вы не раз подчеркивали, что планируете постепенно возвращать в "Аланию" североосетинских футболистов. В идеале хотите, чтобы ваша команда была эдаким "Атлетиком" из Бильбао?
— Конечно. Я бы хотел вернуть и Дзагоева, и Касаева, и Габулова-старшего. Но, к сожалению, для этого у нас сегодня нет финансовых возможностей. Сейчас мы систематизировали работу с молодыми игроками. У нас хорошо работают две школы, в них занимается много талантливых ребят. Верю, что теперь утечек не будет.

"ВАГНЕР ВСЕГДА БЫЛ НАСТОЯЩИМ ВОИНОМ"

— В ЦСКА вернулся ваш хороший знакомый – Вагнер Лав. Удивлены?
— Я всегда знал, что он вернётся. Вагнер прикипел к России. Все успехи ЦСКА последних лет связаны с этим игроком. Он внес самую большую лепту в достижения команды. Я знаю, что Вагнер счастлив в России.

Валерий Газзаев и Курбан Бердыев

Валерий Газзаев и Курбан Бердыев


— Если был счастлив, отчего уезжал?
— Я связывал его отъезд с одной-единственной причиной. Вагнер хотел играть в родном чемпионате на глазах у главного тренера сборной Бразилии. Он очень надеялся попасть в национальную команду в преддверии чемпионата мира, который пройдёт в этой стране. И я в этом желании полностью его понимал.

Увы, в сборную он так и не попал. Там сейчас строится новая команда. Вагнер все понял и возвращается. Это правильный шаг. И огромный плюс для всего нашего футбола. Такие футболисты, как Вагнер и Это’О, – украшение для любого чемпионата.

— Вагнер – лучший легионер в истории чемпионатов России?
— По вкладу и достижениям — да. А по таланту на одну ступень с ним я поставлю Карвалью. В потенциале он мог стать одним из лучших игроков мира.

— Почему не стал?
— Даниэль был насколько талантлив, настолько же не любил работать. А без этого футболисту очень трудно расти. В футболе нельзя жить вчерашним днем. Надо каждый день доказывать, что ты сильный. Да, сегодня тебя признали. Но завтра ты должен играть еще сильней, как это сегодня делает Месси. Наверное, он не устал от того, что его четвертый год подряд признают лучшим футболистом мира. Глядя на него, все видят только оболочку. И не догадываются, сколько при этом вложено труда.

— Вернёмся к Вагнеру. Помнится, после матча в Нанси вы назвали его настоящим мужчиной.
— Вагнер всегда был воином на поле. У него есть одно потрясающее качество: чем сильней соперник, тем лучше он играет. Это характер. А я всегда при комплектовании команды отдавал предпочтение игрокам с характером. Какой бы талантливый игрок ни был, какими потрясающими техническими качествами бы ни обладал, без характера он ничего не стоит.

— Когда Вагнер только приехал в Россию, он показался плаксивым мальчишкой.
— Это естественно. Вспоминаю себя самого в бытность игроком. В 1975-м году из "Спартака" Орджоникидзе меня пригласил "Локомотив". Я дал согласие. Но в итоге четыре раза уезжал домой! Приеду, неделю потренируюсь — и обратно. Невероятно скучал по семье! То же самое, наверное, было и с Вагнером. Он приехал в Россию 20-летним мальчишкой. До этого никогда не покидал Бразилию. Естественно, заскучал по родителям, по друзьям, по дому. Но этот этап проходит.

— Писали, что "Алания" тоже была заинтересована в Вагнере.
— Это были чьи-то фантазии.

"НЕ МОЖЕМ ВЫЙТИ НА ПОЛЕ С ТОПОРАМИ И КРИКАМИ: "ОТДАЙТЕ НАМ ТРИ ОЧКА!"

— У "Алании" свои бразильцы. Самый яркий из них — Неко. Он сильно начал чемпионат, но потом снизил результативность. Почему?
— Из-за травмы. Неко пропустил два матча и выпал из игрового ритма. Но в целом я им очень доволен, как и другими нашими бразильцами.

— Откуда вообще такая симпатия к игрокам из этой страны?
— Отвечу примером из прошлого. В 2007 году ЦСКА проводил в Милане матч Лиги чемпионов против "Интера". Накануне игры – тренировка на "Сан-Сиро". Позанимались, и тут ко мне подходит Вагнер: "Тренер, знаете, а мы завтра "Интер" обыграем". "Почему ты так считаешь?" — спрашиваю его. "Потому что мы, бразильцы, лучше всех в мире играем в футбол".

И как мы тогда начали! Два гола подряд забили, вели 2:0. Увы, потом травмы получили Жо и Вася Березуцкий, и это повлияло на результат. Победу мы не удержали. Но я говорю о сути. Сегодня все ведущие клубы мира стараются приглашать высококлассных бразильцев.

— Вы неоднократно поднимали вопрос о предоставлении российского гражданства Неко. Этот вопрос сдвинулся с мертвой точки?
— Чтобы процесс пошел, нужна заинтересованность тренера национальной сборной. Поэтому сейчас вопрос не актуален.

— В услугах Неко был заинтересован "Краснодар".
— Интересовались. Но мы не сошлись в цене.

— Какой футбол вы бы в идеале хотели видеть в исполнении "Алании"? Или сейчас этот вопрос тоже не актуален, потому что вам важен результат любой ценой?
— Без поставленной игры результата в любом случае не будет. Мы не можем выйти на поле с топорами и криками: "Отдайте нам три очка!" Мы много работаем над тактикой, над техникой, над физическим состоянием игроком. Поверьте, "Алания" хочет играть в качественный и зрелищный футбол.

— Который при этом давал бы результат.
— Конечно. Я понимаю: каждый из 11 оставшихся матчей будет для нас как кубковый финал. Поэтому я жду от игроков ответственности и предельной самоотдачи. У нас впереди 11 игр, по итогам которых нам необходимо решить нашу задачу и сохранить за "Аланией" место в Премьер-Лиге. Мы просто обязаны это сделать!

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 22
7 декабря 2016, среда
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Архив →