Интервью Александра Кокорина Total Football
Фото: Total Football
Текст: Total Football

Пойманная звезда

Журналу Total Football удалось то, что не получается у большинства защитников Премьер-Лиги, — остановить Кокорина. И побеседовать с ним.
22 января 2013, вторник. 15:30. Футбол
К Новому году Александр Кокорин утвердился в статусе звезды российского футбола. Теперь он должен стать лидером национальной сборной.

НАПАДАЮЩИЙ

— Вокруг только и разговоров что о прогрессе Кокорина. Сами его чувствуете?
— По всему выходит, что он есть. Я забиваю голы, помогаю команде набирать очки. Значит, тренер правильно видит мои сильные стороны и грамотно их использует.

— Всего лишь?
— Я наконец-то играю нападающего. Все силы теперь уходят на атаку. Отсюда моменты, отсюда голы. Что ещё? Может, наглее чуть стал. Штрафные могу пробить. В общем, какая-то свобода действий появилась.

— Думбия в Швейцарии с ходу заявил, что станет лучшим бомбардиром чемпионата. Что мешает вам сказать так же?
— Ответственность за сказанное. Не хочется, чтобы меня называли балаболом. Это в детстве мог такое сказать спокойно. Понимал, что забиваю в каждом матче. Даже неинтересно становилось. Сейчас сложнее. Но я буду стараться.

— Случайно забыли в раздевалке приз лучшему игроку октября?
— Абсолютно! Поставил на шкаф и забыл в послематчевой суматохе. Но приз уже дома стоит, на следующий день забрал. Для моей коллекции индивидуальных призов он на данный момент самый важный.

— Когда в детстве забивали по три гола за матч, слышали за спиной "мазаный", "переписанный"?
— Всё детство так было. Даже сейчас, когда встречаюсь с друзьями по интернату, они могут назвать меня "мазаным". Но уже в шутку.

— А всерьёз?
— Что я могу сделать? Каждому ведь не докажешь. Я предпочитаю не брать в голову. Зачем эмоционально реагировать? Это бы лишь показало правоту тех людей. Достаточно того, что я знаю: у меня с документами всё в порядке.

— Самое нелепое, что о себе слышали или читали?
— Куча всего. А самое памятное, что у меня машина за два миллиона евро. Это по радио услышал.

ДИНАМОВЕЦ

— Сергей Силкин рассказывал: "Динамо" вышло на вас, когда "Локомотив" отказывался лечить вашу травму.
— Не отказывался. Но лечили для проформы. А в "Динамо" за меня взялся физиотерапевт первой команды. Мне сделали рентген, другие процедуры и все оплатили. Хотя на тот момент я принадлежал "Локомотиву". Я подумал, что, если во мне так заинтересованы, будет правильно ответить согласием на предложение динамовцев.

— Антон Шунин не скрывает: "С радостью провёл бы всю карьеру в "Динамо"". Могли бы вслед за ним повторить такое?
— Конечно!

— Сколько раз за время пребывания в "Динамо" могли уйти из клуба?
— Реально? Один. Когда не играл при Божовиче. Ситуация не из приятных. Миодраг даже не сказал в глаза, что я не нужен. Мне другие люди предложили: "Не хочешь поехать в аренду?" Я отказался.

— Ходили слухи про предложения от "Спартака" и ЦСКА.
— (После паузы.) Предложения были. Но вот реальными я бы их не назвал. Тогда ко мне как раз родители приехали. И я не планировал ничего менять. Меня все устраивало и устраивает в "Динамо".

— Я правильно понимаю: "Спартак" не жалуете?
— В детстве случай был… Приехал на просмотр — элементарно майку на игру не нашли, а в своей не выпускают. Через месяц уже выступаю за "Локомотив". Наставник красно-белых увидел: "Что ты тут делаешь?" Мы выиграли, а я два мяча положил. Тренер, помню, всё пытался меня вернуть…

— В школьные годы вы переживали за "Барселону". Ничего не изменилось?
— Не скажу, что сильно болею за них. В детстве вообще симпатизировал мадридцам — все потому, что мне нравился Роналдо. Затем приглянулся Роналдиньо. Так я стал переживать за "Барселону". Это, конечно, единственная команда, которая так играет в пас. Все — вперёд, все — в атаку. Красота!

— Себя в этом футболе представляете?
— Думаю, смог бы сыграть. Кабы подо мной были Месси, Иньеста и Хави…

ИГРОК СБОРНОЙ

— В сборной обжились окончательно?
— Чувствую себя там комфортно. Немаловажную роль в этом играет то, что сборная меняется. И я уже не один из последних. Смол вот недавно дебютировал.

— Вы приветствуете обновление сборной, но при этом удивляетесь тому, что Капелло перестал вызывать Аршавина.
— Я бы не назвал это удивлением. Просто в интервью Капелло говорил, что Аршавин будет капитаном, что нужно дать ему шанс. И вдруг Андрея перестают вызывать. Но, конечно, тренеру виднее.

— Какие у вас отношения с Аршавиным?
— Не скажу, что близко общались, скорее — рабочие. Например, он мне мог что-то посоветовать по игре.

— О вас сейчас говорят как о его наследнике в роли лидера сборной, любимца тренера.
— Конечно, я рад, что стабильно попадаю в стартовый состав сборной. Против США даже вышел на своей позиции — нападающего. Но всякие сравнения, честно говоря, не беру в голову.

— Привыкли?
— Можно и так сказать. В школе "Локомотива" с нашим возрастом работал тренер из Бразилии — Пауло Нани. Это первый наставник Кака. Он тоже порой мог меня сравнить с бразильцем.

— Евро-2012 каким в памяти сохраните?
— Неоднозначным. С одной стороны — радость от самого попадания в состав. С другой — травма. Она и помешала выйти в стартовом составе с греками. По крайней мере, я так слышал.

— 85-я минута матча с Чехией. С какими мыслями меняли Дзагоева?
— Очень легко выходил, мы же крупно выигрывали. Да и установка пришлась по душе: играть вперёд, стараться забить ещё. Так что дебют на Евро обошёлся без какого-либо мандража.

— После игры с греками долго отходили?
— Меня волновала полученная травма. В клубе предоставили небольшой отпуск, чтобы залечить её. Я же хотел как можно быстрее восстановиться и поехать с "Динамо" на сбор. А там, глядишь, и чемпионат не за горами.

— Александр Кержаков после вылета сборной старался не читать газет, не смотреть телевизор.
— Понимаю его. Я вроде особо не играл, но и ко мне у болельщиков имелись вопросы. На улицах подходили — что-то высказывали, что-то выясняли. Но предельно корректно.

— Тот же Кержаков прочно вошел в народный фольклор. Как к этому отнеслись?
— С одной стороны — смешно. Я и сам отправлял Саше некоторые образцы народного юмора. Посмеяться. С другой — грустно. Как-то однобоко на его статистику взглянули.

— Сергей Игнашевич признает, что на Евро облажались, но не находит ответа почему.
— Думаю, дело в самоуспокоенности. После удачной первой игры (нас же все специалисты определили в первую тройку!) понадеялись, что и остальные сложатся столь же успешно. Не вышло…

УЧЕНИК

— Смолов обронил в интервью: "Ни разу не видел Сашу с книжкой в руках".
— Преувеличивает. Один раз точно видел.

— Когда же?
— Когда Сергей Силкин подарил книгу "Игрок в гольф и миллионер". Сказал мне: "Поучительная — прочитай". Я прислушался, благо она небольшая, буквально за неделю можно осилить.

— Того же Смолова в детстве родители наставляли: "Прочитай 10 листов и делай, чего душа желает".
— Когда в Валуйках жил, неплохо учился. До шестого класса и вовсе в отличниках ходил. Но читал только учебники. А вот когда переехал в Москву, не до учёбы стало. Спорт вышел на первое место. Тут я уже мог не прийти, прогулять…

— Как относитесь к увлечению друга?
— (Прищуривается.) Ни разу не видел Федю с книжкой в руках. Шучу, конечно. На сборы он их брал с собой. Я точно знаю — жили в одном номере. Скажем так, видел его с книжкой чаще, чем он меня.

— Ещё Смолов рассказывал: дал в долг и потерял друга. С вами случалось?
— Я догадываюсь, о ком идёт речь. Да, и со мной бывало. И по сей день… Мне проще дать в долг, чтобы затем не видеть человека. По сути, откупиться. Но большие суммы лучше не давать.

МОСКВИЧ

— Мама Светлана Фёдоровна отмечает вашу щедрость: "Саша не считает деньги". Действительно не считаете?
— Как не считать. Я-то считаю, понятное дело. И знаю им цену. Но долго думать не буду, если их нужно на что-то потратить. Надо значит надо.

— Самая значительная покупка за последнее время?
— Квартира в Москве.

— Я-то думал будет всего лишь пятый айфон.
— Ну а что айфон? Не скажу, что он меня чем-то впечатлил. Правда, очень хотелось как можно быстрее им разжиться. Повезло: друг оказался в Германии, как раз когда их там презентовали.

— Самая дешёвая вещь в гардеробе Смолова — сланцы за 1200 рублей. А у вас?
— У меня такие же есть. Хотя подождите. Самые дешёвые? Носки, наверное.

— Правда, что однажды в магазине одежды оставили миллион рублей?
— Миллион? Не припомню. На такую сумму вещей точно не покупал. Мне кажется, столько можно только в ювелирном оставить.

— Юрий Жирков одно время буквально жил в лондонском бутике "Дольче и Габбана".
— Всё реже заглядываю в подобные места. Года три уже вся Москва ходит в майках D&G. Мне это не нравится. Приходишь куда-то, а там все в одном и том же. Не хочется сливаться с массой.

— Сильно удивились, когда вас в этом году назвали самым модным спортсменом страны?
— Позвонили с вопросом, смогу ли прийти на церемонию. Особо не хотелось светиться лишний раз. Тем более после Евро. Но я подумал: "Почему бы и нет?" Интересно было, как это происходит.

— Осознаёте, что вы теперь икона стиля?
— Да ладно вам! Не считаю себя самым стильным футболистом. Среди игроков много кто хорошо одевается. Тот же Федя Смолов может, Кержаков всегда хорошо выглядит, Широков, Малафеев…

— На светские мероприятия часто зовут?
— Достаточно. Но я нечасто соглашаюсь. Мне футбол ближе.

— По словам Дениса Глушакова, "Москва — это пафос".
— Соглашусь. Уж очень много людей, которые ничего собой не представляют, но ведут себя так, будто они президенты страны.

— Когда в последний раз сталкивались с проявлением высокомерия?
— Этим московские девушки славятся.

— Тот же Смолов уверяет, что для него познакомиться с девушкой — проблема.
— Обманывает. Если уж Федя говорит о том, что затрудняется подойти первым, тогда и для меня это проблема. Не хочется услышать: "У меня есть молодой человек". Не хочется услышать "нет". С детства как-то пошло. Да и стеснительный я.

— Самое пафосное место, в котором довелось побывать?
— Монако, наверное. Туда люди приезжают тратить деньги, играть в казино. В общем, ничего особо не делать. А у нас игра там была. И после — выходной. Мы и зашли ради интереса в казино.

— Удачно?
— Да, остался в плюсе.

— Сколько раз в жизни облачались в вечерний костюм?
— Раза три. На отдыхе в Дубае — там в ресторан пускали только в смокинге, на премию РФС в Малый театр, когда меня назвали "Открытием сезона", и как раз на вручение фэшн-премии.

СЫН

— Каким своим поступком гордитесь?
— Горжусь, что в семье все хорошо: живем дружно и вместе.

— Нечасто такое у футболистов.
— А чему удивляться? Я пока не нашел девушку, с которой готов начать семейную жизнь. А только это может сподвигнуть на переезд. Если честно, я и готовить не умею.

— Но сначала вы были против переезда родителей к вам.
— Не то чтобы против. Когда тебе семнадцать, у тебя полная свобода действий, а тебе предлагают ее ограничить… Но это даже хорошо, что есть люди, которые могут меня остановить.

— "Если бы не родители, все было бы хуже". Это вы о чем?
— Хуже… (После паузы.) Когда родители приехали, я серьезнее занялся футболом. Другого выбора не было. При этом не скажу, что они следят за моей личной жизнью. Единственное — могут позвонить вечером: "Ты где есть? Приезжай домой".

— А что могло отвлечь от футбола?
— Те же девушки. Сейчас? Даже не знаю…

— Как-то Смолов на Киевском шоссе "стрелку положил".
— Мне в Дубае удалось. Там идеальные дороги. И всё равно — цепляешься за руль и думаешь лишь о том, как бы не вильнуть. Сосредотачиваешься. Ну и легкий страх, куда без него.

— Правда, что в детстве занимались боксом?
— Да, в класс зашли: "Кто хочет заниматься футболом? Кто хочет заниматься боксом?" Я записался в обе секции. С утра ходил на футбол, а вечером на бокс. И так около года. А потом понял, что футбол нравится больше.

— Когда в последний раз дрались?
— Год назад. Отпуск проводил в Белгороде. Не разошлись с одним человеком, которому не понравилось, что я приехал.

— А ведь вас оттуда в Москву не отпускали.
— Мама плакала. Уговорил ее мой первый тренер, царство ему небесное, Владимир Валентинович Сурков. Благодаря ему я остался в "Локомотиве". Приехал-то в десять лет. И жил с ребятами года на четыре старше. Как же тяжело приходилось…

— Что было сложнее всего?
— Ходить в школу. Представьте, приехал один, черт знает откуда. В голове крутолось: "Как примут?", "Как будут относиться?" Но зря волновался. Очень быстро со всеми сдружился.

— Вам тогда полагалась стипендия — пятьсот рублей.
— Потом она доходила до двух тысяч. Плюс родители помогали. Да мне в детстве много и не нужно было. Бутсы, кроссовки, телефон.

— Смолов говорит: "Не сложись в футболе, поступил бы в МГУ".
— Мой выбор был бы невелик. Либо бизнес, либо спорт. Вполне мог бы попробовать начать своё дело. Но, думаю, если бы не футбол, занялся бы другим видом спорта.

— Тем же боксом.
— Хотя бы.

Текст: Нельсон Погосян

Обложка январского номера Total Football

Обложка январского номера Total Football


О других героях 2013 года читайте в январском номере Total Football. В выпуске — полный путеводитель по новому году:
— Бескомпромиссный прогноз футбольного будущего России;
— Превью Кубка Африки от местных экспертов;
— Анализ успешности "инкубатора" немецкой бундеслиги;
— Очерк о потенциальной звезде сборной Португалии Нельсоне Оливейре;
— Путешествие в Париж и интервью Давида Жинола;
— Подробный рассказ о первом финале Кубка Англии в рубрике "Олдскул" и многое другое.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →