Николай Яременко
Фото: mediaguide.ru
Текст: Галина Козлова

Яременко: Бубнов – это Жириновский от футбола

Главный редактор "Радио Спорт" Николай Яременко побывал в гостях у "Чемпионат.com" и обсудил тенденции развития спортивного эфира.
31 января 2013, четверг. 23:00. Футбол
— "Радио Спорт" существует уже несколько лет, но сейчас оно выходит фактически на серьёзный федеральный уровень…
— Да, мы уже вещаем в нескольких городах, а в декабре выиграли конкурс на право вещания ещё в нескольких десятках городов. Это связано с тем, что у нас сменился владелец и ставятся новые задачи, одна из которых – стать федеральной сетью.

— Контент тоже меняется? Мы уже заметили, что есть новое оформление, новые программы и даже новые голоса. В том числе люди с именами.
— Да, у нас изменилась сетка, обновились очень многие вещи, о которых вы говорите. Нам очень не хочется, чтобы "Радио Спорт" воспринималось исключительно как радио, освещающее футбольные события, как это было в прежние годы. Мы понимаем, что футбол – номер один по рейтингу, но когда в декабре-феврале футбола нет, рейтинги всегда стремятся вниз. Когда идёт чемпионат Европы или мира, я шучу, что могу всю редакцию отправить в неоплачиваемый отпуск, а сам сесть и считать очки и секунды, и рейтинг будет максимальным. И это действительно так. Те, кто подозревает о существовании некой спортивной частоты, всё равно будут пытаться на неё настроиться, чтобы узнать, "как там наши". Помимо футбола это касается ещё и Олимпиады. Думаю, что сочинская Олимпиада будет особым случаем, и мы собираемся эту тему активно использовать. Во всём остальном хочется уйти от ассоциаций с футболом. Мы запускаем хорошую передачу о хоккее с мячом, подписали договор об информационном партнёрстве с федерацией волейбола, стараемся расширить присутствие других видов спорта. Смогли очень серьёзно расширить корреспондентскую сеть. Эти репортёры будут нашими глазами и ушами на многих спортивных событиях.

— У вас работает немало известных спортивных комментаторов, известных по телеэфиру. Человек из телевизора на радио – это всегда хорошо? Какие ещё нововведения осуществляются в работе проекта?
— Звёздность и раскрученность имён – это хорошо, но у этого показателя есть две стороны. Любой телевизионный комментатор, в том числе с именем, привык к тому, что у зрителя перед глазами в каждый из моментов трансляции есть табличка с текущим счётом, временем и названиями команд. Поэтому он может не обращать внимания на формальности, а красиво парить, шутить и креативить. Но в радиоформате
мы вынуждены постоянно напоминать слушателю счёт, названия команд, рассказывать, о чём идёт речь. Возможно, кому-то эта аксиома покажется примитивной, но, как оказалось, многим телевизионным людям в таком формате работать тяжело. Поэтому многие кадровые изменения в разные годы связаны с тем, что надо выращивать собственных звёзд. Яркий пример тому – Нобель Арустамян, который в 2006 году пришёл на "Радио Спорт" стажёром, а сегодня он довольно известный человек.

— Когда наступает самое рейтинговое время в радиоформате?
— Я Америку не открою, если скажу, что существует утренний и вечерний драйв-тайм. Есть определённые правила. Какие бы гениальные находки ни делали, жизнь давным-давно решила за нас. Самые высокие рейтинги у радио всегда утром, и это правило, о котором знают на любой станции. С учётом того, что люди значительное время проводят в пробках, мы должны быть одновременно и интересным собеседником, с которым хочется поговорить подольше, и быть похожими на газету, которая пролистывается и просматривается по диагонали – эфир должен быть динамичным, калейдоскопичным, ярким. И в то же время нужно успеть что-то обсудить. Мы изучали мировые аналоги, слушали, чем отличаются мировые радиостанции в плане подачи материала.

— От новых владельцев вы получили предложение продолжать работать в качестве главного редактора "Радио Спорт", отвечать за спортивный контент на станции, но при этом вы продолжаете вести одну из самых резонансных программ – "Теорию заговора". В ней вы всегда достаточно откровенны, любите говорить всё прямо. Часто ли встречаете неприятие своей позиции? Бывали ли звонки "сверху"?
— В любой информации люди склонны видеть заговор. Говорят, если что-то произносится, значит, это делается не просто так. Многие думают, что произнесённое в эфире – это чей-то заказ, хотя на самом деле это не так. Да, бывали такие звонки. Перечислять список авторов таких звонков, наверное, бессмысленно. Цель таких звонков одна – приструнить главного редактора. Но со стороны нашего высшего руководства я всегда получал только поддержку.

— Известны случаи, когда журналистам отказывали в аккредитации на матчи футбольных команд из-за высказанной ими точки зрения.
— Это смешная ситуация. Как не аккредитовать журналиста на футбол? В этом случае он пойдёт на матч как болельщик. Люди специфически себя ведут, обижаются. В первый месяц после вступления в должность генерального директора "Спартака" Валерий Карпин посетил редакции многих изданий, со всеми общался. Тогда в прессе часто появлялись критические ремарки в адрес Федуна, была очень креативная серия забавных роликов о "Спартаке". Не считаю, что мы перегнули палку – всего лишь заостряли внимание на проблемной теме. Карпин приехал, мы сидели у меня в кабинете в течение часа. Я тогда подумал: наконец-то приехал нормальный человек с европейским подходом к делу. Правда, потом ситуация немного изменилась. Когда одна спелая черешня попадает в гнилую корзину, она тоже становится гнилой. Обратного процесса не бывает. Карпин очень быстро русифицировался обратно. Мне доводилось слышать о его недовольстве от людей, работающих в команде. Мол, он ко мне приезжал, мы говорили, а я снова своё заладил: "Спартак" проиграл, "Спартак" проиграл… Не могу же я изменить объективности после встречи с Карпиным! Я рассказываю о том, что реально происходит. Но и Карпин сам относится к определённому психотипу, который всё берёт в свои руки: ворота носит на тренировке, сам подкладывает лёд в ванну для футболистов. И это отнюдь не значит, что он на чём-то экономит – просто такой тип личности. Человек берётся за всё, но не доводит дело до конца. Об этом я честно говорил в эфире, но не с тем, чтобы обидеть Карпина. Я иногда и сам не вижу провокаций там, где другие люди их находят.

— Вы как руководитель спортивного издания заинтересованы в том, чтобы российский футбол был представлен в привлекательном свете, но сами в своих программах больше говорите о негативных сторонах.
— Не вижу тут противоречия. Я не наблюдаю зависимости результатов нашего футбола от того, что говорится в эфире. Я как менеджер постоянно смотрю на рейтинги – другого количественного критерия оценки качества нашей работы никто не придумал. Яркий пример: чемпионат Европы – 2008. Интерес растёт с приближением турнира, но после того, как сборная со свистом проигрывает стартовый матч, в течение следующих четырёх дней рейтинг стремительно падает. Мы выигрываем у греков – рейтинг начинает подрастать. Победа над шведами – и рейтинг с 4 % возрастает до 5 % с долями. Это очень много для московского региона. Победа над голландцами – рейтинг уже 6,8 %. Это запредельно большая цифра, мы были в топ-десятке, чего при нормальных условиях быть не может в силу объективных причин. Потом мы проигрываем в матче с Испанией – и рейтинг снова падает. Дело в том, что слушатель всегда хочет оставаться с победителем. Конечно, хочется, чтобы в первую очередь качество нашего продукта, а не только спортивные результаты напрямую влияло на эти проценты. Это и есть одна из причин, по которой на "Радио Спорт" приступили к смене формата.

— Есть ли надежда на то, что в будущем у российского футбола всё будет хорошо, у вас не станет тем для обсуждения, так что "Теория заговора" закроется по причине ненадобности?
— Я готов закрыть эту программу, как только исчезнут негативные темы, касающиеся морально-нравственного облика наших футболистов, других нюансов. Но в том бизнесе, где крутятся большие деньги, возникает естественное желание заработать их не совсем правильным способом. Такова человеческая природа. Кроме того, негатив есть не только у нас — в каждой стране есть свои нюансы. И как не рассказать о тех вещах, которые известны футбольным людям? Вокруг все говорят о влиянии агентского бизнеса на футбол. Агенты превратились в хвост, который виляет собакой. Но ведь слушателю нужно объяснить, при чём тут агенты. Есть "белые" 10 %, которые они получают от сделок. Но если не раздать эти 10 процентов людям, которые стоят в команде, всем, прислонившимся к этому процессу, с этой командой тебе работать не позволят. Тебя туда больше не пустят. Но свой заработок ты уже раздал. Поэтому за счёт коррупционной составляющей формируется некий "чёрный" фонд. Слушателю нужно объяснять такие вещи, но это не значит, что я нахожу какую-то гноящуюся ранку и начинаю в ней копаться. Часто ко мне приходят люди и рассказывают правильные вещи, что никогда не играли договорняки, но, как только выключается микрофон, мне по полчаса рассказывают, как, где, когда и за сколько.

— В отличие от других, Александр Бубнов у вас в передаче признался, что участвовал в договорных матчах.
— Бубнов – это всё-таки шоумен. Когда он что-то говорит, я как потребитель не задумываюсь о том, правда это или нет. Точно так же, когда говорит Жириновский, вас обычно не интересует, верит ли он в то, что говорит, – важнее те образы, те слова, в которые он свою мысль облёк. Бубнов – это вариант Жириновского от футбола. При этом я Бубнова люблю. Слушателю это нравится, потому он и существует. Важно, что он не переходит некую установленную грань. А за рамками эфира он тоже вполне себе адекватный человек.

— В каком направлении, на ваш взгляд, сейчас движется российский футбол? Вызывает ли наложенное главой ФИФА Йозефом Блаттером вето на проведение чемпионата СНГ конфликтную ситуацию между РФС и РФПЛ?
— Бомба замедленного действия была заложена ещё в июле. Мы знаем, почему Николай Толстых заявил о своей кандидатуре за 10 минут до окончания приёма документов. Он подал бумаги только тогда, когда
окончательно убедился в том, что его кандидатура будет поддержана. Судя по той активности, которую Прядкин и его команда развили, глава РФПЛ тоже считал себя откровенным фаворитом. Но, похоже, недоработали. Где-то понадеялись, что и так проголосуют – много было нюансов. Лига СНГ – это лишь одно из проявлений противостояния. Неизвестно, как дальше будет развиваться ситуация. Но вряд ли это материализуется в тех очертаниях, которые были обозначены лигой СНГ.

— С приходом нового президента РФС трансформируется и имидж организации. Как в этом свете выглядит проведение товарищеского матча с Бразилией, который состоится в марте на "Стэмфорд Бридж"?
— Это абсолютно не имиджевый ход, и к новой команде РФС это отношения не имеет — разве что только в плане подписания соответствующих бумаг. Слава богу, это не пресловутая идея Фурсенко о том, что на товарищеских матчах мы должны зарабатывать. Мы с равным успехом можем проиграть Бразилии и в Рио-де-Жанейро, и в Черкизово, и миллион за это платить не нужно. Матч с бразильцами — это не имиджевый ход, а абсолютно здравая мысль в духе Капелло. Если мы 22 марта выиграем у Северной Ирландии, у игроков снова может случиться крен в мозгах: 5 побед в 5 матчах – да мы уже в полуфинале или финале чемпионата мира! Мы уже начнём разыгрывать в голове медали и призовые. Через три дня матч против Бразилии опустит нас в бочку с известной субстанцией – и это очень правильно.

— Видится ли наставник сборной России Фабио Капелло тем самым человеком, который способен придать ускорение команде?
— Считаю, что он уже придал импульс. За полгода мы успели забыть о той ненавистной сборной, лишившей нас праздника на Евро. Мы забыли о словах Дика Адвоката о том, что других футболистов у него нет и он играет с лучшими. Мы выяснили, что половину неприкасаемой сборной можно убрать и не потерять в качестве игры абсолютно ничего. Дальше всё будет зависеть только от нас. Такого отрыва в группе у нас не было никогда. Важно не создать себе трудности. Я почти уверен в том, что мы можем провалить матчи и с Португалией, и даже с Северной Ирландией, и дальше будем кусать локти, сетуя на то, что соперники сыграли не с нужным для нас счётом.

— Вернёмся к теме радиоэфира. Случались ли такие ситуации, когда после какой-то фразы или программы у вас окончательно портились отношения с кем-то из представителей спорта?
— Не вспомню таких случаев. Пока не сталкивался с ситуацией, чтобы человек раз и навсегда обиделся.

— Каким вы представляете "Радио Спорт" через пять лет? Какие идеи ещё хотелось бы воплотить в жизнь?
— Пять лет – очень правильный срок. Именно столько осталось до чемпионата мира. Хотелось бы доработать на "Радио Спорт" до этого события. Самое сложное – не набрать новую аудиторию, а не распугать имеющуюся. Механизм увеличения аудитории зависит не от включения новых передач – из-за этого можно даже потерять аудиторию. Хотелось бы, чтобы это была станция, которая укрепляется как федеральный проект и расширяет свою аудиторию, воспринимается как интересный проект, нужный людям. Понравиться всем сложно, но хотелось бы, чтобы мы всегда уверенно входили в топ-15 или как минимум в топ-20. Мы не должны быть нишевой станцией, зависящей только от наличия в данный момент крупных спортивных событий. И ситуация уже меняется.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 19
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →