Кирилл Комбаров
Фото: Getty Images
Текст: Игорь Рабинер

К. Комбаров: Эмери никто не "плавил"!

Пока брат Дмитрий, закрепившийся у Фабио Капелло, отправился на матч с Исландией, с братом Кириллом пообщался обозреватель "Чемпионат.com".
3 февраля 2013, воскресенье. 13:00. Футбол
Спартаковские братья-близнецы, всё больше становящиеся неотъемлемой частью хребта красно-белой раздевалки, – повод поговорить и о "Спартаке", и о близнецах. В своё время интервью у братьев Комбаровых предпочитали брать вместе, в последнее время – после попадания и укрепления позиций в сборной России – популярнее стал Дмитрий.

По-моему, отличный повод потолковать… как раз с Кириллом, соседом которого по номеру в отеле Emirates Palace после отъезда брата стал новичок "Спартака" Сальваторе Боккетти. Который, как выяснилось ещё за обедом, в нефутбольной жизни носит профессорские очки. Итальянцу стать полноценным спартаковцем только предстоит, а вот в лице Кирилла я увидел немногословного и жесткого "зубра раздевалки", без каких атмосфера ни в одной команде не может быть здоровой.

ДИМЕ В СБОРНОЙ НЕ "ПРЁТ". ОН ПРОСТО ИГРАЕТ НА СВОЁМ УРОВНЕ
Не могу сказать, что Диме в сборной прямо "прёт". Он просто играет на своём уровне. Если так будет продолжаться – думаю, должен закрепиться там на сто процентов.

— Традиционная для последнего полугода история: Дима уехал в сборную, вы ждёте его здесь. Какие эмоции? Скучаете, чуть-чуть завидуете?
— Естественно, скучаю. И тоже хочу в сборную. Работаю над этим. Буду прикладывать ещё больше усилий, чтобы попасть туда. И чтобы мы ездили вместе.

— Чего не хватает, как полагаете?
— Даже не знаю.

— Брат оказался в нужное время в нужном месте – у него более дефицитная для сборной позиция? Или вас подвели травмы, которых вы наполучали вдосталь?
— Возможно, оба этих фактора сыграли свою роль. У меня действительно с начала прошлого сезона пошли травмы. К сожалению, во многих важных матчах из-за этого сыграть не смог.

— Недавно вы ездили в Германию за ортопедическими стельками для больной пятки. Беспокоит травма?
— В данный момент – нет. Потому что езжу каждый год делать эти стельки, и они помогают.

— Ожидали, что у Дмитрия в сборной так "попрёт"?
— Да не могу сказать, что ему там прямо "прёт". Дима просто играет на своём уровне. Если так будет продолжаться – думаю, должен закрепиться там на сто процентов.

— Судя по всему, Фабио Капелло ему здорово доверяет.
— Будем надеяться. Что брат о нём рассказывает? Строгий, жёсткий, принципиальный человек.

— Сбор в Абу-Даби начался для вас с нелепости: зайдя в море, вы наступили на морского ежа и потеряли из-за этого тренировочный день. Никогда не приходила в голову такая мысль – почему в сборной играет Дима, а на морского ежа наступаю я?!
— Бывают иногда такие мысли. Значит, так бог решил. Не всё в этой жизни зависит от самого человека.

— Если отставание не сократится и вы останетесь "Братом-2" — как воспримете? Не возникнет ли всё же какой-то зависти?
— Да нет. Наоборот, я за него только радуюсь. Понятное дело, что сам тоже хочу в сборную. Но опять же – как бог распорядится, так и будет.

Я стараюсь, на поле выкладываюсь по полной. А дальше уже всё зависит не от меня.

— Представим себе гипотетическую ситуацию, что брата, здорово играющего за национальную команду, приглашают в условный "Ливерпуль". Как он отреагирует? Придёт к вам советоваться?
— Даже не хочу обсуждать ситуацию, которой в нашей жизни ещё не было. Будет день – будет пища. А сейчас зачем о нереальных вещах разговаривать?

— Но как бы вы на подобное отреагировали?
— Поговорили бы нормально. Когда он придёт ко мне с таким вопросом, тогда и смогу вам сказать, что почувствовал в этот момент.


— В принципе представляете вас, играющих в разных клубах и, возможно, даже в разных странах?
— Естественно, такой вариант исключать нельзя. Но, конечно, не хотелось бы. Хочется всю карьеру играть на высоком уровне и в одной команде.

В ДЕТСТВЕ МЕНЯ НАЗЫВАЛИ БОЛЕЕ АГРЕССИВНЫМ, ДИМУ – БОЛЕЕ СПОКОЙНЫМ

— В детстве вам кто-нибудь говорил, кто из вас более или менее талантлив? Или вы шли абсолютно на равных?
— Мы играли на разных флангах – и играли одинаково. Всё время вместе. Одно время в школе "Спартака" сначала Диму стали зажимать, потом меня. В "Динамо" играли вместе…

— Если не ошибаюсь, в начале динамовской карьеры Дмитрий вырвался чуть вперед, затем вы. Но в "Спартаке" "преимуществом" вновь завладел он – и с момента перехода его уже не отпускает.
— Что ж, сейчас будем прибавлять, опережать его потихоньку (улыбается).

— Знаменитые спартаковские хоккеисты братья Майоровы различались по таланту: по всеобщему мнению, Борис явно превосходил Евгения, хоть оба вместе и играли за сборную СССР. Как такое возможно – ведь близнецы, по сути, одинаковые?
— Даже близнецы всегда чуть разные. Видимо, в этом случае бог дал одному больше, другому – меньше. Значит, другой взял в жизни чем-то другим.

— Действительно, если Борис был капитаном сборной Союза, то Евгений стал выдающимся телекомментатором. А в чем между вами с Димой различия – по характеру, привычкам?
— В детстве все называли меня более агрессивным, вспыльчивым, веселым, а Диму – более спокойным. Сейчас это как-то нивелировалось, и мы стали одинаковыми. Правда, природа распорядилась так, что Дима – левша, а я – правша. У нас и клюшки под разную руку, когда в хоккей играем. В отпуске пару-тройку раз выходили на лёд. Покатались без фанатизма, шайбочку побросали…

Кирилл и Дмитрий Комбаровы

Кирилл и Дмитрий Комбаровы


— Обратил, кстати, внимание, что после отъезда брата налево в оборону Валерий Карпин на тренировках поставил вас. А Макеева оставил справа.
— Это не первый раз. В прошлом году на сборах Валерий Георгиевич ставил меня левым защитником, и с "Динамо" в начале года играл на этой же позиции. Но всё может поменяться, и завтра меня поставят справа, а Макушу – слева.

— Как ощущения слева?
— Немного непривычно, нужно чуть-чуть времени, чтобы привыкнуть. А так – одно и то же, только зеркально.

— Все люди, хорошо знающие братьев Березуцких, говорят, что они совсем разные. Василий – более шебутной, Алексей гораздо серьёзнее.
— Не бывает одинаковых людей на земле! Разве что если клонировать человека – и то разные характеры получатся.

— Никогда не бывало, чтобы вы сели за стол с Березуцкими и стали делиться друг с другом "близнецовыми" байками?
— Пока такого не было (смеётся). Пускай пока Дима в сборной с ними "корешится".

— Не случалось такого, чтобы Кобелев, Карпин, Эмери или ещё кто-то из тренеров устраивал выволочку одному брату вместо другого?
— Что-то не могу такого припомнить. Может, потому что мы на разных бровках играем – сложно спутать. И в раздевалке не было.

— По сколько раз в день с Димой созваниваетесь, когда он, как теперь, в сборной или ещё где-то в другом месте?
— Не созваниваемся, переписываемся. Созваниваться дороговато (смеётся). Но эсэмэски целый день друг другу шлём. Когда всю жизнь прожили вместе, идём рука об руку – естественно, тяжело, когда расстаёмся не то что на месяц, а даже на неделю. Когда на Евро уезжал, месяц не виделись – самое длинное расставание у нас было.

— Когда стали взрослыми, ни разу друг на друга не обижались, разговаривать не переставали?
— Да что вы! Мы никогда подлости по отношению друг к другу не совершим. Это из разряда какого-то "космоса". Невозможно в принципе.

КОГДА НАЧАЛИСЬ РЕСТОРАНЫ И КЛУБЫ, НАС ТОРМОЗИЛ ОТЕЦ

— Как вы с братом друг друга называете?
— По именам. Когда маленькие были, фантазия бурная, что-то придумывали. Но что именно – уже не помню. И родители нас только по именам называют.

— Они-то вас не путали?
— До сих пор путают иногда (усмехается).

— Слышал, и вы на фотографиях порой друг друга путаете.
— Да, иногда не отличаем. У меня есть родинка под губой, но маленькая, незаметная. Под щетиной не видно.

— Внешне кажется, что Дима обычно более растрёпан и небрит.
— Да я никогда не причёсывался, расчёски сроду у меня не было! Вышел из душа, руками разбросал волосы в разные стороны. Стрижки у нас с братом вроде одинаковые. Просто ложатся волосы так.

— Читал, что в детстве вы спали на двухъярусной кровати, причем Дима всегда наверху, а вы – внизу.
— Так и есть. Как-то сразу определили, что будем спать именно так, поскольку мне было удобнее внизу, а ему – наверху. Тут никакого столкновения интересов не было.

— А дрались между собой часто?
— Да каждый день! Предмет для драк был любой – один другого толкнул случайно, что-то не поделили… Думаю, любые близнецы в детстве дрались каждый день. Даже, знаю, сестра с братом…

— Родители кого-то из вас больше наказывали?
— Нет. Отец одинаково к нам относился, причем подход был следующим: если один – кто угодно! – провинился, то наказаны будем одинаково. Всё было жёстко и справедливо.

Понятно было, что Карпин – авторитетный человек для всей команды. И при нём команда стала по-другому относиться к делу. Не буду говорить, что у нас лучше стала игра – это только время покажет. Но, по крайней мере, видно, что все бьются.

— То, что вы старше на 15 минут, как-то на отношениях сказывается?
— Нет, мы полностью равноценные и одинаковые.

— Друг другу уже давно не "пихаете"?
— Бывает, когда на тренировках кто-то что-то не доделал или неправильно сделал, — можем. Но драк между нами не было уже очень давно – не помню даже, когда последний раз.

— Известен ваш фокус со сдачей Димой за обоих экзамена по географии, причем за вас он сдал на "четвёрку", а за себя еле на "трояк" натянул. Другие подобные истории случались?
— Были разные случаи. Обо всех даже говорить неохота. Случались и такие, о которых нельзя рассказывать.

— По юности подружками незаметно менялись?
— Об этом история умалчивает.

— Сейчас у вас имидж серьёзных игроков, профессионалов. А в юности могли "зажечь"?
— В футбольном плане у нас всегда был имидж профессионалов. На поле нас так приучили, что к делу надо серьёзно и ответственно относиться. А вот уже за его пределами можно и посмеяться, а иногда и покуролесить.

— Как-то вы говорили, что после первого контракта бывали случаи, когда у вас "крышу сносило", и тормозом в этих случаях становился отец.
— Естественно, когда у людей вообще нет денег, а потом они появляются, как снег на голову сыплются, — у любого человека может "сорвать голову". И тусовались, и гуляли. Было всё – рестораны, клубы. Но хорошо, что есть такой стоп-кран, как отец, который давал нам "по шапке" и тормозил.

— А в какой момент сами поняли, что надо серьёзнее становиться?
— Года три-четыре назад остановились. Тем более теперь у обоих уже есть дети: у Димы дочка, у меня два сына. Другая жизнь пошла.


— Семьями вы почти параллельно обзавелись.
— Дима на год позже – и женился, и отцом стал.

— Добро на жён друг у друга с братом получали?
— Нет, не спрашивали (смеётся). Семьями дружим, приходим в гости друг к другу, видимся каждый день. Вместе ходим в рестораны, в кино. Живём в трех минутах езды на машине.

— Пригодились навыки кикбоксинга, которым вы с братом занимались в детстве?
— Пару раз приходилось не то чтобы драться – просто остудить человека, когда он неправильно себя вёл. Но пытаемся всячески избегать конфликтных ситуаций и драк, потому что это может плохо кончиться. Не дай бог, к летальному исходу привести. Как говорит наш отец, лучшая драка – та, которой не было.

Навыки остались, и если кто-то будет нарываться конкретно – на месте стоять не будем, понятное дело.

— Растяжка у вас, говорят, лучшая в "Спартаке"?
— Её нам ещё до кикбоксинга и каратэ отец сделал. Пресс качал – с самого детства.

РАДИ НАС МАМА УШЛА С ХОРОШЕЙ ДОЛЖНОСТИ В БАНКЕ

— Отец, как я понимаю, сыграл очень большую роль в вашем воспитании, в том числе и футбольном?
— Ключевую. Если бы не он… Но и мама тоже. Она в своё время занимала хорошую должность в банке. И ради того, чтобы нас возить на тренировки по два часа туда-обратно, она бросила работу. Сейчас бы, наверное, уже была генеральным директором отделения банка.

Отец тоже футболист, но у него не получилось заиграть на высоком уровне. И он захотел воплотить свою мечту в собственных детях. И целенаправленно старался сделать из нас футболистов.

— Со знаменитым в прошлом спартаковским футболистом Николаем Паршиным он был знаком – поэтому и отдал вас к нему в спартаковскую школу?
— Более того, Паршин его самого в своё время тренировал. Как раз наш год он и набирал.

— А потом он ушёл, и вас начали "душить" другие тренеры?
— Нас начали "душить" в возрасте 13-14 лет – при том что мы в "Спартаке" с шести и в принципе всё время играли. Дело в том, что начали ставить привозных футболистов липового года рождения, с "левыми" паспортами. У нас ещё пушок на лице не растет, а он уже бреется три раза в день. Поэтому шансов заиграть там не было в принципе.

— Когда уже в большой "Спартак" назад из "Динамо" позвали, были сомнения, колебания – как, например, болельщики встретят? Или думали, что раз спартаковская школа за спиной есть, значит, примут за своих?
— Всё произошло быстро – в течение недели. Первый раз встретились, второй – и уже подписали контракт. Времени особо долго размышлять не было.

Против "Динамо"

Против "Динамо"


— Вас обоих хотели одинаково, или кто-то был, что называется, "локомотивом" процесса?
— По-моему, одинаково. Но это лучше у главного тренера спросить, он точнее вам ответит.

— В какой момент у вас в "Динамо" что-то надломилось – при том что начали вы там очень рано и успешно?
— В каком смысле – надломилось?

— Стали меньше доверять, ставить. Просто так на смену команды на её довольно принципиального соперника обычно не решаются.
— Не могу сказать, что кто-то нам перестал доверять. Просто случилась такая ситуация, что получили предложение от "Спартака". После первых переговоров ещё сели с отцом пообщаться. И вместе приняли решение.

— Он как спартаковский болельщик наверняка не мог посоветовать вам чего-то иного.
— Наверное, да (улыбается).

— Насколько легко удалось стать спартаковцами по новой?
— В коллектив влились быстро. Много знакомых играли с нами вместе в школе. С Дзюбой мы в одной школе учились, он на год младше. Играли постоянно двусторонки.

— Сейчас все говорят, что "Спартаку" нужен русский костяк. В частности, спортивный директор Дмитрий Попов это подчёркивает. Говорит он и о том, что вы уже подошли к возрасту, когда можете определять не только игру, но и атмосферу в коллективе. Как сами считаете – раньше этого не хватало, а сейчас появляется?
— Раньше – да, не хватало. Потому что много молодых футболистов было. Сейчас мы с Димой подросли, и другие тоже. Собирается коллектив, который хочет что-то выиграть, а не просто так зарабатывать деньги и отбывать номер на поле.

— Согласны с тем, что в России без местного костяка чего-то большого достичь невозможно? Как ЦСКА с таковым выиграл Кубок УЕФА в 2005-м, "Зенит" — в 2008-м...
— Считаю, в команде любой страны должен быть костяк, основанный на своих футболистах. Иначе не получится. Простой пример – "Динамо" тех времен, когда там было сборище португальцев. Нереально великие имена – но ничего не получилось с ними выиграть. Когда всех разогнали, начали подпускать русских футболистов – достигли результата.

— Вы с братом португальцев чуть-чуть зацепили?
— Да. Юрий Сёмин тогда был тренером. Бывали ситуации, когда 11 иностранцев выходили в стартовом составе. Это нонсенс, мне кажется. Люди приехали с большими именами, поиграли в разных великих клубах. Они никого не слушали, для них не было авторитетов.

— А в "Спартаке" такие люди есть?
— Возможно, и были. Ещё раз повторяю: на данный момент собирается команда, которая хочет выигрывать, и это видно на тренировках.

— Кого назвали бы самыми авторитетными людьми в красно-белом коллективе? Помимо братьев Комбаровых, естественно.
— Прежде всего, Диканя и Реброва. Артём — серьёзный парень. Не шалтай-болтай, а реально серьёзный человек. Лично в моих глазах.

— Какой в "Спартаке" нынче ранжир капитанов?
— При Эмери было голосование. По его итогам Дикань стал первым, мой брат – вторым, Дзюба – третьим, Билялетдинов — четвертым. Так и идёт.

— При Карпине заново голосовать не будете?
— А смысл по десять раз в сезон голосовать? Через год, может, и предложим сделать выборы капитана. Тогда, может быть, новые футболисты появятся в команде. В принципе-то коллектив один и тот же, пару человек приходит. Так что, думаю, ничего не изменится.

КАРПИН БЛИЖЕ К ДЕМОКРАТИИ, НО ЕСТЬ У НЕГО И КНУТ

— Ваш брат недавно сказал, что "Спартаку" нужен кнут, а Эмери предоставлял только пряник. И добавлял, что игроки при испанце даже наложенных штрафов не платили.
— Да, не было серьёзной дисциплины. Не знаю, с чем это связано, — наверное, тренер не заработал в команде авторитет. А кнут нужен – и тем более в России. Без него никуда. Если начинаешь чуть-чуть отпускать и люди в смысле дисциплины расслабляются – то "чуть-чуть" не бывает. Расслабление оказывается полным. И нужно подстегивать их, чтобы всё не переросло в бардак.

— Все считают, что в распоряжении Карпина этот кнут есть. Но по тренировкам и поведению диктатором я бы его никак не назвал. К какому полюсу, по-вашему, он всё же ближе – диктатуре или демократии?
— К демократии. Если ты всё правильно делаешь и выполняешь установку, то отношение к тебе нормальное. А вот если занимаешься ерундой на поле, бегаешь куда попало, не хочешь тренироваться, — совсем другое. В таких случаях надо "пихать". И он "пихает".

— А вы с Димой – "пихаете"?
— Естественно, можем. Много раз бывало такое, что и дрались на тренировках. Нормальная ситуация. В коллективе всё гладко всегда быть не может.

— Тому же Парехе, который, есть ощущение, к тренировкам с ленцой относится, высказать свое отношение можете?
— Да любому футболисту можем "напихать". Если я стараюсь, выкладываюсь на поле, а мой партнер – нет, почему не могу ему об этом сказать?

— Говорят, вначале игроки приняли Эмери хорошо. И в первую очередь русские, вроде как считавшие, что Карпин делает некий искусственный крен в сторону легионеров.
— Да, приняли его хорошо. Он пытался общаться со всеми, и тренировки были нормальными, разнообразными. Но месяц-полтора спустя некоторые начали заниматься ерундой. Не знаю, было ли это осознанное неуважение, хотели они играть или нет. Но почему-то так получалось, что кое-кто "забил" на тренировки и на игру. А со стороны Эмери жёсткого воздействия на таких футболистов не было.

Более того, это даже как-то поощрялось. Если человек не платит наложенные на него штрафы – значит, позволит себе опоздать и в следующий раз, и ему опять за это ничего не будет. И – пошло-поехало. Постепенно.

— Мне доводилось слышать даже то, что сам Эмери якобы опоздал на… собственную установку на ответную игру с "Бенфикой" в Лиссабоне.
— Уже не помню – так давно это было (улыбается).

— А версия, что на предсезонке летом он намудрил с "физикой", имеет под собой основания?
— Мы не так уж много работали над "физикой". Куда больше – над тактикой, причем в основном атакующих действий. Над обороной – меньше, и поэтому, наверное, получалось так, что пропускали много мячей.

— Отставка Эмери и новое назначение Карпина были восприняты в команде с облегчением?
— Думаю, с небольшим облегчением. Понятно было, что Карпин – авторитетный человек для всей команды. И при нём команда стала по-другому относиться к делу. Не буду говорить, что у нас лучше стала игра – это только время покажет. Но, по крайней мере, видно, что все бьются.
Понятно было, что Карпин – авторитетный человек для всей команды. И при нём команда стала по-другому относиться к делу. Не буду говорить, что у нас лучше стала игра – это только время покажет. Но, по крайней мере, видно, что все бьются.

— Разгром от "Динамо", который привел к отставке Эмери, для вас с братом, как бывших игроков этого клуба, был особенно болезненным?
— Он был бы болезненным против любой команды. Но, думаю, потом команда собралась. Хоть и проиграли затем один или два матча, было видно, что теперь настроены побеждать. Потому и выиграли в завершающем матче года в Казани.

— Вам с братом и Дзюбе обидно было слышать, что команда "сплавила" Эмери? И были ли люди, которые действительно до такой степени хотели его ухода?
— Понятное дело, что после таких матчей найдутся люди, которые будут утверждать, что тренера "сплавили". Но никто его не "плавил". Просто так сложились обстоятельства.

— Когда увидели кадры, как фанаты "Динамо" матерят на базе футболистов – перекрестились, что оттуда ушли? Или такое возможно в любом клубе?
— Естественно, в любом — когда команда, которая должна претендовать на самые высокие места, идёт на последнем. Болельщики иногда приезжают на базу. Можно это называть некрасивым, каким угодно – понятно, что так и есть. Но это неизбежная ситуация, от неё никто не застрахован.

Думаю, их приезд на базу стал одним из второстепенных факторов, которые повлияли на смену ситуации. Конечно, не основным – это было бы смешно. Главной стала смена тренера – и все последующие изменения.

— Могли предполагать, что Кокорин стремительно вырастет в одного из лучших футболистов страны?
— Парень перспективный, с высокой скоростью. Не могу сказать, что он тогда выглядел каким-то суперталантливым – по крайней мере, для меня это было незаметно. Но на данный момент видно, что он прогрессирует.

СЕЙЧАС БОЛЬШЕ РАБОТАЕМ НАД ОБОРОНОЙ

— Видите разницу между Карпиным до и после Эмери?
— Небольшая, наверное, есть. Но в его возрасте, наверное, люди уже не меняются.

— А как тренер?
— В тренировочном процессе сейчас много изменений, немало новых упражнений. И игровых, и тактических.

— В чём суть этих изменений?
— Сейчас мы больше работаем над обороной. Естественно, поработаем и над атакой – время у нас ещё есть. Но более проблемной зоной была оборонительная, много пропускали. Поэтому в данный момент в первую очередь надо решать этот вопрос.

— Проблемы в обороне были и при Карпине, и при Эмери. В чем, по-вашему, их корень?
— Назвал бы нашу оборону "некоммуникабельной". Не было большого взаимопонимания. Наверное, потому что мало работали над этим. Кто-то разговаривает на одном языке, кто-то на другом, половину понимает, половину – нет. А сейчас работа над этим идёт акцентированно. Поэтому думаю, что всё будет нормально.

— С Боккетти за два дня ещё толком не успели познакомиться?
— Успели. Живём с ним в номере, нормальный парень. По-русски немножко разговаривает и многое понимает. В коллектив вольётся быстро.

— Надо его заставить спеть для команды O Sole Mio. Он же из Неаполя – а это величайшая неаполитанская песня.
— Хорошую идею подали. Наверное, заставим (смеётся).

— Вообще, есть в коллективе какая-нибудь подобная традиция "посвящения в спартаковцы"?
— К сожалению, у нас нет такого, как в Европе, где устраивают какие-то сюрпризы, заставляют станцевать, спеть или стих рассказать. Возможно, в будущем станем вводить.

— Вы у Карпина или Ледяхова спросите – они на Пиренеях играли, знают.
— Да мне и Кержаков рассказывал смешной случай, который у него в "Севилье" произошёл. Но он не для прессы.

— Да и Карло Анчелотти рассказывал, что Жирков пел по-русски, но лавров не снискал.
— Слышал, что он пел в раздевалке, но слон на ухо наступил (смеётся). Слышал, что хорошо поёт хоккеист Анисин. Сейчас как раз зайду в интернет, послушаю. У нас в команде мало кто поет. Можем, конечно, в караоке сходить, что-то спеть. Но очень тяжело.

— Вдвоем с братом можете что-нибудь исполнить?
— Бывает. Но у людей уши вянут по полной программе.

ХОТИМ ОРГАНИЗОВАТЬ В РОДНОМ ДОМОДЕДОВЕ ДЕТСКИЙ ТУРНИР

— Недавно вы ездили в город Миллерово Ростовской области, на родину Дениса Глушакова, где он организует благотворительный турнир.
— Первый раз мы туда поехали. В нашей команде были ещё Шишкин, Шунин, сам Глушаков. Собралось много народу, причем и болельщиков тоже. Практически весь этот маленький город. Думали, будет смешной турнир, на одной ноге всех обыграем. А на самом деле люди собрались из второго дивизиона, две мини-футбольные команды приехали. Поэтому пришлось тяжело, и заняли только третье место.

В Лиге чемпионов

В Лиге чемпионов


На будущее, кстати, возникают некоторые мысли, чтобы в родном городе Домодедово организовать детский турнир. Потому что очень хотим популяризировать там даже не футбол, а вообще спорт. К сожалению, у нас в городе он развит очень слабо. Соседний Подольск по сравнению с Домодедово – небо и земля.

При этом поля есть, стадион построили хороший, когда ФК "МВД России" принимал соперников по первому дивизиону. Но потом всё пришло в запустение. Но если в городе начнут популяризировать спорт, и городская администрация будет оказывать какую-то финансовую поддержку, возможно, постелим там искусственный газон. Есть места, где можно его уложить и организовать небольшую детскую школу.

— Кстати, во время турнира в Миллерове не обработали Глушакова на предмет перехода в "Спартак"?
— Работали потихонечку, но чего-то пока парнишка остался в "Локомотиве" (улыбается). Дальше в этом направлении пускай уже другие люди работают.

— "Спартак" уже 12 лет не выигрывал чемпионат России, без малого 10 – Кубок. В чём видите причины этого, учитывая, что до этого он выигрывал в стране всё?
— Во-первых, уровень футбола в стране поднимается. Четыре-пять команд претендуют на золото, и конкуренция в чемпионате серьёзная. Надеюсь, мы прервём эту полосу неудач. Постараемся уже в этом сезоне, но для этого не только нам надо всё выигрывать, но и другим – проигрывать. Если сейчас не получится – в следующем сезоне будет уже совсем другая история.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 84
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →