Юрий Белоус: для владельцев клуба футбол – это социальный проект
Текст:

Юрий Белоус: для владельцев клуба футбол – это социальный проект

Генеральный менеджер ФК "Москва" Юрий Белоус рассказывает о реалиях администраторской работы в российском футбольном клубе.
2 ноября 2005, среда. 13:25. Футбол
Бывает такое, хоть и крайне редко, идешь к человеку на интервью поговорить по душам, а попадаешь на идейное противостояние. Впрочем, по ходу общения с генеральным менеджером «Москвы» понял, что иначе и быть не могло. Уж больно этот человек высокого о себе мнения. Впрочем, надо признать, определенные основания для этого у него имеются, неспроста же «горожане» сегодня вызывают довольно-таки осязаемый интерес. Единственное жаль, что визируя интервью на «холодную голову», Юрий Викторович многие свои высказывания, которые могли стать шедевральными, вычеркнул. Его право. Тем более и без них, занятного здесь предостаточно.

– Вас часто преподносят либо в ироничном ракурсе, либо в негативном. В чем причина?
– Футбольный клуб – это семья. Негатив в мой адрес говорит об уровне понимания процессов, происходящих в «Москве». За три года нам, и мне в частности, удалось самый отсталый клуб премьер-лиги превратить в претендента на еврокубковые места. Ирония, наверное, связана с серьезными и громкими PR-акциями. Ведь наш клуб никому не был интересен раньше, сейчас же на нашу проходную игру с «Тереком» в дождь приходит 5 тысяч зрителей. Это результат работы с болельщиками, результат этих самых наших акций.

– То есть, выставляют вас в подобном свете дилетанты?
– Журналисты пишут, что уровень российского футбола крайне невысок. Так одна из составляющих этого отечественного вида спорта – СМИ, пишущие о футболе, кормящиеся за счет него, зарабатывающие на нем, – является, может быть, самой отсталой частью этой индустрии по профессиональному пониманию дела. Безусловно, я сейчас говорю лишь о некоторых представителях журналистской профессии.

– Тяжело в наш футбол пробиться, что называется, не поиграв, но почувствовав его вкуса?
– Я не стремился к тому, чтобы во что бы то ни стало занять свое нынешнее место. Но моя многолетняя работа к этому привела. Я осознал себя в четыре года, как и любой нормальный ребенок. Осознал с футбольным мячом. Всегда в него играл, занимался в знаменитой луганской СДЮШОР «Заря». Профессиональным футболистом не стал, однако из спорта не уходил никогда. Сначала закончил мединститут, а в последнее время работал в ЦНИИ Медико-биологических проблем спорта, занимаясь системами психофизиологических регуляций спортсменов. И тем временем я постоянно играл в футбол, то за команды ветеранов, то за журналистов, когда работал в «Комсомольской правде».

– Но профессионального футбольного опыта-то не имели.
– А кто из наших руководителей клубов премьер-лиги его имел? Филатов – да. А у Гинера, Трактовенко никакого профессионального игроцкого прошлого не было. У каждого жизнь складывается по-своему.

– Согласны с мнением, что нынешние процессы, проходящие в нашем футболе, пока отдают общественно-политической ситуацией в России 90-х годов – редким присутствием каких-либо цивилизованных форм взаимоотношений. Понятия…
– Близорукое представление. Российский футбол как система растет даже не из года в год, а из месяца в месяц. Политика ЦСКА, «Спартака», «Локомотива», «Торпедо», «Москвы» говорит о наличии системного подхода к футболу. Футбол – это индустрия, бизнес. Проблема в том, что он убыточен, если не считать социальных и прочих дивидендов. Футбол дает возможность заработать кому угодно – от журналистов до агентов. Но для владельцев клуба – это, прежде всего, социальный проект, который совершенствуется. А финансовая несостоятельность наших клубов напрямую зависит от проблем всей нашей экономики.

– Что заставляет, на ваш взгляд, людей вкладывать деньги в футбол?
– Прежде всего, любовь к нему. А также форма социальной ответственности. В нашу СДЮШОР мы вложили около 1 миллиона долларов. Что нас заставляет делать это? И незачем в подобных вещах искать какой-то подтекст. И Федуну, и Федорычеву, и Прохорову просто небезразлично подрастающее поколение, здоровый образ жизни.

– Федун недавно обозначил футбол как средство для достижения материальных благ, сместив акцент с любви к делу.
– Вы его превратно поняли. Федун говорит о том, что футбол для многих мальчишек из бедных семей может являться маяком, а кому-то из них, может быть, единицам, и посчастливится стать миллионерами. Занимаясь сосредоточенно, можно обеспечить как себя, так и своих родителей.

– И все же, психология такого подхода довольно запутанна, как уже высказывался на наших страницах Виктор Папаев. Наверняка не согласятся с Федуном и многие другие в плане того, что футбол – это, прежде всего, возможность выбиться в люди.
– Одно другому не мешает. Чтобы стать профессиональным футболистом, нужно себе во многом отказывать. А люди с извращенной психологией имелись во все времена. Здесь я хочу привести пример. Есть у нас в клубе футболист Слава Данилин. Полгода назад я его вызываю и говорю: «Слав, Петраков тебя в команде не видит. Ты замечательный парень, капитан дубля, и тебе уже 21 год. Тебе нужно зарабатывать деньги, и на тебя есть виды у одной команды из первой лиги. Там и зарплата значительно больше, и премиальные, которых нет в дубле… А пока у нас главным тренером работает Петраков, шансов у тебя нет никаких». Через день он мне ответил, что хочет доиграть до конца сезона в «Москве» в надежде, что у него все же появится шанс. Явно парнем двигали не финансовые мотивы, а любовь к родному клубу. И судьба отблагодарила его за честность. А есть один, не буду называть фамилию, кто обладает способностями, но сейчас даже не попадает в заявку дублирующего состава. Потому что у него другие интересы в жизни.

– Ваш Данилин, скорее, исключение, как, допустим, и динамовец Половинчук.
– Не исключение. У нас в текущем году в основную команду из дубля переведены четыре футболиста. И все они любят футбол значительно больше, чем деньги. А деньги сами за ними придут.

– В то же время люди в клубах, занимающиеся селекцией, ужасаются тому, что невозможно зачастую разговаривать с молодыми футболистами и их родителями.
– С этим я тоже согласен. Алчных родителей и молодых игроков очень много. Наверное, раньше все было несколько иначе. Но если футболист пытается выкручивать нам руки, у нас просто пропадает к нему интерес. Да, в большинстве своем такие парни не заигрывают. А талант, как правило – это еще не все. Интеллект, трудолюбие и любовь к футболу неотъемлемы.

– Расставались с талантами?
– Да. Были такие, есть и наверняка будут. Алчность в футболистах я лично буду выжигать железом. Каленым.

– Вам не кажется, что сама российская футбольная система алчная? Вы говорите, что наш футбол прогрессирует из месяца в месяц, но в то же время агентский бизнес признаете не слишком, мягко говоря, развитым.
– Никто не против, когда агенты в разумной степени представляют интересы своих футболистов. У нас игрок дубля получает от 200 до 500 долларов. Переходя в главную команду, зарплата возрастает значительно, сыграл 50 процентов матчей – получаешь еще во много раз больше, 70 процентов – еще! И что мне объяснять воспитаннику нашей школы, который один раз посидел среди запасных, а потом начинает диктовать условия своего контракта? Человек обманывает сам себя…

– Так это и есть уровень отечественного футбола. Не согласны?
– А при чем тут уровень нашего футбола и подобные отношения? Это отдельный случай: люди пока не в курсе дела, пытаются побольше урвать.

– Так молодых ребят кто-то подталкивает, не сами же они начинают считать себя высокооплачиваемыми профи.
– Агенты подталкивают.

– Можно сказать, что агенты участвуют в формировании уровня нашего футбола?
– Нет, агенты не формируют этот уровень. Они вообще не формируют, большинство из них, как пиявки, сосут деньги с футболистов и слабонервных руководителей клубов. И мне стоило немалых усилий, чтобы навести порядок вокруг нашей команды в этом плане.

– Для вас существует, в принципе, категория «нужных людей»?
– Есть друзья, есть коллеги. Это абсолютно разные вещи. Нужные люди – это что-то из доперестроечных времен, когда не было ни мяса, ни водки. Вот тогда такая категория имела место.

– Вы организовывали любительские турниры с участием известных персон. Насколько это вам помогло в карьере?
– Это приводило к налаживанию серьезных отношений, приобретению новых друзей, пониманию данного бизнеса. А занимаясь им, я понял многие составляющие работы футбольного клуба. Хотя в конце 2002 года, когда пришел в клуб, я не мог себе представить, какая это тяжелая работа. Я думал, что знаю футбол, но оказалось, что имелись и пробелы.

– А дружите с кем из футбольного мира?
– Начиная с 90-х годов, я со многими ребятами играл в ветеранских командах. Футбол – настолько коммуникативный вид спорта, что на поле у меня появлялись большие друзья. Надо минут десять, чтобы перечислить лишь основные фамилии моих друзей из «Спартака», киевского «Динамо» или других клубов.

– По духу кто вам в нашем футболе близок?
– В каком смысле?

– Есть ли у вас в этом узком мире единомышленники или близкие вам по натуре люди?
– В каком отношении близкие?

– В профессиональном или человеческом.
– В профессиональном плане учусь у многих. Много интересного можно наблюдать у Гинера. Это огромное внимание, которое Евгений Леннорович уделяет подготовке резерва, что абсолютно точно совпадает с моей концепцией. Я знаю, что Гинер посещает не только матчи дублирующих составов, но и соревнования среди детских школ. Мне импонирует, как аккуратно ведется селекция в ЦСКА. Ведь в текущем году только мы и ЦСКА продали или сдали в аренду в различные клубы ряд футболистов, взамен особо никого и не приобретя. Это говорит о том, что мы хотим покупать игроков лишь очень высокого уровня. Не всегда это проделать удается в силу ряда объективных причин. Крайне интересен и любопытен Федун, изложивший множество программных позиций, что говорит о глубоком знании футбола спартаковского руководителя. Да всего и не расскажешь. Какие-то вещи я принимаю, какие-то не приемлю.

– Например?
– Это для внутреннего пользования.

– Желание приобрести Фигу – это частично PR-акция?
– Федорычев объявил о ведении переговоров с Криштиану Роналду. А приобретение Манише, Дерлея – это не PR-акция?

– Трудно рассуждать о ситуации в «Динамо», потому как очень мало прозрачности в делах бело-голубых. Об этом предпочитают не распространяться и люди, хорошо понимающие ситуацию в самом клубе.
– Журналисты многого не понимают в силу отсутствия возможности понимания. Я вам скажу, что деятельность Федорычева в «Динамо» вполне логична. Почему у журналистов присутствует элемент недоверия к клубу «Москва»? Потому что мы – молодой клуб, мы являемся правопреемником «Торпедо-ЗиЛ», самой отсталой команды премьер-лиги…

– И прямо-таки все журналисты подобным примитивным образом рассуждают?
– А почему тогда создается ажиотаж вокруг моих переговоров с Фигу? Нам нужен был такой игрок как он, и при этом его появление у нас было бы хорошей PR-акцией.

– Понятно. К кому-то у вас есть еще антипатии, кроме журналистов?
– Если они и есть, то я их очень хорошо скрываю. Никогда не показываю и не проявляю их.

– А причины антипатий каковы, как правило?
– Вы что имеете в виду? Футбол – это целый конгломерат составляющих. С руководителями клубов у меня только хорошие отношения.

– Даже с теми, кого вы считаете непрофессиональными?
– Я такими их не считаю. Владельцы могут быть непрофессионалами. Но ко всем я отношусь с уважением, ведь они – мои коллеги.

– Недавно вы довольно резко высказались в адрес Газзаева, который, на ваш взгляд, некорректно повел себя после матча ЦСКА с «Москвой».
– Я высказался не против Газзаева, которого я уважаю и ценю. Я выступил против недопустимого поведения на нашем матче и против тех высказываний, которые он себе позволил. Я не могу допустить, чтобы на игре нашей команды какое-либо официальное лицо оказывало такое беспрецедентное давление на судей. Вообще я удивлен решением Марущака, который оштрафовал Валерия Георгиевича на 130 тысяч рублей. Это смех! Вы представляете, чтобы Слуцкий подбежал к арбитру, обматерил его, выбил мяч, бегал по бровке? Ну, наверное, не представляете. Валерий Георгиевич Газзаев, уважаемый тренер, выигравший Кубок УЕФА, являющийся примером для многих… У меня нет больше слов.

– К футболу вы относитесь слишком эмоционально?
– Сейчас нет, сейчас я спокоен. В 2003 году я очень переживал, но в данное время воспринимаю футбол более профессионально.
Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов:
28 сентября 2016, среда
Какой гол стал самым красивым в 8-м туре РФПЛ?
Архив →