Коммерсант союзного значения
Текст: «Чемпионат»

Коммерсант союзного значения

Лекция коммерческого директора Российского футбольного союза Петра Макаренко для слушателей специализации "Менеджмент в игровых видах спорта".
13 ноября 2007, вторник. 13:04. Футбол

26 октября в Государственном университете управления состоялась лекция коммерческого директора Российского футбольного союза (РФС) Петра Макаренко, которую он прочитал для слушателей программы профессиональной переподготовки «Менеджмент в игровых видах спорта». Основное внимание во время занятия было уделено всевозможным аспектам коммерческой деятельности РФС, а также вопросам подготовки к московскому финалу Лиги чемпионов и эффективной эксплуатации спортивных сооружений. Ниже приведены наиболее интересные фрагменты из выступления господина Макаренко.

Cумма, полученная от продажи билетов на последнюю домашнюю игру сборной, превысила прежний российский рекорд в 2,5 раза.

Пётр Макаренко о составляющих коммерческой деятельности Российского футбольного союза: «Основной задачей коммерческого отдела Российского футбольного союза является привлечение денежных средств. Государственное финансирование на данный момент составляет не более полутора процентов от нашего бюджета (при том, что расходная его часть в этом году равна 1,8 миллиарда рублей), так что мы просто обязаны думать о самостоятельных заработках. Говоря о доходах, начну с продажи билетов на матчи сборной. Выручка от неё весьма существенна, хотя до показателей ведущих футбольных держав запада нам в этом смысле далеко. Приведу пример из совсем недавнего прошлого. На игре Англия — Россия на „Уэмбли“ присутствовали 86 тысяч зрителей, на ответном матче в „Лужниках“ — по официальным данным, 77 тысяч. Цифры вроде бы вполне сопоставимые, однако билетная выручка англичан оказалась больше нашей в 5,5 раз. И это при том, что сумма, полученная от продажи билетов на последнюю домашнюю игру сборной, превысила прежний российский рекорд в 2,5 раза.

Во многом это объясняется тем, что мы, в силу некоторых причин, прежде всего социальных, не можем выставлять цены на билеты, аналогичные тем, что существуют в той же Англии. Скажу прямо, накануне ответного матча в „Лужниках“ главной нашей задачей было собрать на трибунах как можно большее количество активных фанатов, людей, которые должны были гнать команду вперед. Этим и объясняется выделение 20 тысяч недорогих билетов на трибуны за воротами Всероссийскому объединению болельщиков (ВОБ). Я считаю, что это решение, хотя и не принесло нам коммерческой выгоды, зато оказалось верным с точки зрения достижения спортивного результата — именно члены ВОБ создали в „Лужниках“ атмосферу, при которой футболистам не оставалось ничего другого, как биться за победу на пределе сил, а иногда, возможно, и за этими пределами. Никакой VIP, уверяю вас, такой поддержки команде оказать не сможет.

Впрочем, я готов признать, что остальные билеты на игру с Англией могли бы стоить значительно дороже: похоже, мы допустили просчёт, максимально не подняв цены в сектора, предназначенные не для фанатов. При количестве предварительных заявок, вдесятеро превышающем вместимость стадиона (их было подано около 800 тысяч), они все равно были бы распроданы. Даже в ложи VIP, где цены на билеты доходили до 100 тысяч рублей, мы в итоге столкнулись с „конкурсом“ — 28 человек на место! Всё-таки такая игра случается, наверное, раз в десятилетие…»

Накануне нынешнего сезона РФПЛ при посредничестве РФС заключили договор с телекомпанией «НТВ плюс», в соответствие с которым та обязалась заплатить за право транслировать игры российского чемпионата 100 миллионов долларов в течение четырёх лет.

«Второй серьёзной статьёй доходов для нас могла бы быть, но пока так и не стала продажа прав на телетрансляции игр российского чемпионата. Как вы помните, накануне нынешнего сезона РФПЛ при посредничестве РФС заключили договор с телекомпанией „НТВ-Плюс“, в соответствии с которым та обязалась заплатить за право транслировать игры российского чемпионата 100 миллионов долларов в течение четырёх лет. Предыдущий аналогичный контракт, действовавший с телеканалом „Спорт“, предусматривал выплату лишь 5 миллионов долларов в год, так что разницу в условиях, я думаю, вы понимаете. Напомню также, что право транслировать ключевые игры каждого тура делегировалось Первому каналу, так что о полном исчезновении футбола с бесплатных каналов, как это потом было представлено, не могло идти и речи. Скажу даже больше, „НТВ-Плюс“ пошло нам навстречу, согласившись выделить канал „Наш футбол“ из своего общего пакета и торговать им отдельно по 300 рублей в месяц — цене, сопоставимой с ценой посещения одного футбольного матча… Впрочем, какая судьба постигла этот контракт, вы все наверняка помните.

Заканчивая разговор на эту тему, хочу сказать, что в наиболее развитых в футбольном отношении странах Европы — речь идёт об Англии, Германии, Италии, Испании, Франции, Голландии и Португалии — футбола на общедоступных каналах нет. В той же Англии на отчисления от телевизионных денег живут и клубы, и Премьер-Лига и Федерация футбола. Увы, Россия и здесь продолжает идти собственным путём. Остается только надеяться, что со временем мы поймем, что этот путь бесперспективен».

«Значительные средства РФС приносят спонсорcкие контракты. Перечислю крупнейших наших партнеров. Это Росгосстрах, Х5 Retail Group, возникшая в результате слияния торговых сетей „Перекрёсток“ и „Пятёрочка“, пивоваренная компания Efes, владеющая брендом „Старый мельник“, Epson, Nike, Газпром и Транстелеком. Сумму доходов, которые РФС извлекает из сотрудничества с ними, я разглашать не вправе, скажу лишь, что у нас нет спонсорских контрактов, заключённых на сумму меньшую, чем 1,5 миллиона долларов. Больше и значительно больше — есть».

«Ещё одна статья доходов — торговля сувенирной продукцией с символикой сборной. Я считаю это направление деятельности очень перспективным. Об этом говорит множество примеров, в основном, правда, тоже западных. „Челси“ заплатил „Милану“ за Андрея Шевченко 50 миллионов евро. И всего через несколько месяцев полностью отбил эту сумму, продав миллион футболок с его именем. Трансфер Дэвида Бекхэма из „Манчестера“ в „Реал“ мадридский клуб окупил за семь месяцев за счёт продажи тех же футболок в странах Юго-Восточной Азии, где Бэкхем популярен так, как никогда не был популярен ни один игрок. К слову, сам „Манчестер“ в тех же самых азиатских странах ежегодно получает от продаж атрибутики существенно больше, чем все отечественные клубы вместе взятые от продажи билетов на свои игры.

В России, к сожалению, мы пока далеки от таких показателей. В первую очередь это объясняется разгулом пиратства — до 95 процентов продукции с символикой клубов и сборной у нас является контрафактом. С другой стороны, технический спонсор национальной сборной — компания Nike — не имеет в России ни одного фирменного магазина и торгует своей продукцией через сети вроде „Спортмастера“, что не способствует ни широте представленного ассортимента, ни, как следствие, бурным продажам. В итоге royalty, которые Nike отчисляет за торговлю изделиями с символикой российской сборной, равна 20 тысячам долларов в год — цифра абсолютно ничтожная. Пока РФС выходит из положения, заключив договор на изготовление и распространение официальной атрибутики с компанией, которая платит нам фиксированную сумму — 20 процентов от выручки. Однако в дальнейшем мы намерены уделить серьёзное внимание развитию этого направления своей деятельности. Я убеждён, что из неё можно извлечь куда более серьёзный доход, чем тот, что мы имели до сих пор. Дело в том, что сейчас в силу благоприятно складывающейся экономической ситуации у многих россиян появились дополнительные деньги, которые они готовы тратить на развлечения, и в том числе — на футбол и приобретение футбольной атрибутики. Поделюсь такой информацией: минимальная стоимость поездки на матч российской сборной в Англии с учётом перелета, проживания, питания и приобретения билетов на футбол составляла тысячу фунтов. Сумма немаленькая, и всё-таки 7 тысяч наших болельщиков оказались на „Уэмбли“. Представить себе такое в 90-х годах было совершенно невозможно».

«Наконец, прибыль, и немалую, сулит организация питания на футбольных матчах, и игры сборной здесь, конечно, не исключение. Сошлюсь опять же на пример Англии, где среднестатистический болельщик в день матча выпивает до 10 литров пива. Так вот: только „Челси“, только за один домашний матч и только от продажи пива выручает сумму, эквивалентную 1 миллиону долларов. Впрочем, и тут я должен констатировать, что мы числимся в отстающих. Достойным образом обустроить питание для болельщиков невозможно практически ни на одном из ныне существующих российских стадионов, за исключением, пожалуй, „Локомотива“. Построенные полвека назад, они попросту не отвечают современным требованиям, предъявляемым к организации общественного питания на спортивных сооружениях. Судите сами: на заново отстроенном „Уэмбли“ насчитывается 10 тысяч ресторанных мест. А в сопоставимых с ним по вместимости „Лужниках“ мы только сейчас, готовясь к финалу Лиги Чемпионов, по требованию УЕФА собираемся реконструировать трибуну С с тем, чтобы вписать в её пространство ресторан на 400 персон. Что же касается пива, то это вообще отдельная история…»

Если депутаты согласятся с нами и примут эти поправки, финал Лиги, скорее всего, останется в Москве. Если нет – вариант его переноса приобретёт более чем зримые очертания.

Пётр Макаренко о рекламе пива и московском финале Лиги чемпионов: «Как известно, некоторое время назад Госдума приняла поправки к законодательству, жестко ограничивающие не только потребление, но и рекламу пива. В соответствие с одной из них, такая реклама, в частности, не должна размещаться в физкультурно-оздоровительных и спортивных сооружениях, а также в радиусе ста метров от них. Мы предупреждали, что последствия этого шага для профессионального спорта могут быть поистине катастрофическими, но законодатели нас не услышали. В итоге сейчас, два года спустя, Россия оказалась перед реальной угрозой переноса финала Лиги чемпионов 2008/09 годов из Москвы в другой европейский город. И дело здесь, главным образом, в том, что титульным спонсором этого турнира является пивоваренный концерн Heineken, заплативший швейцарской компании Television Event and Media Marketing AG (T.E.A.M), продающей спонсорство в матчах Лиги, 240 миллионов евро за четыре года. В настоящее время мы пытаемся спасти ситуацию: наши юристы уже подготовили для передачи в Госдуму поправки к вышеупомянутому закону. Они предполагают, что ограничения на рекламу пива не будут распространяться на международные спортивные турниры, проводимые на территории России. Если депутаты согласятся с нами и примут эти поправки, финал Лиги, скорее всего, останется в Москве. Если нет — вариант его переноса приобретёт более чем зримые очертания.

Теоретически, конечно, можно было бы ещё объявить мораторий на действие закона: так в своё время поступили бельгийцы, не пожелавшие отказываться от этапа чемпионата мира Spa Grand Prix „Формулы-1“. Как известно, основными спонсорами „Формулы“ являются крупнейшие табачные компании, а реклама табака в Бельгии оказалась под запретом. Так вот: они решили, что запрет этот не будет действовать в течение тех трёх дней, что продолжаются гонки. Впрочем, я думаю, что нам такой вариант не очень подходит. Во-первых, решение о моратории все равно должно приниматься на государственном уровне. Во-вторых, это было бы полумерой, а меры, на мой взгляд, должны быть приняты решительные. Ведь пивные компании спонсируют огромное количество крупных международных турниров, вовсе не только футбольных. И наше законодательство в том виде, в каком оно существует сейчас, фактически лишает Россию возможности выдвигать свою кандидатуру на право их проведения».

Пётр Макаренко о российских стадионах вообще и проекте стадиона для сборной в частности: «То, что российской сборной нужен нормальный современный стадион — факт очевидный. „Лужники“ для проведения матчей национальной команды не годятся, они безнадёжно устарели. У этой арены масса недостатков, начиная с того, что первые ряды трибун там находятся ниже уровня поля и оттуда ничего невозможно увидеть, и заканчивая очевидными проблемами с безопасностью. В „Лужниках“ крайне узкие, неудобные входы и выходы, чреватые возникновением давки. Вот, в частности, почему этот стадион так долго пустеет после окончания матча: милиция выпускает болельщиков по секторам, опасаясь возникновения чрезвычайных ситуаций вроде той, что случилась четверть века назад на матче „Спартак“ — „Харлем“. После матча с Англией последний болельщик покинул „Лужники“ спустя 1 час 27 минут. Для сравнения: после первой игры с англичанами, состоявшейся на „Уэмбли“, трибуны были пусты уже через восемь минут и на них полным ходом шла уборка мусора. К слову, с этих трибун все происходящее на поле видно как на ладони, на каком бы месте, пусть даже самом дешёвом, вы не сидели.

Впрочем, строительство стадиона для сборной теоретически возможное в районе метро „Ботанический сад“, начнётся не раньше, чем мы сможем четко ответить на вопрос о том, возможно ли будет сделать его рентабельным. Ведь домашних матчей у сборной совсем немного, а арена, чтобы окупиться, должна заполняться как можно чаще. Между тем, и уже существующие в Москве стадионы загружены далеко не по полной программе. Средняя посещаемость на играх четырёх московских команд не превышает 15-17 тысяч зрителей, „Лужники“ выглядят более или менее полными только на матче „Спартак“ — ЦСКА, „Локомотив“ задействован в течение всего 28 дней в году. А ведь и эти стадионы, и „Динамо“, и стадион на Восточной улице нужно содержать, нужно платить зарплату обслуживающему персоналу, нужно, в конце концов, ухаживать за газонами. Кстати, о газонах. Вы знаете, почему администрация „Лужников“ так противится идее постелить на своем стадионе естественное поле? Да потому что это стоит 120-130 тысяч евро. На крупнейших западных стадионах, скажем, на „Амстердам арене“, эти поля перестилаются по 3-4 раза за сезон и за счёт одной только продажи билетов окупаются во время первой же игры. А для гигантских „Лужников“, где на матчах играющего в высшей лиге „Торпедо“ не собирается больше тысячи болельщиков — что само по себе является издевательством и над футболом, и над футболистами — это серьезный удар по бюджету.

В идеале максимально эффективную эксплуатацию стадионов должны обеспечивать специальные управляющие компании, руководство которых заботилось бы о том, чтобы находящиеся в их ведении арены использовались по максимуму, причем не только для игры в футбол, но и для проведения всевозможных праздников, концертов и тому подобных мероприятий. Работа большинства западных стадионов выстроена именно по этому принципу. В России же пока ничего подобного не наблюдается. В первую очередь это связано с острейшим недостатком менеджерских кадров, имеющих навыки управления современными спортивными сооружениями. Надеюсь, что в скором времени этот недостаток будет восполнен, в том числе и за счёт выпускников вашей специализации».

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
30 мая 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший тренер сезона в РФПЛ - это...
Архив →