Николай Писарев
Текст: Игорь Рабинер
Фото: Getty Images

Писарев: говорю с Капелло на "индийском" языке

10 апреля к нам в гости приехал тренер российской "молодёжки". Тогда казалось, что на Евро в Израиль его команда поедет как на плаху…
11 апреля 2013, четверг. 17:00 Футбол

Николай Писарев приехал в редакцию «Чемпионат.com» в среду, 10 апреля, утром. Оставалось ещё более полусуток, прежде чем было неожиданно объявлено: матч национальных команд Северной Ирландии и России перенесён не на 11 июня, а на 14 августа. И беседовали мы, исходя из, казалось бы, уже стопроцентной информации о невозможности участия Кокорина, Дзагоева, Шатова, возможно, Григорьева, Смолова, Логашова в молодёжном чемпионате Европы в Израиле.

А потом вдруг некоторые рассуждения Писарева потеряли актуальность. Но, поразмыслив, я решил их оставить. Почему? Представьте себе человека, приговорённого к казни, который за день до исполнения приговора произносит последнее слово. А потом вдруг ему объявляют амнистию. Разве становится от того менее интересным то, что он сказал в момент, когда, казалось, всё уже кончено?

Сравнение, конечно, жёсткое, но уместное. Молодому тренеру, впервые за 15 лет выведшему российскую «молодёжку» в финал Евро, судьба посредством Белфаста, казалось, подложила такую свинью, что мало не покажется. В июньскую израильскую жару, в «группу смерти» с Испанией, Германией и Голландией он должен был ехать фактически со связанными руками. Молодых талантов в России и так раз, два и обчёлся, а тут ещё отправляться на континентальное первенство, возможно, без шести лучших – это казалось крахом всех надежд. Вот учитывая именно такой расклад на тот момент, и следует читать это интервью, и его ценность как раз и заключается в том, что бралось оно в худший для Писарева момент. Чего по нему самому сказать было решительно невозможно…

«НА МЕСТЕ КАПЕЛЛО ПОСТУПАЛ БЫ ТАК ЖЕ»

— Вот-вот должно определиться, на какую дату будет перенесён матч первых сборных Северной Ирландии и России. Везде пишут, что РФС по инициативе Фабио Капелло предложит сыграть в Белфасте 11 июня. А это прямой наводкой ударит по «молодёжке», её составу на Евро-2013 в Израиле. Какие чувства в связи со всем этим испытываете и приложили ли какие-то усилия, чтобы убедить итальянца предложить какую-то иную дату? – первый вопрос Писареву.
— Чувства и мысли простые: быстрее бы всё определилось, и тогда нам будет легче готовиться. Мы должны понимать: если игра в Белфасте состоится 11-го, то весь молодёжный чемпионат Европы пройдёт без «сборников» из первой команды, поскольку 12-го мы играем третий матч группового турнира с немцами. Был план «А»: если только 7-го национальная команда играет с Португалией, то 8-го в Израиль прилетают все, кто нам нужен, о чём была договорённость с Капелло.

В сложившейся же ситуации уговаривать его смысла не вижу. Тут всё понятно: я как тренер на его месте поступал бы так же. 11 июня — выгодная дата для России, и все понимают почему. Мы соберёмся, подготовимся, сыграем сразу два матча – в то время как для соперника дата как раз неудобна. Всё логично – а то, что это рикошетом бьёт по «молодёжке», то такова участь команд младших возрастов. Можно просто по-футбольному сказать: нефарт. Но на самом деле это даже немного упростит задачу: если мы окончательно поймём, что придётся идти без ребят из первой сборной, то уже начнём готовиться с определённым составом.

А вот если дата игры с Северной Ирландией окажется иной, то придётся ломать голову и лететь в Израиль на первый матч Евро против Испании усечённым составом – примерно 18 из 23, поскольку, условно говоря, пятерых заберут. Это немножко усложнило бы ситуацию в коллективе, головы ребят были бы забиты мыслями: кто поедет, кто нет? И мы были бы вынуждены как-то менять подготовку, поскольку «сборники» из «националки» готовятся, естественно, по своему графику. Возник бы определённый дисбаланс.

— Но по крайней мере попытка поговорить с Капелло на тему даты переноса у вас была – может быть, даже на упреждение, ещё до того, как он огласил свою позицию?
— Такую попытку я бы предпринял, только если бы понимал, что у меня как тренера на его месте было бы какое-то другое логичное решение. А тут повторяю: уверен, что, будучи главным тренером национальной команды, поступил бы так же.

— Хоть за кого-то из игроков можно будет с доном Фабио поторговаться? Кто меньше нужен – например, за Логашова.
— Сейчас получил травму Ещенко, и это осложняет ситуацию. Не уверен, что нужно торговаться. Понимаю, что для России попадание на чемпионат мира, несомненно, весомее, чем выход из группы «молодёжки». Отдаю себе отчёт и в том, что Капелло – опытный тренер и всё прекрасно понимает. Всё, что он сделает, я приму. Ни что-то доказывать, ни тем более просить не имеет смысла.

— Есть ли, по-вашему, хоть один шанс из ста, что это будет не 11 июня?
— Шансов немного. То, что предлагали ирландцы – конец мая, — конечно, нет. Потому что там нет официальной даты ФИФА, и такой вариант мог возникнуть только по договорённости федераций. А, как я понимаю, Россию это абсолютно не устраивает.

— Из-за финала Кубка страны?
— Нет – из-за того что клубы попросту не отпустят футболистов в сборные в эти сроки, не предусмотренные ФИФА для национальных команд! Такая дата есть в августе, но она, насколько понимаю, не совсем устраивает нашу национальную команду. Новый сезон в России только начнётся, и она будет в другом состоянии, нежели в июне.

— Когда отменили матч в Белфасте, вы сразу поняли, к чему дело идёт?
— Мысли закрались. Но природа – что с ней сделаешь? Наверное, так распорядилась судьба.

— Кстати, по-вашему, североирландская федерация должна компенсировать РФС расходы на повторный выезд?
— Считаю, должна. Мы – небогатая федерация (улыбается), и матч перенесён по вине противоположной стороны: службы стадиона оказались не готовы к такому развитию событий.

Уверен, что, случись подобное в нашей стране, всё было бы в порядке, поле подготовили, сыграли, и все остались бы довольны. Но этот вопрос – не в моей компетенции, это должно решаться на уровне президентов федераций.

— Но вы можете высказаться как спортивный директор РФС.
— Как спортивный директор, я финансовых вопросов не касаюсь.

«АДВОКАТ ДАЖЕ НЕ УЧЁЛ ВОЗМОЖНОСТИ НАШЕГО ПОПАДАНИЯ В ИЗРАИЛЬ»

— В связи со всем случившимся нет ли у вас желания снять с себя ответственность за результат в Израиле, куда вы поедете, вероятно, без пяти-шести сильнейших футболистов этой возрастной категории?
— Я не боюсь критики. Единственное, что меня во всей этой истории неприятно удивило и что терзает, – мы непонятно подошли к своей «молодёжке». Это, скорее всего, был Дик Адвокат. Полетев на жеребьёвку отборочной стадии ЧМ-2014, он даже не учёл возможности нашего попадания на Евро, поставив на 7 июня игру первой сборной. Я посмотрел – ни испанцы, ни голландцы, ни немцы, наши соперники по группе, в этот период официальных матчей не проводят. Значит, люди думали! Другое дело, что эти страны почти всегда попадают в финалы U-21 и нередко их выигрывают.

— Может, Адвокат посмотрел статистику, увидел, что последний раз Россия выходила туда в 1998 году, и решил не городить огород.
— А может, даже и не смотрел. В будущем хотелось бы таких историй избегать. Хотя наши соперники тоже забирают в первую сборную игроков «молодёжки». Вот играли мы сейчас с Испанией под Мадридом – в национальную команду уехали Иско и де Хеа. Кого-то, возможно, у них заберут на Кубок конфедераций. Как и у итальянцев, уверен, Балотелли, Эль-Шаарави и Вератти поедут в первую сборную. Поэтому, наверное, это судьба всех «молодёжек». Единственное – чем быстрее ты узнаешь правила игры, тем легче готовиться.

И всегда смотреть с оптимизмом! Потому что футбол – игра позитивная. И снимать с себя ответственность – это не про меня. Наоборот, у нас будут футболисты, которые захотят…

— Вопрос – смогут ли.
— Но по амбициям они будут «голодные». Они очень захотят быть на месте тех, кто уже попал в «националку». И где, как не на чемпионате Европы, это лучше всего сделать?

— Вы упомянули об Адвокате, и я вспомнил одно из ваших интервью, где прозвучали слова, что контакт с Диком у вас был лучше, чем с Капелло. Как это соотносится с тем, что голландец сборную за счёт молодёжки практически не обновлял, тогда как итальянец делает это активно?
— У Адвоката был помощник Берт ван Линген, технический директор РФС. Общение шло в основном через него. Плюс к тому я на первых порах, ещё не возглавив «молодёжку», а будучи только спортивным директором, был в команде. Работал на сборах, даже значился в системе премиальных. Я жил в этой команде на правах члена штаба. С Капелло мы общаемся, контакт есть, но при Адвокате, повторюсь, его было больше.

— Вашего итальянского, который вы выучили ещё в 20 лет, играя в Швейцарии за «Винтертур», хватает для прямого общения с Капелло?
— Да. Тем более что у меня итало-испанская смесь, и он, неплохо зная испанский, может говорить на этом «индийском» языке. Связь есть, а её количество, мне кажется, всё-таки должно зависеть скорее от Капелло, чем от меня. Это необходимая субординация.

— Помню, в декабре ждал своей очереди у кабинета Капелло для интервью, а в это время с главным тренером сборной около часа общались вы с Игорем Шалимовым.
— Да, беседовали. Начальная стадия была, когда он только приехал. Как обычно, русское гостеприимство: летом я не отходил от Капелло, помогал на всех футболах, он знакомился с людьми. Но, наверное, я делал это чересчур активно, и он даже немножко устал от нашего внимания, после чего возникла пауза. Я готов – и Капелло с Чинквини об этом знают – в любой момент обсудить любую программу и идею. Но посыл, мне кажется, всё равно должен идти от Фабио.

— Вы как тренер у него что-нибудь почерпнули? Какие-нибудь профессиональные «фишки»?
— Интересно было, когда мы с ним вместе выбирали базу. Были на динамовской в Новогорске, на сатурновской… Я видел требования, слышал, какие вопросы он задаёт – по проживанию, быту команды. Сейчас в феврале в Марбелье я присутствовал на тренировках, мне очень понравилась работа с защитниками, определённые упражнения.

— И вы поняли, каким образом сборная России за считаные месяцы научилась играть в обороне?
— Пока не понял (смеётся). Честно. Хочется понять до конца.

— Не плохо, что у него в штабе лишь один российский тренер, и тот по работе с вратарями, – Сергей Овчинников?
— Наверное, плохо. Но это выбор Капелло. Он, обсуждая свой контракт, наверное, обговаривал всё. Хотя бы посыл от президента России. В прошлом году, по-моему, во время заседания президентского совета по спорту, он сказал: прекрасно, что в дзюдо и других видах спорта есть отличные иностранные специалисты. Но помимо чисто спортивных задач я попросил бы федерации решать ещё и задачи по подготовке своих кадров. Полностью согласен – но только в том случае, если с этим согласится сам Капелло. Только ему решать, с кем работать.

«ПРЯМО СЕЙЧАС ЛИМИТ ОТМЕНЯТЬ НЕЛЬЗЯ»

— Как относитесь к последнему решению исполкома РФС о пятимиллионном налоге на зарубежных тренеров?
— Мне, имеющему работу, не очень корректно обсуждать эту тему. Если бы у меня не было работы, наверное, сказал бы: «О, нормально!». Хотя все искусственные меры вызывают вопросы. Не уверен, что эта поможет нашим тренерам активнее трудоустраиваться. Все сейчас в пример «Сибирь» приводят (туда пригласили поляка Кубицки. — Прим. «Чемпионат.com»). Но не знаю, кто из серьёзных тренеров сейчас поедет в Новосибирск, где ситуация в клубе явно неблагополучна. А благополучным клубам налог в пять миллионов не будет преградой. И потом, в нашей стране, как мне кажется, будут искать какие-то обходные пути.

Не верю в чистую и свободную конкуренцию в российском футболе. Хотя бы потому, что при выборе тренера далеко не все наши клубы руководствуются чисто профессиональными соображениями. Есть другие вещи – как он будет реагировать на клубную селекцию, как будет взаимодействовать с генеральным директором… В российских клубах очень много специфики. Но если эта мера поможет нашим тренерам расти и быть конкурентоспособными – я за.

— А лимит на легионеров, исходя из опыта работы в РФС и с молодёжной сборной, помог вам? Ну хотя бы в плане того же выхода в финальную стадию молодёжного Евро?
— Да, и вот почему. В недоразвитом производстве протекция необходима на государственном уровне. Четыре века назад Англия на 200 лет закрыла импорт из Франции массы разнообразных товаров. И две сотни лет англичане развивали своё производство. Оно развилось – открыли границу для импорта. Это, на мой взгляд, правильный подход государства.

То же самое у нас в футболе. Мы, российские футболисты, неконкурентоспособны, и нас мало. В то же время сейчас в стране много хороших школ. Москва, Питер, «Краснодар» Галицкого, «Мордовия»… Дайте этим школам выпустить футболистов, дайте – при правильной системе соревнований, которая сейчас может быть выстроена, – развиться до мужского футбола. Русские должны начать конкурировать с русскими! И вот только тогда можно будет отменять лимит. Если же сделать это сейчас, при сегодняшней ситуации, то мы получим некоторые команды из 10 хорватов, 10 румын – и не топ-уровня. Значит, вопросы чистой конкуренции здесь не должны работать. Здесь – протекция. Пока не разовьётся своё производство футболистов.

Что касается количества, то есть компромиссы, здравые предложения. 10 легионеров в общей заявке команды на сезон – это вариант. Но их качество как-то надо регулировать, иначе мы получим дешёвую рабочую силу.

— Через сколько лет результат работы школ, по-вашему, станет зримым?
— В 17 лет школы выпускают много хороших футболистов. Точно это знаю, поскольку владею статистикой. «Локомотив», «Спартак», «Зенит», «Смена».

Сейчас у Галицкого на подходе уже полностью его выпуски – не те, которых он забрал на последние два-три года. Начиная с 97-го, которые он вёл целиком, будут качественные футболисты.

Но дальше они попадают в дубли. Переход в молодёжное первенство – это рост, но только в первый год. Два – ещё не деградация, но уже не прогресс. А дальше и вовсе начинается регресс. В 20 лет бессмысленно играть в дубле против младших без спортивной составляющей, когда ты понимаешь, что худшие никуда не вылетают, а лучшие никуда не попадают. Пример – «Локомотив», ставший чемпионом молодёжного первенства до «Спартака». Им всем пожали руки и отправили по арендам. Кто из них вернётся в «Локомотив»?

С чем я столкнулся, возглавляя молодёжную сборную – талантливый футболист, уехав в аренду в клуб ФНЛ, сталкивается там с тренерской текучкой кадров, с финансовыми проблемами, с тем, что там – не до футбола как такового. Так многое можно потерять. А в фарм-клубах, которые сейчас появятся, всех этих проблем не будет. В Испании это работает – и нет причин, почему не должно работать в России.

— Некоторые клубы разбазаривают даже таланты, которые доросли до основного состава – взять тот же «Локомотив», который уже лишился Фильцова. Галицкий сказал, что будет его выкупать.
— Против аренды в клубы Премьер-Лиги я ничего не имею. И Дзюбе, и Канунникову помогла командировка в «Томь», а Яковлеву – в «Крылья». Вопросов нет! Но ФНЛ, к сожалению, не тот уровень, чтобы бросать туда парня в одиночку в 20 лет.

«МЕЧТА ВОЗГЛАВИТЬ СБОРНУЮ НА ЧМ-2018 ПО-ПРЕЖНЕМУ ЖИВА»

— Ситуация с Северной Ирландией может ведь и по вашей личной карьере ударить. Насколько помню из нашего разговора двухлетней давности, вы мечтали возглавить сборную России на ЧМ-2018. Кстати, эта мечта ещё жива?
— Жива.

— А коль скоро жива, надо предпринимать для этого результативные шаги.
— Думаю, даже выигрыш молодёжного чемпионата Европы не гарантирует места тренера национальной команды.

— Но приблизит его.
— Да, приблизит, но отнюдь не гарантирует. Поэтому применительно к национальной сборной вопрос не стоит. Здесь должна сыграть в твою пользу совокупность факторов. Надо быть готовым в определённый момент использовать свой шанс. Для этого необходимо и самому созреть, и чтобы ситуация созрела. Так же, как победа в Израиле не обеспечит мне место во главе первой команды, и неудача там не перечеркнёт эти шансы полностью.

В российском тренерском корпусе должна быть конкурентная среда, которая нас всё время будет подстёгивать. И должен присутствовать спортивный принцип. Пусть в 2018 году ответственность на себя возьмёт сильнейший. На самом деле это совсем не «подарочная» история. Очень большая ответственность, первый в истории домашний чемпионат мира. Два года играть без официальных матчей! И тут недостаточно безапелляционно сказать: «Я готов».

— А ещё, возглавив сборную без какого-то мощного авторитета, можно оказаться в роли этакого Ману Менезеса – неудачно сыграть несколько матчей и отправиться в отставку за год до чемпионата мира.
— Постоянно приводится много параллелей с другими странами. Но нас нельзя сравнивать ни с Португалией, ни с Германией, ни с Испанией. Ни в какой области. Мы – Россия. Нам невозможно учиться у немцев, поскольку у нас психология – не конвейерная. А вот подковать блоху – пожалуйста. Один космический корабль – построим. Но если возьмёмся их серийно производить, не взлетит ни один. Мы – такие! Поэтому меня умиляет, когда читаю: мол, в Португалии нет лимита на легионеров. Но там вся сборная, играющая в иностранных клубах! Они – экспортёры футболистов. Мы такие в хоккее. Малкиных, Овечкиных поставляем в НХЛ. А в футболе мы – импортёры. Другая страна, и сравнения с Португалией неуместны. На этом вся дискуссия на эту тему должна заканчиваться.

Мы в спортивном департаменте РФС три года работаем в одном ключе. Повезло, что являясь спортивным директором, я контролирую всю работу юношеских сборных. А держа под контролем весь пласт футболистов с 90-го по 97-й годы рождения, ты «ведёшь» всех, кто окажется в 2018 году на первенстве мира. При этом боеспособная сборная у нас должна быть не к 18-му, а к 16-му году.

Есть 90-91 годы рождения, кто попал в Израиль. Есть 92-93-й – следующий отборочный цикл, олимпийская сборная, мы уже начали его. 94-й – это Владимир Щербак, который является моим помощником в «молодёжке». 95-й – Дмитрий Ульянов, также помощник. 96-й – Дмитрий Хомуха, который со своей командой вышел сейчас в финальный турнир Евро. Работает в том же ключе.

— Даже схемы одинаковые?
— Да. И одни требования по позициям. Больше того, методика тренировок, которая переносится на игры.

— Эта методика идёт от Капелло?
— Естественно, мы общаемся на эту тему со штабом первой сборной. Но до того три года мы работали с голландцами, теперь – с итальянцами, то невозможно подстраиваться исключительно под главного тренера национальной команды. У нас этакий «фьюжн». В первую очередь нужно определиться, как должна играть сборная. Мы – Россия. Кто мы? Это надо понять как можно быстрей.

— А что тут непонятного? Говорил же бывший президент РФС Сергей Фурсенко, что у нас более духовный футбол, чем в той же Англии. Вот в него, значит, и надо играть!
— Объёмное понятие. А нужна конкретика. Вот у испанцев всё ясно – «высокий» прессинг, доминирование на поле, контроль мяча. Итальянцы – очень приличная контратака. Мы не такие системные, как немцы. Русским нужен драйв, нам нужно в определённом месте создать историю, которая может «выстрелить». Но для этого должно всё срастись. Ведь в России очень развитые чувства – зависть и лесть. Целый набор факторов, который влияет у нас на любое дело, не только футбол.

«ОБСУЖДЕНИЕ КЛЮЧЕВЫХ ВОПРОСОВ ВПЕРЕДИ»

— Поставил ли РФС перед вами какую-то конкретную задачу на Израиль? Или, исходя из того, что это первое попадание в финальную стадию молодёжного Евро за 15 лет и противостоять нам там будут мощнейшие соперники, подход такой: слава богу, что попали, а там уж как получится?
— Конкретных задач не стоит, обсуждение ключевых вопросов впереди. Но давайте идти шаг за шагом. Сейчас поймём, кто поедет. Определим подготовку. И, наверное, поставим какие-то задачи.

— Какие они могут быть при плане «А» и плане «Б»?
— Выход из группы будет для нас очень хорошим результатом. Но если выйти из такой группы, почему не замахнуться на чемпионство?

— Согласны ли вы с характеристикой «группа смерти»?
— Согласен. Группа действительно у нас сильнее другой. Как минимум потому, что три наших соперника – действующий чемпион Европы в этом возрасте и два предыдущих.

— Но почему-то считается, что нашим сборным…
— …сложные соперники лучше? Так это не только футбола, а всего в нашей жизни касается. Это российский менталитет. Мы сами создаём себе трудности, а потом героически их преодолеваем. Для нас чем сложнее, тем лучше. Выходя на игру с той же Андоррой, понимаешь: обыграв их, славы себе не добавишь, об этой победе тут же забудут. А вот если оступишься – это на всю жизнь.

Поэтому, наверное, психологически легче играть с сильными. Но! Нужно не просто выйти с супернастроем, а тщательно подготовиться к игре с каждым из соперников. Понять, за счёт чего их обыграть, и попробовать это сделать.

— Дала ли только что проигранная товарищеская встреча с Испанией материал, как это на Евро осуществить?
— Дала.

— Но ведь и соперникам кое-что дала.
— А мы завуалировали (улыбается). Надеюсь. Им тяжело разобраться на основании этого матча, как мы будем играть. Тем более учитывая состав, которым мы выступали.

— Как-то необычно играть контрольную встречу с будущим соперником по группе, с которым всего через два месяца официальный матч проводить!
— Да, это не практикуется, но я доволен. Если говорить об испанцах, то надо задаться вопросом – сколько всего в стране конкурентоспособных футболистов для национальной и молодёжной сборных? Играем первый тайм, у испанцев очень сильная команда. После перерыва у них восемь замен. И ещё сильнее! То есть у людей пару лучших забрали в сборную, но и без них есть два равных состава, и, думаю, многие стучатся в двери. Вот то, к чему мы должны стремиться. А не делить игроков с первой сборной и рвать на голове волосы: если не отдадут этих трёх, нам – конец.

«СПАРТАК» И «КРАСНОДАР» ТОЧНО ЗАЯВЯТ ФАРМ-КЛУБЫ ВО ВТОРОЙ ДИВИЗИОН

— Как ведут себя в «молодёжке» футболисты, возвращаясь из первой команды? Не разговаривают с более скромными партнёрами через губу, не относятся к тренировкам с прохладцей?
— Сейчас такого не замечаю, хотя проблема такая, конечно, есть. Но она касается далеко не только сборных, а и клубов. Из дубля попал в основу, потом вернулся – это уже неинтересно! От этого никуда не деться, это уже на уровне подсознания.

Кстати, вот о какой проблеме я в связи с этим ещё хочу высказаться. На прошлогоднем исполкоме РФС было решено разрешить клубам иметь в одной заявке с основным составом вторые команды, играющие в низших профессиональных дивизионах. Испанская модель. Сейчас это уже находится на стадии регламентирования. И на следующий сезон два клуба уже точно – «Спартак» и «Краснодар» — будут заявлять во второй дивизион свои фарм-клубы. Это большая победа спортивного департамента РФС!

Хотя сейчас я слышу: да не надо это, лишняя трата денег. На кое-какие другие вещи денег тратится гораздо больше. Но таким образом мы можем реально многое поменять, и это даст эффект в ближайшее время. Объясню почему. Если, допустим, «Спартак» открывает вторую команду, то у него появится возможность не раздавать в аренду и не оставлять без взрослой игровой практики всех ребят, которые переросли дубль. На сегодня это 92-94-й годы рождения. Обухов, Махмудов, Каюмов, Козлов, Брызгалов, Кутепов… Это я вам уже назвал костяк следующей молодёжной сборной.

В дубле им уже неинтересно. Вот обыграл спартаковский молодёжный состав «Локомотив» — 5:1. Убедительно, да? Смотрю состав «Локо» — 95-96-й годы рождения. То есть спартаковцы играют против младших. И не растут. И состояние их оценить невозможно. Может, больше пользы даже тем, кого обыграли.

Таким образом, создание второй взрослой команды решает очень важную и серьёзную проблему для «Спартака». Не хочу сказать, что Обухов или Махмудов за свои команды в аренде не выкладываются, но они надевают майки не родного клуба. Здесь – футболка родного клуба, внимание тренера первой команды, который может, если ты заслужишь, уже в следующем туре, а не в наступающее трансферное окно, вернуть тебя в главную команду и поставить на игру.

Сейчас «Локомотив-2» вообще в этом направлении не работает. Там команда со своими задачами.

А в той схеме, которую сейчас примут «Спартак» с «Краснодаром», Билич будет очень интересоваться, что происходит в «Локомотиве-2», поскольку игроки оттуда могут ему пригодиться в ближайшие выходные.

— А так Оздоев и Бурлак не простаивали бы, а имели постоянную практику – вначале во втором дивизионе, затем в ФНЛ…
— Вот ещё важная вещь – спортивная составляющая. Тоже мотивация. Какие дополнительные деньги, когда там будут играть те же футболисты, которые у тебя в клубе на контракте? Кроме перелётов и взноса – какие ещё расходы?

— Но пока фарм-клубы будут играть во втором дивизионе по системе «осень-весна», у них будет очень большая проблема. Они там по полгода подряд не играют. Как этим людям поддерживать форму?
— Правильно. Эта реформа не сработает сама по себе. Только в связке с реформой того же второго дивизиона. Очень важен недельный цикл. И решать эти вопросы надо. Тем более что, применительно к тому же «Спартаку», сегодня есть возможность создания базовой клубной команды для молодёжной сборной. Она может называться как угодно – «Спартак», «Краснодар», «Торпедо»… И в конечном счёте, на перспективу, это окажется большим плюсом не только для национальной команды…

Это интересно и клубу, и сборной. Клуб, обладая костяком сборной, понимает, что уровень и стоимость игроков растут. Поскольку соперники – не дубли, а молодёжные сборные ведущих стран Европы.

— И всё-таки как реформировать второй дивизион, чтобы с нашим климатом и инфраструктурой, по нынешней системе розыгрыша играть там постоянно?
— Сейчас у этого подразделения появился руководитель – Алексей Соколов. Они с коллегам определятся, как действовать. Думаю, вопрос решаем.

«КОКОРИН ХОЧЕТ ИГРАТЬ НА ЕВРО, ПОСКОЛЬКУ ЭТО ЕГО КОМАНДА!»

— Александр Кокорин приятно поразил меня своим высказыванием, что, если бы возможность выбирать была у него самого, предпочёл бы поехать с «молодёжкой» в Израиль. А вы не были поражены?
— Нет. Он начинал отборочный цикл в «молодёжке», когда в «Динамо» ещё не был твёрдым игроком основного состава. Игры с Польшей, Молдавией, Португалией Саша провёл на высоком уровне, и наша команда тоже сыграла роль в том, что он начал расти и взрослеть как футболист. Это его команда! На самом деле!

Там все ребята очень тепло к нему относятся, и он к ним – тоже. Потому что мы создавали такую атмосферу – надеюсь, и ребята это подтвердят, — что они все стремились и стремятся в сборную. Кокорин просто знает, что в «молодёжке» есть коллектив, в который он приезжал с удовольствием. Отсюда и такое высказывание.

— Вы общались с динамовцем после того, как он стал игроком национальной команды? Насколько он с тех пор изменился?
— Тесно пообщаться не успел, но его игра за клуб показывает, что он взрослеет как футболист. Для меня главный и единственный объективный показатель – игра. Кто-то говорит – да, мол, они в частной жизни… Да мы такие же были! Человек выходит – и видно, что он играет во взрослый футбол. Чего желаю и остальным.

Окончание следует.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
23 сентября 2017, суббота
Партнерский контент