Валерий Газзаев: Суперкубок нам надо вручить без игры
Текст: «Чемпионат»

Валерий Газзаев: Суперкубок нам надо вручить без игры

Развернутое интервью Валерия Газзаева, под руководством которого ЦСКА в этом сезоне выиграл три значимых трофея.
9 ноября 2005, среда. 09:43. Футбол

Главный тренер ЦСКА пришел в редакцию слегка утомленным: двухдневное
празднование по поводу чемпионства давало о себе знать. Тем не менее два часа он
охотно и обстоятельно отвечал на все вопросы журналистов отдела футбола.

— Разрешите начать с поздравлений — и с титулом чемпионов России, и другими
многочисленными успехами в этом году!
— Спасибо. Получается, что мы выиграли все, кроме Суперкубка Европы.

— Но такой задачи перед началом сезона и не стояло?
— Она действительно появилась уже по ходу действия. Но ведь мы могли ее решить!
Имели все шансы, но помешал Сиссе, сыгравший рукой в стиле Марадоны. Причем
момент был настолько динамичным, что нарушение правил проглядел не только судья,
но и Акинфеев с Игнашевичем — иначе бы они, естественно, сигнализировали
арбитру. Эх, прояви Сиссе джентльменство…

— А что вы сказали бы своему игроку, прояви он подобное джентльменство в
таком матче?

— Трудно рассуждать о гипотетических ситуациях. Вот случится подобное — тогда и
увидим.

— Есть ли вообще в современном футболе место джентльменству?
— Понятие fair play никто не отменял. Сколько раз мы сталкиваемся с ситуациями,
когда более слабая команда тянет время, симулирует, пользуется иными маленькими
хитростями. Думаю, подход здесь простой — мы должны уважать друг друга и не
забывать, что играем для зрителей.

— Как отмечали чемпионство?
— После игры с «Динамо» было какое-то безумие. Масса звонков — пришлось даже
отключить телефон, масса эмоций. Всеобщая радость и желание отмечать торжество
друг с другом, с родными и близкими.

— Какие поздравления оказались самыми запоминающимися?
— Любое поздравление очень приятно. Конечно, на особом счету — звонки от родных
и близких. Естественно, высказали добрые слова и коллеги. В первых рядах —
представители команды-соперника: Федорычев, Степашин, Проничев. Семин поздравил.

— В котором часу попали домой?
— В полвосьмого утра. Но событие того стоило. Команда провела фантастический
сезон, а возможностей как следует отпраздновать успехи, по сути, и не было. Мы
сейчас думаем об организации торжественного мероприятия, посвященного нашей
победе, но состоится оно уже в следующем году. Надо еще сыграть матчи Кубка
УЕФА, а потом футболисты сразу же уйдут в отпуск до 15 января.

— С кем будете бороться за Суперкубок России?
— Вообще-то считаю, что нам должны его вручить в торжественной обстановке без
всякой игры. Но если серьезно, на мой взгляд, играть против ЦСКА должен финалист
Кубка, а не вице-чемпион, как планируется.

— Кто больше заслуживает серебра в чемпионате России-2005?
— Трудно сказать. «Локомотив» очень долго лидировал, что говорит само за себя.
«Спартак» же прилагает сейчас просто героические усилия. Достойны оба. И шансы,
думаю, абсолютно равны.

— Но кто из них может лучше представить Россию в Лиге чемпионов?
— Сейчас говорить об этом преждевременно. Лига чемпионов — особый турнир,
требующий отдельной подготовки и, естественно, усиления состава. Мы видели, как
сложно было в этом году «Локомотиву» уже на квалификационном уровне. Какими
будут «Спартак» и «Локомотив» будущим летом, сейчас не ответишь. Да и вообще
предпочитаю говорить о своей команде.

— Давайте поговорим о ЦСКА. Правда ли, что в раздевалке после матча с
«Динамо» вы сказали: «Будто гора с плеч свалилась»?
— Да. Этот груз висел с прошлого года, когда мы сами в последних турах, по
сути, подарили «Локомотиву» чемпионское звание. Может быть, именно из-за этого в
первом тайме матча с «Динамо» в действиях наших игроков чувствовались
скованность, боязнь допустить ошибку. Но в итоге нам удался хороший матч. В
первую очередь с точки зрения самоотдачи.

— Матчей, которым сопутствовало повышенное психологическое давление, в
нынешнем сезоне было достаточно. В какой момент оно было наиболее сильным?
— Когда работаешь в таком великом клубе, как ЦСКА, давление ощущаешь всегда.
Любая осечка вызывает критику.

— В «Алании» такого не было?
— Планку ответственности каждый человек ставит себе сам. Я всегда стараюсь
ориентироваться в первую очередь на результат. Работать, не имея большой,
глобальной цели, бесполезно.

— А собственно игра, получается, вторична?
— Ты можешь поставить яркую, красивую игру, но если она не приносит результата,
президент клуба скажет: «Да, Валерий Георгиевич, вы прекрасно игру команде
поставили. Но дайте теперь поработать другому тренеру».

— И все же, согласитесь, раньше, например во времена работы в той же
«Алании», вы подчас предпочитали зрелищный, атакующий футбол результату.
— Все мы раньше попадали под влияние каких-то непонятных иллюзий. Но я
всегда старался, чтобы и такая игра давала результат. Нельзя сказать, что «Челси»
сейчас показывает блестящий футбол — по качеству игры лондонцы уступают, скажем,
«Барселоне». Но «Челси» дает результат. В который люди вкладывают деньги.

— Бывают игры, когда вы довольны и результатом, и игрой?
— Конечно, и немало. Большую часть сезона ЦСКА демонстрировал красивую,
интересную игру. Но ближе к середине чемпионата она несколько поблекла, потому
что выше стала ответственность за результат, появился страх допустить ошибку.

— Кто должен заботиться о том, чтобы эта ответственность не так сильно влияла
на игру?

— Главный тренер.

— Сложно после победы в Кубке УЕФА настраивать футболистов на новые матчи
этого турнира?

— Конечно, непросто. Эмоции после победы в Лиссабоне были даже более сильными,
чем после российского чемпионства, и снова обеспечить такой же настрой очень
тяжело. Но владельцы титула обязаны поддерживать марку. И мы сделаем все, чтобы
не опустить планку.

— Тем не менее в матче с «Марселем» вы, очевидно, берегли Карвалью для
решающих игр чемпионата России?

— Начиная с 11 августа нам постоянно приходилось решать кадровые проблемы. У нас
осталось достаточно ограниченное количество игроков: порой футболистов основного
состава хватало только на одиннадцать-двенадцать позиций в протоколе. Вот и
Карвалью в какой-то момент испытывал проблемы: под вопросом было не только его
участие в матче с «Марселем», но и выход на поле в Херенвене. Но мы справились,
хотя и было тяжело. Травмы Олича и Жиркова очень сильно отразились на атаке,
поэтому пришлось воспитывать новых форвардов — Карвалью, а в ряде матчей и
Красича.

— Как ЦСКА намерен выступить в Лиге чемпионов?
— Такие клубы, как ЦСКА, «Челси», «Милан» или «Ювентус», всегда ставят
максимальные задачи. Поэтому после победы в Кубке УЕФА наша цель — успешно
выступить в Лиге чемпионов.

— Что вы вкладываете в понятие «успешно»?
— Так же успешно, как в Кубке УЕФА.

— Будучи гостем «Спорт-Экспресс», Олег Романцев сказал: «Есть еще минимум 16
команд, выступавших в Лиге чемпионов, которые формально сильнее обладателя Кубка
УЕФА».
— У меня другое мнение. Чтобы так рассуждать, нужно для начала что-нибудь
выиграть на этом уровне.

— Сами какое место отводите сейчас ЦСКА в Европе?
— В прошлом году ЦСКА был 5-м или 6-м в мировом рейтинге. Вполне возможно, это
соответствует действительности.

— Почему летом ЦСКА никак не укрепился?
— Те игроки, которых мы хотели приобрести, по различным причинам отказались.
Речь об Оливейре из «Бетиса» и Адебайоре, который сейчас играет в «Монако». А
те, кого нам предлагали, были ЦСКА не нужны. И вообще не все зависело от нас.
Возьмем, к примеру, Иржи Ярошика. Мы в какой-то момент хотели вернуть его из «Челси»,
но он предпочел «Бирмингем».

— Недавно Ярошик заявил, что после окончания нынешнего английского сезона
готов вернуться в ЦСКА.

— А готов ли главный тренер ЦСКА взять его обратно, вы не спросили?

— Нет. Но сейчас готовы спросить.
— Конечно, Ярошик — очень хороший футболист, но наши молодые игроки с каждым
днем проявляют себя все лучше. Считаю, что мы сделали в итоге правильный выбор,
дав возможность нашим молодым игрокам проявить себя в матчах за основной состав.

— Многие считают, что у «Спартака» сейчас более сбалансированный состав.
— У каждого свое мнение. Для меня мои футболисты — самые лучшие. Семь игроков из
ЦСКА входят в состав сборной России. Олич играет за сборную Хорватии. Карвалью,
Одиа и Вагнер Лав не уступают в уровне сборникам. Кроме того, набор хороших
футболистов — еще не команда.

— В ходе сезона не жалели, что отпустили Дмитрия Кириченко?
— Нет. Дима полностью нас устраивал и как человек, и как футболист. Но когда у
нас в строю были Олич и Вагнер Лав, Кириченко играл лишь эпизодически. А он —
футболист, который заслуживает выходить на поле в каждом матче. Кто же мог
предположить, что один наш форвард получит травму, а другой начнет прическу
новую отращивать?

— Речь, надо понимать, о Вагнере. Со стороны казалось, что проблемы с
самоотдачей на поле испытывал именно бразилец. Так?
— Вагнер еще совсем молодой человек и как футболист только формируется. Да,
у него есть проблемы, решение которых не всегда зависит только от него. В
момент, когда острота этих проблем достигла пика, мы сели за стол переговоров и
во всем спокойно разобрались. Когда у человека тело здесь, а голова в другом
месте, он уже не игрок. Сейчас сложности с Вагнером остались в прошлом. Надо
отдать должное футболисту, который за последние полтора года многое сделал для
ЦСКА — и в Лиге чемпионов, и в Кубке УЕФА, и в чемпионате России.

— Вагнер останется в ЦСКА?
— Думаю, да. И вновь сменит прическу.

— А у нас были сведения, что другой бразильский форвард, Жо из «Коринтианса»,
призван как раз заменить Вагнера.
— Это не так. Жо — талантливый игрок, переход которого к нам почти решен. Но
такой амбициозной команде, как ЦСКА, нужно иметь четырех классных форвардов. У
нас есть Вагнер, Олич, который с 15 января приступает к тренировкам в общей
группе, Жо.

— Кто будет четвертым?
— Посмотрим.

— Когда бразилец Оливейра, которым интересовался ЦСКА, получил тяжелую травму
в матче «Бетис» — «Челси», вы не подумали: «Перешел бы к нам, не сломался бы»?
— Именно так и подумал. То же самое можно сказать и про Нихата из «Реал
Сосьедад».

— Вопрос по нему окончательно закрыт?
— Нет. Но турок должен выйти на тот уровень игры, что демонстрировал до травмы.

— Вы говорили об укреплении линии атаки. А полузащита и оборона нуждаются в
усилении?

— В этих линиях наша команда укомплектована достаточно. Есть у нас хорошие
защитники и хавбеки и в молодежном составе.

— Как ваши коллеги отнеслись к завоеванию ЦСКА Кубка УЕФА? Ревность или
зависть с их стороны испытывали?

— Полагаю, настоящий профессиональный тренер должен гордиться победой своей
страны в Кубке УЕФА. Сколько лет мы вспоминали о победе киевлян в Кубке кубков
1975 года. Но, к сожалению, и от такого человеческого качества, как зависть,
никуда не денешься. Посмотрел запись одной телепередачи, которая шла до начала
финала Кубка УЕФА, во время матча и после. Так вот у некоторых приглашенных до
игры и в перерыве было прекрасное настроение, а потом они почему-то выглядели
хмурыми.

— Может, от излишних переживаний?
— Тоже так думаю.

— Зависти было больше белой или черной?
— Белой. А досужие разговоры, дескать, «армейцам повезло» или «Кубок УЕФА — не
тот турнир», будут всегда. Мы на них просто внимания не обращаем. А то иногда
создается впечатление, будто Россия каждый год выигрывает Кубок УЕФА или Лигу
чемпионов. В этом отношении показателен другой пример. Когда мы вернулись из
Лиссабона, одной из первых меня поздравила вдова Лобановского. Я был потрясен ее
звонком и искренними поздравлениями. До этого мы виделись лишь однажды — на
похоронах Валерия Васильевича.

— Со стороны кажется, что в сравнении с самим собой двухлетней давности вы
стали более философски относиться к окружающему, спокойнее реагировать на
критику. Это помогает в работе?
— Наверное, раз три титула за сезон выиграл. С годами мы стареем, наверное,
становимся мудрее, больше одерживаем серьезных побед. Однажды президент одного
итальянского клуба сказал: сложно не тогда, когда играешь в конце недели, сложно
прожить от воскресенья до воскресенья. Пресса не дает расслабиться. То тренер
учит, как в России надо в футбол играть. То игроки высказывают «интересные»
мнения.

— Вы не про Сергея Овчинникова? Как, кстати, к нему относитесь?
— Очень хорошо.

— Заводили вас его высказывания? Не использовали их, чтобы настроить команду
на игру, допустим, с тем же «Локомотивом»?
— Нет, мы заняты были другим. Читали, улыбались.

— После матча с «Ростовом» вы запретили игрокам читать газеты и смотреть
футбольные телепередачи. По номерам ходили с проверкой?
— Нас заранее записали в чемпионы, что немножко расхолаживает. В прошлом
году мы в этом прекрасно убедились. Тогда и я, и игроки в какой-то степени
поверили, что ни у кого, кроме нас, шансов нет. Самоуверенность в итоге сыграла
злую шутку. Поэтому нынче и возникла идея с запретом.

— Неужели и сами его придерживались?
— Ну что вы?! Информацию же нужно откуда-то черпать.

— Случались на протяжении сезона в команде какие-то ЧП, нарушения режима?
— За те четыре года, что работаю в ЦСКА, у нас не было ни одного нарушения
режима. Случались, правда, опоздания. Но за них игроков штрафуют, а все деньги
идут на нужды детской спортивной школы.

— Вы когда-нибудь упрекаете себя за чрезмерное проявление эмоций на
пресс-конференции? Например, не жалели о сказанном после матча с «Москвой»?
— Почему-то и в первом, и во втором круге в играх с этой командой с
арбитрами происходили очень похожие и странные метаморфозы: сначала с Баскаковым,
потом — с Ходыревым. Меня это возмутило и несколько вывело из себя — возможно, в
силу эмоционального склада. Бывает, мы же все — живые люди.

— Каким двум судьям ЦСКА выскажет недоверие перед следующим сезоном?
— Я их уже назвал.

— Вас с недавних пор много и охотно хвалят. Как к этому относитесь?
— Любому человеку теплые слова слышать приятно. Но нескончаема и вечна слава
только у Господа Бога. У нас, людей земных, она сегодня есть, а завтра — нет.

— Можно ли сказать, что нынешний ЦСКА возник еще и потому, что у него был «Вардар»,
лавина критики после чемпионского сезона-2003?
— Сразу никогда ничего не бывает. Чтобы родился ребенок, нужно ждать девять
месяцев. Команду в мгновение ока тоже не построишь. Ошибки всегда будут. Любой
коллектив, который через них проходит, естественно, потом становится сильнее.
Порой в адрес главного тренера и игроков ЦСКА критика была совсем необъективна,
но мы сумели все пережить. В какой-то степени это даже сплотило нас. При этом
хотел бы подчеркнуть: несмотря на отдельные неудачи, ниже определенного уровня
мы ни разу не опускались.

— Карвалью наверняка сравнивает свою игру с игрой футболистов сборной
Бразилии и в глубине души, видимо, понимает, что обедни в ней не испортит. Его
не выбивает из колеи, что он не попадает даже в число кандидатов?
— Наоборот, это его еще больше заводит. Карвалью очень хорошо отыграл один
год. Даст бог, и в следующем продолжит в том же духе. Если будет постоянно
демонстрировать стабильно высокий уровень, его, уверен, пригласят в сборную.
Ривалдо, скажем, попал в нее, когда в Испании стал успешно играть за «Депортиво».

— За Испанией следят больше, чем за Россией.
— Это понятно. Но нужно учитывать прогресс нашей команды, ее регулярное участие
в международных матчах. Во всяком случае, у меня есть информация, что тренер
сборной Бразилии собирается на матчи ЦСКА — специально, чтобы просматривать
наших бразильцев.

— То, что Карвалью не оказался в числе 50 претендентов на «Золотой мяч», вас
не задело?

— Считаю, что это неправильно. Во-первых, в финале Кубка УЕФА он был признан
лучшим. Во-вторых, и в остальных матчах евротурниров демонстрировал себя с самой
лучшей стороны.

— Правда, что минувшей зимой Карвалью хотел перекупить донецкий «Шахтер»?
— Не его, Феррейру. А Карвалью — исключено. Может, Артур Жорже его хотел
продать, а я не собирался.

— Почему же не отпустили Феррейру?
— Так получилось. Но чуть позже отдали его в аренду ПСВ. Будем ли возвращать?
Посмотрим.

— А Лайзанса?
— Давайте сезон закончим.

— В сентябре вы побывали в швейцарском Ньоне на семинаре ведущих европейских
тренеров. Чьи идеи вас заинтересовали, чьи — нет? Скажем, в одном из интервью вы
заявили, что идеи Моуринью особого энтузиазма у вас не вызвали.
— Вместе собрались элитные тренеры — и мне было приятно присутствовать на
столь высоком рауте. Там осуществлялся синхронный перевод на шести языках —
английском, французском, немецком, испанском, итальянском и русском, а сама
встреча проходила в формате обмена мнениями по различным аспектам футбола. Меня,
например, попросили рассказать о тактической схеме 3-5-2, по которой играет
ЦСКА. Большинство команд придерживаются других расстановок, мы же выиграли Кубок
УЕФА, отсюда и интерес.

Что касается взглядов Моуринью, у каждого свои представления о создании команды
и модели игры. Мы встречались с «Челси» в прошлом году, и, если брать содержание
тех игр, в целом я остался доволен. На том этапе нам не хватило опыта, который
крайне важен в подобных матчах.

— А не в том дело, что вы немного обижены на Моуринью, поскольку «Челси» не
оказал должного сопротивления «Порту» в последнем туре группового турнира Лиги?
— Каждый человек должен отвечать за свои слова. И когда ты громогласно
обещаешь: мол, мы, Валерий, обыграем и «ПСЖ», и «Порту», то, будь добр,
выполняй. А не можешь — молчи. В Португалии за четыре минуты до конца… Ладно,
бог с ними! Я ни на что не обижен. Прекрасно понимаю и «Челси», и «Порту» — все
понимаю. Это же футбол! И претензий ни к кому не имею. А обижаться могу только
на себя.

— Кого сейчас считаете лучшим тренером мира?
— Фабио Капелло.

— Часто получается общаться с ним?
— Нет. Вот в Ньоне встретились. Кстати, почти все, с кем удалось пообщаться там,
оставили приятное впечатление. Арсен Венгер, например, или Рафаэль Бенитес.

— Прогресс кого из молодых российских тренеров можете отметить?
— Валерия Петракова. Он создал прекрасную команду — и благодаря заложенному им
фундаменту «Москва» сейчас демонстрирует интересный футбол.

— А как оцениваете работу Владимира Шевчука?
— Его я считаю не молодым тренером, а одним из лучших специалистов в России.
Если взять результаты «Сатурна» с ним и без него, многое становится понятным.
Уверен, подмосковный клуб в следующем сезоне будет достаточно серьезно влиять на
распределение мест в верхней части таблицы.

— Кого еще из опытных тренеров выделяете?
— Тут секретов нет. Юрий Павлович Семин доказывает квалификацию не один год. В
этом случае тоже можно провести сравнение — «Локо» с ним и без него. Не может
быть много хороших тренеров в стране. Не могут быть все 16 главных тренеров
премьер-лиги гениями. В Италии, допустим, есть Капелло, Липпи и Анчелотти. А
остальных даже вы, наверное, не сразу вспомните.

— Возможный альянс тренера Семина и финансиста Федорычева не представляется
вам опасным для позиций ЦСКА?
— Для ЦСКА ничего опасного нет. Мы занимаемся своим делом и будем только
рады, если «Динамо», «Спартак», «Локомотив» будут играть на серьезном уровне и
претендовать на чемпионство. Если в России окажется четыре реальных кандидата на
золотые медали — это же будет другой уровень футбола! По 65 — 70 тысяч зрителей
станут на матчи ходить!

— На сколько еще лет у вас контракт?
— На три.

— Надеетесь со временем стать для ЦСКА своего рода Алексом Фергюсоном?
— Чтобы болельщики воспринимали тренера именно так, он должен постоянно давать
результат — как тот же Фергюсон. А для этого нужна стратегия. С 2002 года мы
выбрали линию, которую держим, несмотря на ряд очень сложных моментов. По сути,
за год создали команду на перспективу. С предыдущего нашего чемпионства прошло
всего два сезона, а от того состава в нынешнем остались лишь братья Березуцкие,
Гусев, Шемберас и Рахимич.

— Но на пути к успехам вам пришлось наслушаться немало критики, порой резкой
и несправедливой.

— Да, и за ЦСКА, и за сборную. Но братья Березуцкие, Акинфеев, Игнашевич,
Измайлов, Алдонин, Кержаков, Аршавин — все они, очень молодые, были привлечены в
национальную команду именно в мое время. Без этих революционных шагов было не
обойтись. Планировал оставить в сборной двух опытных футболистов — Онопко и
Карпина — и вокруг них построить молодую команду. Валера Карпин признался мне,
что заканчивает карьеру в сборной и хочет сосредоточиться на клубе, и я за
честные слова этому настоящему профессионалу благодарен. Сегодняшняя сборная, по
сути, была сформирована в 2002 году, к ней добавились только Билялетдинов и
Жирков. Сегодня у нее большие перспективы, но ей необходимо было пройти трудный
этап становления. Мы должны быть терпеливее. Руководству ЦСКА в сложные моменты
этого терпения хватило.

— Почему Березуцкие явно прогрессируют, а другие молодые игроки, на которых
вы рассчитывали не меньше — допустим, Евсиков, — исчезают с горизонта?
— Дело в характере. Он — первое качество, благодаря которому берут в ведущие
клубы, к примеру, итальянского футбола, самого профессионального в мире. Почему
ЦСКА так прогрессировал? Чтобы команда добивалась результата, мне как тренеру
было важно воспитать в игроках дух победителя, умение бороться. Потом уже
приходят техника, опыт, уверенность, класс. Кто-то на этом пути тормозит, думая,
что всего добился. Хотя согласен с вами: у Евсикова я видел хорошие перспективы.

— Его, помнится, называли «третьим братом Березуцким».
— В отличие от них, видимо, не хватило парню характера.

— Это сразу не было видно?
— Сомнения были. Много бесед с ним проводили. А сейчас даже не знаю, где он
находится…

— А Попов?
— Каждый тренер должен использовать сильные стороны своих игроков. Попов и
Вагнер — футболисты совершенно разноплановые. За два года в ЦСКА Попов забил 20
голов, стал чемпионом и обладателем Кубка страны. Но игрок должен расти,
развивать лучшие качества. И тут вновь возникает тема характера. Одни почивают
на лаврах, для других, наоборот, успехи становятся стимулом для дальнейшего
роста. Как, к примеру, для Акинфеева. В 19 лет он выиграл почти все, что
возможно. Было бы объяснимо, если бы в таком возрасте человек захотел дать себе
какое-то послабление. Но уровень его воспитания таков, что опасений на этот счет
у меня нет.

— Кто из дублеров обладает схожим характером?
— Там все ребята с характером. Поэтому два года подряд они и идут на первом
месте. Их прогресс очевиден, и поэтому пять-шесть игроков дубля поедут на первый
предсезонный сбор основной команды.

— После ухода Юрия Семина с вами, наверное, будут советоваться перед
назначением нового главного тренера российской сборной. Кто должен с ней
работать?

— Сложно говорить. На мой взгляд, у России сегодня есть хорошие игроки.
Болезненный этап смены поколений уже прошел, пришла пора давать результат. Но
говорить о каких-то конкретных кандидатурах посчитаю возможным только после
того, как Юрий Павлович объявит о своей отставке.

— Вы против иностранца?
— Против. Вот работает Свен-Еран Эрикссон со сборной Англии. И чего он добился?

— Но Отто Рехагель со сборной Греции стал чемпионом Европы.
— Это скорее исключение из правил, как и прекрасная работа Гуса Хиддинка с
командой Кореи. Но его счастье, что первенство мира проводилось в этой стране!
Все-таки мы говорим о национальной сборной. У того же Эрикссона — фантастические
условия, лучшие, на мой взгляд, игроки. Наряду с Бразилией у Англии — сильнейший
состав среди всех сборных мира. И что мы видим? Команда лишь с грехом пополам
попадает в Германию. В общем, иностранный тренер — не панацея. Надо говорить о
другом: тренерам в сборной не дают работать. Чтобы был результат, нужно
выдержать намеченную программу работы, спокойно относиться и к успехам, и к
неудачам. А у нас чуть что — давайте назначать нового тренера.

— Имеет ли право возглавить нашу сборную человек, который не выиграл ни
одного чемпионата страны?
— Все может быть. Жоао Салданья вообще был журналистом, но успешно работал
со сборной Бразилии. А один известный ныне тренер был переводчиком.

— Как отреагируете, если вам предложат вновь стать главным тренером сборной?
— Отрицательно. У меня остались самые приятные воспоминания о работе со сборной,
и абсолютно уверен, что ее игроки готовы выступать на самом высоком уровне. Но
сейчас действует контракт с ЦСКА, из-за которого я не могу уйти.

— И, думаем, не очень-то хотите. От добра добра не ищут.
— На сегодня у нас в клубе настоящая семейная атмосфера, прекрасные игроки,
отношения с руководством… Впрочем, я еще не старый и не сомневаюсь:
когда-нибудь обязательно снова поработаю в сборной. Но не сейчас.

— На чемпионат мира поедете?
— А как же!

— За кого будете болеть?
— За Украину. Ну и, разумеется, за Олича в хорватской сборной, за Красича, если
сербы в Германию попадут…

— И за Видича?
— Нет, за Видича пусть в «Спартаке» болеют.

— Кроме футбола в этом году у вас оставалось еще на что-то время? На книги,
кино, театр?

— Периодически, безусловно, выбирался на какие-то мероприятия. Сегодня вечером,
например, иду в Большой театр. Меня пригласили туда представители фонда «Бизнес
и предпринимательство». Если же говорить о книгах, сейчас с огромным интересом
читаю философско-исторический роман Арсения Гулыги «Русская идея и ее творцы». Я
большой поклонник исторической литературы. Жизнь — она ведь как мельничное
колесо. Время от времени в ней все повторяется — только с учетом развития
цивилизации.

— В общении с игроками приводите какие-то цитаты?
— Никогда. Больше для себя читаю. Вообще стараюсь отовсюду черпать полезную
информацию — из книг, газет, интернета. Считаю, когда игроки подбираются по
интеллектуальному уровню к главному тренеру, он сразу должен быть готов
подняться на следующую ступеньку. Это очень важно.

— О чем обычно беседуете с игроками?
— В ЦСКА собраны культурные и хорошо воспитанные ребята, поэтому мне интересно
разговаривать с ними на любые темы. Что, на мой взгляд, позволяет еще крепче
сплотиться команде. Нельзя зацикливаться исключительно на трофеях, победах,
результате и т.д. Скажем, мы частенько с игроками ходим в ресторан. Так было и
за два дня до финала Кубка УЕФА. Душевно посидели, выпили по бокалу красного
вина. А потом обыграли «Спортинг» — 3:1.

— С Евгением Гинером на нефутбольные темы тоже общаетесь?
— Конечно.

— А за мемуары засесть не планируете?
— Нет. Рановато.

— Какая самая большая проблема сегодняшнего ЦСКА?
— Глобальных проблем в нашем клубе нет. К счастью, мы всегда адекватно оцениваем
и победы, и поражения. Да, ЦСКА в нынешнем сезоне добился выдающегося
достижения, но надо отдавать себе отчет — завтра все это станет историей. И
оценивать тебя будут лишь по твоим сегодняшним результатам.

— Отвечая на вопрос о худшем матче сезона, Вагнер сказал: «Худшим, наверное,
будет следующий матч с „Аланией“…
— Слава богу, Вагнер в этой игре участвовать не будет.

— Почему?
— До 17 ноября его и Карвалью я отпустил домой. Такой у нас был уговор перед
золотым матчем с „Динамо“ — если, конечно, станем чемпионами. Нарушить слово я
не мог.

— Каким было бы ваше эмоциональное состояние, если бы в последнем туре и для
ЦСКА решался вопрос чемпионства, и для „Алании“ эта игра стала бы решающей в
борьбе за выживание?

— Говорю как на духу — я бы сделал все возможное, чтобы победил ЦСКА. Хотя мое
сердце плакало бы и надрывалось. То, что произошло с „Аланией“, меня очень
печалит. Но случившееся — не случайность. Это лишнее доказательство того, как
легко разбазарить и сломать достигнутое. Команда примерно шесть лет шла к тому,
что и должно было свершиться.

— От кого из армейцев вы в этом году ожидали большего прогресса?
— Мы провели настолько фантастический сезон, что рассуждать об отдельных
недостатках ребят у меня просто язык не поворачивается. Все сыграли на довольно
высоком уровне. Если бы еще не травмы… Из-за этого два месяца не играл Жирков,
далекий пока от оптимальных кондиций. В первой половине чемпионата неважно
выглядел Олич, который из-за травмы пропустил почти весь подготовительный этап.
Но по ходу сезона хорватскому нападающему удалось набрать форму. Почти то же
самое относится к Дуду. Он и пришел к нам не до конца здоровым, и чуть позже
снова получил повреждение. Кстати, уверен: в следующем году мы увидим совершенно
другого Дуду. Отмечу, что в заключительной части первенства меня очень порадовал
Гусев, демонстрировавший стабильную игру.

— Акинфеев в ЦСКА безоговорочно первый номер. Но в запасе у вас есть два
молодых и одаренных вратаря — Мандрыкин с Габуловым. Как собираетесь решать эту
проблему?
— Да, ситуация действительно непростая. И об этом, поверьте, сожалею больше
всего. Так получилось, что все трое дебютировали у меня в основном составе в 17
лет. Правда, в разных клубах. Мандрыкин — в „Алании“, Габулов — в „Динамо“,
Акинфеев — в ЦСКА. На данный момент предпочтение я отдаю Акинфееву, который не
подводит. Но Мандрыкин и Габулов не менее талантливы. На мой взгляд, по своему
потенциалу они вратари национальной сборной! Им надо играть. Так что, если зимой
кто-то из них попросит отпустить в другой клуб, препятствий чинить не буду.

— К кому-то из футболистов российской премьер-лиги у вас есть интерес?
— Да. В „Локомотиве“ этот парень играет.

— Кто?
— Без комментариев. (По данным „СЭ“, речь идет о Динияре Билялетдинове.)

— Билялетдинов? Измайлов? А может, Овчинников?
— Вот! Последний меня больше других интересует.

— В ЦСКА вы находитесь под постоянным давлением — со стороны руководства,
болельщиков, журналистов. Не угнетает?
— Наоборот, без подобного пресса своей жизни уже не представляю. Да это и
нормально, если учитывать, что от тебя неизменно требуют побед и твой клуб
сражается за самые высокие места.

— После столь блистательного сезона что бы вы сами себе пожелали?
— Мы подняли планку на такую высоту, что опускать ее ниже нельзя. Хотя понимаем,
насколько сложно будет удержать завоеванные позиции.

— Есть ли что-то общее между игроком Газзаевым и нынешним ЦСКА?
— Да. В постоянном стремлении к победам. В бытность игроком мне не удалось
достичь максимальных результатов. В первую очередь это связано с вынужденным
уходом из московского „Динамо“ Александра Александровича Севидова. С той поры, к
слову, этот клуб и кувыркается. А у меня те амбиции игрока, которые были, теперь
реализуются как у тренера.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
27 мая 2017, суббота
26 мая 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший полузащитник сезона в РФПЛ - это...
Архив →