Билич: почувствую момент, когда надо будет уйти
Текст: Иван Батырев

Билич: почувствую момент, когда надо будет уйти

Главный тренер сборной Хорватии Славен Билич рассказал о выходе своей команды на Евро-2008, предпочтениях в музыке, трудных моментах своей жизни, отношении к курению и спиртным напиткам.
25 ноября 2007, воскресенье. 01:07. Футбол
Главный тренер сборной Хорватии Славен Билич дал обширное интервью изданию Vecernji list, в котором рассказал о выходе своей команды в финальную часть Евро-2008, предпочтениях в музыке, трудных моментах своей жизни, отношении к курению и спиртным напиткам.

— Хорватия вышла на Евро-2008. Осуществилась мечта детства? Осознаёте, что произошло или считаете, что это всего лишь прекрасный сон?
— В течение трёх дней я прокручивал эту картину в голове. Мы все как никогда хотели победить на "Уэмбли". Знаете, это не простая победа. Это победа, которая останется с нами на протяжении всей жизни. Это победа, преисполненная гордости. Ради такого стоит жить!

— Шесть тысяч болельщиков пережили с командой эту победу на "Уэмбли". Они были как всегда неподражаемы. Однако не все желающие смогли попасть на матч. Сожалеете о том, что не удалось выделить билеты всем болельщикам, которые были готовы поболеть за Хорватию в Англии?
— Хорватия славится своими болельщиками во всём мире. Поэтому я очень счастлив, что мы подарили им такую победу. Если бы это было в моих силах, "Уэмбли" был бы переполнен людьми в хорватской атрибутике. Но, к сожалению, это не было в нашей власти. Мы не могли увеличить количество выделенных нам билетов. Не сочтите это за лесть, просто я обязан сказать: ни у кого, абсолютно ни у кого нет таких болельщиков, как у сборной Хорватии.

— Не возникало ли у вас по ходу встречи мысли о том, что после такого вечера ничего подобного в вашей жизни не будет?
— Нет, я был сосредоточен лишь на игре, на руководстве игрой. Она была очень напряжённой, но, признаться, я ни на миг не сомневался в нашей победе. Даже когда Крауч забил Плетикосе тот мяч! Мне следовало освежить линию нападения — я бросил свой взор на Петрича, зная, что Младен способен на всё. Я решился на этот шаг. Ну да, вы правы — наше положение не являлось безвыходным, мы-то ведь уже себе обеспечили путёвку на Евро. Но эмоциональная мотивация была превыше всего! Увидев, что мои игроки веселятся, как малые дети, я понял — в Лондоне мы совершили нечто великое. Возможно, об этой победе мы будем говорить и через десять, и через двадцать лет. И вправду, нам будет о чём вспомнить.

Было бы хорошо, если бы Хиддинк при нашей встрече на Евро-2008 заплатил за выпивку. Если этого не случится — ничего страшного.
— Ведь вы играли за честь страны? Честь, которая так ценится в Хорватии?
— Мы всегда играем за честь. Я понял, на что вы намекаете: неспортивные приёмы, околофутбольные слухи, тёмные дела. Я не хочу комментировать это. Меня это не интересует. Ни деньги, не "Мерседесы", ни что-либо ещё. Было бы хорошо, если бы Хиддинк при нашей встрече на Евро-2008 заплатил за выпивку. Если этого не случится — ничего страшного.

— Приняв в июле 2006-го сборную, вы сказали, что не боитесь сильных команд. Мол, не ищете никаких оправданий, кроме нехватки времени. Вы на самом деле верили тогда в то, что год получится настолько успешным?
— Наш план был таков: решить всё до последнего матча. Согласитесь, добывать путёвку на Евро на "Уэмбли" — не самая лучшая перспектива. К этому мы готовились, на это с самого начала настраивали своих футболистов. Можно сказать, что это была своеобразная необходимость.

— На следующей неделе станут известны соперники сборной Хорватии по групповому этапу Евро-2008. Предположим, мы не сможем выйти из группы — что тогда? Это станет сигналом к тому, что вам пора покинуть сборную?
— Боже мой! Да я и мои помощники почувствуем тот момент, когда нам нужно будет уйти. Мы очень самокритичны, поэтому всегда сами примем правильное решение. Никто не должен нас подталкивать к уходу из сборной — ни пресса, ни кто-либо ещё.

— Ваши помощники уверены, что после чемпионата Европы все будут помнить сборную Хорватии. Разделяете их мнение?
— Честно говоря, я не особый оптимист. Сейчас нет смысла говорить о том, как выступит сборная Хорватии на Евро. Сперва нужно узнать соперников. Тогда уже можно будет составить какое-то мнение. Тогда появятся конкретные ответы.

— Вам довелось руководить "Хайдуком" в непростой период. Есть надежды, что вы когда-то ещё раз возглавите эту команду?
— Я родился в двухстах метрах от старого стадиона "Хайдука". Для меня это больше, чем просто клуб. Но в таком "Хайдуке", с таким окружением я работать бы не хотел.

— А в нынешнее загребское "Динамо" пошли бы?
— Иванкович — прекрасный тренер. Но если вы спрашиваете гипотетически — допустим, если бы у них не было тренера — в таком "Динамо" я готов работать. В "Динамо", которое на данный момент представляется мне стабильным клубом. Но дабы внести ясность, подчёркиваю: "Хайдук" мне ближе.

— Вас приглашает один из великих европейских клубов. Ваши действия?
— Сейчас бы ничего не предпринял. Ведь руководство хорватской сборной — это не просто работа. Это нечто особенное. Поверьте, нет в тренерской карьере ничего значительнее.

— После завершения работы в сборной планируете продолжить тренерскую деятельность?
— Да, безусловно.

— Возможно, есть какая-нибудь предпочитаемая страна. Может, даже клуб?
Прежде всего, хотелось бы возглавить английскую команду. Поработать в Лондоне было бы вообще фантастикой.
— Прежде всего, хотелось бы возглавить английскую команду. Поработать в Лондоне было бы вообще фантастикой.

— Как известно, вы окончили факультет права. Не задумывались ли о работе в этой сфере?
— Да нет. Футбол — мой окончательный выбор.

— Если бы вам пришлось в качестве адвоката защищать закоренелого преступника, принялись бы за это дело?
— Да, а почему нет? Ведь это наша работа. Возможно, защищать убийцу-рецидивиста — аморально, но некоторые видят в этом своё призвание: получить интересное дело, заморочить голову суду, выкрутиться. Когда я смотрю на Кевина Костнера в фильме "JFK", сразу возникает желание пойти в адвокаты.

— Довольны ли вы тем временем, что проводите со своими детьми? Удаётся ли вам достаточно с ними пообщаться?
— Ни для кого не тайна, что я разведён, но с супругой мы остались друзьями — у нас хорошие отношения, мы вместе заботимся о наших детях. Лео 11 лет, он очень любопытен и обожает футбол. Лео очень любит, когда мы с ним идём на какой-нибудь большой матч. Теперь я всё чаще вижу его с гитарой в руках. Я не хочу ни в чём ограничивать своего сына.

— Ваш сын кажется чересчур серьёзным для 11-летнего ребёнка.
— Нет-нет. Он немного замкнутый, но когда мы с ним проводим время вместе, то прекрасно общаемся. Лео похож на меня. Как для меня в своё время отец был идолом и героем, таков и я сейчас для Лео. Мы проводим с ним много времени за беседами.

— Чувствует ли Лео в школе, что его отец — Славен Билич?
— Думаю, что нет, но точно не знаю. Я посещаю игры их школьной футбольной команды на юношеских турнирах, общаюсь с родителями других детей. Но не более того. Я не зацикливаюсь на этом. Лео успевает в школе, а то, что я его отец в жизни скорее будет для него проблемой, чем подспорьем.

— Кому первому вы звоните после матча? С кем в первую очередь делитесь впечатлениями? Делаете это сразу в раздевалке или позже?
— В раздевалке мой сотовый всегда отключен. Прежде всего, мы выкуриваем с Просинечки по сигарете, ведь до этого целых 90 минут проводим без единой затяжки. Потом я звоню своему брату. Мы с ним очень близки, много говорим о футболе. Если матч заканчивается не слишком поздно, я звоню Лео.

— Какая музыка играет в автобусе, когда команда едет на игру? Существует ли какой-нибудь особый репертуар?
— Обязательно слушаем “Srce vatreno”. Это песня, которая поднимает настроение и уровень адреналина. Есть ещё несколько песен, но ни в коем случае не слушаем попсу.

— Нравится ли вам, когда перед матчем на "Максимире" включают “Lijepa li si” (песня группы "Томпсон" — прим.)?
— Да, это потрясающая песня. Песня, которая никогда не может надоесть.

— Любите слушать песни "Томпсонов"?
— Я знаком с Марком (Марко Перкович — участник группы "Томпсон"). Он мне даёт диски с песнями группы. До этого я покупал их в торговом центре. У группы есть и не самые лучшие композиции, но в целом я ничего не имею против "Томпсонов". Ценю их творчество.

— Где празднуете победы? Игроки зовут вас отмечать победы в своей компании?
После матчей я, как правило, опустошён. Если и праздную победу, то с парнями из тренерского штаба. Выпьем немного спиртного, послушаем добротного хорватского рока.
— В последнее время мы всё реже отмечаем победы. После матчей я, как правило, опустошён. Если и праздную победу, то с парнями из тренерского штаба. Выпьем немного спиртного, послушаем добротного хорватского рока. Вот и всё.

— У вас есть MP3 или iPod?
— Имею, но не пользуюсь. Я предпочитаю слушать музыку в других условиях — без наушников.

— Если бы вас позвал на свой концерт Мик Джаггер, дал вам гитару в руки, были бы довольны?
— Нет, не хотел бы, чтобы меня кто-то позвал игроком к себе в команду. У Славена Билича должна быть своя группа и своя музыка. Хотя я согласился бы играть в одной из своих любимых команд, коих у меня с десяток.

— Интересно, какие из них самые любимые?
— Faith No More и "Metallica". Это две группы, играющие музыку, стиль которой приходится мне по душе больше всего.

— Кто для вас является музыкальным Пеле?
— Тяжело сказать. Одни считают так, другие — эдак. Это равносильно тому, что я спрошу, кто вам нравится больше: Роналдинью или Месси. Одним нравится бразилец, другим – аргентинец. Если всё же хорошенько подумать и таки выбрать лучшего, я бы предложил кандидатуру Джеймса Хэтфилда. У него отличный голос, прекрасно играет на гитаре, на сцене выглядит исключительно.

— Как вы оцениваете развитие хорватского общества? В нём по-прежнему не хватает морали? Остаётся ли оно несколько безнравственным?
— Ух, это тяжёлый вопрос. Лучше бы вы не спрашивали меня об этом. Хотя я должен ответить, поскольку это касается и меня, моей семьи и моих детей. На такие вопросы неблагодарно отвечать, так как всегда найдётся кто-то, кто скажет, что ты болтаешь чепуху. Что ж, я отвечу так: мы хорошо развиваемся, построили несколько автомагистралей, некоторые отрасли процветают. После войны сделать это было очень непросто.

— Вам довелось пожить и в Англии, и в Германии. Какая из этих стран дороже Славену Биличу? В какой лучше жить?
— Это две великие страны, но мне всё-таки дороже Англия. Во-первых, из-за футбола. Во-вторых, из-за музыки. Лондон — фантастический город. Самый полюбившийся мне среди тех, в которых я побывал. Что касается Германии, мне кажется, что жить там легче. У немцев мирное существование.

— Че Гевара — ваш идеал?
— Да, мне нравятся идеи Че Гевары, но я против его методов. Че отдал жизнь, борясь за свободу простых людей, но был предан. Я ценю Че Гевару.

— Кто оказал на вас наибольшее влияние?
— Мой покойный отец. Он был для меня идолом, великим человеком. Если же брать шире, могу сказать об Иоанне Павле II. Его идеи и доброта никого не могли оставить равнодушными. Меня в том числе.

— Какие открытия человечества, на ваш взгляд, являются самыми полезными? А какие самыми удивительными?
— Самолёт и телевидение. Удивительно ведь, как "птица" весом в несколько тонн плывёт по воздуху. Самое же полезное изобретение человечества — мобильный телефон. Он многим облегчает жизнь.

— Что вас больше всего может рассердить, разочаровать?
— Ложь. Не могу жить и разговаривать с людьми, которые неискренни в общении с тобой.

— Политика вас никогда не привлекала, не занимала?
— Нет. Мой отец состоял в одной партии, но я этим не интересовался. Меня больше привлекали футбол и музыка.

— Курение — составная часть вашей жизни. Что может заставить вас бросить курить?
— Я закурил, когда начал учиться. Но сейчас меня совсем не смущает, что я курю. Однако никому бы не посоветовал начинать курить. Боже мой, это ведь вредно!

— Что желали бы выпить перед едой — чашу чёрного или белого вина?
— Вино — это определённо не моё. Но сейчас в Чатеже можем выпить и вина. Роби Просинечки купил отличное вино из Овьедо. По случаю праздника мы заказали несколько бутылок этого прекрасного напитка.

— Игрокам дозволено пить вино? Или запрещаете?
— Нет, решение они принимают сами. Футболисты — взрослые люди, которые сами знают, что им можно, а что — нет.

— С того времени, когда вы дважды ложились под нож в течение двух дней прошло уже около двух лет. Надо полагать, это был самый тяжёлый момент в вашей жизни?
— Человек всё может пережить… Тогда я не мог ходить в течение трёх месяцев. Чувствовал себя одиноким, маленьким и беспомощным. Да, это были самые тяжёлые дни в моей жизни.

— В качестве рождественского подарка вы сами себе положили под ёлку путёвку на Евро-2008. Как будете праздновать это Рождество, куда отправитесь отдыхать на Новый год?
— У нас не так много времени для отдыха. Предстоит посетить несколько важных мероприятий. Рождество же будем праздновать как обычно — дома. Эта традиция никогда не меняется. А насчёт Нового года я не думаю. В наше время можно в любой день куда-то уехать, любой день можно превратить в Новый год.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
7 декабря 2016, среда
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Архив →