Игорь Рабинер – о «народной команде» Бразилии
Фото: Игорь Рабинер, "Чемпионат.com"
Текст: Игорь Рабинер

Футболка "Фламенго" под рясой священника

Наш обозреватель продолжает повествование о футболе Южной Америки рассказом о самом популярном клубе Бразилии – "Фламенго".
9 мая 2013, четверг. 22:00. Футбол
Бразильскую народную команду, за которую болеют 40 миллионов человек, основала… любовь. Было так. В 1894 году в неокеанской части Рио-де-Жанейро, на красивейшем заливе Гуанабаро, был открыт гребной (или, как здесь выражаются, регатный) клуб "Ботафого" — по названию тамошнего района. Накачанные, плечистые гребцы тут же стали местными знаменитостями – с соответствующим отношением окрестных девушек. Причём не только из Ботафого, но и из соседнего района – Фламенго. Фламенгийские девушки одна за другой попадали в любовные сети гребцов из Ботафого.

Что оставалось делать? Год спустя, в 1895-м, для нейтрализации этого вопиющего перекоса был открыт гребной клуб "Фламенго". Основал его человек по имени Жозе Агостино Перейра да Гунья, на памятнике которому написано просто – Patrono. Его сын был… гребцом, и папа просто желал ему добра. Умно, не правда ли? Сын стал одной из звёзд нового клуба, и в своём новом статусе сумел обольстить знаменитую в ту пору певицу Кармен Миранду. Потом, правда, они развелись: Кармен решила, что границы Бразилии для её будущей славы малы, и рванула в Португалию. Но клуб "Фламенго" к тому времени был уже как минимум не менее знаменит…

Кстати, если кто не в курсе, три клуба Рио из четырёх – за исключением "Флуминенсе" — официально именуются "регатными". "Ботафого" — тот хотя бы футбольно-регатный. А "Фла" и "Васку да Гама" — просто регатные, формально безо всякого футбола! Просто греблю там начали культивировать раньше футбола – благо, тот же залив Гуанабара или, если точнее, лагуна Родриго де Фреташ (там как раз и расположен "Фламенго") с тишайшей водой подходит для этого как нельзя лучше. И в уставе "Фла" по сей день написано, что клуб имеет право отказаться от любого из своих многочисленных видов спорта, кроме двух – футбола и гребли. А как иначе, если после основания гребного "Фламенго" девушки из одноименного района перестали предпочитать парней из Ботафого?!
Памятник Зико

Памятник Зико


Эту историю, как и многие другие, группе студентов факультета "Менеджмент в игровых видах спорта" бизнес-школы RMA рассказал историк "Фламенго" Бруну Лусена, сопровождавший гостей из России в прогулке по клубу. Приятно видеть человека, обожающего свою любимую команду и буквально начинённого не какими-то сухими знаниями о ней, а легендами, позволяющими ощутить её душу. Тем более что на следующий день – как раз в "Ботафого" — мы на контрасте увидели, как даже в Бразилии может быть совсем иначе…

Но об этом я расскажу в одном из следующих материалов. А пока – о чёрной птице урубу, одном из символов клуба. С 1943 по 1969-й годы талисманом "Фла" был пират. Однако болельщики клубов-конкурентов упорно называли своих оппонентов из "Фламенго" — урубу, поскольку в команде всегда было много негров: недаром за неё в подавляющем большинстве своём переживает кариокская беднота. Фаны "Фла" к этому привыкли – и подобно тому, как фанаты ЦСКА как-то перед матчем запустили в воздух надувного коня, как-то притащили на игру и отправили в воздух этого самого пернатого. И важный тот матч был их любимцами выигран. Болельщики решили: на фарт!

Тут надо заметить, что урубу – из семейства воронов, существо, близкое к стервятнику, и питается оно падалью. Тем не менее с какого-то момента поклонники "Фламенго" перестали воспринимать этот факт близко к сердцу: урубу – значит, урубу! И с 1969 года это создание стало официальным талисманом клуба. Не могло не стать. Потому что важная игра, о которой я упомянул чуть выше, была против… "Ботафого". Того самого, откуда когда-то уводили девушек из района Фламенго. И, того хуже, три года до запуска урубу в воздушное пространство "Фламенго" в многочисленных дерби не мог "Ботафого" обыграть. Посудите сами – как не принять это за знак судьбы?

После всего вышесказанного даже сложно понять, почему самым принципиальным в Рио-де-Жанейро, да и Бразилии в целом, является дерби не "Фламенго" и "Ботафого", а "Фла" — "Флу". В особенности учитывая тот факт, что на сегодня по статистике у "Флуминенсе" меньше всего болельщиков из большой четвёрки Рио. До 80-х годов прошлого века, впрочем, было совсем иначе: тогда ещё не обрёл будущее могущество "Васку да Гама", "Ботафого" тоже выигрывал турниры от случая к случаю, и ничего круче "Фла" — "Флу" (тем более что для обеих команд домашней ареной служила "Маракана"), представить было невозможно.

В материале о "Флуминенсе" я уже рассказывал о темнокожем футболисте Освальдо Гомесе, из-за присутствия которого сразу девять игроков аристократической (то есть белой) "Флу" демонстративно ушли оттуда и фактически основали футбольный "Фла". Вот они, корни этого противостояния. Во всём этом самое парадоксальное заключается в том, что вскоре "Фламенго" станет самой "чёрной" командой Бразилии…

К слову, сам район Фламенго, по имени которого названа команда, получил своё имя в честь… голландцев. Представители их страны, в былые времена известной как Фландрия, в XVII веке "понаехали" как раз в это место Рио. И местные стали называть их – фламенго. Так что заблуждение многих, что название как-то связано с птицей, но не урубу, а фламинго, ничего общего с истиной не имеет. Какая, впрочем, разница, если имя получилось упоительно звучным и красивым? Недаром даже поэт Игорь Шаферан, сочиняя в 80-е годы стихи к ставшей очень популярной песне о своём любимом "Спартаке", в одном из куплетов упомянул бразильского гранда: "Болеют за "Фламенго", болеют за "Ювентус", — а мы всегда болеем за "Спартак"!"

***

Вообще, с Россией "Фламенго" для клуба, находящегося так далеко, много что связывает и помимо стихов Шаферана. Фигуры Зико, Вагнера Лава, Карлоса Эдуарду… Вплоть до 21-летнего игрока "Алании" Диего Маурисиу, который, правда, не забил в нынешнем сезоне ни одного гола и запомнился только комментарием Валерия Газзаева: мол, если за этот год парень если в чём-то и прибавил, то только в весе.

Бизнес с Россией хотелось обсудить с руководителями футбольного департамента "Фла", но, когда мы приехали в клуб, всё спортивное руководство находилось на выезде в Паране. Зато Бруну Лусена, к нашему визиту тщательно подготовившийся, гордо показал вымпел, врученный после нулевой ничьей со сборной Советского Союза представителями федерации футбола СССР. А также сообщил, что "Фламенго" как минимум трижды (я-то знаю ещё про четвёртый случай, когда бразильцы проиграли в Одессе "Черноморцу") проводил товарищеские матчи с командами из СССР: в гостях против ростовского СКА и московского "Динамо" в 60-е и дома, на "Маракане", против "Спартака" в 59-м. И я вспомнил: это был тот самый выезд красно-белых, когда Никита Симонян объявил об уходе из футбола, но играл в Южной Америке так, что его разубеждали: если ты уходишь, то кто остаётся?!

А вот Лусена подводит нас к стенду, на котором фото с изображением Льва Яшина, тренирующего вратарей "Фламенго". Оказывается, существует даже видеоролик, выложенный в Youtube, как это происходило. Наш гид поясняет, что голкипер номер один ХХ века проводил в Бразилии… отпуск, и его зазвали на эту тренировку. Ломая голову, как всё это во времена СССР могло произойти, я вспомнил историю, рассказанную мне пару лет назад Валентиной Тимофеевной Яшиной:

— Лев всегда хлопотал, чтобы меня взяли в ту или иную поездку. Иногда удавалось, иногда — нет. Как-то раз его пригласили на 75-летие клуба "Сантос", так он говорит: "Я у вас часто был, и специально брать отпуск для этого мне неинтересно. А вот если бы с женой — то приехал бы". Они ответили: "Нет проблем". Послали билеты на обоих, и попали они с приглашениями, кажется, в отдел ЦК КПСС, который курировал спорт. И кто-то из чиновников побоялся пойти к руководству с этим приглашением, о чем мы не знали. Знали только дату, когда должны вылетать, чтобы успеть на торжества.

А в итоге выясняется: не едем. Вроде бы, уже взяли отпуска — и тут я на работу являюсь. Надо мной смеются, у нас там сотрудница одна зловредная была. Смотрит нагло и говорит: "Как же, в Европу собралась. Чо, не пустили?!" Я промолчала, не стала на конфликт идти. И в тот же день Лев встретил кого-то из руководителей федерации, тот удивился — муж всё объяснил. За день-два все документы оформили — и мы полетели. Вот только прибыли уже после того, как все закончилось…

Правда, как сочетаются Сантос, расположенный в штате Сан-Паулу, и Рио – загадка. Не совершал же Яшин тур по всей Бразилии! Или это было раньше, ещё в бытность Чёрного Паука действующим голкипером? Надо бы при случае у вдовы Льва Ивановича выяснить…

Но вернёмся к Вагнеру и к его недавнему возвращению в ЦСКА. Я поинтересовался мнением о нём у директора клуба по маркетингу Фредерико Лужа. Ответил он так:

— Это было хорошо для всех – и для Вагнера, и для ЦСКА, и для нас. Вагнер стал обузой для "Фламенго" с точки зрения зарплаты. Он был готов вернуться в Россию, и для нас это стало большим облегчением – ведь не секрет, что мы находимся в состоянии финансового кризиса, из-за чего пришлось избавляться и от Вагнера, и от Роналдинью. Тем не менее Вагнер продолжает оставаться нашим болельщиком, а торсида "Фла", как и раньше, любит Вагнера. Но такова жизнь.

Бруну Лусена добавляет: "Фламенго" у Вагнера в сердце. Он с детства за него болел, и все об этом знают. Лава болельщики любят, а вот Карлоса Эдуардо – не очень.

— В Рио интересовались, почему у Зико по большому счёту не получилось в ЦСКА? – спрашиваю Бруну.
— Не очень. Зико среди болельщиков "Фла" абсолютная легенда, и они при любых обстоятельствах желают ему удачи. А если что-то не получилось – просто сожалеют. Но его не критикуют.

— А сам Зико давал интервью о своём российском периоде?
— Не помню, чтобы он говорил о России что-то плохое. Точно помню, что он негативно отзывался о турецких и греческих болельщиках (Зико возглавлял "Фенербахче" и "Олимпиакос", — Прим. "Чемпионат.com"), точнее, об их агрессивности, говоря, что они переходят все границы.

***

Почему именно "Фламенго" стал в Рио (в Бразилии в целом, как все утверждают, конкурировать может только "Коринтианс" из Сан-Паулу) народной любовью? Тут целое сплетение факторов. О первом мы узнаём, стоя вместе с Бруну Лусеной возле памятника знаменитому тренеру клубных гребцов. У них в начале прошлого века была традиция – праздновать победы в узком кругу, в доках, где хранятся их лодки. Футболисты же "Фла", выиграв серьёзный турнир в 2012 году, решили ввиду значимости события перенести празднования на открытый воздух – в доках не хватало места. Вылилось это в массовый карнавал. К гулянию на центральных площадях Рио присоединились тысячи простых людей, которым такая форма единения кумиров с публикой очень понравилась. Всё это вошло в традицию, что тоже сделало "Фла" — народной.

Но не только. "Фламенго" здорово помогла его первоначальная неприкаянность. Другие команды тренировались в закрытых для публики местах, а "Фла", не имевшему какой-либо базы, приходилось делать это прямо на улицах. На них ходили поглазеть все кому не лень, те были этому только рады – стоит ли удивляться, что уже к 1927 году у столь демократичной команды стало, по официальным данным, больше всех болельщиков в Рио-де-Жанейро?

В 30-е годы именно за "Фламенго" выступали самые яркие футболисты того времени – Леонидас и Зизиньо. А звёзды способны привлекать новых болельщиков как никто другой. Тем более что в то же время массовое распространение получило радио, и с его помощью фамилии героев "Фла" стали передаваться из уст в уста в самых бедных районах, составивших основную массу торсиды клуба. Наконец, поклонники "Фламенго" стали первыми организованными болельщиками в Бразилии. К матчам они, говоря сегодняшним языком, готовили перформансы, у них был оркестр под названием "Шаранга Рубру-Негро". Под это шоу тоже завлечь новых людей было несложно.

Уже в 20-е годы число фанов "Фла" составило те самые 40 миллионов, что и сегодня. Причём 80 процентов из них живут за пределами Рио-де-Жанейро. Это одна из причин, почему "монетизации" от этого океана почитателей – кот наплакал.

Для сравнения: 40 миллионов – всё население Аргентины. А, например, в Уругвае живет менее трех с половиной миллионов человек… У "Фла", как гордо говорят нам в клубе, — самая большая болельщицкая аудитория в мире. По крайней мере, из тех, для кого этот клуб – первый, а не сопутствующий какому-то своему, местному. Ко всему прочему, у "Фламенго" есть фан-клубы в 44 странах мира.

Многие из них не знают, что поначалу форма "Фла" была совсем другой, голубых и золотых цветов. Но потом произошла та же история, что и со сменившим цвета "Флу": качественную форму в Бразилии не шили, а везли из Англии. Там же подобные расцветки практически не встречались, а потому пришлось сменить их на более практичное красно-чёрное. Правда, и в рамках этой расцветки клубный флаг менялся – оттого, например, что одна из его модификаций к середине второго десятилетия XX века уж больно смахивала на немецкий флаг времён Первой мировой. Политические страсти, кипевшие в Старом Свете, сказывались даже на подобных вещах!

А на популярности "Фла" в Рио сказывалась и толерантная расовая политика клуба. К началу 30-х годов в Аргентине и Уругвае футбол уже стал профессиональным, в Бразилии же – только в 33-м. Поэтому все бразильские знаменитости играли за границей, зарабатывая там куда больше. Но в районе 1936-37 годов "Фламенго" решил этот перекос ликвидировать и выкупил из-за рубежа четырех звёзд бразильского футбола, в том числе Леонидаса и Валдемара де Бриту. Все четверо были неграми. Учитывая, что "Флуминенсе" и "Васку да Гама" отдавали предпочтение белым игрокам, об этом быстро прознали все. В том числе и в отдалённых нищих районах, где всё население было темнокожим. И оно поголовно стало болеть за "Фла"…

***

Зато свой Пеле, благодаря которому за команду стало болеть поколение тех, кому нынче от 40 до 50, во "Фламенго" был белым. У входа в клуб нас встречает сначала аллея звёзд, а после подъема по ступенькам — статуя Зико. Человека по прозвищу Белый Пеле, который не является чужим и для нашего футбола, – коль за восемь месяцев своей работы в нём выиграл Кубок и Суперкубок России. Прижизненный памятник легенде в полный рост установлен совсем недавно – 3 марта, в день его 60-летия. Сам экс-главный тренер ЦСКА, говорят, с удовольствием позировал со своим двойником, а вокруг по такому случаю собралась серьёзная толпа народу – аж движение пришлось перекрывать.

Симпатия Зико к собственному лику объяснима – тот на него действительно похож. В отличие от статуи Ромарио за одними из ворот "Сан-Жануариу", домашней арены "Васку да Гамы". Глядя на неё, сильно сдаётся, от какого-то винтажного памятника футболисту 40-50-х отпилили голову (одни бутсы, в каких играли наши деды, чего стоят), затем скульптор на скорую руку наваял нечто, похожее на Ромарио только короткой стрижкой, – и получите, с позволения сказать, произведение искусства. Могу себе представить, что сказал лучший футболист ЧМ-94, известный своей прямотой, авторам этого "шедевра" — если, конечно, хоть раз в жизни их видел…

На Зико во "Фламенго" по-прежнему молятся. Такое впечатление, что великое прошлое для этого клуба даже важнее скромного настоящего, не позволяющего, например, даже расплатиться с ЦСКА за покупку Вагнера Лава – да так, что приходится отправлять его обратно. А взамен брать в аренду у "Рубина" ломаного-переломаного Карлоса Эдуардо, у которого здесь к тому же пока ничего не получается.

Зико – лучший бомбардир за всего годы существования "Фламенго". Второй снайпер сборной в истории после Короля футбола (недаром появилось это прозвище – Белый Пеле!), он пришёл в школу "Фла" в 14 лет. В 17 начал играть в первой команде, в 26 побил все клубные рекорды результативности, а по итогам карьеры опередил предыдущего рекордсмена вдвое. При Зико, как подчёркивает историк Лусена, клуб добился самых больших успехов в истории. Более того, по его словам, во "Фламенго" болельщики команды делят эту самую историю на два периода – до прихода Зико и после.

Родители Зико приехали из Португалии. Но его отец никогда вслух не называл себя португальцем, поскольку выходцы из этой страны основали вовсе не "Фламенго", а "Васку да Гама" — одного из главных оппонентов "Фла". "Васку" в Рио считается "португальским" клубом — вот Зико-старший во всех интервью и утверждал, что он лузитанец. Лузитания – более старое название территории, где расположена современная Португалия.

И по сей день, официально не получая в клубе зарплату, Зико здорово ему помогает, участвуя в записи промо-роликов для привлечения новых "сосиос" ("Я посвятил всю жизнь "Фламенго". Теперь ваша очередь помочь любимому клубу!" — многие ли устоят, услышав от кумира такие слова?). Их у клуба с такой популярностью на удивление мало – всего 15 тысяч. Сравните со 120 тысячами у "Бока Хуниорс" или 100 – "Ривер Плейт". Это – оборотная сторона статуса любимой команды фавел Рио. Большинство болельщиков "Фла" не способны платить даже небольшие членские взносы "сосиос"…

Зико делает всё, чтобы привлечь простых людей в клуб – и, кстати, клуб прописал ему бонусы за каждого нового "сосио". По выражению советника президента "Бока Хуниорс" по международным вопросам Хуана Кобиана, одного из организаторов нашей поездки, "Фламенго" использует Зико по всем статьям – и его имя, и то, что он жив, приносит клубу большие доходы. На контрасте, в Аргентине "Бока" коммерчески совсем не использует имя Диего Марадоны, и ей в этом плане нужно у "Фла" учиться.

***
Памятник Жилберту Кардозо

Памятник Жилберту Кардозо


Самый популярный бразильский клуб не чурается увековечивать не только своих лучших игроков, но и сильнейших президентов. Скульптура одного из них, Жилберту Кардозо, вроде и стоит себе довольно неприметно у ограды клубного сада, зато глядит не куда-нибудь, а на улицу… собственного имени. В той же Аргентине нет ни одного футбольного босса, в чью честь назвали бы улицу, а в Рио – пожалуйста тебе. Может, произошло это оттого, что сеньор Кардозо – лучший президент в истории "Фламенго" из шестидесяти с лишним, а может – ввиду драматичных обстоятельств его смерти. Шёл решающий матч баскетбольного сезона, "Фла" чуть-чуть проигрывал, и на последней минуте у него произошёл разрыв сердца. Когда никто ещё этого не осознал, снайпер "Фламенго" забросил решающий мяч, и команда стала чемпионом. Но президент об этом уже не узнал…

Лусена буквально напичкан историями. Мы шагаем по "Фламенго" и оказываемся в маленькой католической церквушке. Носит она имя святого Иуды Тадеу – покровителя "Фламенго". В своё время этот персонаж совершил… скандальный переход из "Флу" во "Фла"! Этакий Луиш Фигу или Владимир Быстров.

Объясняю. В 50-е годы в районе Ларанжейруш, где базируется "Флуминенсе", находился храм. Вот только его настоятель падре Гоес – так уж вышло – был яростным болельщиком "Фламенго". Под рясой священника носил футболку "Фла". Перед сезоном-1952/53 он вслух предсказал победу красно-чёрных в чемпионате Рио – и после девятилетнего периода неудач она была одержана (кстати, под руководством того самого президента, который умер на баскетболе)! Более того, в следующие два сезона происходило ровно то же самое. И прогноз святого отца, и результат.

Этого население Ларанжейруша вынести уже не смогло. Болельщики "Флу" единогласно постановили – удалить вражескую церковь из их района, заодно отказавшись от "услуг" святого Иуды Тадеу как покровителя. А поклонники "Фла", проведя голосование, с радостью приняли их у себя. С тех пор "Флуминенсе" (как утверждают во "Фламенго", разумеется) покровителя на небесах не имеет.

Зато "фламенгистам" покровительствует даже место, на котором располагается их тренировочное поле. С него открывается великолепный вид на гору Корковадо, откуда смотрит на Рио знаменитая на весь мир статуя Христа Искупителя. И хотя во "Фла" утверждают, что так получилось совершенно случайно, вполне допускаю, что это не так: Христа водружали на его природный пьедестал с 1931 по 1936 годы, а "Фламенго" перебрался сюда в 37-м. Так что не надо скромничать, ребята!

В далёком 81-м то ли Христос Искупитель, то ли святой Иуда Тадеу помог "Фламенго" в матче за Межконтинентальный кубок разгромить тогдашнего короля европейского футбола "Ливерпуль" — 3:0. И, прикасаясь к копии этого трофея в громадном зале, где стоят сотни выигранных клубом призов (двухэтажный музей "Фламенго" только строится), я чувствую, с каким священным трепетом здесь относятся к своей истории. И хочу надеяться на то, что у того, кто помнит прошлое, есть будущее. Даже если сейчас нет денег на то, чтобы удержать Вагнера…

"Чемпионат.com" благодарит факультет "Менеджмент в игровых видах спорта" бизнес-школы RMA за организацию командировки нашего корреспондента в Южную Америку.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 35
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →