Лев Яшин
Фото: М. Боташев, РИА "Новости"
Текст: «Чемпионат»

Вл. Орлов: если я не сниму фильм, снимут мои дети

"Чемпионат.com" публикует интервью с автором проекта про сборную СССР 50-60-х г.г. Владимиром Орловым, появившееся в "Аргументах недели".
23 мая 2013, четверг. 20:00. Футбол

Интервью с автором проекта про сборную Советского Союза 50-60-х годов Владимиром Орловым, появившееся в газете «Аргументы недели», в течение трёх дней разлетелось по всему Рунету и набрало более 3 миллионов просмотров.

— Когда вам впервые пришла идея снять фильм о сборной 50-х-60-х годов?
— Я был шапочно знаком с Николаем Николаевичем Озеровым. Где-то в 1995 году мы оказались в одной компании и разговорились. А в 1995 году страна валилась в пропасть и, на мой взгляд, в первую очередь из-за того, что сменились жизненные ориентиры. Сменились герои и жизненные ценности. Николай Николаевич рассказывал о сборной Советского Союза того времени и особенно о победе в чемпионате Европы 1960-го года — до сих пор единственной серьёзной победе Советской Сборной (если не брать в расчёт не особо ценящиеся в мире футбола две победы на Олимпиадах). Я просто в рамках разговора сказал, что хорошо бы снять об этом фильм. Чтобы молодое поколение увидело, ради чего стоит жить. Честно говоря, сказал просто машинально в рамках разговора. Вдруг Озеров посмотрел на меня сверкающим взглядом и сказал: «Точно надо». У меня режиссёрское образование, и Николай Николаевич на полном серьёзе отнёсся к моей спонтанной идее.

Мне надо было бежать, и мы почти сразу расстались.

Когда мы расставались, Озеров взял с меня лишь одно обещание. Я должен не потерять и не выбросить записи своих разговоров с ним. И когда я уже вышел за дверь, Николай Николаевич сказал вдогонку: «Может, когда-нибудь пригодятся».

Я про этот разговор сразу забыл. Проблем было много, денег не было, с утра до вечера надо было придумывать, как прокормить семью. В общем, было, мягко говоря, не до фильмов.

На следующее утро мне звонит Озеров.
— Так ты будешь снимать фильм?!

Причём это был, по сути дела не вопрос, а утверждение-требование. Я как-то и не знал, что сказать. Предложил обсудить при следующей встрече, чтобы как-то увильнуть от прямого ответа.

Озеров спросил, когда я готов подъехать — через час или вечером? Причём опять таким тоном, что ответить «ни через час, ни вечером» не представлялось возможным. Я приехал вечером.

Озеров стал рассказывать всё, что знал о том времени. И потребовал, чтобы я пришёл на следующий день. Так и приходил дня три подряд и всё записывал. Потом понимаю, что не готов этим заниматься. Я честно сказал: «Николай Николаевич, вы не с тем говорите. У вас брат режиссёр, есть много других людей, которые могут попробовать это сделать. У меня голова сейчас занята совсем другим — и я режиссёр, а вам нужен продюсер, который возьмётся за этот проект. Вы теряете со мной время».

Озеров сказал, что давно ходит с этой идеей и его никто слушать не хочет, а я сам озвучил такую же мысль. Значит, я должен его понять. Я ещё раз извинился и сказал, что не смогу ничего сделать.

Озеров попросил меня провести с ним ещё один день и пообещал больше не беспокоить. Мы просидели вместе на следующий день с 10 утра до самой полночи, и Николай Николаевич всё рассказывал и рассказывал. Когда мы расставались, Озеров взял с меня лишь одно обещание. Я должен не потерять и не выбросить записи своих разговоров с ним. И когда я уже вышел за дверь, Николай Николаевич сказал вдогонку: «Может, когда-нибудь пригодятся».

Слово было не трудно сдержать, я положил все записи к себе в сейф и забыл о них. Летом 1997 года Николая Николаевича Озерова не стало. Прошло ещё какое-то время, и что-то меня прямо пронзило. Я понял, что мой долг передать эти записи кому-нибудь, кто сможет их использовать для дела. Стал ходить по разным людям и предлагать взять мои записи Озерова о сборной 1950-1960-х. Объяснял, как можно из них сделать сценарий.

— Как создавался проект фильма?
— С 2000 года работа над этим фильмом стала целью моей жизни. Слава богу, ещё многие из ветеранов были живы.

Вначале я просто общался с ними и всё записывал, потом, в 2003 году, появился человек, который профинансировал все расходы по подготовке проекта фильма. Мы собрали команду ребят. Стали делать раскадровки, встречаться с каскадёрами, чтобы как можно лучше сделать сами съёмки футбола. Где-то в 2004 году к нам пришёл Александр Зиновьев, который собирал материалы конкретно по Льву Яшину.

Он внёс вообще неоценимый вклад в общее дело и великолепно сделал линию Яшина. Кстати, это тот самый Александр Зиновьев, чей вопрос озвучили Владимиру Путину на прямой линии.

Где-то в 2007 году смотрю: вроде уже скоро 50-летний юбилей победы в чемпионате Европы 1960-го. И я, и продюсер проекта обили огромное количество кабинетов с этим фильмом. Опять никому ничего не нужно.

В 2007 году на нас вышла группа частных инвесторов, которые готовы были профинансировать фильм. Потом ударил кризис 2008 года. Инвесторы, к сожалению, не смогли выделить средства. Так этот проект с 2007 года и лежит готовый, но никому не нужный.

Больше всего за проект радел Валентин Борисович Бубукин. Звонил чуть ли не каждый день. Говорил: «Может, я

Валентина Яшина дала добро на фильм. Но только с условием, что фильм будет ПРО ВСЕХ великих игроков того времени. И также попросила, чтобы о личной и семейной жизни Льва Яшина было не так много. Надо уважать пожелания Валентины Тимофеевны Яшиной. Если она не хочет, чтобы лезли в личную жизнь Льва Ивановича, значит и не надо.

сам чем-нибудь помогу. Может, куда-нибудь сходить. Кого-нибудь в чём-нибудь убедить».

2 октября 2008 года стало ясно: инвесторы не смогут дать деньги на фильм. Я честно сказал Валентину Борисовичу, что в ближайшее время фильм снимать не начнём.

А он своим всегда жизнерадостным голосом, весело ответил: «Ну и слава богу. Значит, момент ещё не пришёл. Вы не унывайте — прорвёмся. Я в успехе нашего безнадёжного дела не сомневаюсь, и вы не сомневайтесь».

А через месяц Валентина Борисовича Бубукина не стало. Но он до последних дней вселял оптимизм всем вокруг себя и заряжал своей жизнерадостной энергией, хотя уже знал о своей болезни.

В следующие годы изредка приходили разные «деятели кино» и пытались выкупить проект. Мы бы, может, его и продали, и даже, может, отдали бесплатно, если бы были уверены, что хорошо снимут. Но приходят люди, которые ничем себя не проявили, кроме мастерства в освоении бюджета. Апофеозом стал эпизод, когда Владимир Владимирович Путин на похоронах Егора Свиридова обещал снять фильм о великих победах нашего футбола. Поскольку на уровне сборных у нас такая победа одна, мы уже грешным делом подумали: может, наконец наш проект запустится?

Угадали только частично. К нам пришли очень серьёзные люди и предложили дать финансирование за 30% отката с бюджета. Мы отказались. Причём мы готовы отдавать хоть 25%, хоть 50%, хоть 100% прибыли с проката. Пожалуйста. Только фильм дайте возможность снять. Потом пришли эти же люди, предложили очень серьёзные деньги просто за выкуп проекта. Мы ещё раз повторили: проект не продаётся. Нам тогда сказали: забудьте про запуск вашего фильма.

В общем, наш проект отодвинули, а дали дорогу фильму «Матч». Про художественные особенности этого «шедевра» я промолчу. Скажу лишь: если снимать фильм про футбол, надо хотя бы чуть-чуть понимать, про что снимаешь.

— Валентина Яшина против съёмок фильма о Льве Яшине. Что вы можете сказать по этому поводу?
— Александр Зиновьев провёл с Валентиной Тимофеевной очень много времени. Она дала ему добро на фильм. Но только с условием, что фильм будет ПРО ВСЕХ великих игроков того времени. И также попросила, чтобы о личной и семейной жизни Льва Яшина было не так много. Поэтому у нас в фильме почти ничего не сказано про личную жизнь Яшина. Но есть много всего связанного с его игрой (по сути дела прямая реконструкция). И есть много моментов отношений с одноклубником по сборной и клубу Владимиром Кесаревым, со вторым вратарём Владимиром Маслаченко, и партнёром по сборной Виктором Понедельником.

Надо уважать пожелания Валентины Тимофеевны Яшиной. Если она не хочет, чтобы лезли в личную жизнь Льва Ивановича, значит и не надо.

— Что вы можете сказать о появившейся информации о фильме про Яшина «Они играли за Родину»?
— Я уже высказывался в прессе по этому поводу. ЦПШ в лице Даветяна и Оганесяна просто воспользовались моментом. Договорились как-то о выделении средств и вперёд. Знаю нашу систему: средства им выделят далеко не просто так — как раз по той схеме, от которой мы отказались. Никакого проекта не было. Единственный человек, заявленный в проекте, это Максим Матвеев. Я точно знаю, что он никакого согласия на проект не давал.

Они где-то выкопали высосанный из пальца и интернет-заметок сценарий Ильи Шиловского. Про художественные особенности этого произведения позволю себе опять же промолчать, как и про фильм «Матч». Мне сейчас дали почитать этот сценарий. Я дальше первых 15 минут не выдержал. Из цикла — о чём хочу, о том и пою.

А название вообще убило, аж кулаки сжались. Кто этому человеку дал право примазываться к великому Шолохову и великому Сергею Бондарчуку, создавшим замечательные шедевры с названием «Они сражались За Родину»?! И кто этому же человеку дал право прикасаться к великому Льву Ивановичу Яшину?!

Раньше Шиловский пытался сделать художественный фильм о жизни Аршавина (повторюсь: художественный, а не документальный). Создание этого фильма горячо поддержал сам Аршавин.

Особенно мне нравится вынесенные в заголовок слова Ильи Шиловского. «Андрей Аршавин на сегодняшний день — лицо нашей нации».

Илье Шиловскому надо как-то определиться, кто всё-таки лицо нации: Лев Иванович Яшин или Андрей Аршавин.

Мы, когда услышали, что фильм делается по сценарию Шиловского, смеялись до слёз всей группой. Хотя, наверное, надо было плакать. Но знаете, как гласит старая еврейская мудрость, люди начинают смеяться в ситуациях, когда даже плакать не могут.

Возвращаясь к ЦПШ. С самим Оганесяном наш продюсер встречался три года назад. Обсуждали потенциальное участие в проекте компании. ЦПШ предложили рассмотреть вариант выкупить сценарий и права на этот проект. Мы сразу сказали, что нам это неинтересно, и разошлись. О нашем проекте Оганесян прекрасно знает.

Ирония судьбы заключается ещё в следующем: когда Владимир Владимирович Путин озвучил во время прямой линии желание создать фильм про Яшина, наш продюсер сам связался с Оганесяном и предложил сделать проект через ЦПШ с условиями чистого проекта без откатов и нюансов.

Кто же знал, что в это время уже шли кулуарные

ЦПШ в лице Даветяна и Оганесяна просто воспользовались моментом. Они где-то выкопали высосанный из пальца и интернет-заметок сценарий Ильи Шиловского. А название вообще убило, аж кулаки сжались. Кто этому человеку дал право примазываться к великому Шолохову и великому Сергею Бондарчуку, создавшим замечательные шедевры с названием «Они Сражались За Родину»?! Эти люди никак не могут понять — не всё в этой жизни продаётся! И не всё покупается! Ужасно то, что если бы нас не было, никто бы даже не почувствовал подвоха. У них бы всё получилось. Афера проскочила, и никто ничего бы не заметил. Естественно, фильм бы получился соответственный.

переговоры о том, как будет выглядеть претворение в жизнь распоряжения президента.

Когда мы через прессу и Союз кинематографистов подняли вопрос о чистом беспределе со стороны ЦПШ, представители компании намекнули нам, что готовы выкупить проект за хорошие деньги.

Точь-точь повторяется история, случившаяся после обещания Путина на похоронах Егора Свиридова сделать фильм о советских футбольных победах.

Эти люди никак не могут понять: не всё в этой жизни продаётся! И не всё покупается!

Ужасно то, что если бы нас не было, никто даже не почувствовал бы подвоха. У них бы всё получилось. Афера проскочила, и никто ничего не заметил. Естественно, фильм бы получился соответственный.

— А сами вы себя как сейчас чувствуете в связи с этой историей?
— Вы не поверите: замечательно. Во-первых, скорее всего, после шума в прессе афера ЦПШ уже не пройдёт. Повторюсь, если бы не наш проект, у них бы всё проскочило, как говорится, на дурака.

Во-вторых. Я стал заниматься этим фильмом волею случая. Однако пока я занимался проектом, у меня появилась цель. Каждый раз, когда мне было плохо, или в очередной раз меня заворачивали с проектом фильма, или просили огромный откат — у меня перед глазами всегда появлялись герои моего фильма, молодые, азартные, любящие свою страну и победившие ради неё. И я черпал в образах этих людей свою мотивацию и продолжал работать.

В фильме не только те, кто выиграл чемпионат Европы 1960 года, но и футболисты предыдущего поколения, на игре которых росли тогда ещё молодые футболисты, которым суждено было в скорости стать величайшей командой в истории Советского Союза.

Перед глазами тренеры Якушин, Аркадьев, Маслов, Бесков, Качалин, которые делали из молодых необстрелянных ребят дружную команду чемпионов, способных обыграть кого угодно.

В фильме есть незаслуженно забытый великий спартаковец Николай Иванович Паршин, который сыграл важнейшую роль в истории сборной Советского Союза, пусть и сыграл всего одну игру.

Если бы не он, скорее всего, не было многих побед советской сборной. К сожалению, Николай Иванович ушёл из жизни в декабре 2012 года. Только ради того чтобы рассказать историю Паршина, стоило пройти через все испытания.

И что самое главное лично для меня. Озеров очень много рассказал про футболистов той эпохи. За шкирку заставил меня всё записать. А потом после 2000 года, когда я уже сам загорелся проектом, все футболисты, с кем удалось поговорить, рассказывали о великом Озерове и его огромной роли для советского Спорта. И конечно, фигура Николая Николаевича Озерова проходит через весь фильм.

Меня иногда спрашивают, как мы писали сценарий, как придумывали сюжетные ходы и так далее. Я всегда абсолютно честно говорю: сценарий писался сам, рассказы наших героев друг о друге сами складывались в один большой рассказ о великих людях и их великих победах.

Источник: Аргументы недели Сообщить об ошибке
Всего голосов: 23
24 мая 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший вратарь сезона в РФПЛ - это...
Архив →