Левицкий: Романцев однажды жестоко пошутил...
Текст: Артём Загумённов

Левицкий: Романцев однажды жестоко пошутил...

Предлагаем вашему вниманию вторую часть откровенного интервью известного вратаря Максима Левицкого, побывавшего в гостях у "Чемпионат.ру".
3 декабря 2007, понедельник. 15:00. Футбол
В конце прошлой недели в гостях у редакции "Чемпионат.ру" побывал Максим Левицкий. Первая часть интервью голкипера была посвящена делам насущным, читай — прошедшему сезону, в котором опытный страж ворот помог грозненкому "Тереку" добыть путёвку в Премьер-Лигу. Однако только лишь чеченским периодом в жизни Максима наша двухчасовая беседа, естественно, не ограничилась. Благо вспомнить и рассказать Левицкому есть что...

Справка "Чемпионат.ру"

Максим Левицкий
Вратарь. Родился 26 ноября 1972 года в Шахтах (Ростовская область).
Выступал за клубы: "Таврия" Симферополь, Украина (1992-1999), "Черноморец" Новороссийск, Россия (1999-2000; 2003-2004), "Сент-Этьен", Франция (2000), "Спартак" Москва, Россия (2001-2002), "Динамо" Москва, Россия (2004-2005), "Сибирь" Новосибирск, Россия (2006), "Терек" Грозный, Россия (2007).
Чемпион России 2001 г. Бронзовый призёр чемпионата России 2002 г.
В составе сборной Украины провёл 8 матчей.
— Максим, с бывшими одноклубниками вам сегодня удаётся связь поддерживать?
— Честно говоря, с трудом. График в первом дивизионе очень плотный, а когда ещё и "на Марс" летишь (это мы так шутя Сибирь с Дальним Востоком называем), времени свободного практически не остаётся.

Знаю, Макс Калина (Калиниченко. — Прим. авт.) недавно тяжёлую травму получил — надо бы позвонить, поддержать добрым словом… Дай бог, чтобы до лета поправился. После таких "поломок" люди, бывает, по году прийти в чувство не могут… Надеюсь, Максима такая участь минует.

Я помню, как он когда-то, ещё в бытность мою спартаковцем, порвал ахилл в "Лужниках" и восемь месяцев потом восстанавливался. А выздоровев, не только вернулся на поле, но и стал одним из лидеров команды. И по сей день таковым остаётся. Хочется верить, что и на этот раз Калиниченко с честью выйдет из тяжёлой ситуации. Я ему этого искренне желаю.

Увы, со старыми боевыми товарищами мы и впрямь теперь общаемся очень мало. Более-менее регулярно удаётся видеться лишь с родителями да с женой. А с друзьями — от случая к случаю. Вчера вот встретились с Вовкой Бесчастных в ресторане и за ужином давай вспоминать, когда же мы последний раз пересекались. Оказалось — год назад. Времени на дружеские посиделки катастрофически не хватает…

— В своё время вы у самого Валерия Лобановского на хорошем счету были. Регулярно вызывались в сборную Украины, но воспоминания о предпоследнем матче в её составе, наверное, до сих пор вызывают у вас внутренние содрогания…
— Вы об игре в Дортмунде в 2001-м? Да уж, крепко нам тогда от немцев в повторном стыке за право поехать на чемпионат мира досталось… 1:4 в гостях "сгорели". Самое обидное, что я тогда к осени как раз на пик формы выходил, чувствовал себя замечательно — и тут на тебе, нелепая травма… На поле в Германии вышел вскоре после операции на локте и, понятно, всего, на что способен, продемонстрировать в принципе не мог. Ужасно обидно было…

— Осталось чувство недосказанности в отношении сборной?
— Безусловно. Если бы не эта неудача в Дортмунде, карьера в национальной команде могла сложиться иначе, мог бы, наверное, ещё послужить сборной. Но что теперь локти кусать? Как сложилось — так сложилось. Ничего уже не изменишь.

— Как бы то ни было, удачных, ярких поединков на вашем вратарском веку было много больше. Какие из них вот так сразу, навскидку, приходят на ум?
Смотрю на мучения киевского "Динамо" в Лиге — и как же я понимаю Сашу Шовковского… Сам в этой шкуре когда-то бывал. Тогда, правда, мы со Стасом Черчесовым попеременно играли, но разница мячей 1-18 — это в любом случае, как ни крути, катастрофа…
— Ну уж точно не матчи Лиги чемпионов — ни одной игры на ноль, набили полную кошёлку… Сейчас вот смотрю на мучения киевского "Динамо" в этом турнире — и как же я понимаю Сашу Шовковского… Сам в этой шкуре когда-то бывал. Тогда, правда, мы со Стасом Черчесовым попеременно играли, но разница мячей 1-18 — это в любом случае, как ни крути, катастрофа… На психику всё это давило капитально, постоянно точил червь сомнений в своей квалификации. Теперь-то понимаю: если нет командной игры, хоть двух вратарей в рамку одновременно ставь — всё равно толку не будет.

— Максим, опять вы о грустном! Мы-то о приятном спрашивали.
— Как это ни удивительно, но чаще других приходит на память матч, если не ошибаюсь, десятилетней давности, когда я ещё в Симферополе играл. Шесть команд тогда в высшей лиге Украины на волоске висело, в том числе и мы.

И вот, стало быть, предпоследний тур. Проигрываем по ходу дела 0:1 запорожскому "Металлургу", а вдобавок за 15 минут до конца получаем ещё и "пеналь" в свои ворота. Ну, думаю, всё, приплыли. Поражение-то было для "Таврии" равноценно вылету. И я, представляете, беру этот одиннадцатиметровый! Нападающий добивает — мяч попадает в меня, отлетает в того парня, что не забил с "точки", и рикошетом от него уходит за лицевую… Сразу после этого выношу мяч от ворот, тот после нескольких скидок и срезок оказывается у Гайдаша, и Сашка сравнивает счёт!

Тот матч так и завершился вничью. Благодаря этому мы на одно очко опередили "Черноморец", потом прибили дома Тернополь — и спаслись. А Одесса утонула (смеётся)…

— Вратарская жизнь немыслима без курьёзных голов…
— О да! В этой связи припоминаю казус, приключившийся во Франции. Не помню точно, с кем играл мой "Сент-Этьен", да, впрочем, это и не важно. А гол я тогда пропустил знатный (хохочет)! Представьте ситуацию: наш защитник вводит мяч из-за боковой. Кричу ему, чтобы мне отдал. Он бросает — и на меня тотчас несётся с его фланга нападающий. А в это время его коллега бредёт на свою половину поля спиной к моим воротам. Я в запарке выбиваю мяч куда попало — и надо ж такому случиться, он попадает в затылок этому парню и от него отлетает в сетку! Не гол, а шедевр! Костя Сарсания, в ту пору мой агент, комментируя матч для французского телевидения, минут на пять дара речи в прямом эфире лишился!

— В этом сезоне уйму нелицеприятных слов довелось выслушать в своей адрес вашему коллеге по вратарскому цеху Вениамину Мандрыкину. Для вас такой психологический прессинг, очевидно, не в новинку?
— Мы с Вениамином, между прочим, в одном доме в Москве живём, часто у гаража встречаемся, и я могу понять эмоции, которые кипели у него в душе после тех досадных ошибок... Отличительная черта нашей публики — хорошая память на негатив. И это очень грустно. На западе болельщики гораздо толерантнее относятся к своим футболистам... Я, например, так и не понял, за что на меня в своё время взъелись поклонники московского "Динамо". Потасовку однажды даже пытались устроить...

Я на них зла не держу, но приятного в таком отношении, сами понимаете, мало. Подобные субъекты, наверное, думают, что, обливая с словесной грязью игрока, чего-то в этой жизни в отличие от них добившегося, они автоматически становятся на один уровень с ним. А ведь таким хамским отношением можно просто-напросто психологически угробить человека. Талантливые люди, они ведь в большинстве своём очень ранимы... Поэтому искренне желаю Вениамину поменьше обращать внимание на оголтелых критиканов и с честью выйти из непростой жизненной ситуации.

— Вам с откровенным болельщицким хамством часто приходилось сталкиваться?
— Знаете, я уже научился полностью абстрагироваться от того, что кричат с трибун. Просто не слышу всего этого. А на заре карьеры — да, немало о себе интересного порой узнавал. Особенно когда на стадион в Симферополе приходило 200 болельщиков, из них 180 — родственники... Вот вы смеётесь, а такой случай действительно имел место быть. В 1996 году, во время матча "Таврии" с "Прикарпатьем". Этот антирекорд посещаемости, наверное, не побит в чемпионате Украины и по сей день...

Иногда захожу на сайт симферопольского клуба, просматриваю новости. Так сейчас даже на проходные матчи там тысяч по десять народу приходит. В наше время о таких цифрах можно было только мечтать... Да и стадиончик там, судя по трансляциям "НТВ-Плюс", очень прилично облагородили — пластиковые сиденья поставили, решётки... Я-то на нём давным давно не был. В Симферополе нынче всё больше проездом бываю...

— Какой-нибудь прикол из своей богатой игроцкой биографии напоследок припомните?
— Запросто. Как-то играли мы, "Спартак" то бишь, 31 марта в Махачкале. Дважды по ходу матча вели в счёте, но в конечном итоге умудрились разбазарить преимущество и завершить игру вничью — 3:3. Более того, если бы не Димка Сычёв со своим голом незадолго до финального свистка, могли и вовсе остаться ни с чем. Летим домой. На календаре уже 1 апреля. Во Внуково спрашиваем у Жиляева, тогдашнего начальника команды, когда собираемся на базе. "Сейчас у Олега Ивановича спрошу", — отвечает он и идёт к главному.

...Через пару минут выходит к команде Романцев и с каменным лицом сообщает: "Своей игрой вы не заслужили выходной". А у Володи Бесчастных как раз день рождения...
Через пару минут выходит к команде Романцев и с каменным лицом сообщает: "Своей игрой вы не заслужили выходной. Я тут всё обдумал и решил, что команда прямо из аэропорта едет на базу и садится на недельный сбор".

Мы — в шоке. А у Володи Бесчастных как раз первого день рождения, вся команда с семьями приглашена... Делать нечего — давай мы быстрее жён обзванивать: всё пропало, мол, катастрофа... Те — в слёзы. И тут слышим в тренерском кружке дикий хохот. "С первым апреля, ребята!", — сквозь смех говорит Иваныч. Мы оценили шутку!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
7 декабря 2016, среда
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Архив →