Игнатьев: сейчас зрелищность уходит на второй план
Текст: Илья Богданов

Игнатьев: сейчас зрелищность уходит на второй план

Старший тренер ФК "Сатурн" Борис Игнатьев рассказал о своей тренерской карьере, о различии тренерских школ Лобановского и Бескова и помянул добрым словом своих подопечных.
5 декабря 2007, среда. 00:12. Футбол

5 декабря 2007 года одному из старожилов российского тренерского цеха Борису Игнатьеву исполнилось 67 лет. «Чемпионат.ру» поздравляет Бориса Петровича с этой датой, желает крепкого здоровья и профессиональных успехов в его тренерской деятельности.

Из досье «Чемпионат.ру»:

Клубная карьера:
«Динамо» (Москва) (1960 г.),
«Зенит» (Ижевск) (1960 – 1961 гг.),
«Ракета» (Горький) (1963 – 1965 гг.),
«Волга» (Горький) (1965 – 1967 гг.),
«Динамо» (Махачкала) (1968 – 1969 гг.),
«Динамо» (Целиноград) (1971 г.),
«Строитель» (Уфа) (1972 г.).

Тренерская карьера:
Главный тренер «Торпедо» (Владимир) (1974 – 1975 гг.),
Главный тренер «Торпедо-ЗИЛ» (1998 – 2000 гг.),
Главный тренер ФК «Шаньдун Люйнэн Тайшань» (2001 г.),
Тренер-консультант ФК «Алания» (2002 г.),
Главный тренер ФК «Сатурн» (2004 г.),
Спортивный директор «Локомотив» (2004 – 2005 гг.),
Спортивный директор «Динамо» (Москва) (2005 – 2007 гг.),
Старший тренер ФК «Сатурн» (с 2007 г.),
Главный тренер юношеской сборной СССР (1978, 1988 гг.),
Главный тренер сборной России (1996 – 1998 гг.),
Тренер сборной России (2005 г.).

Достижения:
Чемпион Европы (1988 г.),
Третий призёр турнира УЕФА (1978 г.).

— Борис Петрович, как у вас возникло желание после игроцкой карьеры стать тренером?
— А я, собственно, к этому и готовился. Ещё игроком, я предполагал, что стану тренером, и только такая стезя меня и устраивала. Отсюда, я много фиксировал, много рисовал, то, что делали тренеры различного калибра. Не только у тогдашних мэтров учился, но и у тех, кто работал в глубинке.

Есть люди с хорошим психологическим чутьём и таких людей было много перед моими глазами, и я много «переваривал», много смотрел, как они тренируют. Без ложного бахвальства, скажу – я на протяжении вот уже 20 лет, фиксирую все тренировки, какие вижу. Когда к нам приезжают сборные команды, или команды, играющие в Лиге чемпионов, Кубке УЕФА, всё время записываю, то, что они делают. И потом, чтобы стать настоящим тренером, надо «повариться» в командах низшего дивизиона, потом стать вторым тренером, помощником главного тренера. Мы учились у выводящих тренеров – Мосягина, Коршунова, Лядина, а потом пришло время, и уже я стал главным тренером. Но для этого, в обязательном порядке это всё нужно пройти, нужно, чтоб в тебя поверили. А для этого, необходимо знать всех тренеров, постоянно ездить на все семинары.

Я много ездил на стажировки в различные страны, поработал со всеми юношескими сборными, дважды мои ребята становились чемпионами Европы и серебряными призёрами чемпионата Европы в Москве. Тогда у нас был хороший юношеский футбол. Очень хорошо была поставлена работа в глубинке. Была хорошая организационная основа. Была хорошо выстроенная вертикаль. Было много хороших специализированных школ, интернатов спортивных и у нас учились. Те же французы, первыми переняли наш опыт и ввели структуру интернатов у себя. «Последние из могикан» той системы – Карпин, Мостовой, Онопко. Они плоды той организационной структуры.

— Из тех сборных, которые прошли через ваши руки, с командой какого года вам было интереснее всего работать?
— Самая интересная команда – 1969-1970 года рождения. С ними мы выиграли чемпионат Европы. Там тогда играли Саленко, Кирьяков, Никифоров, Онопко, Тедеев, Тетрадзе, Стауче, Касымов. Мирджалол, вообще талантище был. Если так вспоминать, много футболистов, которые играли впоследствии в главной команде.

— В чём особенность работы именно с юношеской сборной, в отличие от главной национальной команды? Чего здесь больше, психологии, или чего-то ещё?
— Педагогики больше. И, конечно, отеческой заботы. Надо, ведь ещё быть хорошим селекционером. Надо обладать определёнными вкусовыми качествами, чтобы из целой армии футболистов, выбрать того, или тех, кто не потеряется. Тут важно подобрать таких людей, которые на поле составляют законченный портрет. Это как у Шишкина – «Три медведя». Два есть и надо найти к ним того – третьего, который их дополнит, и картины не испортит. Это очень важно, чтобы у тренера были вкусовые качества. Чтобы тренер представлял, для чего он пришёл в эту сборную. Если тренер, работая с юношами, думает о результате, то он не имеет права работать. Нужно, прежде всего, думать о том, какие люди из этой сборной выйдут. Если же у тренера нет вот этих вкусовых качеств, то он может до какого-то момента давать результат, но потом, это закончится. И спрашивается, что дальше?

— Борис Петрович, в вашей философии, как тренера, что было главным, когда вы создавали команду?
— Я подбирал ярких игроков, но не всегда можно угадать, что они яркие. А мне удавалось подобрать людей, я так пытался увидеть такое зерно, которое мне давало бы основание говорить, что, к примеру, из Кирьякова получится хороший мастер, и все вместе мы будем любоваться его искромётной игрой. А потом уже под этих людей, даже если он слабее физически, тогда можно было дополнять. Это, как дом строить. В фасаде, у тебя будет что-то резное (Кирьяков), а дальше, уже неважно кто будет за него какие-то вещи на поле делать. Если таких как Кирьяков, или Касымов много, или, например, один Кирьяков и несколько Касымовых, надо же их как-то увязать всех вместе, независимо ни от чего. Как же так, скажете, увязать их, если они все левоногие и играют на чистых мячах? Но надо сделать таким образом, чтобы такие люди обязательно были. Потому что один по каким-то причинам не будет играть, второй тоже, но кто-то останется, и он для нашего футбола будет яркой личностью.

— Не секрет, что существовало две школы: – школа Лобановского и школа Бескова. Какую вы для себя выбирали?
— Мне был интересен симбиоз этих школ. Я понимал, что у Лобановского главное, если примитивно рассуждать, решались задачи большим количеством игроков, причём каждый должен знать свой маневр и в атаке, и в обороне. И, конечно игровая интенсивность. А у Константина Ивановича, самое главное – игровой нюанс. Я на всю жизнь запомнил, когда в квадрате играли Шавло, Гаврилов, Черенков, он был нейтральный, и когда Гаврилову делали передачу, он останавливает мяч, а после этого отдаёт мяч игроку. Бесков дал свисток и стал рассказывать, что нужно было играть в одно касание. Борьба за время и за пространство. Чем быстрее мы мяч отдаём, друг другу, тем сохраняем игровое время у нашего игрока. Если я делаю лишнее касание мяча, то я не у себя время украл, а у партнёра, которому я потом отдам этот мяч, и с которым за это время сблизится игрок команды противника и мы не сможем продолжить атаку. Лобановский на эти вещи не обращал внимания. Он даже запретил «стенки», чтобы избежать контрвыпадов. А у Бескова напротив, «стенка» перед чужой штрафной, была основным оружием.

А вот если соединить бесковское отношение к игровому эпизоду и заложить фундамент Лобановского по повышению кондиций, когда мяч ни в коем случае не убирается, и когда каждый игрок знает свой манёвр на поле, вот такая игровая модель мне близка.

— Борис Петрович, что для вас важнее: – результат, или качество игры, её эмоциональность?
— Это всё взаимосвязано. Бесков придал нашему футболу иную окраску. Он увёл от результата и оказался прав. Сегодня, например, ностальгия у болельщиков «Спартака» никак не может пройти. Они хотят видеть спартаковский футбол. Зрелищный футбол. И люди, кроме всего того, что выиграть обязательно, так как спорт это победы, в чём Лобановский прав, но Бесков же тоже не убирал результат. Поэтому тут очень важно умело совместить вот эти два направления. Победа – необходима. Без этого быть не может. Побеждают сильнейшие, но при этом, побеждать надо красиво. Чтобы кроме результата на табло, что-то осталось. И тот же Бесков всегда, высказывал недовольство, если команда побеждала некрасиво. И это важно не забывать в нынешнее время, когда мы видим пресную игру.

— Сегодня в Европе также есть два полюса – игра «Барселоны» и игра «Челси». Чья игра вам больше импонирует?
— Я хочу видеть зрелище. Футболисты из-под топора не приносят радости. Они могут на каком-то этапе принести результат, ну а дальше-то что? Конечно, при той машине, что сегодня у «Челси» есть, они потихоньку будут вкрапливать туда игроков, которые будут разукрашивать игру команды. Это как ёлка. Основание есть, теперь нужны огоньки, лампочки.

— Как вы думаете, по какому пути развивается современный футбол?
— Футбол идёт по пути интенсификации. Сейчас зрелищность уходит на второй план, но в испанском футболе она ещё присутствует. Есть она и во французском чемпионате, но там нет мощи, атлетизма и быстроты, которая есть в Испании. За зрелищность и самоотдачу, нравится английский чемпионат. Там нет избирательного подхода, как у нас – здесь мы бежим, а там пешком идём. Итальянский чемпионат, показателен, по какому пути идёт развитие всего футбола. Один коршун, борется с другим коршуном. Минимум игрового пространства, минимум времени и на этом времени должны появиться какие-то игроки, которые будут расцвечивать эту игру.

— Борис Петрович, скажите, у нынешнего поколения футболистов есть потенциал?
— Вообще поколение Аршавина, Кержакова, Сычёва, Акинфеева очень хорошее. Причём поколение, замешанное на игровом отношении к футболу. Не просто сильные, мощные и много бегающие. У нынешних ребят есть вкусовые моменты, поэтому здесь можно что-то выстроить. Но у нас настолько потерян институт сборной команды, что мы нигилисты и ни во что не верим, и всё это перешло к игрокам, вот в чём беда. Для них сборная – не есть храм, как это раньше было. Люди бежали в сборную. Раньше, раз попал в сборную – ты великий человек. Тебе мебель без очереди дадут, а сейчас, ну проиграли, ну и что.
А вот если бы это была бы национальная идея, какая-то, тогда была бы всеобщая радость, или всеобщее осуждение.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
29 апреля 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Кто подходит к дерби в лучшей форме?
Архив →