Все новости

Убери Аршавина - и "Зенит" превратится в "Шинник"

Великий и ужасный пермский эксперимент пана Петржелы с переводом Андрюши Аршавина на левый край обороны вызвал, кажется, большие эмоции у всех нас, чем братиславское безволие национальной команды.
Футбол

Великий и ужасный пермский эксперимент пана Петржелы с переводом Андрюши
Аршавина на левый край обороны вызвал, кажется, большие эмоции у всех нас, чем
братиславское безволие национальной команды. Знать бы, как отреагировал на
предматчевые тренерские пожелания сам Аршавин. Слышать бы.

После той, многим памятной, демонстрации, что устроил Аршавин в питерском матче
против того же «Амкара», хитрющий пан ответил революционеру. Поставил на место.
Андрей промолчал — оставив разбор полета на потом. А может, вник в деликатность
ситуации — в «Зените» не осталось к последним матчам толковых оборонцев.
Флахбарт, не разбирающий в собственной штрафной, где ноги, где мяч, стал
временно незаменимым. И Аршавин ему в помощь…

Не так просто Давид Трактовенко, человек общительный, взял паузу. Вчера еще,
пойманный у VIP-ложи «Петровского», Давид Исаакович расцветал при виде
диктофона. Сейчас не расцветает. Просит обождать:

— До декабря — никаких комментариев…

1-го декабря матч с «Бешикташем», который и решит, каким признавать сезон.
Вместе с провальной осенью признан проваленным чемпионат. Еврокубки, быть может,
частью те беды искупят — если, конечно, устоит «Зенит» в Турции. Тот «Зенит»,
который на спокойных-то гостевых стадионах чуть «плывет».

Декабрь решит судьбу Петржелы — потому и молчит Трактовенко. Потому молчит
Аршавин.

Казалось, только вчера Аршавина выпускали на поле вместо Андрея Кобелева. И о
том моменте розовощекий Андрей говорил что-то вроде: «Даже испугаться не
успел...»

Кобелев с тех пор успел поработать главным тренером «Динамо», уйти и снова
вернуться.

А мне отчего-то вспоминается, как выпускал совсем молодого Кобелева озорной
тренер Малофеев вместо Валерия Газзаева. И теперь все чудно закольцевалось. Три
судьбы.

Тогда же, совсем недавно, кто-то говорил Аршавину — выглядишь, дескать, моложе
собственных невеликих лет. Андрей смеялся в ответ: «Да, меня даже на дискотеки
не пускают!»

Сегодня Аршавин, должно быть, не ходит на дискотеки по совсем другой причине.
Попробуй, приди — танцы прекратятся. Будут осматривать и трогать Аршавина за
рукав. Бережно. Кто-то скоренько сбегает домой, принесет под мышкой книгу
Кержакова — и получит аршавинский автограф на нее. Говорил же Андрей как-то:
«Мой любимый писатель? Кержаков!» Так и расписывайтесь, раз «любимый».

Интересно было бы посмотреть на Аршавина в «Спартаке», например. Мог ведь
оказаться прошедшим летом в «народной команде» не один только Быстров…

Петржела — находка для репортера. Про Петржелу не хочется писать скверное. Но у
Петржелы, как ни скорбно, замылился глаз. Возможно, пан просто устал — от
хорошей жизни не начнешь говорить, что Быстров как футболист не будет
прогрессировать. Не будет Аршавиным затыкать дыры в обороне. Дело идет к тому,
что завтра, разочаровавшись вслед за Малофеевым еще и в Чонтофальски, уважаемый
чех поставит в ворота Кержакова. И боюсь, не младшего, а того самого. Славного
ударом и скоростью.

Время от времени Петржела будто просыпается, говорит что-то звонкое — вроде
того, что во всей Чехии не сыскать игроков, равных этой паре, Кержакову и
Аршавину.

Что тоже спорно. В Чехии есть все.

Если б не было в России Карвалью, не пришлось бы нам гадать, кто станет первым
игроком России. А сколько значит Аршавин для нынешнего «Зенита», ясно всем. Даже
Петржеле.

Даже в «Локомотиве», сильном личностями, достаточно было выдернуть двух людей —
и команда превратилась в серую массу. В «Зените» все проще и сложнее
одновременно, и без Аршавина ему никак. Сколько ни толкуй о том, что незаменимых
не бывает.

Убери Аршавина — и «Зенит» превратится в «Шинник». Или «Томь». Где тоже играют
хорошие ребята. Справляются как могут с задачей не вылететь. И не вылетают…

Аршавин — удивительный парень, и не только потому, что то ли учится, то ли уж
доучился на дизайнера. В этом-то как раз удивительного мало. Очень правильно и
практично.

Но Аршавин, стоит московскому корреспонденту заикнуться об интервью, моментально
реагирует: «Когда приезжаете? Я вас встречу!»

И, самое интересное, встречает. Не по-звездному. Кто-то озаглавливает заметки
про Андрея: «Обреченный на успех». Кто-то говорит, что талант всегда пробьется,
а помогать надо игрокам средним. Им никто не поможет, их никто не любит.

И забыв ли, что когда-то Аршавин был обычным подростком, из которого первое
прикосновение к цинизму взрослого футбола не выбило творческое начало. Который
не торопился избиться от мяча, едва его получив. Не суетился.

А попав однажды под горячую руку и слова покойного тренера Морозова, едва не
распрощался с «Зенитом». Юрий Андреич с юными талантами не церемонился — хоть
искру в каждом примечал.

И никто не знал бы сегодня Андрея Аршавина. И спокойно учился бы себе парень на
модельера. Простите, на дизайнера.

Многие забыли, а я помню, как негодовал «Петровский» по поводу Аршавина. Игра с
«Сельтой», которую и сегодня можно назвать героической для «Зенита». Аршавин
выходит один на один — и не забивает такой нужный гол. А в самом скором времени
Питер получает в свои ворота от Карпина. По иронии судьбы, главного на тот
момент конкурента Аршавина в сборной… Впрочем, Карпин был вне конкуренции.

В этом «Зените» и этом городе вообще отношения особые. Московским, например, не
вполне понятные. То ли это от Петржелы, то ли от города вообще — а Петржела
революционным духом просто пропитался. Но подходят они друг другу как нельзя
лучше, дух один — красиво, своеобразно, с вызовом.

Может, это от умницы, но нефутбольного, Трактовенко. Может, нет. Но клуб обычно
— отражение своего руководителя.

Аршавин может запросто критиковать и самого Петржелу, и большое зенитовское
начальство. И никаких штрафов ему не выпишут — разве что сошлют на левый фланг
обороны. В никому не нужном матче.

Радимов может еще что-то. Что-то может Спивак — за что, бесспорно, получит в
газетах от Петржелы. Но день спустя пан оттает, и все будет как прежде. Душевно.
И будет пан называть его «Сашка», как в детских книжках.

Нынешний «Зенит» — это, конечно, мозаика. Но без Аршавина картины не будет.
Вернее, будет какая-то другая. Как без Петржелы, например. А нужна ли эта
«другая картина», решать городу и весьма своеобразным хозяевам «Зенита».

Потому что слухами земля полнится — говорят, это межсезонье для «Зенита» будет
бурным… А Андрея ждут в Москве, сразу в двух, сдается мне, не самых бедных
клубах.

Комментарии (0)
Партнерский контент