Лом-Али Ибрагимов: мы хотели играть честно
Текст:

Лом-Али Ибрагимов: мы хотели играть честно

Генеральный директор "Терека" Лом-Али Ибрагимов считает, что его клуб пал жертвой нечистоплотных за кулисами честной игры.
16 ноября 2005, среда. 12:44. Футбол
«Терек» собирался в УЕФА, красиво собирался, торжественно. А потом красиво и не менее торжественно из премьер-лиги вылетал. Ставя о том в известность самого Путина. О грозненцах много говорили, порой какие-то фантастические вещи. И не сразу разберешься, что правдой было, а что вымыслом. Но разобраться надо. И потому еду на встречу с генеральным директором одиозного клуба.

- Лом-Али Хусаинович, вам удалось невозможное - удивили и коллег, и спортивную прессу: всеми ожидалось, что на заседании РФПЛ вы поднимете вопрос о расширении лиги, но прогнозы о трудном разговоре не подтвердились. По каким причинам?
- Поднять вопрос о расширении с нашей стороны было бы не только нетактично, но и неправильно. Ведь если по завершении каждого сезона выбывающая команда будет требовать этого, то в России нормального футбола еще долго не увидят. Другое дело, что расширение давно созрело, и в следующем футбольном году наши функционеры сами придут к такому решению. Есть еще один момент: ситуацию с нашей просьбой, в принципе, неправильно датируют - рассмотреть вопрос о расширении премьер-лиги до 18 команд мы просили еще в самом начале текущего года. Но провинциальным клубам требовать, чтобы к их мнению прислушивались такие гиганты, как ЦСКА, «Локомотив», «Спартак», было бы глупо.

- И все же, что, на ваш взгляд, все-таки произошло с «Тереком»?
- Тому, что «Терек» занял последнее место по итогам сезона, удивляться не приходится. После триумфального выступления в прошлом году наши руководители просто пожалели ветеранов, которые составляли костяк команды. Те просили дать им еще один шанс, и наш президент Рамзан Кадыров, как порядочный и добрый человек, сказал им: «Мы вас не бросим, мы на вас рассчитываем и надеемся». Но физиологию не обманешь. Если суммировать возраст, то всей нашей команде по годам было больше, чем городу Москве - 850 лет. Конечно, возрастные футболисты не смогли потянуть уровень премьер-лиги. Но расстраиваться никакой необходимости нет. Чеченский народ всю жизнь мечтал, чтобы «Терек» играл хоть один год в премьер-лиге. Мы сыграли, опыта набрались, знаем, что к чему, будем, выступая в первом дивизионе, исправлять ошибки, делать правильные выводы, идти дальше. Попытаемся в сезоне-2007 вернуться в премьер-лигу.

- Ваит Талгаев. Что с ним произошло? Тренерский кризис, или он все-таки перешел в ранг «наставников прошлого мышления»?
- Уверяю вас, Ваит Талгаев очень серьезный специалист. Он совершил всего одну ошибку: схема игры, которую он выстраивал, требовала футболистов свежих, с большими силами. Наши же игроки просто не выдерживали темпа. Ваит Талгаев взял на себя вину, то и дело повторял: «Я ошибся, не омолодив команду, отпустите меня». В конце концов, мы решили пойти ему навстречу. А так, Талгаев - тренер с большой буквы.

- Наверняка одной из главных причин неудачи в сезоне вы считаете судейство?
- Безусловно, те ошибки, которые были допущены моими коллегами в конце ряда игр, повлияли на наши результаты. Говорить, что это была война против «Терека», не могу, но то, что это была неприязнь к нашей команде, заявляю ответственно. Всему стадиону видно, что есть пенальти в ворота соперника, а судья его не назначает, и мы проигрываем. Ну и что с того, что арбитра потом отстраняют? Нам что, потерянные очки кто-то вернет? Когда мы «Спартаку» забили чистейший гол, и никто не понял, по какой причине судья его отменил, помните? Конечно, судейский корпус заинтересован в защите своего мундира. Поскольку я прошел эту школу, то всегда говорил нашим арбитрам: «Уважаемые друзья, мы, президенты клубов, друг друга хорошо знаем и между собой разберемся в любом случае. Единственная просьба к вам, обеспечьте объективное судейство. Никаких вознаграждений не будет, просто сделайте так, чтобы мне после игры не стыдно было посмотреть в глаза руководителю соперника». Но некоторые судьи это понимали по-своему. Если наши арбитры европейского уровня, достойно проводя международные встречи, допускают ляпы во внутреннем чемпионате, разные мысли приходят в голову. Как это следует понимать: или они чем-то заинтересованы, или не заинтересованы? Но так не должно быть.

- Какие матчи в связи с озвученными вами претензиями к арбитрам вызвали у вас как у судьи со стажем наиболее продолжительный шок?
- С тем же «Спартаком». Судья показывает, что добавляет три минуты, добавленное время истекает, счет 1:1. За воротами «Терека» спартаковские болельщики зажигают дымовые шашки. Вся вратарская затянута дымом, и на добавленной пятой минуте судья Евстигнеев придумывает какой-то спорный штрафной. С этого штрафного на добавленной пятой минуте нам забивают гол. Ну как мы могли не возмутиться и не поставить вопрос о чистоплотности такого арбитра? Это раз. Этот же судья после нашего случая обслуживает матч «Динамо» (Махачкала) - «Кубань» в первом дивизионе. Опять большой скандал, Евстигнеева отстраняют. Но нам-то от этого ничуть не легче. Судейские ошибки морально надламывают коллектив, который играет первый год на уровне премьер-лиги. Таких людей надо взашей гнать из Коллегии футбольных арбитров. Те, кто сегодня выбрал тактику «бей лежачего», должны знать, что это не только не по-мужски, это не по-человечески.

- Вообще, о предвзятости арбитров разве что еще саги не сложили. Вы, кстати, в связи с этим на моей памяти ни разу не упоминались. Говорят, что в свое время Лом-Али Ибрагимов, когда к нему приставали с разными заманчивыми предложениями, отмахивался: «Я вам сам денег дам, только в покое меня оставьте». Правда?
- Да, с гордостью могу заявить, что на сегодня я единственный футбольный арбитр России, который закончил свою судейскую карьеру, не получив ни разу «двойки» за работу. Предложения от клубов были очень заманчивые, но всегда в первую очередь я думал о своей личной репутации в футбольном сообществе. Взяв вознаграждение за необъективное судейство, я перестал бы себя уважать. Вообще у меня в голове не укладывается, как этим можно заниматься. Вот приезжает какая-то команда, добирается самолетом до места, устраивается в гостинице, ребята тренируются, переживают, завтра им играть. Ну как можно допустить, чтобы против них что-то создавалось? У меня всегда побеждал сильнейший, и при этом ни разу не было конфликтов с руководителями команд. Думаете, я не ошибался? Уверяю вас, ошибался, и очень много, но руководители команд знали, что это непреднамеренные технические ошибки.

- Не обидно, что особое внимание к судейству в матчах вашей команды было привлечено тогда, когда шансов выжить в премьер-лиге у «Терека» практически не осталось?
- Конечно, обидно. А куда деться? Мы живем в футбольном сообществе. Сразу надо было играть по общим правилам, а мы хотели честно. За это были наказаны.

- Несколько странно. «Терек» ведь считают политическим проектом, а значит, неусыпное внимание за его продвижением сверху все-таки должно было иметь место.
- Кавказцы ранимый и обидчивый народ. Но мы как вспыхиваем быстро, так и отходим. Конечно, нам, руководителям команды, которую лелеял как мечту весь чеченский народ, хотелось бы маленького снисхождения к себе. Вы знаете, что творится в Чечне, какими муками создавалась наша команда, как мы играем? Да, мы возмущались в СМИ и на телевидении, но никогда не доказывали свои права ни в кабинетах наверху, ни тем более на поле рукоприкладством, грубостью и так далее. Если судить по числу желтых и красных карточек, то у нас самая корректная команда премьер-лиги. Мы меньше всех били одиннадцатиметровые, больше всех били нам. Но никогда мы не разговаривали с кем-нибудь пальцами, а не цифрами, никогда никому не устраивали скандалов, всегда были гостеприимными и хлебосольными кавказцами.

- Как-то не вписывается в этот рассказ история с угрозами в адрес тренера самарцев Гаджи Гаджиева.
- А никаких угроз и не было. После игры с Самарой мы - главный тренер, гендиректор в моем лице, министр спорта республики и начальник команды - у входа в раздевалку ждали, пока наши футболисты выйдут. В это время мимо меня проходит Гаджи Муслимович. Я его знаю давно, с большим уважением отношусь к этому великому сыну кавказского народа. Без всяких задних мыслей я протянул ему руку, на что он в резкой форме мне ответил: «Я тебе руку не подам, пошли вы к черту». Кто-то из рядом стоящих спросил: «А что случилось, Гаджи Муслимович? Веди себя достойно, умей проигрывать». А он послал: «Ты кто такой?» В общем, слово за слово, началась словесная перепалка, рабочие моменты. После этого заявлять на пресс-конференции, что «меня хотят расстрелять-убивать» это некорректно. Я ему еще тогда сказал: «Гаджи Муслимович, ну кому ты нужен, чтобы тебя расстреливать? Ты что, кого ударил-убил? Если кто-то хотел бы расстрелять, не спрашивали бы и не предупреждали, сразу бы пришли и замочили». Я говорит, это слышал. От кого он слышал?

- Вы говорили, что сделаете выводы из происшедшего с вами в нынешнем году. Какие, если не секрет? Будете изменять свой внутренний устав перед возвращением в этот монастырь?
- Вы знаете, нынешний сезон показал нам, что для того, чтобы являться полновесным компонентом российской премьер-лиги, надо иметь хорошую инфраструктуру. А у нас вся инфраструктура - это один автобус «Икарус», списанный «Мерседес», одна «Газель» и одна «Волга». Когда мы играли в Москве на Кубок УЕФА, я задал президенту «Базеля» вопрос: «Сколько человек работают у вас в администрации клуба?» Она мне ответила: «Восемьдесят». Тогда я ей сказал: «Если бы вы знали, что играете с клубом, в администрации которого работает три человека - я, бухгалтер и один юрист - вы бы, наверное, и не приехали. И еще, что нам только после выигрыша финала Кубка России поставили городской телефон в офисе». Она не поверила и смеялась. Нам надо очень много работать в плане инфраструктуры.

- Да и о селекции важно не забыть. Нынешний первый дивизион все-таки далек от того, что был еще совсем недавно.
- Да, надо подобрать футболистов, которые в перспективе смогут помогать нашей команде, молодых ребят, с которыми можно решать задачу. Конечно, нами было допущено много ошибок, но в будущем мы их, надеюсь, избежим. Я прекрасно знаю, что в первом дивизионе для содержания команды нужны немалые деньги, но мы с самого начала все рассчитаем, чтобы не было проблем с тем, где жить, где питаться, где тренироваться и где играть, и каким составом.

- Но ведь в команду первого дивизиона намного труднее заманить действительно хороших, сильных футболистов.
- А у нас есть Тарханов, а у него великолепное чутье на футболистов. Мне давно хотелось, чтобы в нашем клубе был селекционер, который видит в каждом молодом игроке изюминку. Тарханов именно такой. Мы с ним уже сейчас для себя решили, что сделаем ставку на подбор хороших молодых футболистов из второго дивизиона и научим их работать так, как необходимо команде.

- Значит, сохранить в составе Коромана, Кингстона и иные дорогостоящие фигуры - сегодня не цель?
- Нет. Полагаю, Коромана и Кингстона мы либо продадим, либо отдадим в аренду. Нет смысла держать таких игроков в наступающем сезоне в команде первого дивизиона. В следующем году пройдет чемпионат мира, а Огнен Короман - игрок сборной Сербии и Черногории. Это значит, что он на два месяца уедет от нас. Та же история с Кингстоном, который является игроком сборной Ганы. Пока их не будет, первенство первого дивизиона не прекратится, играть они за «Терек» не смогут, и платить им зарплаты в этом случае нет никакого смысла.

- Вообще, как вам удалось заполучить таких новичков, ведь на этот каравай очень многие готовы были позариться?
-
Это получилось очень просто. Руководство клуба, Рамзан Кадыров, министр спорта Алханов, Тарханов и Талгаев быстро нашли общий язык с этими футболистами. Игроки выразили свои пожелания - снять для них какой-нибудь коттедж, чтобы была служебная машина, чтобы семья имела возможность приехать - и мы все вопросы моментально решили. Те условия контрактов, которые Короман и Кингстон сами предложили, были поддержаны. Кадыров не стал торговаться, сказал: «Со всеми пунктами контрактов согласны, вам надо только играть». Короману мы дали солидный «Мерседес», поскольку такой хороший футболист, как он, должен ездить на «Мерседесе». Кингстон просил простую машину, но наши руководители сказали, что игрок сборной должен ездить на «Ауди». Это, на самом деле, не детские разговоры, а показатель отношения к людям. Конечно, в такой ситуации они подвести нас просто не могли. Более того, сами по себе, чисто по-человечески, Короман и Кингстон оказались нормальными людьми, и поэтому сразу влились в коллектив. У нас ведь в команде нет группировок, «слабых» и «сильных», есть единая семья.

- И эта единая семья действительно в какой-то момент поклялась на командном собрании, что не вылетит из премьер-лиги?
- Да не было никакого такого собрания. Я вообще не знаю, откуда взялись эти небылицы про «Терек». В том, что желание играть до последнего у ребят было, я не сомневаюсь, но никакой клятвы не существовало. Я иногда сам читал газеты и удивлялся, откуда у людей такая фантазия богатая?

- Самое приятное впечатление от года пребывания «Терека» в премьер-лиге с чем связано?
- С российскими болельщиками. Где бы мы ни выступали, в каком бы городе ни проходили футбольные матчи с участием «Терека», российский народ стоя нам аплодировал и поддерживал нас. Русский народ - это самый мудрый, самый порядочный и, к сожалению, самый угнетенный народ в мире. Правильно один философ заметил, что русский человек - это тот, кто сам не имея ничего, старается сделать добро другим. Мы это добро, выступая на российских стадионах, уверяю вас, чувствовали.

Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов:
28 сентября 2016, среда
27 сентября 2016, вторник
Какой гол стал самым красивым в 8-м туре РФПЛ?
Архив →