Андрей Аршавин
Фото: Getty Images
Текст: Наталья Костарнова

Футбольная каторга Аршавина

Аршавин сравнил своё положение в Лондоне с каторгой, а старожилы констатировали, что спартаковский футбол остался в СССР, – в обзоре прессы.
28 июня 2013, пятница. 11:00. Футбол
"Хотел играть на высоком уровне"

После официального возвращения домой, подкреплённого контрактом и публичным заявлением "Зенита", интервью "Спорт-экспрессу" дал нападающий Андрей Аршавин. Футболист признался, что главной причиной его отъезда из Лондона стало нежелание "полировать скамейку".

"Совсем не думаю о том, в который раз я в "Зените", — говорит Аршавин. – Просто наслаждаюсь тем, что нахожусь в родном городе, тренируюсь на родной базе, общаюсь с друзьями и знакомыми".

Футболист признаётся, что, хотя в клубе были люди, желавшие его перехода и помогавшие ему, инициатива вернуться в "Зенит" исходила от него. Главный тренер команды Лучано Спаллетти был как минимум не против, а прошлогодняя аренда только подтвердила, что играть в Санкт-Петербурге Андрею комфортнее, чем где бы то ни было.

"Вариантов действительно существовало немало — в разных странах и даже на разных континентах, — комментирует Аршавин информацию об интересе к нему других клубов. – Но теперь уже нет смысла их оглашать. Критерием номер один при выборе была возможность играть на высоком уровне".

Сумма контракта, по словам футболиста, играла важную, но не определяющую роль. "Если бы главным приоритетом было желание заработать, я бы уже оказался достаточно далеко. И вы бы вряд ли ещё услышали об Аршавине как о футболисте, — признаётся Андрей. — То, что я не останусь в Англии, стало понятно ещё зимой. Я сам себя там не видел. Виной тому не что-то одно, а всё в комплексе. Жизнь сложилась так, что из Англии надо было уезжать".

Футболист комментирует и скандальную информацию о его личной жизни, недавно появившуюся в прессе: "Не хочу говорить на эту тему. Хотя то, что порой печатается в прессе, ничего, кроме смеха, не вызывает. В частности, с Лейли Даунинг я вообще не знаком. А уж "роман с 45-летней азербайджанкой" — фантазия настолько буйная, что её обладателю только бульварные романы писать. О том, что происходило и происходит на самом деле, может быть, когда-то расскажу. Но сегодня точно не готов".

Андрей уверен, что за время английской командировки он стал опытнее в быту, в отношениях с людьми, в принятии решений в разных ситуациях. "Я посмотрел на большой клуб изнутри, поработал бок о бок с сильными футболистами, пожил в другой среде, с совсем иным менталитетом. Увидел, как смотрят на Россию извне. В общем, почерпнул для себя много полезного. Могу сказать абсолютно однозначно: не жалею о том, что в 2009 перешёл в "Арсенал". Два последних года, конечно, лучше было бы прожить иначе. Играть я хотел и хочу, но что делать, если ситуация сложилась именно так?" — говорит Аршавин.

Роль футболиста глухого запаса Андрей сравнил с каторгой: "Это наказание. Настоящая футбольная каторга. Тренироваться, зная, что всё равно не сыграешь, психологически крайне тяжело. Не знаю, как описать так, чтобы понял тот, кто подобных ощущений не испытывал, но такой "отсидки" даже врагу не пожелаю. В моём случае было понятно, что бы ни делал на тренировках – играть не буду. В итоге ты как можешь концентрируешься на занятиях, но их монотонность все равно давит и
действует на психику".

И "Динамо" не то, и "Спартак" не тот

По итогам матчей первого тура Турнира четырёх "Коммерсант" выяснил, почему болельщики, шедшие на стадион имени Эдуарда Стрельцова "с ностальгией о прошлых эпических битвах двух самых титулованных клубов СССР", не увидели даже копии легендарной игры.

Стадион на Восточной улице собрал много красно-белых болельщиков, кажется, даже больше, чем обещанные восемь тысяч. Трибуны после долгого перерыва встретили своих по-домашнему тепло. Возрастные любители "Спартака" ждали не просто хорошей, но легендарной игры. "Увы, матч самых титулованных советских команд в футбольную эпоху СССР болельщиков не вернул", — пишет корреспондент "Коммерсанта".

"Нет в составе нынешнего "Динамо" игрока под стать Леониду Буряку, а в "Спартаке" — нового Фёдора Черенкова. Оттого и футбольная мысль соперников не поспевала за их быстроногими передвижениями. Новичок "Спартака" — центральный полузащитник Денис Глушаков, перешедший в красно-белый ансамбль из коллектива "железнодорожников",— по мастерству не дирижёр атак даже уровня Александра Мостового", — объясняет автор.

По его мнению, ни игра Глушакова в стиле box-to-box, ни действия его одноклубников в целом не соответствовали командной музыке красно-белых советских времён. "В "Спартаке" Константина Бескова в почёте были виртуозы филигранных стеночек и высочайшей культуры паса. Атаки нынешнего "Спартака" на ворота киевского "Динамо" развивались по трафарету — красно-белые искали пасом у чужих ворот Юру Мовсисяна".

Сегодняшнее "Динамо", считает автор, также имеет мало общего с легендарным киевским клубом, хотя скорости у футболистов были не хуже, чем у их предшественников эпохи Валерия Лобановского. "Но ведь в футбольной "Динамо"-машине Лобановского всегда находилось место таким диспетчерам, как Леонид Буряк и Александр Заваров. Теперь вся надежда в атаке киевлян на легионеров", — пишет "Коммерсант".

К концу матча динамовцы из Киева вели в счёте 1:0 "не без помощи судьи, который назначил сомнительный одиннадцатиметровый в ворота Сергея Песьякова", а спартаковцы бились "в несуразных попытках организовать разумную голевую атаку". "Похоже, — пишет автор, — прежний комбинационный стиль игры красно-белых безвозвратно остался в СССР и умер после ухода из "Спартака" тренера Олега Романцева".

Новая "десятка" "Ювентуса"

Аргентинский нападающий Карлос Тевес будет играть в "Ювентусе" под 10-м номером. Футболист пообещал носить туринскую "десятку" с гордостью, тем более что ранее в итальянском клубе под этим номером играли Алессандро дель Пьеро, Мишель Платини и Роберто Баджо.

"Я знаю, что "Ювентус" проделал серьёзную работу, чтобы мой трансфер состоялся, и я осознаю также, какая большая ответственность лежит на мне. Играть за клуб под таким номером – это настоящий вызов", — передает BBC слова Тевеса.

После того как бывший капитан "Ювентуса" Алессандро дель Пьеро переехал в австралийский "Сидней", знаменитая "десятка" пустовала, но не это, признаётся Тевес, было определяющим в выборе игрового номера. "В "Бока Хуниорс", в клубе, где я начинал карьеру, я также играл под номером 10. Тогда я выбрал его потому, что когда-то "десятым" был Диего Марадона. Я сделаю всё, от меня зависящее, чтобы достойно играть за такой великий клуб, как "Ювентус". Безусловно, я не забуду, что этот номер принадлежал дель Пьеро. Я уважаю его как человека и игрока", — цитирует футболиста BBC.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 14
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →