Текст: Игорь Брагин

Бранко: в Самаре мне должны 250 тысяч долларов

Камерунский защитник Серж Бранко на протяжении всего сезона оказывался в центре множества скандалов. Последнее его громкое заявление связано с тем, что он готов судиться со своим клубом...
13 декабря 2007, четверг. 22:43 Футбол

Серж Бранко рассказал корреспонденту «Советского спорта» Андрею Бодрову о задолженности «Крыльев» перед ним лично, проблемах с финансированием в команде по ходу сезона, оценил достоинства Оборина и Гаджиева, а также заявил, что не жалеет о своём демарше во время матча с «Химками».

О том, что в «Крыльях» ему остались должны денег: «Я весь сезон честно бился на поле, а руководство „Крыльев“ не желает выплачивать долги за несколько месяцев. Считайте: сентябрь, октябрь, ноябрь, да и за декабрь вряд ли что поступит. Придётся жаловаться в ФИФА. Там и решат, кто прав».

О том, какова позиция генерального менеджера самарского клуба Германа Ткаченко: «Этого господина я ни разу не видел и не знаю, кто он. Но, судя по тому, что в клубе меня откровенно игнорируют, Ткаченко пребывает в уверенности, что ничего мне не должен. Но я-то знаю, что у меня контракт не с прежним президентом Барановским, а с клубом „Крылья Советов“.

О том, с кем из нового руководства клуба контактирует: „В том-то и дело, что со мной никто не желает общаться! Никто не позвонит, не объяснит. Новостей никаких. Такое отношение просто убивает!“.

О том, что по ходу сезона „Крылья“ предлагали ему новый контракт: „Да, летом Барановский уговаривал подписать пятилетнее соглашение. Даже обещал найти в Самаре хорошую работу для супруги, лишь бы я был доволен. Но вскоре Барановский заявил следующее: “Меня заменят на другого президента, я больше не уполномочен вести переговоры. Извини».

О том, чем может помочь новый главный тренер: «Слуцкий при всех его достоинствах не тот человек, которому по силам решить мои проблемы».

О том, сколько ему должны в Самаре: «Почти 250 тысяч долларов. Немаленькая сумма, согласны?».

О том, каким видит свое будущее: «Несмотря на непогашенные долги, по-прежнему хочу играть в „Крыльях“. Мне в Самаре нравится, несмотря на частые разлуки с семьей. Но не исключено, что контракт придется разорвать. Тогда продолжу карьеру где-нибудь в Европе».

О том, почему не высказывались футболистами претензии по ходу сезона: «Потому что мы договорились терпеть до конца. Проблемы с деньгами начались ещё в первом круге. Ребята не видели зарплаты по три-четыре месяца. Барановский нам всем сочувствовал, призывал сосредоточиться, объединиться. Президент объяснял, что и без нас в самарском регионе полным-полно проблем, надо лишь потерпеть. Он обещал, что договорится с политиками. И, правда, ближе к финишу чемпионата нам стали постепенно выплачивать долги».

О том, насколько хорошей была обстановка внутри коллектива: «По-разному случалось. Когда были деньги, все игроки пребывали в отличном настроении, смеялись и шутили. Касса опустела – закончились и улыбки. А ещё эти постоянные перестановки. Я до сих пор не пойму, с какой целью убрали Оборина. Человек отдавал всего себя работе. Пока были деньги, мы с ним в чемпионате лидировали!».

О том, благодаря кому и чему «Крылья» выжили в Премьер-Лиге: «Для начала надо сказать спасибо болельщикам. Барановский с Тархановым спасли команду благодаря своим человеческим качествам. Главное достоинство этих людей – умение строить доверительные отношения с игроками. Любая другая команда при таких долгах вылетела бы из Премьер-Лиги, а „Крылья“ выжили. Мы, игроки, верили Тарханову и друг другу, бились. Я прошу передать моим партнёрам: „Мы – чемпионы России по характеру, с чем и поздравляю!“.

О том, держит ли зло на бывших тренеров „Крыльев“ Гаджиева и Тетрадзе: „Гаджиев – тренер с опытом и действительно глубоко понимает футбол. Наша с ним проблема в личных отношениях. То же касается и Тетрадзе. Как вы знаете, между нами произошел грандиозный конфликт. Не хотел бы вспоминать об этом“.

О том, не многовато ли четыре красные карточки за сезон: „Неужели у меня четыре красные?! Что ж, могу признать: я – агрессивный защитник, боец. И в Англии, и в Германии я играл в своей жёсткой манере, но наказаний было куда меньше. Иногда сравниваю себя с русскими. Ваши футболисты менее агрессивные, уступают легионерам в физике, зато технически оснащены отменно. Российских судей хвалить не стану. Они частенько “ведутся» на фолы, которых не было. Не каждый арбитр в состоянии объясниться на иностранном языке, поэтому перед матчами они приветствуют меня по-русски: «Бранко, привет, я приготовил для тебя карточку!». Они выбирают себе игроков, которым легче показать карточку. И при удобном случае показывают её".

О том, кого из российских судей уважает: «Игорь Егоров. Он – лучший, советую остальным судьям на него равняться. Кстати, он не позволял себе разговаривать со мной в развязном тоне».

О том, не жалеет ли, что не доиграл матч с «Химками», покинув поле в знак протеста: «Я поступил правильно. Мало того, все участники матча были обязаны последовать за мной в знак протеста против расистских выходок. Я указал арбитру (Безбородову. – Прим. ред.) на поведение фанатов „Химок“, но он сделал вид, что ничего особенного не происходит. Его реакция стала для меня шоком. Расистские выкрики позволила себе вся трибуна, а не пять человек. Как настоящие мужчины поступили двое. Это капитан „Химок“ Андрей Тихонов и вратарь Роман Березовский. После игры они подошли ко мне и принесли извинения за поведение фанатов. Тихонов сказал мне: „Я сожалею, что так у нас в Химках вышло. Ты сделал правильно, что ушёл. Постарайся забыть, пусть это и непросто“.

Источник: Советский спорт Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
20 сентября 2017, среда
Партнерский контент