Станислав Черчесов
Фото: Игорь Катаев РИА "Новости"
Текст: Александр Шмурнов

Черчесов: у Пеева и Сиракова внутренний дисбаланс

Наставник "Амкара" Станислав Черчесов рассказал о ситуации с болгарскими игроками Пеевым и Сираковым, которые отчислены из первой команды.
5 августа 2013, понедельник. 17:00. Футбол
— Можно, наверное, поздравить вас с удачным стартом? Или вы не считаете это удачей?
— Если последнюю игру брать, то я думаю, что ничья заслуженна. Мы не наиграли на победу. Если брать игры с "Краснодаром" и "Тереком", то в Грозном отыгрались и свели матч к ничьей, но могли ещё и выиграть. А в Краснодаре, считаю, два очка недобрали. Я вижу, что команда идеи принимает и мы движемся в правильном направлении.

— Вы говорите, что идеи принимают, однако странным диссонансом прозвучала информация о болгарских игроках Пееве и Сиракове, которые сначала сказали, что есть конфликт, а потом отрицали это. Так был он или нет?
— У меня с ними конфликта не было. Кстати, у них со мной тоже.

— То есть это рабочая ситуация?
— Это рабочая ситуация. В моём понимании, у них конфликт с самими собой. Я спокойно им объявил, что они пока тренируются и работают во втором составе. Потом, когда они придут в себя, будем смотреть, что делать. Опыт позволяет определить, что у них есть внутренний дисбаланс. Возможно, они не до конца понимают, что мы идём другим путём. И к нам надо пристраиваться, чтобы всем вместе грести в одну сторону.
В моём понимании, у Пеева и Сиракова конфликт с самими собой. Я спокойно им объявил, что они пока тренируются и работают во втором составе. Потом, когда они придут в себя, будем смотреть, что делать. Опыт позволяет определить, что у них есть внутренний дисбаланс.

— Если их отсутствие в составе было воспитательной мерой, может быть, это ещё и какой-то тактический ход? В каких-то эпизодах матча с "Крыльями" ваша команда, похоже, действовала в три защитника.
— Из-за ситуации, которую я сам не планировал, мы за день быстро перестроились. Спасибо ребятам, что идею восприняли. Думаю, что будущее у этой системы есть. Хотя ещё раз повторяю, я этого не планировал. Но нам нужно было быстро выходить из затруднительной ситуации.

— Схема с тремя защитниками, на мой взгляд, идёт не от трёх защитников, а от тех людей, которые выполняют вот эту самую главную функцию – работу по флангам. Один из таких игроков, как я понимаю, Занев. Именно он позволяет этой системе существовать в каких-то эпизодах игры. Но он тоже болгарин. Нет такого ощущения, что болгары сгруппировались? Такое бывает, я помню, например, в "Спартаке" был трудный бразильский период.
— Никакой группировки нет. В конце концов, согласитесь, если бы в дрезденском "Динамо" или в "Тироле" было бы четыре осетина, я бы с ними за столом сидел. У меня абсолютно ревности к этому нет. Наоборот, когда есть определённый костяк, на который, кстати, я рассчитывал и рассчитываю, – время покажет, как ситуация будет развиваться. Занева мы только что взяли, кстати, как свободного агента. Он сейчас сыграл в нескольких играх и получил уже вызов в сборную. Значит, мы на правильном пути в этом направлении. На сегодняшний день он, Януш Гол, Махач Гаджиев, Фадеев и Каюмов — практически все наши приобретения. Я думаю, что для команды Премьер-Лиги нам в этом плане ещё надо поработать, если финансы позволят. Все наши нынешние покупки, грубо говоря, обошлись в 100 тысяч.

— На фоне 100 миллионов это большая разница.
— Я всё время говорю, что без денег плохо, а с деньгами ещё хуже. Ими тоже надо уметь распоряжаться. В конце концов, играют не деньги, а футболисты, которых надо правильно расставлять, обучать и подбирать подходящих.

— 100 тысяч – это цифра, которая заставляет если не усомниться, то, по крайней мере, задать вопрос. Способен ли клуб на большие вливания? Озвучены ли какие-нибудь более серьёзные суммы?
— Мы с президентом и генеральным директором Засурским, и с председателем правительства всё время в контакте и ищем какие-то идеи. Идеи у нас есть, их надо развивать, и по щелчку пальцев никогда ничего не бывает. К этому я спокойно отношусь, это рабочий момент. Когда читаешь об этих суммах, которые летают, так и хочется пригнуться, чтобы какая-нибудь трансферная бомба тебя не снесла. Есть другие возможности. Мы не относимся к этому с ревностью, а нарабатываем свой путь. В свете этого, согласитесь, в команде такого состава и с таким бюджетом всем надо грести в одну сторону. Инакомыслие недопустимо и в плане идей, и в плане желания идти к цели. Понятно, что причёски разные бывают и вероисповедание, ещё что-то. Боже упаси к кому-то в личную жизнь внедряться. Игроки знают, что разрешается всё, когда футбола нет. А вот в футбольном, профессиональном плане они должны одинаково мыслить.

— С чего всё-таки это началось? Вы говорите, что им нужно осознать, понять. Фактически как это происходило?
— Не хотелось бы говорить какие-то вещи, мне это надо? Обсуждать что-то — себе проблемы создавать. Но коль я взял роль главного тренера и руковожу командой, значит, определённые процессы, которые происходят в команде, тоже надо контролировать, а какие-то вещи вовремя пресекать, чтобы потом не было операций.

— Можно попробовать сравнить ситуацию с той, что в "Спартаке" с Ари. Там речь идёт о зарплате. Быть может, болгарские футболисты тоже решили надавить, чтобы вы подняли зарплаты?
— Если говорить об этом, то Сираков подошёл ко мне месяц назад с просьбой, чтобы увеличили его действующий контракт. Я встретился с генеральным и президентом, мы обсудили это. Момент, к слову, был спорный, потому что он возрастной игрок и у него действующий контракт. Но решили, что раз он уважаемый футболист, то проблем нет. Я его поддержал и убедил президента, что надо зарплату ему увеличить. Это было сделано. Поддержать его было моей инициативой, так что дело не в этом. Я ещё раз говорю, это рабочая ситуация, в жизни разное бывает. Кто-то может что-то недопонимать. Они заслуженные футболисты, с определённым уровнем мастерства, но есть клуб, есть главный тренер, а футболисты должны выполнять свою работу.

— Последний вопрос по этой теме: как можно спрогнозировать ситуацию? Вам в бытность футболистом не доводилось попадать в такие ситуации?
— Доводилось. В "Тироле" я четыре игры выступал за второй состав. И тренировался четыре недели во втором составе. Потом я вернулся в основной состав, мы стали три раза чемпионами. Всё зависит всегда от человека. Я тогда кое-что переосмыслил. Я даже в страшном сне не думал, что такое может быть. Но раз такое случилось, значит, футбольный бог нам послал эту ситуацию, и её надо анализировать. В этом нет ничего личного. Есть работа, и её надо выполнять и думать о том, как команде лучше.
В "Тироле" я четыре игры выступал за второй состав. И тренировался четыре недели во втором составе. Потом я вернулся в основной состав, мы стали три раза чемпионами.

— Завершая наш разговор, хотелось бы задать вопрос банальный, но с разгоном. Вы для себя в разговорах с руководством, футболистами, самим собой определили задачи? Каковы они, не поменялись ли в связи со стартом или с этой ситуацией?
— Есть цифры, отображающие физические кондиции, с которыми я команду принял, и нынешние. Но чтобы какие-то задачи с футболистами поставить, нужно понять, на что они психологически готовы. На что они способны физически, я вижу и могу сравнить это с "Тереком", со "Спартаком". Я же работал там, поэтому все записи у меня есть. Я думаю: "Сейчас они физически готовы, как тот "Спартак", который у меня был". Это было второе место. Но есть ещё психологическая готовность, качества личностные. Перегибать с этим нельзя, ведь можно и надорваться. Сейчас мы это выясняем.

Тем более, как вы и говорите, нет больших финансовых возможностей. У нас это не самоцель, мы же находим себе свободных агентов. Мы потихоньку будем узнавать, кто мы и что мы. Футболисты будут узнавать лучше меня, а я их. И потом будем ставить правильные задачи, которые им по силу выполнить. Ведь когда даёшь футболисту задание, которое он не может или не хочет выполнять, у него возникает внутренний дискомфорт. Поэтому я с этим очень аккуратен. Не то чтобы я боюсь какую-то задачу озвучить. Я в прошлом году сказал, что мы с "Тереком" будем восьмые. По очковому эквиваленту нам два или три очка не хватило до третьего места. Команда была готова, я её сформировал вместе с руководством. Мы знали, чего хотели. Здесь мы пока не до конца понимаем, на что мы готовы. Я уже сказал, что мы должны играть лучше, чем в том году, и набирать максимум очков. Это для начала. Потом, если команда будет чувствовать какие-то другие внутренние состояния, значит, нужно будет повышать требования. Я профессиональный спортсмен всю жизнь, поэтому знаю, что надо ставить цели и идти к ним. Но на сегодняшний день не хотелось бы их напрячь так, чтобы они прогнулись.

Следующая игра у нас с "Уралом". Сейчас у нас семь игроков в сборных в Эстонии, в Латвии, тот же Занев попал в сборную Болгарии. Надо будет понять, кто в каком состоянии приедет. 17-го числа состоится игра, и нам нужно просчитать, как нивелировать этот маленький дисбаланс. Это будет непросто, но для этого мы университеты проходили – что жизненные, что реальные.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 9
7 декабря 2016, среда
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Архив →