Андрей Аршавин: из "Зенита" не уйду
Текст: «Чемпионат»

Андрей Аршавин: из "Зенита" не уйду

Лидер питерской команды размышляет о причинах неудач "Зенита" в завершившемся чемпионате, а также анализирует ситуацию в сборной России.
21 ноября 2005, понедельник. 15:16. Футбол

В субботу завершился чемпионат России. «Зенит» финишировал за пределами квартета
сильнейших. Критики в адрес футболистов и тренеров «Зенита» в последнее время
раздается немало. Похвалы достаются только вице-капитану команды Андрею Аршавину,
который в этом сезоне был лидером «Зенита» и ведущим футболистом сборной России.
Это дает ему право откровенно рассуждать о неудачах. Впрочем, Аршавин и без того
никогда не стеснялся говорить то, что думает.

— Вы уже проанализировали причины неудачи «Зенита»?
— В принципе, да. Не могу сказать, что анализ был очень уж глубоким, но
очевидно, что те стратегические ошибки, которые мы допускали на протяжении двух
лет, сказались в концовке этого сезона.

— Что вы понимаете под «стратегическими ошибками»?
— В нужный момент у нас не оказалось футболистов, способных заменить ведущих
игроков, у которых не хватило сил, чтобы вытащить команду. Второй год подряд
«Зенит» проваливает концовку сезона, потому что на нас наваливается огромная
нагрузка.

— В игре или на тренировках?
— В игре. Тренировались-то мы одинаково все последние три года — какие были
нагрузки в 2003-м, когда «Зенит» занял второе место, такие и остались.

— Властимил Петржела одной из главных причин провала на финише чемпионата
называет травмы.

— Конечно, травмы в конце сезона были. Но я считаю, что это не главная причина.

— Был ли по ходу чемпионата момент, когда команда надломилась?
— Это случилось в матче со «Спартаком». Мы выигрывали 1:0, должны были победить
и сохранить реальные шансы в борьбе за «золото», но на последних минутах
получили гол с пенальти и упустили победу — такое действительно надламывает. Тем
более что второй год подряд одно и то же происходит с одним и тем же футболистом
(видимо, имеется в виду Ян Флахбарт. — Прим. ред.). Это просто убивает
психологически.

— По сравнению с прошлым сезоном «Зенит» стал сильнее или слабее?
— На мой взгляд, нынешний «Зенит» и прошлогодний — команды примерно одного
уровня.

— Вы — наверное, единственный футболист «Зенита», к которому по итогам
чемпионата ни у кого нет претензий.

— Думаю, я провел хороший сезон. Этот год прибавил мне уверенности в себе.

— Помимо прочего, в этом году вы регулярно забивали — и за «Зенит», и за
сборную. Не обидно, что в итоге это ни к чему не привело?
— Это не важно. Главное, что забивал. Задача нападающего — забивать.

— В игре с «Амкаром» вы играли в обороне. Как чувствовали себя на позиции
крайнего защитника?

— Разумеется, играя в обороне, я не мог раскрыть свои сильные качества, но,
думаю, выглядел нормально.

— Как получилось, что вы стали защитником?
— Накануне игры в Перми мы потеряли несколько игроков обороны, а тут еще и
участие Хагена было под вопросом. Я сам предложил Петржеле свою кандидатуру. Это
потом, когда оказалось, что Хаген будет играть, можно было бы придумать
какой-нибудь другой вариант построения обороны. Но на тот момент у нас
оставалось только два защитника — Анюков и Вьештица.

— Многим показалось, что «Зенит» не горел желанием выиграть у «Амкара».
— Это не так. Мы себя уважаем и хотим выиграть в каждом матче. Но сейчас мы
находимся в таком состоянии, что нам тяжело выигрывать.

— В игре первого круга с тем же «Амкаром» вы забили три мяча, но подчеркнуто
не радовались своим успехам — в знак протеста против продажи Быстрова в
«Спартак». По-прежнему считаете, что эта акция была необходима?
— Я считаю, что все сделал правильно.

— Сейчас общаетесь с Быстровым?
— И довольно часто.

— Он доволен, что все так сложилось?
— Если судить по результату, который показали «Зенит» и «Спартак», то,
разумеется, он только выиграл от этого перехода. В финансовом плане — тоже. Да и
потом, если говорить об уважении… В «Спартаке» его считают звездой — и
относятся соответственно. В Петербурге же к Быстрову относились как к какому-то
мальчику. «Зенит» не выиграл — все неудачи списывали на него да на Денисова. Да,
первое время Быстрову было трудно в Москве, но сейчас он там уже прижился,
влился в коллектив, и дай Бог, чтобы у него все было хорошо. Но для «Зенита»
продажа Быстрова была ошибкой! Продать прямым конкурентам игрока сборной России,
который потом в матче со своей бывшей командой делает всю игру, забивает
решающие голы в других важнейших матчах — это абсурд. Грамотные руководители не
могут себе такого позволить.

— Но ведь «Локомотив» продал Игнашевича в ЦСКА...
— Тот переход состоялся в межсезонье, а не посреди чемпионата. Впрочем, если бы
на место Быстрова купили другого сильного игрока — вопросов бы не было. Но
сложилось так, что в последних десяти матчах чемпионата мы играли без крайних
полузащитников.

— После ухода Быстрова у вас в «Зените» остались друзья?
— Да. В основном это наши молодые ребята.

— В последнее время только и разговоров о том, что вы тоже уйдете из «Зенита»
— в «Локомотив», в «Спартак», в «Динамо»… Могут ли отразиться ли на вашей
дальнейшей судьбе результаты последнего тура чемпионата России?

— От результатов других команд в этом смысле ничего не зависит. Все зависит
только от меня.

— Руководители «Зенита» говорят, что лидеры команды этой зимой не будут
проданы ни при каких обстоятельствах. Может ли футболист, у которого действующий
контракт, при желании настоять на своем и сменить команду, вопреки воле хозяев
клуба?

— Конечно, может.

— И какова вероятность, что вы покинете «Зенит» в это межсезонье?
— Эта вероятность практически равна нулю.

— Но многие болельщики опасаются, что по окончании этого сезона вся команда
может разбежаться.

— Думаю, им не стоит этого опасаться.

— Накануне этого сезона вы говорили, что 2005 год — последний, когда «Зенит»
в его нынешнем виде может что-то выиграть. Какие перемены теперь необходимы
команде, чтобы она могла рассчитывать на большие победы?

— Необходима грамотная трансферная политика. Необходимо, чтобы в «Зените» могли
играть молодые футболисты, чтобы для них были созданы нормальные условия.
Наконец, необходимо, чтобы тренеры и футболисты объединились одной идеей.

— Сможет ли в будущем году «Зенит» конкурировать с Москвой, финансовые
возможности которой только растут?

— Давид Трактовенко сказал, что бюджет клуба будет увеличен. Но и по своим
нынешним финансовым возможностям «Зенит» входит в пятерку первых клубов России.

— Что надо было сделать, чтобы сборная России попала на чемпионат мира?
— Надо было раньше менять главного тренера. Если бы Георгий Александрович
(Ярцев. — Прим. ред.) ушел сразу же после чемпионата Европы, шансов у сборной
было бы больше.

— За что вы так Ярцева?
— Я считаю, что этот тренер не мог сделать хорошую команду из хороших
игроков.

— А как же выход в финальную часть чемпионата Европы?
— На мой взгляд, это было просто удачным стечением обстоятельств.

— Семин мог сделать хорошую команду из хороших игроков?
— Во всяком случае, с его приходом атмосфера в сборной сильно изменилась в
лучшую сторону. Но Юрию Павловичу просто не хватило времени, чтобы перестроить
ребят, — увы, даже в последнем отборочном матче, со Словакией мы не выглядели
монолитным коллективом. На самом деле, в этом отборочном цикле в нашей группе
была Португалия, и были все остальные команды — которые боролись друг с другом
по мере своих сил: Россия, Латвия, Словакия…

— За кого болели в стыковых матчах Словакия — Испания?
— За испанцев. Считаю закономерным, что на чемпионат мира попали они, а не
словаки.

— Сегодня можно говорить о кризисе тренерских кадров в России?
— Можно. В премьер-лиге есть один, максимум два хороших российских тренера.

— Лично вам с кем лучше работается: с тренером-иностранцем или с российским
специалистом?

— Мне проще работать с иностранцем. Теперь я уже вообще не могу себя представить
в жестких рамках наших клубных тренеров — мне было бы трудно перестроиться.

Источник: Gorod-spb.ru Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
27 июня 2017, вторник
26 июня 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Сборная снова облажалась. Кто виноват?
Архив →