Ярцев: Хиддинку легче, чем было мне
Текст: Игорь Брагин

Ярцев: Хиддинку легче, чем было мне

Экс-наставник сборной России Георгий Ярцев после увольнения из "Торпедо" выпал из поля зрения болельщиков. Чем занимался опытный тренер? Послушаем его самого...
25 декабря 2007, вторник. 16:29. Футбол
Георгий Ярцев рассказал корреспонденту «Советского спорта» Андрею Бодрову о времени, проведённом у руля сборной, сравнил свои условия работы и условия Хиддинка, рассказал о проблемах «Торпедо» и назвал условия, при которых вернётся в профессию.

О том, чем занимался после ухода из «Торпедо»: «В основном ездил по стране с ветеранами „Спартака“. Что запомнилось в регионах: новые поля, их множество. Могу констатировать, что программа РФС „Подарим детям стадион“ выполняется. Впрочем, у меня остаётся пожелание: стадион — это не только поле, но и его инфраструктура. О ней тоже надо заботиться.
Смотрел футбол. За „Спартак“ переживал, за сборную. Мне не нравятся высказывания, как то: „Сборная России пробилась на Евро исключительно благодаря хорватам, которые обыграли англичан“. Наша сборная сама добилась этого права, посмотрите в таблицу!»

Радует молодёжь «Спартака», в частности, Артём Дзюба, являющийся воспитанником моего сына Александра. Я за Дзюбу переживаю.

О грустных тенденциях в «Спартаке»: «Грустное наблюдение: „Спартак“ каждый год теряет доморощенных ребят. Это тревожит. Руководство клуба должно задуматься. Ещё очень не нравится, что, уходя, воспитанники „Спартака“ нелестно отзываются о своём родном клубе. Что нравится? „Спартак“ не первый год бьётся за золотые медали вплоть до последнего тура. Это тоже достижение. Радует молодёжь, в частности, Артём Дзюба, являющийся воспитанником моего сына Александра. Я за Дзюбу переживаю».

О проблемах ЦСКА: «А ещё тема ЦСКА не оставляет меня равнодушным. Комментаторы твердят: чёрный год для ЦСКА, чёрный год для ЦСКА. А потом слухами приправляют: Газзаева снимают…
И никто уже не вспоминает, как два года назад российский клуб выигрывал Кубок УЕФА, что игроков для сборной Бразилии воспитали! О каком провале может идти речь? Да, ЦСКА попал в полосу неудач, но, вероятно, временного характера. Игнашевич, Жирков, Березуцкие… Разве с такими игроками пропадёшь?»

О том, как отреагировал на назначение на пост главного тренера сборной иностранца: «В данном случае правильно обсуждать не иностранца, а человека Гуса Хиддинка. Я нормально отреагировал. Приехал квалифицированный специалист, его карьера и опыт говорят сами за себя. При Хиддинке стало меньше критиканства. Меня одно удивило: победа в Андорре нашим журналистам почему-то не понравилась».
Вы представляете, в каком состоянии игроки находились?! После поражения в Израиле никто, даже они, не верил в благополучный исход цикла. Это — психология, которую трудно перебороть. Лучше скажите спасибо за эту победу".

О том, что есть у Хиддинка, чего не было у него на посту главного тренера сборной: «У меня не было такой поддержки. Календарь чемпионата России теперь под сборную подстраивают, чтобы Хиддинку времени на подготовку хватило. Благодаря этому и обстановка спокойная. Ещё всех поразил контракт Хиддинка».

О том, что думает в отношении прессы: «Даже после неудач сборной при Хиддинке в прессе не наблюдалось паники и оскорбительных выпадов. Хиддинку вообще легче, чем мне, так как он не читает по-русски».

О том, какие сейчас условия подготовки: «У нас была база в „Бору“, где всего одно поле. Если погода дождливая, газон заливает водой. Проводить тренировки невозможно. Я хорошо понимаю Хиддинка, переселившего команду в Москву. Лучше на стадионе тренироваться».

Тренер сборной всегда на виду. Если его хвалят, так зацелуют до смерти! Если ругают — тоже до критического состояния. Топчут, плюют, месят, как глину, и выкидывают.

О том, почему к иностранным специалистам относятся с уважением, а российских «душат» изо всех сил: «Может, у нас такой менталитет? Тренер сборной всегда на виду. Если его хвалят, так зацелуют до смерти! Если ругают — тоже до критического состояния. Топчут, плюют, месят, как глину, и выкидывают».

О том, что бывший президент РФС Вячеслав Колосков, вспоминая Евро-2004, свидетельствовал, что накануне ключевого матча в группе с Португалией «наши игроки сидели в баре, оттягивались на ночной дискотеке»: «Колосков сам видел или только слышал об этом? Если слышал, то парирую так: о сборной много всяких разговоров ходило. Мы жили на закрытой территории, и не думаю, что кто-то мог веселиться накануне важнейшего матча. После отбоя тренеры и доктора обсуждали на базе прошедший день и дальнейшие планы. Я не знаю, откуда берутся эти слухи».

О том, не жалеет ли о нервном срыве, после которого покинул скамейку запасных в матче с португальцами (1:7): «Уж больно раздули этот уход со скамейки. Вот Константин Иванович Бесков вообще на трибуне с болельщиками футбол смотрел. Да, я ушёл, потому что психологически не мог выдержать это. Всё не так. Обидно было, даже противно».

О словах Колоскова о том, что после таких матчей было намерение подать в отставку: «Почему Колосков об этом пишет? Дождитесь моих мемуаров, тогда всё и узнаете. Я хочу напомнить, что на тот матч четыре-пять основных футболистов не поехали. Сложилась удивительная ситуация: как только игроку или клубу что-то не нравилось, пускали такую „утку“: да парень к Ярцеву не хочет ехать! Знали, что я не отвечу. Впрочем, у меня есть обратный пример. Дима Лоськов, только похоронивший отца, сказал мне по телефону, что уже едет в сборную. И это достойно мужчины».

О том, изменила ли работа в сборной его как человека: «Пришёл одним, ушёл другим. Сборная не клуб. Клубные болельщики в дни неудач всегда поддержат, а в сборной — работа форсажная. Новости меня, как правило, не радовали. Обвал травм будто не прекращался. Я находился под постоянным прессом, а ещё это бромантановское дело… Колосков ставил в вину, что я не контактирую с клубными тренерами. Странно… Я неоднократно общался с Петржелой, Газзаевым, Сёминым, а с Романцевым тем более».

О том, насколько подвёл его Мостовой, когда дал скандальное интервью: «Мостовой жил в пяти метрах от меня, в соседней комнате. Приди, выскажи в лицо! Или на пресс-конференции с российскими журналистами поделись, что не так. Он же испанцам наговорил: мол, Россия обречена. Допускаю, испанская пресса что-то исказила, но общий смысл и так понятен. Было неприятно. Мостовой матч с Испанией провёл не очень хорошо, но почему-то решил найти проблему в других, а не в себе. Саша мог извиниться. Не передо мной — перед командой. Но он этого не сделал. На тот момент я поступил правильно, удалив его со сборов».

О том, насколько честны откровения Евсеева: «Вадиму я верю! Всё — правда, пусть он иногда груб и, как вы говорите, экспрессивен. Вадим в первую очередь порядочный человек».

О том, пытался ли он перевоспитать в сборной Аршавина: «С Аршавиным проблем не возникало. Правда, я ему как-то сказал, что его эмоциональные вспышки никуда не годятся. В матче с Андоррой Андрей просто не сдержался. Знай он наперёд о двухматчевой дисквалификации, оббежал бы стороной место происшествия на андоррской поляне».

В Премьер-Лиге есть всего два-три тренера, которые в своих командах являются хозяевами положения. Остальные работают с оглядкой: а как там руководство, не снимут ли?

О том, каковы его профессиональные планы: «Мне хочется работать в клубе, где не будет лишних подсказок, наставлений и одёргиваний. Где не станут советовать, кого в состав ставить. В Премьер-Лиге есть всего два-три тренера, которые в своих командах являются хозяевами положения. Остальные работают с оглядкой: а как там руководство, не снимут ли? Должна быть твёрдая уверенность, что дадут нормально работать, что идём правильным курсом. А если нет такого — сами берите свисток, составляйте план и тренируйте. Ни в одном коллективе не бывает, чтобы царили тишь да гладь. Футбол — это нервы. Но коллектив превыше всего.
В поражениях, к слову, бывает виновато и руководство клуба, но разве они признают это? Зато к победе все хотят быть причастны».

О том, когда понял, что «Торпедо» не по силам вернуться в Премьер-Лигу: «Я понял, что выполнить задачу будет очень трудно, когда нас при всей Москве размазали в матче с „Шинником“. Поражение было незаслуженное, с назначением необоснованного пенальти. Трудно было почувствовать, что „Торпедо“ являет собой великий клуб. За полтора года основного состава просто не стало. И команда покатилась вниз. Мне ничего не объясняли. Задача не снимается, и всё. Было желание уйти в отставку. Почему на какое-то время остался? В команде были игроки, которые приходили непосредственно по моему приглашению, я не мог их подводить».

О том, что Булыкин не прижился в «Торпедо», но сейчас забивает в Кубке УЕФА: «Булыкина я приглашал в сборную, он справлялся. Что с ним потом произошло, непонятно. Звал его в „Торпедо“, он убедил меня, что готов работать. Дима даже форму получил. Потом мне сообщают, что Булыкин передумал. Радуюсь его успехам в „Байере“. Он не ветеран, ещё наверняка напомнит о себе».

О том, обижен ли он на руководство «Торпедо»: «Обиды нет. Они это решение приняли, и я согласился. Обещал руководству, что вслед за мной не уйдёт Ринат Дасаев. Так и вышло. Не знаю, продолжит ли Ринат работу в „Торпедо“.
Источник: Советский спорт Сообщить об ошибке
Всего голосов: 6
26 марта 2017, воскресенье
25 марта 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Какие эмоции у вас вызвало поражение сборной России от Кот-д'Ивуара?
Возмущение
565 (8%)
Досада
745 (10%)
Стыд
1888 (26%)
Радость
598 (8%)
Безразличие
3461 (48%)
Проголосовало: 7257
Архив →