Суркис: Сёмин понимает, куда попал
Текст: Максим Трохимчук

Суркис: Сёмин понимает, куда попал

Президент киевского "Динамо" Игорь Суркис рассказывает о первых неделях работы Юрия Сёмина в украинском клубе.
26 декабря 2007, среда. 01:52. Футбол
Президент киевского "Динамо" Игорь Суркис поведал корреспонденту "СЭ в Украине" Дмитрию Ильченко о запущенном механизме кадрового очищения, возросшей роли динамовской поросли, формировании тренерского штаба и слепом доверии к Сёмину.

О том, почему первыми жертвами обещанной чистки стали люди, немало отдавшие клубу: "Не следует путать чистку, которая, что бы ни говорили, действительно состоится, с цивилизованным прощанием клуба с ветеранами. У Валентина Белькевича и Сергея Фёдорова завершились контракты, которые мы решили не продлевать. В "Динамо" есть много талантливых молодых ребят, и, мне кажется, пора дать им шанс себя проявить. При этом не следует считать, будто мы выбрасываем на улицу футболистов, много сделавших для клуба: прощаясь с ними, я предложил, если возникнет желание, остаться в динамовской структуре, можем дать им работу в селекционной службе или в клубной школе".

О том, ясна ли президенту "Динамо" дальнейшая судьба Белькевича и Фёдорова: "Не имею ни малейшего представления о их решении. Но точно знаю, что у них на руках все документы, свидетельствующие о статусе свободных агентов. И если они захотят играть в другом клубе, чтобы продлить карьеру ещё на два-три года, я буду лишь рад за них".

О том, что вслед за ветеранами было объявлено о намерениях избавиться от Родригу, Каддури и Марковича: "Избавляться от игроков без консультации с тренерским штабом, который впоследствии будет отвечать за результат, я, конечно, не мог. Если говорить поименно, то Родригу, как вы знаете, довольно неплохой футболист, но его человеческие качества не раз вызывали вопросы. Бразильцу всё время что-то не нравилось, а зависеть от настроения одного, даже самого хорошего игрока команда нашего уровня не вправе. По его переходу в "Фламенго" вопрос почти решен: этот клуб взял его в аренду на полгода с правом выкупа трансфера за четыре миллиона долларов. Осталось согласовать детали.

Что касается Марковича, то уровню Лиги чемпионов он на сегодняшний день явно не соответствует. Может, серб просто попал не в свою команду. Так иногда бывает: игрок неплохой, а стечение обстоятельств не позволяет ему проявить себя в полной мере.

Каддури ещё летом заявил, что хочет уйти из команды, и мы уже не могли рассчитывать на парня, который не видит себя игроком "Динамо". Юрий Сёмин пока не принял на его счёт определенного решения. После Кубка Африки, где Бадр сыграет за Марокко, новый тренер нашей команды хочет с ним встретиться, чтобы понять, есть ли у него мотивация.

То же касается и футболистов, с которыми мы в принципе готовы расстаться. Выставляя игроков на трансфер, мы переводим их в резервный состав, но при этом я, как и подобает хозяину своего слова, должен выполнять перед человеком контрактные обязательства — до тех пор, пока на него не найдется покупатель".

О том, есть ли подвижки со стороны других клубов по поводу покупки неугодных "Динамо" исполнителей: "Было бы в высшей степени удивительно, если бы после провального выступления в Лиге чемпионов наши игроки имели большой спрос в Европе. Все они считают себя классными профессионалами, основываясь, прежде всего, на сумме прописью в контракте. Вот мы и поглядим, кто проявит к ним интерес. Сёмин не спешит рубить с плеча, но после первого сбора в Израиле сделает необходимые выводы. Кубок Первого канала станет последним испытанием для тех, по кому ещё остались вопросы".

О финансовых возможностях, которыми Юрий Павлович сможет располагать во время зимнего межсезонья для кадровой модернизации команды: "В данном случае деньги не имеют значения. Если буду уверен, что тот или иной футболист действительно необходим нам для усиления состава и станет стабильно отдаваться игре, а не отбывать номер, как это случалось с другими легионерами, на его приобретение средств не пожалею. В любом случае, подчеркну, у Сёмина на данном этапе никем и ничем не ограниченный кредит доверия, и именно ему предстоит решить, какое количество новобранцев потребуется".

О том, будет ли предоставлен шанс молодежи: "На сбор в Эйлат он берет Виталия Фёдорова, Виталия Мандзюка и Артёма Кравца, который неплохо дебютировал в лиссабонском матче со "Спортингом" в Лиге чемпионов. Только увидев молодежь и ветеранов в деле, заметив, горят ли у них глаза на тренировках, Сёмин сможет понять, кому может доверять, и какое наследство ему досталось.

Помнится, в 1996 году, вернувшись в "Динамо", Валерий Лобановский поступил точно так же и, хотя ему настойчиво рекомендовали, практически никого из команды не убрал. Первые новобранцы, по сути, появились у нас лишь два года спустя, когда стали уходить старожилы, и инициатором приобретения первых легионеров был именно мэтр, а не наш тогдашний вице-президент Йожеф Сабо, как принято считать. Тогда динамовцами стали Флорин Чернат, Тибериу Гиоане, Горан Гавранчич, Максим Шацких..."

О том, входит ли Марат Измайлов в сферу интересов Сёмина: "Нет, это имя он не упоминал".

О том, просил ли главный тренер не выставлять на трансфер Сергея Реброва: "Более того, Сёмин рассчитывает на нашего капитана как на человека, способного помочь ему освоиться в новом коллективе, и высказал желание встретиться с ним, чтобы обсудить такую возможность".

О том, от кого исходила инициатива встречи тренера с Владиславом Ващуком: "От самого игрока. Я высказал Владу своё мнение относительно продолжения его карьеры, но он попросил меня не делать скоропалительных выводов до разговора с Сёминым. Я позвонил Юрию Павловичу, и тот согласился встретиться с Ващуком в Москве после 23 декабря".

Ещё об игроках, которые могут быть выставлен на трансфер: "Своё мнение оставляю при себе, чтобы не оказать влияния на позицию главного тренера. За результат отвечать предстоит ему, а футболисты, с которыми я готов расстаться, быть может, под руководством Сёмина станут играть лучше".

О том, имеют ли под собой почву слухи об уходе Александра Шовковского и Горана Гавранчича: "Шовковскому, прежде всего, надо отдохнуть, восстановиться после перенесенной в конце сезона травмы. И если он чувствует в себе мотивацию и готовность помочь клубу, в котором провёл всю свою сознательную футбольную жизнь, а наш новый тренер вратарей Сергей Краковский подтвердит, что это действительно так, я буду только рад. Если нет, то Саше, конечно, придется уйти. Но, думаю, этого не случится: Шовковский — такой парень, что двух-трех недель отдыха ему будет достаточно, чтобы вернуться в команду в хорошем настроении и принести "Динамо" ещё немало пользы.

Что касается Гавранчича, то я ещё в прошлом году говорил о готовности отпустить его, если поступят серьёзные предложения. Следует понимать: мы не собираемся раздавать футболистов по дешевке, у каждого из них есть своя трансферная стоимость. Иное дело, что ни на одного из наших игроков, кроме Родригу, заявок не поступало.

О том, кто больше заслуживает быть дублером в "рамке": наломавший дров Александр Рыбка или блестяще сыгравший в последних осенних матчах Тарас Луценко: "Возвращённый из дубля Луценко действительно провёл два заключительных матча на самом высоком уровне, что неудивительно с учетом его опыта. А вот Рыбке следует пересмотреть свои взгляды на жизнь, иначе мы скорее расстанемся с ним, чем с Шовковским. Возможно, Олег Лужный был слишком суров после поединка в Симферополе — вратарь оказался не единственным виновником поражения. Но я в который раз повторю в нашей беседе слово "мотивация": хотелось бы, чтобы молодые футболисты острее конкурировали с ветеранами, как в своё время это делал без оглядки на имена 17-летний Андрей Шевченко. Если же молодежь всё устраивает, как устраивало в последние сезоны Артёма Милевского и Александра Алиева, шансов пробиться в основу у них нет".

О том, почему, несмотря на всеобщую критику Алиева, с нападающим был подписан новый контракт: "Новое соглашение с Алиевым предполагает значительно большую ответственность, в том числе и финансовую, как с моей стороны, так и со стороны игрока. Парень согласился с моими условиями — посмотрим, готов ли он их выполнять".

Об отношении к Артёму Милевскому: "О нём я пока не хотел бы говорить, потому что потерял к этому человеку доверие. Он обещал вернуть моё доверие в новом году. Что ж, посмотрим, будет это всего лишь очередным обещанием, или Артём наконец-то возьмётся за ум. Тем более что ему на пятки уже наступают молодой тезка Кравец и другие ребята, способные в скором времени потеснить Милевского в глубокий запас. С приходом нового тренера кадровая политика у нас станет значительно более жёсткой, чем прежде: держать в команде лишних людей мы точно не станем".

Я не навязывал Юрию Павловичу ни Лужного, ни Зуева.
О том, по каким принципам формировался тренерский штаб Юрия Сёмина: "Я не навязывал Юрию Павловичу ни Лужного, ни Зуева. Тренеру, работавшему с клубом до него, Сёмин сам предложил остаться, причем пожелание свое высказал при первом же визите в Киев, переговорив с Лужным после ответной кубковой игры с "Таврией". Затем он попросил список людей, работавших в тренерском штабе в последние годы, и выразил желание сразу после подписания контракта встретится с Зуевым. Я в этой ситуации был всего лишь посредником, набравшим домашний телефон Валерия Леонидовича. Наутро Сёмин встретился с ним в отеле "Национальный", после чего сказал, что хотел бы видеть 3yeва среди своих помощников.

В пользу Овчинникова Юрий Павлович привел несколько аргументов, в частности, знание им нескольких: языков, включая португальский. Для команды, в которой играют несколько бразильцев, это довольно полезное качество. В принципе, предложения Сёмина по штабу я был готов принять безоговорочно, даже если бы речь шла о полном отсутствии в нем тех, кто прежде работал в "Динамо" и знает о положении дел в клубе не понаслышке. Единственной рекомендованной с нашей стороны кандидатурой был Краковский — его предложил Сёмину генеральный директор Резо Чохонелидзе.

Было бы нелепо считать мусором, предположим, Диого Ринкона, Клебера, Юссуфа, Диакате, Майкла или Корреа. Все они — квалифицированные игроки, а степень их отдачи на поле зависит, на мой взгляд, от главного тренера.
О реакции на крамольные слова Олега Лужного, который раскритиковал в пух и прах селекционную службу, сказав, что прежде она "собирала мусор со всего мира": "Было бы нелепо считать мусором, предположим, Диого Ринкона, Клебера, Юссуфа, Диакате, Майкла или Корреа. Все они — квалифицированные игроки, а степень их отдачи на поле зависит, на мой взгляд, от главного тренера. Сёмину предстоит взглянуть на них свежим взглядом. Это позволит наиболее объективно оценить нашу кадровую ситуацию.

Что касается работавших в селекционной службе Анатолия Сучкова и Ивана Терлецкого, то в их компетенцию будет теперь входить поиск молодых талантов в детской футбольной школе. На смену им пришли, например, Голоколосов, работавший в Испании и знающий несколько языков, Сергей Морозов... А возглавит селекцию Владимир Онищенко, долгое время работавший со второй командой и знающий наши критерии подбора игроков. Ему, кстати, очень доверял Лобановский. И не напрасно: в своё время он настоял на том, чтобы приехавший на просмотр Юссуф остался в команде.

О том, стоило ли проходить квалификацию Лиги чемпионов ради такого позора: "С такой игрой лучше вообще в этот турнир не попадать, чтобы не позорить доброе имя, кровью и потом заслуженное игроками многих поколений. Если бы они работали на поле спустя рукава, как сегодня, допустим, Милевский, может, и дожили бы многие до наших дней. Так уж устроены футболисты тех поколений: играть вполсилы и в полноги они не умели. Не изменился у них характер и в бытность тренерами. Сабо, к примеру, в свой пятый приход на должность наставника "Динамо" отдавал себя делу даже не на сто — на триста процентов, что привело к тяжёлому сердечному приступу. Кое-кто из ваших коллег предположил, что мы выдумали эту причину, чтобы убрать его с должности главного тренера, но я, побеседовав недавно с профессором кардиологии, обследовавшим Сабо, ужаснулся: Иожеф Йожефович находился на грани летального исхода!"

О том, приходилось ли сожалеть по поводу приглашения Сабо в сентябре на роль антикризисного менеджера: "Предположить, что всё так обернется, я не мог. Но полагал, что Сабо — именно тот кто способен вывести команду из критической ситуации. Но его, к сожалению, подвели, я бы даже сказал, предали игроки, на которых он рассчитывал".

О дальнейшей судьбе лишившихся своих должностей Сабо и Буряка: "Должности, которые занимали Сабо и Буряк в административной структуре клуба, с 1 декабря ликвидированы, а функции в полном объёме переданы генеральному директору. Но это не означает, что мы отказываемся от их услуг. После завершения курса лечения жду Сабо в своем кабинете, чтобы обсудить, в каком качестве он будет полезен клубу. Возможно, мы поручим ему курировать ветеранское движение, которым он занимался и много лет назад. В последнее время мы все чаще получаем приглашения для команды динамовских ветеранов — в том числе и в зарубежные турне, но заниматься этим вопросом у нас было некому.

Буряку, на мой взгляд, пора возвращаться на тренерскую работу. Знаю, что его амбиции достаточно высоки, но если однажды у него не получилось в "Динамо" — следует доказать обоснованность выставляемой для себя высокой планки в другом клубе. Так или иначе, с 2008 года наш клуб больше не будет местом, где бывшие игроки смогут пересидеть после завершения карьеры.

Судьба Базилевича от меня напрямую не зависит: научную группу курирует Чохонелидзе, и только ему определять компетентность людей, её возглавляющих. Сам я в этом вопросе ничего не понимаю".

О том, связаны ли поездки Реваза Чохонелидзе во Францию и Италию с поиском новых игроков: "Да. И с необходимостью трудоустроить старых — тоже".

О том, рассматривали ли Олега Блохина как основного претендента на должность главного тренера: "Этот вопрос даже не обсуждался. Переманивать тренера у своего брата, президента федерации, мне казалось некорректным, ведь до последнего времени Блохин не давал внятного ответа — останется он в сборной Украины или сделает выбор в пользу клубной работы. Вот если бы он чётко определился и сказал, что в национальной команде больше не будет работать ни при каких обстоятельствах, не исключаю, что после исполкома ФФУ он оказался бы в моем кабинете для обсуждения условий. Впрочем, теперь могу говорить об этом лишь в прошедшем времени: у нас есть тренер, которому мы абсолютно доверяем".

О переходном периоде не было даже речи: с первых дней работы под его руководством мы продолжим борьбу за золотые медали национального первенства или, по крайней мере, за второе место, дающее право играть в Лиге чемпионов.
О карт-бланш Сёмину и к чему это обязывает российского специалиста: "Буду откровенен: если бы он попросил время на адаптацию или создание целиком новой команды, я бы не стал с ним спорить. Но Юрий Павлович хорошо понимает, куда попал, и какие задачи "Динамо" ставит перед собой, независимо от прежних турнирных неудач. О переходном периоде не было даже речи: с первых дней работы под его руководством мы продолжим борьбу за золотые медали национального первенства или, по крайней мере, за второе место, дающее право играть в Лиге чемпионов. Впрочем, если мы попадём только в кубок УЕФА, но покажем футбол высокого уровня, упрекнуть Сёмина мне будет не в чем. Всё равно это будет лучше, чем сезон в Лиге, вызвавший море негативных эмоций".
Источник: Спорт-экспресс в Украине
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →