Кан: для меня существует только первое место
Текст: Андрей Аносов

Кан: для меня существует только первое место

Голкипер мюнхенской "Баварии" Оливер Кан рассказал, что никогда не дрался в школе и высказал мысль о том, что настоящий вратарь – только с тараканами в голове.
3 января 2008, четверг. 15:11. Футбол
Летом 2008 года Оливер Кан повесит бутсы на гвоздь. Но этот факт не лишает его прежнего честолюбия. А желание помочь команде и вовсе захлёстывает, иногда даже мешая. В интервью "11freunde" голкипер рассказал о своей жизни на поле и вне его.

— Оливер, никто из немецких футболистов не является столь же неоднозначной фигурой, как вы. Болельщики какой команды бундеслиги самые неприятные для вас?
— Не могу ответить на этот вопрос, меня везде встречают с уважением.

— Но бананы с трибуны время от времени всё равно в вас летят…
— На мой взгляд, это тоже скрытая демонстрация уважения.

— Болельщики "Баварии" считаются мирными. Как вы относитесь к нарастающей волне насилия?
— Мюнхен в этом отношении является настоящим оазисом. Что касается других городов, то насилие возникает не в футболе, а в обществе. Футбол это своеобразное зеркало. Проблематично, если ненависть на футбольном поле находит продолжение за его пределами. Ужасно, когда в матче лиги чемпионов между "Валенсией" и "Миланом" один игрок ломает другому нос. В конце концов, футболисты подают пример.

— Это говорите вы? Игрок, чьё поведение часто тоже бывает агрессивным…
— Наверное, в моей игре присутствует некоторая агрессивность, но я никогда никого не травмировал умышленно. Я рад тому, что, будучи публичным человеком, могу показать пример своим детям. Они повторяют всё, что показывают по телевизору. Но, к сожалению, я всего лишь человек и допускаю ошибки.

Дрался ли я в школе? — Нет, я, скорее, из тех, кто убежал бы, если бы возникли проблемы.
— Вы дрались в школе?
— Нет, я, скорее, из тех, кто убежал бы, если бы возникли проблемы.

— Вы заранее продумываете свои жесты? Они бывают очень эффектны.
— Это всегда происходит интуитивно. Но, конечно, я пытаюсь излучать абсолютную уверенность. Вратарь всегда должен демонстрировать, что он готов на сто процентов, даже если весь матч он стоял без дела.

— Помогает ли вам имидж сверхчеловека, титана?
— Конечно, я чувствую уважение со стороны противников. Я заработал его за годы карьеры. Нападающий, выходящий со мной один на один, иногда впадает в ступор, перед неизвестным голкипером этого бы не произошло.

— Вы довольно своим имиджем?
— Я с трудом досматриваю телепередачи со своим участием. Для меня важнее оставаться самим собой. У меня нет проблем со СМИ, хотя я всё же работаю над собой.

Обратите внимание, если увидите, что я говорю репортёру какую-то ерунду, которую не могу слушать и сам, то значит, я отвечаю на вопрос, который мне задали в сотый раз за мою карьеру.
— Вам 38 лет, как вы относитесь к стандартным вопросам, которые задаются после матча?
— Обратите внимание, если увидите, что я говорю репортёру какую-то ерунду, которую не могу слушать и сам, то значит, я отвечаю на вопрос, который мне задали в сотый раз за мою карьеру.

— Вы подбираете слова, когда отвечаете на послематчевые вопросы?
— Иногда я даю интервью, а сам нахожусь где-то далеко от этого места. Непосредственно после матча я всё ещё остаюсь в игре. Поэтому не всегда подбираю нужные слова.

— Этим летом вы заканчиваете карьеру. Футболисты вашего поколения отличаются от молодых игроков?
— Я заметил такую особенность, что наша молодёжь готова много работать. Но ведь нужно также получать удовольствие.

— Удовольствие от футбола или от жизни?
— И в футболе, и в жизни. Также нужно отметить, что у молодых футболистов совсем другое воспитание. Мой тренер приучил меня, что труд и дисциплина – это залог успеха. Я не считаю свой путь идеальным. Но плохо, когда человек удовольствуется, к примеру, третьим местом. Для меня есть только первое место. Когда дисциплинированно трудишься, обязательно достигнешь успеха, отсюда и придёт удовольствие.

— Мануэль Нойер из "Шальке-04" и Рене Адлер из леверкузенского "Байера" – это два молодых и честолюбивых голкипера. Они способны добиться успеха?
— Нойер и Адлер – это молодые таланты, которые хорошо сыграли несколько раз. Им предстоит доказать, способны ли они добиться успеха. Есть много игроков, отлично начавших карьеру, но потом пропавших в никуда. В их возрасте я был так же нетерпелив и мечтал скорее стать номером один.

Что, интересно, вы имеете в виду под тараканами? Я, конечно, считаю себя абсолютно нормальным человеком. Но тот, кто станет вратарём, определённо должен быть, без сомнения, с тараканами.
— Вашим близким тяжело уживаться с вами?
— На поле я – участник матча, в жизни – человек. В футболе я хочу выигрывать всегда. Дома я совсем другой.

— В футбольном мире принято считать, что вратарь – это всегда человек с тараканами в голове.
— Что, интересно, вы имеете в виду под тараканами? Я, конечно, считаю себя абсолютно нормальным человеком. Но тот, кто станет вратарём, определённо должен быть, без сомнения, с тараканами. Тот, кто решил стать вратарём, берёт на себе огромный психологический пресс.

— Когда вы особенно чувствовали, что ваша профессия неблагодарная?
— На чемпионате мира в 2002 году я играл почти безупречно, но одна маленькая ошибка в финале была жёстко наказана (прим.: на 67-й минуте Кан не удержал мяч после удара Ривалдо, и Роналдо открыл счёт).

— Тот день был самым чёрным в вашей карьере?
— Самым сложным моментом в моей карьере было поражение от "Манчестер Юнайтед " в финале Лиги чемпионов 1999 года. Я был просто парализован после этого матча. Это был психологический и физический надлом. На то, чтобы прийти в себя, у меня ушло полтора года.

— Чем вы собираетесь заниматься по окончании карьеры? Не хотите ли попробовать себя в качестве тренера или комментатора?
— Всё это очень интересно. Но пока я ещё игрок. В данный момент я не могу загадывать, что будет.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →