Константин Сарсания: очень надеюсь на новое руководство РФС
Текст: «Чемпионат»

Константин Сарсания: очень надеюсь на новое руководство РФС

Один из самых известных российских футбольных агентов Константин Сарсания в своем интервью "РБК-Спорт" рассказал об особенностях своей профессии.
22 апреля 2005, пятница. 14:37 Футбол

Футбол – самый популярный вид спорта в России. Спорить с этим фактом не имеет
никакого смысла. Однако много ли найдется болельщиков, которые смогут внятно
объяснить — кто такие «футбольные агенты» и чем они занимаются? Разъяснить
ситуацию нам помог известнейший российский агент Константин Сарсания, любезно
согласившийся ответить на наши вопросы.

— Константин, для начала расскажите о себе. Как вы стали футбольным агентом?
Откуда вы пришли в этот, весьма необычный для России, бизнес?
— Я был профессиональным футболистом, играл в московском «Динамо»,
воронежском «Факеле», владикавказском «Спартаке» и в «Асмарале». Потом уехал во
Францию. Там играл за «Ланс» и за «Дюнкерк», где у меня как раз и появился
агент, один из лучших в Европе, кстати. После же окончания игровой карьеры я год
работал менеджером владикавказской «Алании», а потом мой бывший агент предложил
мне поработать вместе с ним, потому что у него не было партнеров из стран
бывшего Союза. Так я сюда и попал. Это произошло в 1994 году.

— Насколько огромны различия в этом бизнесе в России сейчас и тогда?
— Ну, тогда вообще все только начиналось, еще ничего не было, никто толком
понятия ни о чем не имел. В России таких людей называли спекулянтами, жучками и
т.д. Я три года не работал самостоятельно, учился.

— Велико ли наше отставание от Европы в этом деле?
— Как только наши клубы стали более цивилизованными, так и этот бизнес стал
цивилизованным. Все течет, все развивается. Все понимают, что серьезные
футболисты без своего агента решать ничего не будут, что каждый занимается своим
делом, и игрок не может обсуждать свой контракт или еще какие-то вопросы,
связанные с этим, сам. Я думаю, что к этому должны были прийти, и пришли. Но,
конечно, мы отстаем!

— Но все же, есть еще категория игроков, которые не хотят работать с
агентами?

— Нет, ну наверно такие игроки есть. У каждого игрока свой менталитет, и то
насколько он прогрессивен, настолько они понимает свою значимость. С некоторыми
игроками и не надо работать никаким агентам, потому что толку все равно никакого
нет. Агентский бизнес он, как и всякая коммерция: ты должен понимать, что ты
можешь сделать так, чтобы игрок играл лучше, зарабатывал больше денег, перешел в
более сильный клуб.

— Т.е. чем значимей игрок, тем он сам больше проявляет желания работать с
агентом?

— Просто им нужен агент. Лучше говорить: футболистам ниже среднего агент
вообщем-то не нужен, потому что он не сможет ничего сделать. В Европе, кстати,
такая же ситуация.

— Каковы взаимоотношения агентов с РФС?
— С РФС нормальные отношения. Там регистрируются наши лицензии. Они фиксируют и
контролируют деятельность агентов, а так больше ничего. Мы же работаем
непосредственно с клубами.

— Сколько игроков находится в вашем личном подчинении?
— Приблизительно 50 человек. Все они игроки Премьер-лиги. Из первой лиги у меня
вообще нет никого.

— Чем вы завлекаете футболистов? Почему игрок без агента должен выбрать
именно вас?

— Не знаю, наверно у меня уже имя есть. А так я не пытаюсь их чем-то завлечь.
Если я кому-то предлагаю сотрудничество, говорю, чем я могу им помочь, что они
должны делать. Если человека это устраивает, то продолжаем. Если нет, то нет.
Просто у меня уже есть имя и опыт, поэтому футболисты знают, что это не просто
какие-то слова, которые я могу им говорить, а это уже свершившиеся факты и у
меня есть примеры, которые сами за себя говорят.

— А как было, когда вы только начинали работать?
— С одной стороны мне было легче, потому что тогда еще не было никого. Да и
потом мне было легче с той стороны, что я работал с одним из лучших европейских
агентов, и я мог им как бы прикрыться, и у него учился. Главный принцип агентов
— исключать то, что ты не можешь сделать, а то, что пообещал – сделать. Никогда
не нарушать своего слова. Тогда все будет нормально, футболисты будут с тобой
работать. Вот и все. Именно поэтому надо работать очень скрупулезно. Помнить,
что ты что-то пообещал, что заботишься об игроке. Игрок должен чувствовать, что
он может обратиться к своему агенту, и он всегда поможет ему в трудную минуту.
Когда все хорошо, кажется, что и агент не нужен, а когда бывают сложные моменты,
травмы, непопадания в состав, тогда и сказывается агент. На самом деле, он может
реально чем-то помочь.

— Среди ваших подопечных только российские футболисты?
— Нельзя говорить, что я работаю только с российскими игроками. Допустим все
чешские игроки, которых я привез, тоже мои. Плюс норвежец. Хочешь — не хочешь, а
мы работаем во взаимодействии с моими друзьями, партнерами, которые являются их
агентами. Т.к. они играют в России, мне приходится заниматься их заботами, т.е.
это как бы наши совместные игроки. Любой переход, который бы осуществился из
этих клубов, тех же самым чешских или норвежского игрока в другой иностранный
клуб, прошел бы при моем участии. Так было, например, с Ярошиком. Правда, там
договаривались президенты клубов, и у меня было мало работы. Они быстро между
собой договорились, и стоял только вопрос контракта самого Ярошика.

— Сколько сейчас лицензированных агентов в России?
— Где-то 30 человек.

— Над чем еще нужно работать, чтобы агентам в России доверяли все больше и
больше?

— В России кроме агентов нехватка квалифицированных руководителей,
квалифицированных людей, работающих в клубах. Я не говорю про президентов,
Помимо президента, должны быть генеральные директора, спортивные директора, вот
в этом и проблема. Естественно, когда такие люди будут профессиональнее, когда
они будут понимать все это футбольное хозяйство изнутри, тогда и к агентам будут
относиться нормально. А если в руководстве будут люди, которые и понятия не
имеют, что такое футбол, то они не понимают не только кто такие агенты, но и
многие другие вещи.

— У нас в стране уже есть клубы, где работают профессионалы или хотя бы
полупрофессионалы?

— Я бы назвал, прежде всего, три: ЦСКА, «Локомотив» и «Зенит». Недаром они и
лидируют. Другие тоже подтягиваются, но пока им еще пока надо много и много
работать.

— Сколько лет вы даете на все это? Через сколько лет мы приблизимся к
европейскому уровню?

— Мы отстаем лет на 10-15. Наши лучшие клубы только сейчас начинают идти вровень
с Европой. Пример ЦСКА — наилучший тому показатель.

— Много ли в российском футболе договорных матчей?
— Сам не участвовал, поэтому сказать не могу. Я считаю, что надо отвечать, когда
ты что-то реально знаешь. Слышал, что есть, но ответить однозначно не могу.

— Тот факт, что сейчас в футбол вкладывают большие деньги, способствует
уменьшению таких матчей?

— Команды становятся более ровными, и договариваться становится тяжелее.
Реальная проблема это судейская, и ее надо решать. Это более серьезная проблема,
чем договорные матчи. Договорные матчи, если они есть, то они есть. А вот
судейскую проблему мы никак не можем решить. Судейские ошибки становятся
совершенно непонятными! Вот как в матче «Спартак» — «Рубин». Можно говорить о
том, что засчитал судья гол или нет, влетел мяч в ворота или нет, назначил ли
пенальти, был игрок сбит или не был, но когда вообще контакта не было, и он
падает, и назначают пенальти, тут уже не приходится говорить ни о каких ошибках!
Судью могут дисквалифицировать до конца первого круга, он поедет на курортик, а
потом опять начнет судить. Так же судить!

— На ваш взгляд, с новым президентом РФС дела эти пойдут на поправку?
— Я надеюсь, что пойдут, потому что Виталия Леонтьевича я знаю хорошо, он
человек прогрессивный, близкий к футболу и знает все проблемы изнутри. Поэтому я
думаю, что должны какие-то изменения быть. Конечно, все будет зависеть от того,
насколько он не побоится все это перестроить и поменять состав РФС, обновить и
сделать новую команду, которая будет состоять из прогрессивных людей, которые
понимают эти вопросы. Вот если это удастся ему сделать, то будут изменения к
лучшему. Если же он оставит все, как есть, то я не думаю, что мы что-то хорошее
получим.

— Почему, на ваш взгляд, так мало появляется молодых тренеров? Почему все
наши тренеры, как говорится, «варятся в одном котле»?

— Потому что у нас приходит президент в клуб и ставится задача. Или директор, и
ему говорят, что у тебя и у тренера задача выйти там куда-то или место какое-то
там занять. И этот самый директор боится взять молодого тренера, потому что
президент потом скажет: «Да кого ж ты взял?!». А так он возьмет тренера
опытного, а тот его задачу не выполнит, и он скажет, что я его взял, но вы же
видели, он там-то и там-то работал, выигрывал. Все боятся брать на себя
ответственность. И пока ничего не изменится, все тренеры будут «ходить по
кругу». Это беда нашего футбола.

— Как обстоят дела с развитием детского футбола, появлением новых звездочек?
— Там вообще беда полная! Нехватка тренеров, огромная нехватка. Если мы у
себя не можем найти достаточного количества тренеров для профессиональных
клубов, то с детскими вообще беда! Дети не растут, школы не работают, особенно в
регионах. Так что это самая большая наша проблема.

— Другими словами, слова Вячеслава Колоскова о том, что наш детский футбол
поднимался последние десять лет, ну или хотя бы не опускался ниже определенного
уровня, не соответствуют действительности?
— Поднималось, это как: где-то поля построили, где-то базу? Да, это было, но
изнутри никто никогда этим не занимался!

— Как вы считаете, в ближайшее время этому вопросу будет уделено внимание?
— К слову, новая программа РФС направлена на развитие детско-юношеского футбола.
Но опять вопрос: кто будет руководить этим? Если Виталий Леонтьевич найдет людей
понимающих и знающих, которые сумеют этим заняться — это одно, если не найдет,
то это совсем другое.

— И напоследок вопрос на злободневную тему. Какой тренер нужен сборной:
иностранец или россиянин? Как вы относитесь к совмещению постов?

— Я считаю, что сборной нужен иностранный тренер высокой квалификации. Плюс, я
против совмещения. Если же это будет российский тренер, то кто у нас еще не
занят? Бородюк, да Бышовец, вот и все. А больше сейчас нет у нас таких тренеров,
которые смогли бы возглавить российскую сборную команду. Но я еще раз скажу, что
мой приоритет — это иностранный тренер высокого уровня.

Источник: РБК-Спорт Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
20 августа 2017, воскресенье
Партнерский контент