Болельщики "Спартака"
Фото: Александр Мысякин "Чемпионат.com"
Текст: Игорь Рабинер

Назовите их поимённо!

Наш обозреватель жёстко оценивает случившееся в Ярославле и призывает к единственному "лекарству" — неумолимой персонификации наказаний.
31 октября 2013, четверг. 14:30. Футбол

«Шинник» — «Спартак». Лучшие фото

Пора привыкать, мои дорогие. Прошлой осенью были прерванный матч «Торпедо» — «Динамо» и «дело Шунина». Этой – уханье «армейских» фанов в адрес Яя Туре на матче с «Манчестер Сити» (кара УЕФА в виде закрытия одной трибуны последовала максимально мягкая, особенно с учётом того, что и на игру с англичанами пришли всего-то 14 тысяч) и теперь вот Ярославль.

Если кто-то думает, что две последние истории из абсолютно разных опер, то сильно заблуждается. Опера на самом деле с небольшими вариациями одна и та же, и называется она – «О сладком чувстве личной безнаказанности».

Если будут официально названы фамилии тех, кто ухал на «Арене Химки» и в связи с этим лишён сезонного абонемента на матчи ЦСКА, – возьму свои слова обратно. Там ведь ещё в 2009 году было 100 камер видеонаблюдения, покрывавших каждый метр стадиона – а сейчас, поди, ещё больше!

Если сядут туда, куда должны сесть, конкретные «знаменосцы» нацистского флага со свастикой – возьму свои слова обратно. Если крупные планы (!) с остервенением швыряющих кресла фанатов «Спартака», сделанные фотографом «Чемпионат.com» Александром Мысякиным и его коллегами из других изданий, приведут к изгнанию этих людей с домашних матчей красно-белых – возьму тоже. В Англии или Германии всё это произошло бы железобетонно. Но у нас-то – не произойдёт ни при каких обстоятельствах. И потому Химки и Ярославль обязательно продолжатся.

А ещё они продолжатся потому, что у значительной части нашего общества напрочь потеряны ориентиры, что такое хорошо и что такое плохо. В ответ на один из моих предыдущих текстов на тему «армейского» уханья и в комментариях к нему, и в соцсетях на полном серьёзе зазвучало: да что вы, уханье – не расизм, а такой же невинный способ выведения соперников из себя, как свист и мат! Что, мол, нам теперь чернокожим игрокам свистеть нельзя?

Это не лечится. Говорящие так – либо не homo sapiens, либо законченные лицемеры. Нет, ребята, вы, конечно, можете продолжать себе всё это внушать. Но есть чёткие и жёсткие рекомендации по борьбе с расизмом от ФИФА и УЕФА, и в них уханье имеет совершенно определённую трактовку (и вполне логичную, кстати: вы где-нибудь видели, чтобы ухали – белому или, например, Хонде?).

Если мы хотим участвовать в соревнованиях под эгидой двух этих организаций – правила игры надо принимать и выполнять. Если желаем доказать миру, какие мы особенные, и продолжать праздник весёлого уханья – давайте выходить к чёртовой матери из всех этих Лиг чемпионов и чемпионатов мира и Европы со всеми их «толерастическими» заморочками. Откроем тот же объединённый чемпионат, разрешим там ухать, показывать свастику, сжигать флаги, швырять кресла – короче, устроим Чемпионат Раззудись Плечо. И будет вам счастье.

А главное вообще-то – не участие в каких-то там соревнованиях, а просто самоощущение нормальной, цивилизованной страны. Где, показав в публичном месте нацистский флаг, невозможно уйти от жесточайшей ответственности.

***

Смешно и глупо искать в ярославском конфликте фанатов «Спартака» и местного ОМОНа, спровоцированном забегом через всё поле болельщиком «Шинника», правых и виноватых. Так же смешно и глупо, как звучат слова:

а) гендиректора «Шинника», утверждающего, что спровоцировавший всю бучу болельщик в чёрно-синем был переодетым спартаковцем (читай, унтер-офицерская вдова сама себя высекла — Николай Васильевич продолжает быть актуальным и века спустя);

б) тех фанатов красно-белых, что нацистский флаг они пронесли на сектор для того, чтобы… сжечь. Только вот кадров сожжения что-то не видать. А широченные улыбки имбецилов, знамя фашистской Германии развернувших, – видны, и отчётливо. Интересно, кстати, какие пируэты в те минуты выписывали в гробах деды и прадеды этого отродья – наверняка ведь с орденскими планками Великой Отечественной?

Удивительно, что до сих пор (по крайней мере, по состоянию на полдень четверга, когда я пишу эти строки) молчат по этому поводу официальные лица «Спартака». Молчание – знак согласия. Уже была свастика, причём в том же Ярославле, уже было поздравление «дедушке».

Руководители красно-белых, вы хотите, чтобы ваш клуб ассоциировался с нацистской идеологией? Тогда продолжайте молчать. И делать вид, что ничего не произошло.

И тогда свастики будут появляться на трибунах вновь и вновь.

Жёстко отреагировать должен и КДК. «Спартак» должен быть благодарен судье Сергею Костевичу за то, что не прервал матч в ситуации, аналогичной той, на Восточной улице, когда его коллега Тимур Арсланбеков бескомпромиссно сказал «стоп» и не дал себя переубедить. Но то, что в первую очередь свастикой, а также креслопадом, дракой с ОМОНом и файер-шоу фанаты красно-белых однозначно наиграли минимум на матч без зрителей, по-моему, однозначно.

А то, что это будет (в зависимости от того, когда соберётся КДК – быстро или уже только на следующей неделе) игра либо с «Локомотивом», либо с «Зенитом», — об этом пусть болит голова у руководства «Спартака». «Зенит» после «дела Шунина» в прошлом году тоже играл на пустом «Петровском» против не кого-нибудь, а ЦСКА и «Анжи». И вполне возможно, что потерянные именно тогда четыре очка лишили «Зенит» золота. Но винить кого-либо, кроме своих так называемых «болельщиков», питерцы не могли. То же теперь касается и «Спартака».

Можно сколько угодно судить-рядить о том, что совершенно чудовищно, на рудиментарном уровне середины 90-х, вели себя ярославская полиция и ОМОН. Это так, и ниже мы остановимся на этом подробнее. Но разве ОМОН подбросил нацистский флаг? Разве ОМОН устроил огненное шоу на первых минутах обоих таймов? Разве ОМОН вырывал с мясом и швырял сотни кресел? Разве на одном из фото коллеги Мысякина изображён не фанат в чёрной футболке с красноречивой надписью White Power и чёрной же маске с прорезью для глаз, а омоновец?

Кстати, вполне допускаю, что нынешние события – это сознательный «дембельский аккорд» фанатов перед вступлением в силу Закона о болельщиках. Потому что, если кто не в курсе, он хоть и принят, но ещё не действует. 23 июля закон был подписан Владимиром Путиным, 25-го опубликован в «Российской газете» — и с этого момента должно пройти 180 дней, прежде чем он официально заработает. То есть резкое ужесточение наказаний за беспредел на стадионах наступит с конца января 2014 года.

Только вот не надо думать, что фанаты сразу образумятся и станут как овечки. Потому как проблема гораздо глубже и шире. И вот тут уже действительно далеко не в одних фанатах дело.

***

В том, что сейчас тему свастики наверняка подхватят и раскрутят так «любящие» нас английские СМИ, нет никаких сомнений. Я же вспомню об Англии в совсем другом разрезе.

В январе 2009 года мне довелось поприсутствовать на познавательнейшей лекции «Футбольное хулиганство и контроль толпы», которую для студентов факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» бизнес-школы RMA во время стажировки в Ливерпуле читал директор программы МВА Football Ливерпульского университета Джефф Пирсон. Перечитываю – и обнаруживаю, что некоторые вещи из тех, о которых он толковал, словно о Ярославле-2013 были сказаны.

В 1989 году в Англии ввели закон, дающий право отбирать загранпаспорта у болельщиков-хулиганов и не допускать их выезд за границу. Но он толком ничего не дал. На ЧМ-98 в Марселе два дня продолжались кровопролитные бои между британцами и тунисцами. Два года спустя, на Евро-2000, в бельгийском Шарлеруа английские фаны жёстко столкнулись с местной полицией. И это при том, что почти всех известных полиции хулиганов — три тысячи — на двух этих турнирах удалось не выпустить на континент!

Никто ничего не мог понять. Во Франции и Бельгии дрались тысячи англичан, но почти никто из них не был известен полиции. В Шарлеруа было арестовано 965 поклонников «Трёх львов», но имена только 30 из них находились в полицейских картотеках. Более того — при детальном рассмотрении выяснилось, что как раз они в драках не участвовали: сидели в барах и смотрели футбол. Дрались люди, которые внутри страны тихо-мирно ходят на матчи.

Выяснилось вот что. Бузу на центральной площади подняли всего семь захмелевших фанов. И полиция, вместо того чтобы нейтрализовать непосредственных зачинщиков, направила водомёты на всю толпу. Сотни людей логично возмутились: а мы-то тут при чём? И ситуация вышла из-под контроля.

Схожая ситуация произошла в Марселе. Английские болельщики были атакованы проживающей на юге Франции тунисской молодёжью и тут же сгруппировались. Марсельская полиция не то что не помогла британцам, а, наоборот, начала разгонять их слезоточивым газом. Обычные болельщики, увидев неадекватную реакцию властей, прибегли к помощи хулиганов, которые только и мечтали о подобной заварушке.

Вывод Пирсон сделал такой. В толпе с психологией людей происходят серьёзные изменения. Беспорядки начинаются в том случае, если обычные болельщики считают действия властей несправедливыми — и в качестве защиты прибегают к помощи хулиганов. То есть для того чтобы бесчинства не начались, главное — разумное поведение правоохранительных органов.

В Англии болельщики давно уже не считают полисменов врагами — не в последнюю очередь, возможно, потому что те не работают непосредственно на аренах. Но и потому, что они без особых поводов не применяют силу. Напротив, в случае проблем болельщики обращаются к полиции за помощью.

Толпа остро реагирует на необоснованную агрессивность властей. А при помощи дружелюбия один полицейский, как показала практика, может справиться с массой людей.

Во время ЧМ-2006 на страницы всех немецких газет (и на экран во время нашей лекции) попала фотография полицейского,

стоящего с мегафоном и кружкой пива между двумя английскими фанатами. Оказалось, что этот человек остановил беспорядки.

В одном из баров, где собралось две сотни английских фанов, прошёл слух, что на бар надвигаются немецкие «летучие бригады». Толпа вывалилась из заведения с агрессивными намерениями. Полицейский с мегафоном подошёл и сказал по-английски: «Английские болельщики, друзья! Куда вы идёте? Бар ещё открыт, давайте выпьем! И я пригублю пивка с вами!» Напряжение тут же спало, и всё прошло без эксцессов.

Хотя можно представить, что бы началось, если бы вместо того полицейского на англичан пошёл отряд «космонавтов» в шлемах и с дубинками. Тут-то и возникает вопрос: знает ли рядовой российский милиционер или солдат внутренних войск, вооружённый «демократизатором», что такое психология толпы и как её можно регулировать без применения силы? Уважение к людям и их достоинству — вот без чего не обойтись правоохранительным структурам на футболе, если они хотят чего-то добиться.

При этом у английских полицейских — проблема со спецсредствами. Согласно закону у них нет огнестрельного оружия, они никогда не используют слезоточивый газ и водомёты. Особо агрессивных фанатов утихомиривают при помощи… перечного спрея. Детский сад какой-то! И когда после всего этого я слышу от мистера Пирсона жалобы на то, что в Англии у полиции слишком много власти и она нередко ущемляет права и свободы граждан, мне становится смешно. Не представляют себе люди настоящей жизни.

***

А теперь разберёмся, что произошло в Ярославле. Для этого предоставлю слово свидетелю – студентке нашего с Александром Шмурновым «Центра спортивной журналистики», а по совместительству спартаковской болельщице Марине Басовой, в перерыве перебравшейся из ложи прессы на фанатскую трибуну.

«Омоновцев на стадионе было довольно много, сосредоточены они были в основном возле „фанатки“ гостей, — говорит Басова. — А также ещё до матча подогнали водомёт. На мой взгляд, случившегося можно было избежать, если бы ОМОН с самого начала не накалил атмосферу. Кстати, после начала драки быстро подъехал этот самый водомёт и начал всех без разбору поливать водой. На трибуне находились женщины, девушки, тысячи людей, не имевшие никакого отношения к драке, но никто на это не обращал внимания. А на улице тем временем не май месяц, было довольно холодно но всех обливали водой с ног до головы и по несколько раз».

Теперь сопоставьте этот рассказ с той самой лекцией Джеффа Пирсона о психологии толпы. И с ситуацией в Шарлеруа. Заметьте важную деталь из рассказа болельщицы: водомёт был подогнан к трибуне заранее. И «космонавты» в шлемах и со щитами стояли под трибуной изначально. То есть за фанатов всё решили заранее – и антураж на стадионе лишь подталкивал их к агрессии.

Но в ярославском ОМОНе университетов, тем более ливерпульских, не кончали. И, видимо, не ведают, что лезть на фанатскую трибуну (что они сделали, пытаясь изловить болельщика, спокойно пробежавшего всё поле и попытавшегося скрыться в толпе) – это самое безумное решение, которое только можно было принять. Не сделай они этого – и драка с креслопадом могли бы не начаться вовсе.

Далее. В «Твиттере» были выложены фотографии, согласно которым, фанатов запускали на территорию стадиона через крохотный проходик, издевательски медленно – о чём в Москве они давным-давно забыли. В результате (и на этот счёт тоже есть фото) некоторые из них и через ограду, и потом на сектор добирались, использовав школьные навыки лазания по канату. С этой целью связывалось несколько шарфов.

Настрой после такого у них был соответствующий. При этом с длительностью процедуры прохода на арену (то есть, видимо, тщательности досмотра) совершенно не стыкуется другой факт – море пиротехники, использованной «спартачами». Спрашивается – как?!

И вот мы подходим к ещё одному важнейшему тезису из лекции Пирсона: «Начать надо со строительства классных футбольных стадионов, где можно контролировать всё, что происходит внутри и вокруг арены. Это гораздо важнее, чем наладить жёсткую систему подавления беспорядков. У каждого из тех, кто идёт на стадион, в этом случае будет понимание, что его поступки не останутся без внимания».

Я лично видел, как на «Олд Траффорде» к болельщику хозяев, едва продемонстрировавшему футболку со слегка (!) провокационной надписью, тут же подошли стюарды и забрали его сезонный абонемент для проверки и, видимо, внесения в некий список. Схожий с тем, что, по рассказу коммерческого директора «Арсенала» Адриана Форда, в его клубе привёл за один только сезон-2007/08 к лишению сразу 400 человек сезонных абонементов. Кое-кого – пожизненно.

Персональная ответственность – вот ключевые слова во всей этой истории. Причём ответственность обоюдная — и болельщиков, и тех, кто контролирует. Выйдет тот же стюард за рамки своих полномочий – потеряет работу вмиг. А полиции платят клубы – за работу вокруг арены. Существуют матчи разной степени риска, на каждую из них приходится определённое количество полицейских и фиксированная такса. Один раз полиция Уигана потребовала 400 тысяч фунтов за матч – так клуб подал на неё в суд и выиграл дело!

В Англии забег болельщика на поле, швыряние посторонних предметов, расистские и ксенофобские выкрики (в том числе то же уханье), перепродажа билета, даже курение на стадионе – УГОЛОВНО НАКАЗУЕМЫЕ деяния. И устроено всё на аренах так, что наказание по принципу «разберемся как следует и накажем кого попало» там невозможно: всё предельно адресно. Более того, в специальном полицейском отделе футбола Великобритании существуют так называемые spotters, наблюдатели – люди, натренированные на запоминание лиц тех, кому запрещено посещать футбольные матчи. Хоть обрейся наголо, хоть нацепил парик а-ля Маруан Фейллани – заметят, как пить дать.

Вот и работают на островах «футбольные» законы, которых с 1975 по 2006 год кабинет министров принял аж семь.

Заработает ли у нас? Пока, при нашей убогой инфраструктуре, – сильно сомневаюсь. Разубедите, господа! Найдите тех людей, которые с улыбками на том, что принято, но в данном случае недопустимо называть лицами, держали флаг со свастикой на стадионе «Шинник»! Обнародуйте конкретные имена этих выродков, судите и накажите по законам РФ!

Но при этом не карайте невиновных – так, как из водомётов на позднеоктябрьском холоде поливаете не зачинщиков безобразий, а всех, кто под руку попадётся…

***

…Признаюсь, специально отложил развёрнутый анализ того, что произошло в Ярославле, наряду с английским опытом, на вторую половину этого материала. Чтобы ни у кого не возникло мысли, будто автор пытается оправдать дремучестью правоохранителей (слово-то какое смешное в нашем контексте, правда?) фанатский беспредел, нацистский баннер и креслопад. Мухи – отдельно, котлеты – отдельно.

Дмитрий Комбаров, когда всё заваривалось, ходил к фанатской трибуне и пытался её увещевать – так же, как во время прошлогоднего матча «Торпедо» — «Динамо» капитаны обеих команд Денис Бояринцев и Игорь Семшов. С тем же успехом. Прислушаться к капитану любимой команды?

Шутите, что ли? Матч остановят, присудят техническое поражение, и кумиры 11-й год подряд останутся без трофея? Да наплевать!

Можно сколько угодно рассуждать о том, что у нас больное общество, а в таковом не может быть здорового футбола. Это всё абстрактная и трусливая философия, а надо – дело делать.

И если подойти к этому делу с умом, то однажды слова болельщицы Марины Басовой, уходившей с трибун «Шинника» ни за что облитой водой и слегка повредившей ногу: «На себе испытала, что это такое. Это страшно», однажды перестанут быть актуальными. Как бы это ни казалось невероятным в сегодняшней России.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 75
23 мая 2017, вторник
22 мая 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший вратарь сезона в РФПЛ - это...
Архив →