Все новости

Моралес: деньги не главное — я хочу домой

Аргентинский полузащитник "Москвы" Макси Моралес заявил, что недоволен своим положением в клубе и хотел бы вернуться домой.
Футбол

Весть о том, что Леонида Слуцкого на посту главного тренера «Москвы» сменит Олег Блохин, вызвала у русскоговорящих футболистов тяжёлый вздох. Легионеры, разумеется, не подозревали, чем именно грозит им приход украинского наставника. А вот россияне особенности киевской школы представляли отлично: тренировки до седьмого пота, если не до потери сознания. Что ж, все кто не был знаком с требованиями Блохина, усвоили их уже на первом сборе в ОАЭ, который закончился во вторник. Как и ожидалось, обрадовались им далеко не все. Полузащитник «Москвы» Макси Моралес в сегодняшнем интервью крупнейшей аргентинской газете Ole, отрывки из которого публикует «Чемпионат.ру», едва ли не со слезамии на глазах поведал о своём желании вернуться в родной «Расинг» из Авельянеды.

Впрочем, по его собственным словам, угнетают его не только и не столько тренировки «по-киевски», сколько неуверенность в
собственном будущем и ностальгия, которая, представьте, присуща не только русскому человеку. Фразу «Я скучаю по „Расингу“ он
впервые произнёс уже через пару недель после приезда в Россию, замечают журналисты. И за прошедшие шесть месяцев постоянно
интересовался, как идут дела в его бывшей команде.

А дела у неё идут не лучшим образом. Клуб лихорадит, игроки жалуются на задержки зарплаты, подыскивают новые места работы,
ссорятся, а назначенный в конце года тренер Мигель Мико лихорадочно пытается собрать бооеспособный коллектив к началу
клаусуры-2008.

Несмотря на всё это „Гном“, как зовут Моралеса, готов сказать москвичам „до свидания“ и броситься в этот омут.

— Почему же ты хочешь вернуться?

В „Расинге“ всё было хорошо: я всегда знал, что буду играть. Пойми, я не считал, что лучше других, но знал, что шанс у меня есть. Здесь я в этом не уверен. И конечно, это меня тяготит. Нет, в Европе такое в порядке вещей, я в курсе. Многие через это проходят. Но мне слишком тяжело ощущать отсутствие доверия со стороны команды.

— Во-первых, потому, что в клубе у меня полно друзей, которых я знаю ещё с детства. Хочу помочь им выйти из трудной ситуации. Во-вторых, из-за тренера, с которым тоже отлично знаком (по детским и юношеским командам. — Прим. И.И). Он сделал смелый шаг — впервые встал у руля клуба. И, конечно, из-за болельщиков. Они не заслуживают того, чтобы команда
барахталась в середине таблицы. Мне было бы приятно их поддержать.

— Как у тебя складываются дела в Москве?
— Сейчас разгар предсезонки, до начала чемпионата полтора месяца.

— Думаешь, у тебя появится шанс играть?
— В команде много футболистов… На самом деле, я совершенно не представляю, что у нас сейчас за ситуация. Тренер поменялся,
так что нужно ещё посмотреть, что будет дальше.

— При прежнем у тебя было не так уж много возможностей показать себя.
— Нет. Он всё говорил, что мне требуется время на адаптацию. Правда, при этом уверял, что в новом сезоне я буду играть в
команде более заметную роль. Но сейчас он ушёл, и всё изменилось.

— Тебя немного раздражает эта неопределённость?
— Ещё бы. В „Расинге“ всё было хорошо: я всегда знал, что буду играть. Пойми, я не считал, что лучше других, но знал, что
шанс у меня есть. Здесь я в этом не уверен. И конечно, это меня тяготит. Нет, в Европе такое в порядке вещей, я в курсе.
Многие через это проходят. Но мне слишком тяжело ощущать отсутствие доверия со стороны команды.

— Значит, ты даже деньгами готов пожертвовать? Никогда не поверю, что в „Расинге“ тебе смогу заплатить столько же, сколько в России.
— Могу честно сказать одно: я в самом деле очень хотел бы вернуться и помочь „Расингу“ пережить тяжёлые времена. Это вызов.
Понятно, что если вернусь в Аргентину, то не буду получать столько, сколько в России. Но деньги — не главное.

— Думаешь, вернуться реально?

Понятно, что если вернусь в Аргентину, то не буду получать столько, сколько в России. Но деньги — не главное.

— Возможно всё. Если „Расинг“ нуждается в моих услугах, то вернуться я могу. Хотя от меня зависит не всё.

— Мико сказал, что эта идея ему нравится...
— Вы говорили с ним?

— Да.
— Здорово. Рад слышать, что нужен тренеру. Другое дело, что нужно ещё сделать предложение. Надеюсь, Мигель его сделает.

— Русские согласятся отдать тебя в аренду?
— Я же говорю, если со стороны „Расинга“ есть интерес, то возможно всё.

— С друзьями в „Расинге“ ты часто общаешься?
— Да! Постоянно поддерживаю с ними связь.

— Они тоже хотят, чтобы ты снова присоединился к ним?
— Дардито (защитник Гонсало Гарсия — прим. И.И) — тот просто упрашивает: „Пожалуйста, возвращайся поскорее“.

По материалам Ole

Комментарии (0)
Партнерский контент