Виктор Файзулин
Текст: Игорь Рабинер

Файзулин: после карьеры хочу поработать моряком

Наш обозреватель перед началом сбора национальной команды побеседовал с хавбеком "Зенита" о его карьере, жизни, клубе и сборной России.
14 ноября 2013, четверг. 14:30. Футбол
"АДВОКАТ БЫЛ ПРАВ"

…Ему тогда только исполнилось 22. В таком возрасте любому кажется, что у него жизнь только начинается – а тут тебе уже и выигрыш Кубка УЕФА с полностью проведённым финалом и заменой на третьей добавленной минуте, и гол головой (с ростом 176 см!) в ворота Оливера Кана в феерическом разгроме "Баварии" на "Петровском". Парнишка с Дальнего Востока, откуда в принципе добраться на Большую футбольную землю – редкое и большое счастье, транзитом через Кабардино-Балкарию проследовал в "Зенит", с ходу попал в основной состав и проделал весь путь до победы в Кубке УЕФА. Позавчера ты в Находке с Хабаровском, вчера – в Нальчике, сегодня – с еврокубком над головой. От такого впору сойти с ума.

Мы стояли и общались с ним в смешанной зоне будущего "Этихада", а в ту пору – ещё не выкупленного шейхами вместе с клубом "Сити оф Манчестер Стэдиум". Иные журналисты стремились отловить там рыбин повнушительнее, а мне захотелось понять, что чувствует пацан, чья кожа во взрослом футболе ещё не огрубела. И Файзулин восторженно восклицал: "Наверное, никогда не забуду, как кубок УЕФА поцеловал во время награждения. Кайфанул!"

Хорошее словечко, да? Настоящее какое-то. Теперь, когда мы встречаемся пять с половиной лет спустя, 27-летний полузащитник соглашается с тем, что тот финал с "Рейнджерс", гол и разгром "Баварии" в ответном полуфинале были самыми счастливыми пока моментами в его карьере. Но добавляет:


— Сейчас такие же эмоции от выхода сборной на чемпионат мира. Я в этом всё-таки тоже поучаствовал.

Он сказал – а я вспомнил ещё одну файзулинскую тираду после финала Кубка УЕФА. Как раз по поводу сборной. Тем утром был опубликован список кандидатов на участие в Евро-2008, и молодого игрока там не оказалось. Он отреагировал достойно: "Немножко расстроился, конечно. Но Хиддинк человек справедливый, значит, всё правильно. А в сборной я всё равно буду играть. Не сейчас – так через год, не через год, так через два. Если для этого потребуется вообще с поля не уходить – не уйду. Но в сборной буду".

Когда человек настроен до такой степени решительно и безоглядно, у мечты гораздо больше шансов сбыться. Даже если четыре года с тех пор тебя в национальную команду и не думают вызывать. И вот теперь мы на базе "Зенита" в Удельной за два дня до матча со "Спартаком" беседуем с одним из основных игроков сборной России в отборочном цикле ЧМ-2014 (9 игр из 10 в стартовом составе), и спрашиваю Файзулина:


— Если бы тогда, после финала Кубка УЕФА, вам сказали, что основным игроком сборной станете лишь через четыре с лишним года и при Фабио Капелло – поверили бы?
— Поверил. В то время я не знал, когда это произойдёт, но чувствовал, что случится обязательно. Сравнивал, анализировал, кто мои конкуренты, кому сколько лет, кто на подходе. Думал об этом. Костя Зырянов, Сергей Семак прилично старше. И были мысли: когда-то и у меня будет шанс.

— За те четыре года у вас возникали сомнения, что этот шанс всё-таки выпадет?
— Нет, не возникали.

— Даже когда Дик Адвокат, пригласивший вас в "Зенит", в сборную отчего-то не вызывал?
— Даже тогда. К Дику у меня никогда никаких вопросов не было. Когда он стал работать в сборной, я у Спаллетти не играл. А когда выходил, то на разных позициях и нестабильно. Был каким-то блуждающим игроком – то справа, то слева, то в центре. И не показывал хорошего футбола, чтобы меня взяли в сборную. Кто-то говорил, что Дик должен меня вызвать, но я об этом даже не думал. Понимал, что никакого вызова не будет. Адвокат был прав, и мне даже в голову не приходит с этим спорить.

У меня вообще к нему отличное отношение. Благодаря кому я в "Зенит" попал? Мне говорили, что не кто-то меня порекомендовал, а Дик сам был заинтересован, наблюдал за мной в Нальчике. Да, надо понимать, что нас с Широковым тогда приглашали, потому что лимит начинался. Но мог ведь он и кого-то другого взять, правда? А нас не только взял, но и в состав сразу включил. Адвокат – прямой, какого-то подвоха от него я не ожидал, все решения были понятны. За спиной ничего не говорил, относился ко всем ровно. Даже когда я не играл, у меня не было ощущения несправедливости.

Приятно слышать такие монологи от игрока о тренере, который в России уже не работает и особой популярностью с некоторых пор не пользуется. Иной, осознавая это, может в спину какую-нибудь былую обиду выплюнуть. Здесь же – наоборот, речь в поддержку. Так сказать, против ветра. Или тренда, как говорят сегодня. По-моему, о человеке это кое-что говорит. И это невзирая на то, что при Адвокате Файзулин не сыграл за сборную России ни минуты и лишь при Капелло стал её основным игроком.
"У Капелло такая дисциплина, что шаг влево, шаг вправо – расстрел? Не совсем так, но близко к этому"

"У Капелло такая дисциплина, что шаг влево, шаг вправо – расстрел? Не совсем так, но близко к этому"


ОТЕЦ И МОРЕ

Отец Файзулина Игорь Шайхулович – представитель одной из самых романтичных профессий на свете. Он моряк.

— Вы сами не хотели моряком стать? – отвечая на этот вопрос, Виктор улыбается, что в целом за время разговора с ним случалось нечасто.
— Не хотел, но… вынашиваю такие планы теперь. После карьеры хотел бы поработать моряком – где-нибудь месяц. Просто чтобы ощутить эти эмоции. Батя моряк, брат тоже – и мне в будущем хочется попробовать. Понимаю, конечно, что будет тошнить и больше месяца вряд ли выдержу. Но эти эмоции получить хочется.

Отец был штурманом, потом даже старпомом. Много лет ходил на рыболовецких судах – в Японию, Корею, Китай, Сингапур. Много чего рассказывал. В детстве мне больше всего было интересно, что они там ловили – большущих кальмаров, иногда даже акулы попадались. А один раз они попали в такой шторм, что перевернулись.

— Всё судно?!
— Нет. Он, по-моему, был тогда третьим помощником капитана, отвечал за провизию. У каждого корабля был бот, и они на этом боте поехали на землю за продуктами. Ну и перевернулись по дороге. И плавали несколько часов. Кого-то подобрали, кто-то до берега самостоятельно смог доплыть…

Несколько лет назад Виктор перевёз родителей и брата в Санкт-Петербург. С тех пор семейную профессию моряки Файзулины забросили.

— Не тоскует отец по морю?
— Разговаривали мы с ним на эту тему. Отвечает, что по таким морям, по которым он ходил, с дикими штормами, не скучает. А вот по штилю под солнышком прошёлся бы с удовольствием.

В дальневосточном детстве у Вити, как он мне рассказал, было три мечты. Все – не морские, а футбольные. Если учесть, как далеко от столиц – в приморской Находке – он рос, их можно было называть, по сути, несбыточными. Первая – попасть в сборную России. Вторая – играть в каком-то крутом российском клубе. Третья – попробовать свои силы в зарубежном чемпионате. В первую очередь испанском.

Первые два пункта уже выполнены. Хотя в том самом детстве "Зенит" таким клубом не являлся: сейчас трудно поверить, но, например, в 1993 году "Океан" из Находки играл в высшем дивизионе, а питерцы – в первом. А Файзулин верит и помнит – потому как, будучи семилетним пацаном из местной ДЮСШ, имел возможность бесплатно ходить на матчи того "Океана" во главе с кумиром Находки Олегом Гариным


— Скучаете по Дальнему Востоку? – спрашиваю Виктора.
— Скучаю, — вздыхает собеседник. – Потому что детство. Потому что море. Потому что всё родное. Последний раз года назад, наверное, там был. Жить после карьеры я там точно не буду, но мне хочется иметь там дом. Или квартиру. Но лучше – дом на берегу. Чтобы приезжать туда на лето, потому что лето там просто шикарное…

"ХАЛК – ХОРОШИЙ ПАРЕНЬ"

В детские годы любимым клубом Вити "из телевизора" был "Манчестер Юнайтед". Слово "Кантона" Виктор произносит с придыханием. Как и фамилии лидеров тогдашней сборной Бразилии – чемпиона мира-94: Ромарио, Бебето. Их номера на свои футболки находкинские мальчишки нашивали себе сами.

Мог ли он тогда представить, что однажды не менее удалым наследникам тех бразильцев – Неймару, Халку и Ко – однажды лично, пусть и в товарищеском матче, забьёт гол? Да ещё и в Лондоне…

Правда, сам игрок на эту тему предпочитает не трубадурить:


— Ощущение, когда забил, было сильное. Тем более что когда выходишь против бразильцев, испытываешь эмоции, каких не почувствуешь против другой команды. Не знаю, как это передать словами…

Но если бы мне о том голе не напоминали, уже и не вспоминал бы. Не думаю, что тот матч стоит переоценивать. То, что вышли из отборочной группы с первого места и все игры, кроме одной, провели на высоком уровне, гораздо важнее.

А бразильцы, мне кажется, были ещё далеко не такими, как стали позже, после Кубка конфедераций, по ходу которого прибавляли от игры к игре. Против нас же был один из их первых товарищеских матчей при Сколари. Сейчас это совсем другая команда, один из двух, считаю, главных кандидатов на золото чемпионата мира. Наряду с испанцами.

— Но ведь польстило же, когда Халк после того матча сказал: "У россиян понравились многие, но игра Файзулина была наиболее выдающейся"?
— Ну да…

И это всё. От похвал Виктор не млеет, а наоборот, по-моему, начинает чувствовать себя неуютно. И ничего, кроме "ну да", выдавить из себя не может. И о том же голе "Баварии" в полуфинале Кубка УЕФА говорит, что помнит о нём лишь потому, что перед каждым матчем на "Петровском" на табло показывают фрагменты старых игр, и этот гол всегда проскакивает.

— Игровая ситуация, вот и всё, — лаконично объясняет он, каким образом смог переиграть в воздухе высоченных Лусио и Демикелиса. И добавляет, что вся команда тогда не верила в то, что ей удалось. – Все обалдели от этого, и мы в том числе.

Тогда никаким Халком в "Зените" и не пахло, а команда выиграла больше, чем сейчас. О бразильце мы говорили, напомню, до матча со "Спартаком" и его знаменитого пенальти. И когда речь зашла о бразильце, Файзулин сказал:

— Чтобы он чем-то меня здесь поразил – такого не было. Я и так знал, какой Халк футболист. Техника, мышление, мощь – какие тут сюрпризы? При всём при этом он хороший человек. Мне так кажется. Не могу сказать, что общаюсь с ним вне поля, но смотрю за его поступками. И из того, как он себя ведёт, делаю такой вывод.

— По-русски Халк с Витселем совсем не говорят? Даже матерятся?
— Что-то пытаются. Но в русском они полные нули, по-моему. Как раз сегодня с Витселем бегали, что-то спросил его. Старается ответить, но понимаю, что никак. Если не хотят учить, как их заставишь? Будет ходить на уроки и в телефоне копаться.

— В этом году чувствуется, что Халк освоился, уже не играет сам по себе. Что стало переломным моментом?
— Наверное, когда он почувствовал психологическую гармонию. Видно, что стал спокойнее, переосмыслил всё.

Уже после игры со "Спартаком" нельзя было не узнать, как Файзулин отнёсся к случившемуся. Оказалось, так:

— Считаю, что эта ситуация с пенальти – ненормальная. И впредь, чтобы такого не повторялось, Спаллетти нужно объявлять имя пенальтиста перед игрой.

Коротко и ясно. И, на мой взгляд, исчерпывающе.
С детства мечтаю поиграть в Испании, и когда для этого созрею, буду готов к понижению зарплаты.

С детства мечтаю поиграть в Испании, и когда для этого созрею, буду готов к понижению зарплаты.


"МУТКО ШУТИЛ, КАПЕЛЛО СМЕЯЛСЯ"

— Уже ждёте Бразилию-2014?
— интересуюсь у полузащитника.

Файзулин серьёзнеет. Делает долгую паузу. И, обдумывая каждое слово, произносит:

— Очень хочется туда поехать. Но, знаете, всё может быть. Сегодня одного не вызвали в сборную, а завтра кого-то другого не вызовут. Так что нельзя сейчас рассуждать о Бразилии – кто знает, поеду я туда или нет?

Он вообще не из пафосных. Показалось, едва не отшатнулся, когда я спросил:

— Поделитесь секретом: как стать одним из любимцев Капелло, ни разу до того не вызываясь в сборную?
— Да не стал я никаким его любимцем! Почему любимец? Просто он стал вызывать, у меня начало получаться. Команда выигрывала – вот он, наверное, и не стал ничего менять.

Слова о Капелло приходится вырывать из Файзулина клещами. Фразы резко становятся односложными.

— Капелло призывает вас быть скромнее в интервью?
— Нет, об этом разговоров не было.

— Широков год назад рассказывал мне: единственное, что не нравится всем игрокам, – подъём в 8.30, причём даже в день матча. Это осталось прежним?
— Да.

— А есть ещё вещи в распорядке, которые не по душе?
— Давайте не будем об этом.

— Правда, что после Белфаста он ещё жёстче гайки закрутил?
— Нет, ничего такого не было.

— Но разгон команде после той игры был приличный?
— Да не скажу, что какие-то крики были. Просто спокойно донёс до нас, что так больше играть нельзя.

— А что в Баку команде здорово досталось за пропущенный гол – правда? И что поздравил он команду с выходом на ЧМ-2014 только в самолёте?
— Мы летели не с ним, а другим самолётом. А в раздевалке он агрессивно высказал, что думает по поводу гола. Потом поблагодарил за выход – но начал с критики.

Слушаю односложные, рубленые фразы – и в конце концов озвучиваю своё ощущение:

— Такое ощущение, что дисциплина у Капелло такая, что шаг влево, шаг вправо – расстрел.
— Не совсем так, но близко к этому.

— В моём понимании Капелло намного строже Адвоката. Это так?
— Ну да.

— Три слова, которые олицетворяют для вас итальянца?
— Результат. Дисциплина. Уважение.

— Когда-нибудь видели, чтобы Капелло смеялся или хотя бы улыбался?
— Видел. Когда шутка хорошая – все смеются, и он тоже. Приходил Мутко, у него была встреча с командой. Много шутил, все смеялись, и Капелло тоже.

— Шутку от министра какую-нибудь вспомните?
(Пауза, улыбка.) Не стану.

Но в конце концов и на тему сборной Файзулин стал более разговорчив.

— Давно было понятно, что Капелло может принять абсолютно любое решение, — рассуждает он, когда разговор заходит о том, что для главного тренера неприкосновенных игроков нет. – Как он считает – так и будет. Поэтому я и думал: что-то такое, что нам в какой-то момент кажется нереальным, у Капелло может быть сплошь и рядом, в любой день. И я готов к любому повороту.

— В том числе и по себе? Когда вас заменили в перерыве домашнего матча с Израилем при 0:0 и в итоге команда выиграла 3:0 или когда отправили в запас на 23-й минуте встречи в Лиссабоне, не приходили в голову дурные мысли?
— Такие мысли всегда приходят в голову. И не только в сборной, но и в клубе. Конкуренция высокая, понимаешь, что любая игра может всё изменить.

Именно таким образом всё изменилось у Игоря Денисова. Но тему Гарика, экс-капитана национальной команды, мой собеседник обсуждать не хочет категорически. Табу для него и кое-что другое – например, конфликт в прошлогоднем "Зените". А когда спрашиваю его, мог ли бы сказать фанатскому виражу что-то схожее с Романом Широковым, отвечает:

— Нет. Почему? Потому что я другой человек. Точно не подвержен эмоциям. Вернее, эмоции бывают, но я сначала подумаю, стоит ли об этом говорить, и только потом скажу.

— Когда-то вы признались: мол, отношения в "Зените" стали для вас полнейшим откровением после Нальчика, где все ходили вместе, а в Питере все поодиночке и просто делают своё дело?
— Да. Наверное, я не сразу понял, что такое топ-клуб, как в нём всё строится. Понимание только со временем пришло. Во-первых, конкуренция, когда ты сегодня можешь играть в стартовом составе, а завтра – не попасть в заявку. И к этому надо относиться правильно.

И отношения здесь не такие. Потому что большой город, больше внимания, всяких колкостей в адрес футболистов. Конкуренция опять же. Голова должна работать каждую секунду – что кому ответить, что прессе сказать. Надо всё на три хода вперёд просчитывать! Когда пришёл, не был готов к этому. И ошибки делал – и с журналистами, и в коллективе.

Приехал – старался быть откровенным. Но в какой-то момент понял, что надо быть осторожнее. Появились шипы, на некоторое время стал от всех подальше. Были сложные моменты, пока не перестроился.

— А почему, по-вашему, у вашего бывшего босса Юрия Красножана после Нальчика нигде не складывается?
— Меня постоянно спрашивают о Красножане. Но я с ним проработал один год, мне на тот момент был 21 год. И мне в нём всё нравилось. Есть люди, которые проработали с ним гораздо дольше – и лучше у них спросить, почему так. Для меня это загадка.

"СЪЕЗДИЛИ НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ КИМ ИР СЕНА"

Можно представить, какой путь надо проделать с Дальнего Востока, чтобы оказаться в этом самом топ-клубе, не говоря о сборной. Имею в виду – не в километрах. Но говорит об этом Файзулин опять-таки без какого-либо пафоса.

Интересуюсь:

— Многое приходилось приносить в жертву, чтобы стать футболистом?
— Да не такая это на самом деле была и жертва. Я понимал, что просто люблю футбол. Тренироваться для меня было в удовольствие. Никогда такого не было: зачем, блин, на эту тренировку ехать, я же из-за этого на дискотеку не пойду. Понимал: лучше потренируюсь лишний раз – а потом поеду играть в какую-то классную команду. Приоритеты с самого начала были расставлены.

— Но вы единственный, кто добрался с Дальнего Востока до национальной команды. Можно представить, как этого было сложно добиться и, например, в каких условиях вы в детстве занимались.
— Разговаривал со всеми моими сверстниками из сборной – ни у кого не было особых условий. Все на "гарюхах" тренировались, на опилках. Время такое было. Не думаю, что на Дальнем Востоке условия были хуже, чем где-то ещё.

— Но засветиться там намного сложнее, чем в европейской части России.
— Тут согласен. Но был переломный момент, мне повезло. Олег Смолянинов, тогдашний тренер "СКА-Энергии", увидел меня на юношеском турнире. Разглядел какой-то потенциал и позвал в Хабаровск. Даже деньги какие-то за меня заплатили "Океану"! Мне было 17-18 – и с первого же матча в первой лиге он доверял, ставил. Даже сборы я с командой не проходил – приехал, сразу поставили…

Это называется – оказаться в нужное время в нужном месте. Файзулин соглашается: не приехал бы на тот турнир Смолянинов, не увидел его – и никто не знает, как бы дальше у него сложилось.

Потом в Хабаровске был Сергей Горлукович. И самая дикая предсезонка в файзулинской жизни. Адский недосып. Подъём в 6 утра, тут же тренировка на пляже: растяжка, беговые упражнения, кросс. Потом, не переодеваясь, на завтрак. Далее – тренажёрный зал. Затем вторая, полноценная, тренировка. Пару часов днём поспишь – всё равно не хватает. Затем ещё одно занятие… Короче, четыре тренировки в день. Многие не выдерживали. Приехал однажды на просмотр вратарь – но ко второй тренировке в команде его уже не было. Оказалось, после первого занятия голкипера вырвало – и поминай как звали. Убежал с просмотра, аж пятки засверкали.

— Какие у нас с Горлуковичем были отношения? Никаких. Он тренер, я игрок. Он кричал, я слушался. А говорил он много чего…

Наколесился и налетался он по Дальнему Востоку, казалось, на всю оставшуюся жизнь. Край длинный, едешь из Находки на другой конец 12 часов на автобусе, играешь, не моешься – и сразу обратно ещё полсуток. Перелёты из Хабаровска через всю страну в первом дивизионе – тоже не фунт изюму. Но Виктор говорит, что только сейчас понимает, как это было тяжело, а тогда вообще об этом не думал. Для него и по сей день нет проблем – восемь часов лететь, девять…

— Верили, что оттуда выберетесь?
— В детстве-то мечты у меня были, но тут стал мыслить иначе. Поэтапно. Играешь во второй лиге – думаешь о первой. Играешь в первой – оцениваешь, что способен на что-то большее. Так вот и шёл постепенно.

Удивительно, что при всех этих перелётах-переездах Файзулину не то что не опротивели путешествия – он их обожает. В отпуске то на Амазонку рванёт, то во Французскую Полинезию, откуда на корабле – в Калифорнию. Но ближайшей зимой никуда не собирается: недавно у него родился второй ребёнок, и всё внимание футболист собирается уделить грудничку. Детей, кстати, они с женой назвали необычно – Севастьян и Мирра. Опять же – оригинал.

Когда спрашиваю, какие путешествия стали для него самыми незабываемыми, оказалось: сбор "Океана" в КНДР.


— Лет восемь прошло, но помню каждый день, что в Пхеньяне с нами происходило. Как в аэропорту по приезде у нас забрали всю технику – телефоны, фотоаппараты. Как под корейскую музыку проезжали на автобусе мимо советских построек, и всё было точь-в-точь как в советских фильмах: шли люди, все в галстуках, все читали книги. А потом всей командой съездили на один из главных праздников – день рождения Ким Ир Сена. За счёт гигантского числа людей впечатление – сумасшедшее.
"Есть предчувствие, что на ЧМ-2014 сборная России должна выйти из группы и даже пройти 1/8 финала"

"Есть предчувствие, что на ЧМ-2014 сборная России должна выйти из группы и даже пройти 1/8 финала"


"КОРНЕЕВ ПРЕДЛАГАЛ ПЕРЕЙТИ В "АНЖИ"

Уйти из "Зенита" Файзулин мог не раз и не два. Но словно какое-то провидение его удерживало. Покинь он базовый, по сути, клуб сборной – кто знает, добрался бы до неё однажды или нет?..

— В 2011 году была встреча. Тогдашний портивный директор "Зенита" Игорь Корнеев сам предложил мне перейти в "Анжи". Я тогда сразу отказался. Не хотел. И позже интерес со стороны махачкалинцев тоже был.

— Сейчас часто думаете о том, как дальновидно поступили?
— Не перешёл и не перешёл. Не думал об этом вообще. Но тому, что произошло с "Анжи" – удивляюсь, как и все.

— Ещё бы, если даже в июле этого года говорили в интервью: "Не сомневаюсь, что в этом сезоне "Анжи" поборется за золото". Полный шок потом испытали?
— Естественно. Никто такого не ожидал.

— А сами хоть раз были на грани того, чтобы уйти?
— Да. Тогда же, в 2011-м, мы чуть не договорились с "Краснодаром".

— Читал интервью с бывшим руководителем селекционной службы "быков" Станиславом Лысенко. Он говорил, что Файзулин заломил нереальные финансовые требования – в частности, зарплату около двух миллионов евро.
— Я тоже читал. Вообще-то переговоры вёл не с Лысенко, а с гендиректором Хашигом. Они шли нормально, но в итоге мы не договорились по деньгам. Это правда. Но о конкретных суммах говорить не хотелось бы.

— "Анжи", "Краснодар"… Когда в вашей судьбе в "Зените" наступил перелом, который в конце концов привёл вас в сборную?
— Тогда, в 2011-м, я при Спаллетти даже на предсезонных сборах не играл. Выходили парни из дубля, а меня и на контрольные матчи не ставили. Но потом получили травмы Семак и Широков. Я вышел на игру со "Спартаком", мы выиграли – 3:0. Вот с того момента и пошло-поехало. Стали больше доверять, и позиция в центре поля нашлась.

— А какую позицию вы считаете своей?
— Всегда считал и считаю, что в центре. И все тренеры, кроме Адвоката, использовали меня именно там. Но, мне кажется, максимум своих возможностей я могу раскрыть, когда играю центрального атакующего полузащитника. Как говорится, box-to-box.

— Сейчас в "Зените" одним из двух опорных – глубоковато?
— Там мне тоже нравится. Но только если команда мяч держит. А если она постоянно обороняется – то уже не так…

— Как относитесь к недавно высказанному мнению Геннадия Орлова, сказавшего, что у Файзулина не поставлен удар?
— Никак не отношусь.

— Но в чём-то с ним согласны?
— Нет. Как можно обсуждать, поставлен удар или нет, если в силу своей позиции я добираюсь до удара в среднем раз за игру? Только Спаллетти, который видит меня каждый день на тренировках, может об этом говорить.

— В прошлом году возникало ощущение, что Капелло доверяет вам больше, чем Спаллетти. У вас самого такого не было?
— Отчасти было. Но сейчас ситуация меня устраивает.

Вот что значит – человек перетерпел. Многим футболистам этого терпения не хватает, и они быстро скатываются в небытие. А тут – и сжатые зубы, и удачное стечение обстоятельств. Без второго успешной карьеры не бывает. Без первого – тоже.

"ПРИ ДИКЕ МЫ ИГРАЛИ В АБСОЛЮТНО ДРУГОЙ ФУТБОЛ"

Нетривиальным оказался взгляд Файзулина на игру сегодняшнего "Зенита" и её сравнение с командой Адвоката. Если до того абзацами, а не короткими предложениями он говорил только о море, отце да путешествиях, то это, по-моему, оказалось первой футбольной темой, вызвавшей у Виктора неподдельный интерес.

— Переход "Зенита" на игру в два опорных полузащитника потребовал много времени и усилий? – спросил я его.
— Да. Вообще, если называть вещи своими именами, то игра "Зенита" с приходом Халка поменялась. Есть ярко выраженные группы атакующих людей – и тех, кто отвечает за оборону. Если раньше команда целиком и атаковала, и защищалась, и впереди требовались большие силы и командная игра, то теперь в атаке всё строится на индивидуальных качествах. Вот что поменялось. Поэтому и стало два опорных – чтобы игроков, которые оборонялись, было больше, чем раньше. Пять-шесть человек постоянно находятся в обороне.

— Я насчитал в нынешнем "Зените" шесть человек, которые играли в финале Кубка УЕФА-2008. А чем теперешняя команда, по-вашему, от той отличается?
— Мы играем в абсолютно другой футбол. Тот был более зрелищный, яркий, но при этом мы и пропускали много. Где-то он был авантюрным, но, мне кажется, болельщикам нравился больше. В то время город на ушах стоял. Сейчас эмоции совсем другие. Есть ощущение, что футбол им немного приелся. Что же касается результата, то я бы ещё поспорил, какая из двух команд сильнее.

— Но та выигрывала еврокубки, а эта и близко к ним подобраться не может.
— Тогда мы много матчей прошли за счёт удачи. Тот же "Марсель" или "Вильярреал". А почему в последние годы не получается – не знаю даже. Могли пройти "Бенфику" и выйти в четвертьфинал – жребий попался хороший. Просто мы не показали свой футбол.

— Почему так всё время получается?
— Может, какая-то ментальность… А есть у меня и ещё одна версия, почему на выезде в Европе плохо играем. Игры начинаются в 11 (а в зимнее время – даже в 12) ночи, когда организм уже спит. Лично я в полночь уже засыпаю. Это тоже может сказываться.

— В команде-2008 играл Фернандо Риксен, которому недавно был поставлен смертельный диагноз…
— Грустно. Позитивный, классный человек. Мы с ним близко не общались, поскольку я не знаю английский. Но когда пересекались, видно было, что и он ко мне относится отлично, и я к нему тоже.

— Не думали как-то помочь ему?
— А как? Будь это возможно, он бы и сам себе помог. У него всё есть…

— Капитан "Зенита"-2008 Анатолий Тимощук смог наладить ситуацию в раздевалке, для чего его, как многие считают, сейчас и возвращали?
— Не думаю, что прямо из-за этого. Всё-таки Тимощук – квалифицированный футболист. И знаете, что его отличает? Он всегда на позитиве – даже когда не играет. Тяжело в такие моменты не выплёскивать наружу своё разочарование – но Тимощук как раз таков. Когда он вернулся, я сразу начал его про Гвардиолу спрашивать – зная, что он четыре дня успел с ним поработать…

— Есть тренеры в мире, с которыми мечтали бы поработать?
— Как раз с Гвардиолой. Интересно, как он ставит игру так быстро. Я не верил, что он "Баварии" сможет поставить такой футбол, как у "Барселоны". А он поставил.

— Кто ваш фаворит за "Золотой мяч"?
— У меня всегда номер один – Месси.

— Против него вы на поле ещё не выходили. А с кем из следующего списка было сложнее всех – Рибери, Роналду, Неймар?
— С Рибери. Потому что мы с ним на поле в полуфинале Кубка УЕФА часто встречались. Я играл правого полузащитника, он – левого. Резкий, убирал тебя на шаге – очень тяжело поймать было. Ярчайшее впечатление. Криштиану и Неймар ничего против нашей сборной не сделали, да и я с ними на поле не пересекался. А силу игрока понимаешь, когда оказываешься против него с глазу на глаз.

— Томаса Мюллера, как следует из вашей нашумевшей летней цитаты, вы не считаете экстраординарным игроком и не думаете, что он легко заиграл бы в России. Не спрашивали у Тимощука, верна ли ваша оценка?
— Нет. Если что-то говорю – уверен в этом. Мюллер – хороший игрок, классный. Но, на мой взгляд, не топ-футболист. Просто он в "Баварии".

— Не боитесь публично говорить такие вещи? Найдутся ведь люди, которые скажут: да что он, мол о себе возомнил, чтобы скептические оценки футболистам с большими заслугами давать.
— Не боюсь. Меня спросили, я ответил. Сказал, что думаю, никого не обидел. Что в этом плохого?

"В ИСПАНИИ ГОТОВ БУДУ ИДТИ НА СНИЖЕНИЕ ЗАРПЛАТЫ"

На каких только стадионах Файзулин уже не играл. На "Альянц Арене" и "Этихаде", "Сан-Сиро" и "Стэмфорд Бридж", "Да Луж" и "Драгау". Самый памятный – арена "Баварии". Потому что тогда, весной 2008 года, это был самый большой стадион, который молодой хавбек видел в своей жизни.

— Все эти летающие камеры, полный огромный стадион… Самые сильные ощущения, поджилки тряслись. Сейчас уже абсолютно спокойно на любой стадион выхожу.

Это мы ещё посмотрим, как он спокойно, даст бог, на матч чемпионата мира выйдет. А однажды, наверное, настанет время и для реализации третьей детской мечты. О загранице.

— Мой приоритет – Испания, — говорит Файзулин. — Но пока я не гонюсь за ней. Надо ведь знать, и куда семью перевозить, есть ли там школа хорошая. Сейчас у меня уже двое детей, надо от этого плясать.

— Клуб какого уровня вас устроит?
— На этот счёт абсолютно не парюсь. Денег, можно сказать, заработал. Понятно, что не буду там суперфутболистом, за славой не гонюсь. Мне просто важно будет поехать за новыми ощущениями.

— Сайт transfermarkt.de оценивает вас в 9 миллионов евро. Не маловато – учитывая, за сколько то же "Динамо" в этом году купило у "Анжи" Денисова, Жиркова, Кокорина?
— Нет. Не мало. Себя сложно оценить, тем более что в России иногда нереальные трансферы проходят. Но по этому сайту все ориентируются, он адекватные деньги выставляет.

— Готовы ли будете в Испании даже на значительное снижение зарплаты?
— Конечно, да. И не надеюсь там зарабатывать миллионы. Поеду на меньшее – просто чтобы почувствовать, что такое другой чемпионат. Но пока ещё к этому не готов, и язык не учу. К отъезду, в общем, не готовлюсь.

— А когда будете готовиться?
— Когда почувствую, что больше в России не могу.

— Россия – страна особенная. Обсуждали ли в сборной и в "Зените" ситуацию с тем, что в Москве, огромном мегаполисе, играть негде?
— Что там обсуждать. Все понимают, что это Россия. Не удивляюсь в ней ничему.

— А над долгостроем собственного стадиона в "Зените" смеются?
— Недовольны. Костя Зырянов говорит, что давно на нём должен был играть, а всё никак не может.

— И уже вряд ли сможет. А вы – надеетесь?
— Надеюсь, конечно. Тоже думал, что к этому моменту уже минимум два года буду там играть.

— Как-то по весне вы сказали: "Будь я обычным зрителем, не стал бы смотреть футбол на таких полях". А вообще на российский футбол ходили бы?
— Скорее нет. Разве что на несколько матчей – дерби, например. Если бы были качественные стадионы – другое дело.

С такими эмоциями по отношению к собственному чемпионату – и предельно трезвыми, на мой взгляд – до острого желания уехать в Испанию, что-то мне подсказывает, Файзулину осталось недолго.

В трезвости взгляда Виктора на жизнь я ещё раз убедился, спросив, есть ли у него какой-то бизнес, помимо футбола. Сколько ведь питерских футболистов втравляли во всякие авантюры – и потом "обували" на огромные деньги!


— Только покупаю недвижимость, больше ничего, — сказал Файзулин. – Мне этого достаточно.
"В 2011-м спортивный директор "Зенита" Игорь Корнеев предложил перейти в "Анжи". Я сразу отказался"

"В 2011-м спортивный директор "Зенита" Игорь Корнеев предложил перейти в "Анжи". Я сразу отказался"


"ЕСТЬ ПРЕДЧУВСТВИЕ, ЧТО НА ЧМ-2014 РОССИЯ ВЫЙДЕТ В ЧЕТВЕРТЬФИНАЛ"

Но пока на повестке дня – сборная. Путь к Бразилии.

— Премиальные за выход на ЧМ-2014 вам уже заплатили? – спрашиваю у Файзулина.
— Нет. Ждём.

— Какая сейчас система – получаете только за выход на "мир" или за отдельные победы тоже?
— И то, и другое. За отдельные победы всё уже получили, как и должны были.

— Как у футболистов сборной контакт с президентом РФС Николаем Толстых?
— Никаких проблем нет. Он постоянно приезжает, общаемся. Если у нас есть какие-то вопросы – всегда на них отвечает.

— Кто для вас в сборной самый близкий человек?
— Наверное, Денис Глушаков.

— Перед матчем "Спартак" — "Зенит" не спорили с ним на ужин в ресторане?
— Нет. Но после поражения "Спартака" от "Локомотива" я поздравил его с "победой", и он меня тоже – с ничьей против "Амкара". Посмеялись.

— Будете ли переживать за сборную Бразилии, потому что там Халк?
— Нет. Если они будут показывать классную игру и доминировать в матчах – то да. Всегда болею за тех, кто больше заслуживает победы. И мне хочется, чтобы эта команда выиграла, чтобы всё было справедливо.

— На Евро-2008 сборная России дошла до полуфинала. На ЧМ-2014 полуфинал для нас – недостижимая цель?
— Это будет зависеть от жеребьёвки. Думаю, если с ней повезёт, – реально. Но думаю, что из группы должны выходить, какой бы она ни была. Почему-то мне кажется, что она у нас не будет очень уж сильной.

— Для нас это зачастую плохо. И на ЧМ-2002 с Японией, Бельгией и Тунисом не вышли, и на Евро-2012 с Чехией, Польшей и Грецией.
— У меня есть предчувствие, что сборная России в 2014 году должна выйти из группы и даже пройти 1/8 финала.

— На чём основано это ваше предчувствие? Ведь не выходили из группы аж с 1986 года.
— На тех играх, которые провела нынешняя сборная.

— Капелло сказал в интервью итальянской прессе, что будет ставить задачу выйти в четвертьфинал. Вам он уже это говорил?
— Пока нет.

— Готовы к тому, что во время подготовки к Бразилии, после тяжёлого сезона Капелло будет с вас семь шкур сдирать? Так, как Гус Хиддинк делал это перед Евро, и это привело к успеху.
— Для меня это не имеет никакого значения. Мне важно попасть в Бразилию, и ради этого я готов бегать столько, сколько нужно. Только чтобы поехать на чемпионат мира.

Произнесены эти слова были ровно с той же степенью решимости, как в мае 2008 года в смешанной зоне будущего "Этихада": "А в сборной я всё равно буду играть". Интонация за эти пять с половиной лет не изменилась. Ты слышишь это, вспоминаешь, чем обернулось предыдущее обещание, – и веришь Файзулину безоговорочно.

А под конец беседы спрашиваешь его:

— В детстве у вас было три футбольных мечты. А о чём мечтает отец двоих детей Виктор Файзулин?
— В футболе – только поехать на чемпионат мира и сыграть там. А в жизни… Моя мечта – жить на море. Она трудноосуществима. Но я действительно об этом мечтаю.

Как тут не вспомнить фразу чудесного тренера и человека Виктора Прокопенко, с которым Файзулину не суждено было пересечься: "Жизнь даётся человеку один раз, и прожить её нужно у моря". Такой же романтик, Виктор-младший под этой цитатой, не сомневаюсь, распишется. И когда-нибудь её реализует. Как осуществляет всё, что задумывает.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 17
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →