Чемпионат Германии. "Боруссия" — "Бавария"
Фото: Getty Images
Текст: Игорь Рабинер

Смейся, Гётце! Плачь, "Вестфаллен"!

Наш спецкор побывал в Дортмунде на Der Klassiker, битве немецких титанов, в которой жёлто-чёрный титан пал больнее, чем в финале ЛЧ.
24 ноября 2013, воскресенье. 00:32. Футбол
«Боруссия» — «Бавария»: лучшие фото

«Вы когда-нибудь видели вживую Жёлтую стену? Нет? Значит, вы в футболе очень многого не видели. И завтра поймёте, что хотя бы поэтому не зря сюда приехали».

Молодой человек по имени Дирк, работающий в департаменте общественных связей бундеслиги, произносил этот монолог с такими горящими глазами, что верилось ему с полувзгляда. Разговор шёл за пятничным ужином, на котором спецкору «Чемпионат.com» и ещё 24 журналистам со всех уголков света, приглашённым бундеслигой на матч «Боруссия» — «Бавария», составили компанию Йенс Леманн и Кристоф Метцельдер. И они, люди, не раз участвовавшие на дортмундской стороне в «Битве Титанов», или Der Klassiker, как здесь на немецкий манер именуют немецкое «класико», полностью подтверждали: нас ждёт нечто особенное.

Жёлтая стена – это стоячая трибуна из 25 тысяч (!) болельщиков дортмундской «Боруссии», не разделённая никакими перегородками. 25 тысяч! И билет (который, разумеется, абсолютно невозможно достать) на эту трибуну, представьте, стоит каких-то жалких 13 евро. Даже на «Баварию». «Боруссия» могла бы взметнуть цену в разы, но не сделает этого никогда. Как я вижу, клубы в Германии вообще очень, очень дорожат отношениями со своими болельщиками. И, в отличие от той же Англии, не собираются делать стадионы местами для избранных.


Потому уже несколько лет и занимают первое место в Европе по посещаемости, значительно опережая ту же Англию. Говорю это людям из бундеслиги и в ответ слышу обиженно-гордое: «Не в Европе, а в мире!» А потом они добавляют: «Из всех игровых лиг по всем видам спорта нас опережает только одна. НФЛ. У неё средняя посещаемость – 67,5 тысячи». Более того, вторая бундеслига со средней посещаемостью в 18 тысяч занимает восьмое место в Европе. И опережает на треть, заметим стыдливым шёпотом, нашу родную Премьер-Лигу…

А больше всех в самой посещаемой футбольной лиге мира на футбол ходят в Дортмунде. В среднем – по 80 с лишним тысяч. Восемьдесят, вы слышите?! И болельщик тут особенный. Это вам не Мюнхен с его богатой природой и возможностью для развлечений: какой-то час езды – и горы тебе с лыжами в придачу, и озёра, и Швейцария… Это абсолютно спартанский, рабочий, бедный (для Германии, разумеется), лишённый каких бы то ни было достопримечательностей город, который живёт футболом и только футболом. Оттого и двойная, а то и тройная страсть. Наживаться на своих лишённых изыска, зато яростных, пылающих жёлтым огнём болельщиках – об этом в «Боруссии» не хотят даже слышать.

Мне обо всём этом рассказывали, и я даже заснуть в ночь с пятницы на субботу толком не смог в ожидании Der Klassiker. Правда, скучный человек внутри меня объясняет эту бессонницу обыкновенной трёхчасовой разницей во времени. Но человек весёлый и эмоциональный тут же возражает: ты просто, дружище, перевозбудился от услышанного. А заодно вспомнил, какое феерическое впечатление на тебя произвёл стадион «Бомбонера» в Буэнос-Айресе на аргентинском «суперкласико» «Бока» — «Ривер». И теперь ждёшь следующего впечатления, которого не забудешь многие годы.

***

Саму игру, конечно, изначально подкосили травмы. В бундеслиге изрядно ругались на матчи сборных: в один и тот же день хлоп – и нет у «Баварии»

Рибери, хлоп – и минус Хуммельс у «Боруссии». И ладно бы один Хуммельс, почти все основные защитники. Вон исполнительный директор дортмундцев Ватцке сказал даже, что о чемпионском титуле при таких потерях в составе команды Юргена Клоппа следует забыть.

Оторвавшись от вкусного ужина и споров о футболе с коллегами, я спросил Йенса Леманна, как он относится к подобным фразам. Может, это своеобразные игры разума, хитроумный план по расслаблению фаворита? Знаменитый в недавнем прошлом вратарь, однако, отреагировал жёстко:

— Нахожу это весьма печальным. Тем самым Ватцке уже до игры подбрасывает футболистам оправдание на случай неудачи. А этого делать ни в коем случае нельзя, потому что люди ожидают от «Боруссии», что на своём поле при абсолютно любых раскладах она бросит «Баварии» вызов.

Жаль, конечно, что Дортмунд испытывает проблемы с травмами. Но игроки «Боруссии» будут голодны, физически готовы и в любом случае, думаю, смогут дать «Баварии» крутой бой. По крайней мере я этого с нетерпением ожидаю.

— Ещё одна дуэль матча – вратарская. Вайденфеллер против Нойера. Что скажете как голкипер: есть ли у вратаря «Боруссии», недавно дебютировавшего в сборной, шанс до ЧМ-2014 вытеснить оппонента из состава национальной команды? И насколько важен в этом плане предстоящий матч?

— Пока Нойер здоров, думаю, что шансы Вайденфеллера малы. Но в футболе никогда не знаешь, что произойдёт в следующую секунду. Человек должен быть к этому готов. Но в нормальной ситуации, убеждён, играть должен Нойер.

А с бородатым Кристофом Метцельдером, завершившим карьеру лишь накануне нынешнего сезона, мы обсудили другую горячую предматчевую тему. Ту, что интересовала в последние дни всех без исключения. Как публика на «Сигнал Идуна Парк» (которую не только турецкий журналист упрямо называет по старинке «Вестфалленштадионом», но и некоторые сотрудники бундеслиги шёпотом тоже) встретит перешедшего в «Баварию» Марио Гётце? Если, конечно, Пеп Гвардиола рискнёт выставить экс-дортмундца в стартовом составе.

— Для вас стал неожиданностью переход Гётце в «Баварию»? – спрашиваю бывшего защитника «Боруссии» и сборной Германии.
— И большой! Не только для меня, но и для его одноклубников, и для «Боруссии» в целом. Я полагал, что он останется в Дортмунде, чтобы потом шагнуть в большой европейский клуб из другой страны вроде «Барселоны» или какой-нибудь английской топ-команды, потому что, попав в «Баварию» и закрепившись там, чаще всего уже не уходишь никуда. Но Марио выбрал свой путь. И, конечно, болельщики в Дортмунде не станут его чествовать. Ему придётся тяжко.

— Вы его осуждаете? А также Маттиаса Заммера, выигрывавшего за «Боруссию» чемпионаты Германии как игрок и тренер, а ныне – спортивного директора «Баварии»?
— Ни в коем случае. Моя собственная история, когда я ушёл в «Реал» из Дортмунда, а вернулся уже в «Шальке», врага «Боруссии» номер один, не даёт мне возможности для возмущения. Мне тоже пришлось несладко. Но если ты хочешь расти, то нужно шагать на следующую ступень, а «Бавария» — лучшая команда в Германии и уже в мире. Работать там – большая цель и большая честь. И я понимаю, почему тот же Заммер перешёл в этот клуб.

— Ожидаете, что их примеру в межсезонье последует и Левандовски?
— Обычно, если «Бавария» хочет кого-то подписать, она делает это. Думаю, они уже обо всём договорились.

Уже трудно поверить, что нынешний сезон «Бавария» начала с поражения в Суперкубке Германии от «Боруссии» — 2:4. С тех пор в 19 матчах всех турниров она не потерпела ни единого поражения, одержав 16 побед. Такой стимул для творческого развития команда Гвардиолы получила, уступив сначала команде Клоппа. Дело дошло до того, что разгром «Аугсбурга» в предыдущем туре – 3:0 — стал рекордным. «Бавария» провела 37-й матч кряду без поражений, превзойдя рекорд «Гамбурга» Эрнста Хаппеля 30-летней давности. Что будет дальше? Или Клопп ещё раз напомнит «Баварии», что с 2010-го по 2012-й он выиграл у главного немецкого суперклуба четыре встречи подряд, установив опять же рекорд бундеслиги?
***

И вот за 45 минут до начала матча выходим из отеля Pullman, где нам читали лекции менеджеры «Боруссии» и бундеслиги. Поднимаемся по длинному горбатому мосту, ведущему через оживлённую трассу к стадиону. И видим четыре ярко-жёлтые «макушки» опор, символизирующие «Сигнал Идуна Парк», в девичестве – «Вестфалленштадион». Тут всё жёлтое, и невозможно поверить, что первоначально цветами «Боруссии», как рассказали её менеджеры по маркетингу, были… синий и белый – цвета её злейшего врага, «Шальке».

Мост полупустой. Где же народ? Время-то по всем прикидкам такое, что люди должны валить толпой. Кто-то из местных говорит: «Да они все уже на арене». Вспоминая, как «Бомбонера» на аргентинском «суперкласико» заполнилась за два с половиной часа до матча, искренне верю.

Рано радовались. Чем ближе к арене, тем гуще поток. В киосках – свиные ноги на вертеле, от одного вида которых слюнки текут. Пиво льётся рекой.

Уже возле арены по-хозяйски расположился Санта-Клаус, чьё время придёт совсем скоро. Более того, он не боится «тусоваться» около дортмундской арены в крайне неполиткорректных в данном случае цветах – красно-белом (то есть своём исконном). Нет, он не за «Баварию», просто Санта-Клауса в чёрно-жёлтом можно представить себе только в наркотическом сне.

И вообще как-то тут всё неправдоподобно мирно. Вы можете представить себе болельщиков «Спартака», свободно идущих «на цветах» внутри местной толпы к «Петровскому»? Или наоборот? У меня вот что-то не очень получается. А тут – элементарно. То и дело встречаются граждане баварской национальности. Один, слегка полоумный, с отвисшими усами и одетый во что-то непонятное, изрядно набрался и фальшиво, зато громко поёт. Никто ему не мешает. Поют снаружи в основном болельщики «Баварии», местные же берегут силы на сам матч.

От того, что потоки болельщиков двух команд по крайней мере на пути к арене не разведены, обалдевает турецкий журналист из нашей группы. «Эй, да попробовал бы хоть один человек в расцветке „Галатасарая“ прийти на гостевой матч даже не с „Бешикташем“, а с командой поскромнее в хозяйской толпе – его бы разорвали! А здесь – хоть бы хны».

Полиция снаружи есть. И правильно. Нет, народ ведёт себя спокойно. Но толпа за 25 минут до стартового свистка у каждого входа на арену – будь здоров. Если начнётся внутри этой толпы брожение, мало не покажется. Периодически под ногами у кого-то слышен хруст битой стеклянной тары.

Встаём в очередь. Она двигаться, к нашему удивлению, не спешит. Сбоку вроде бы открываются какие-то новые ворота. Иду туда, по ходу пьесы вступаю в кучу навоза. Стало быть, и здесь конная полиция прошлась, хотя здесь и сейчас её не видно. Оказывается, что ворота открыли для того, чтобы внести человека на носилках, лежащего совершенно без движения. Причём связанного. Крови нет. Выходит, вдребезги пьян.

Чемпионат Германии. "Боруссия" — "Бавария". Мюнхенцы в гостях разгромили принципиального соперника

Чемпионат Германии. "Боруссия" — "Бавария". Мюнхенцы в гостях разгромили принципиального соперника

Толпа приближается ко входу, и по мере приближения внутри неё становится всё тяжелее существовать. Поездка на окраину в московский час-пик покажется раем. Неудивительно, что высокий папа держит на плечах дочку в очочках в баварской кепчонке. Ребёнка в толпе определённо затолкали. Хотя толпа, повторюсь, ведёт себя культурно. Тем не менее два англичанина за мной ворчат: «В Англии такого при входе не бывает». Мёдом и вправду не намазано.

Наконец подхожу к стюарду. Через плечо – сумка с компьютером. Открыть просит, но внимательно не досматривает и не ощупывает (у меня на сей раз билет, а не аккредитация, так что репортёра во мне выдаёт разве что ноутбук в сумке). «Напитков нет? Парфюма нет? Иди!»

Иду. Поднимаюсь высоко-высоко. Билет оказывается на верхний ярус трибуны за воротами. Вот только не той, которую Жёлтой стеной называют, а противоположной. Стена далековато – стадиончик-то не маленький, 80-тысячный. Жаль, эффект не такой оглушительный, каким мог бы быть.

Тем не менее вхожу и застываю в изумлении. Оказывается, в Дортмунде за десять минут до начала матча, как и на «Энфилде», весь стадион стоя поёт You’ll Never Walk Alone! На английском! Впрочем, ничего удивительного – сколько бываю в Германии, столько и вижу, что по-английски здесь говорит подавляющее большинство. И лишь потом по арене звучит что-то немецкое, народно-рурское.

Народно-рурское вздымается и в виде баннера. Причём сразу нескольких. На одном написано: Fich Dich Gotze. Примерно то же самое, что Fuck you, Gotze. Ну, вы поняли. А ведь накануне матча начальник службы безопасности «Боруссии» обещал в печати, что ни буквы похабной не дадут на стадион пронести. Запрещено, мол, у нас людей оскорблять. Но не тут-то было. Как такого парня не встретить?

***

Гётце, однако, в стартовом составе не обнаружился – не решился-таки Гвардиола отправлять его на растерзание «Вестфаллену». Историческое событие произойдёт на 56-й минуте, и, когда вся арена дружно издаст адский свист, можно будет даже не смотреть, какой номер появился у бровки (тем более что с этого яруса номеров на другой половине поля практически и не видно). Вся окружавшая меня трибуна в эту секунду будет не просто свистеть, а вытягивать вверх средние пальцы, по-моему, даже тех рук, которых у этих людей нет. То есть в среднем по три руки на брата.

Пока же свистели гораздо скромнее и, я бы сказал, в рабочем порядке – Нойеру. В детстве, как известно, фанату «Шальке», а такое в Дортмунде не забудут никогда. А вопрос замены Рибери решился следующим образом: на его левый фланг справа переместился Роббен, на месте голландца оказался Мюллер, в центр же полузащиты добавился Хави Мартинес. А может, Кроос – это уж вам виднее.

Клопп же сложнейшую шараду, кого выпускать в обороне, решил так: центральную пару составили Папастотопулос и свежеподписанный Фридрих, слева появился честолюбивый дублёр Дурм, а справа – Гросскройтц. Словом, «я его слепила из того, что было». Невзирая на нехватку опыта совместной игры и периодически мастерства, люди страховали друг друга – дай боже. Правда, и баварцы под удары бросались так же самоотверженно. По-немецки.

Народ тем временем периодически сновал туда-сюда с пивом – его в пластмассовых стаканах тут и на трибуну проносить не возбраняется. Человек в футболке с фамилией Мхитарян (уже!) тащил себе и друзьям аж три кружечки. И ничего – ни малейшей злой агрессии и чувства опасности на трибуне (за воротами, повторяю, и при скромнейшей цене) не ощущалось. Когда-нибудь так научимся, а?

Сказать, что зрелище на поле захватывало, было бы преувеличением. «Бавария» на выезде, как в тот момент казалось, играла с оглядкой на четырёхочковое преимущество – казалось, ничьей она ничуть не огорчится, хоть защита у соперника и экспериментальная. «Боруссия» же освоилась только к середине тайма, когда на 22-й минуте после прострела Левандовски его земляк Блащиковски едва не проткнул мяч мимо Нойера в сетку. А спустя минуту Ройс, Мхитарян и Левандовски вновь довели мяч до Кубы, и тот с острого угла пробил в очередного защитника Матросова.

На 30-й минуте споткнулся в центре поля Боатенг, и Ройс помчался к воротам с явным намерением открыть счёт, да Нойер отразил его плотный удар с таким ангельским спокойствием, что пыл «Боруссии» как-то разом поугас. А народу оставалось радоваться мини-подвигам своих защитников – например, когда Рафинья по флангу забросил мяч на ход Мюллеру, да Папастотопулос прилетел в длиннющем подкате и выбил мяч в аут. Публика орала так, будто хозяева гол забили.

К концу тайма инициативу незаметненько так, неспешненько прибрали к рукам баварцы. Причём играли они не по-гвардиоловски, а по-хайнкесовскии – прямыми, чёткими линиями. «Тика-таки» видно не было. Передачи предпочитали длинные. Вот Лам с уже освоенной им позиции опорника (Швайнштайгер опять травмирован) мудро запускает в прорыв Мюллера, тот стреляет к линии штрафной – и Манджукич, по-змеиному извернувшись, нанёс удар с разворота. Почти точный. Простите уж, что с противоположной трибуны не разглядел – то ли Вайденфеллер вытащил, то ли штанга спасла. Вскоре Данте запустил по флангу Роббена, тот катнул мяч вдоль ворот – и как только Манджукич не замкнул? Картина стала приобретать знакомые в последнее время черты. Но ещё не совсем.

Всё ж таки до перерыва игра, что называется, оставляла желать. По драйву, по скоростям да и по моментам тоже. Первый нерв появился на последней минуте тайма, когда Рафинья срубил Ройса, схватил жёлтую карточку (уже вторую у «Баварии» — до того схожим образом выступил Боатенг), а самого Рафинью в ответ хозяева схватили за грудки. Впрочем, чуток попетушились – и хорош. На перерыв, правда, тот жеРафинья, Хави Мартинес и Боатенг уходили, что-то бурно обсуждая с судьёй, а трибуны им столь же бурно свистели. В целом же провожали команды с поля аплодисментами.

В первой половине второго тайма смотреть было особо не на что – дух, вопреки предматчевым ожиданиям, совсем не захватывало. Интерес возродился после уже упомянутого выше выхода на замену Гётце и свиста дортмундской арены, до того как-то тоже подуспокоившейся. На стадионе затеплилась жизнь. И на поле – тоже. Гётце заменил Манджукича и стал той самой ложной «девяткой», которую так любит Гвардиола. Сколько волка ни корми… Но ведь сработало же, сработало!

На 67-й минуте Мюллер прошёл справа почти до лицевой и скинул мяч к линии штрафной. А оттуда Гётце хитрющим ударом «шведкой» в самый угол обвёл вокруг пальца Вайденфеллера. За то, что будет сейчас на стадионе, стало просто страшно.

И вдруг прямо надо мной, пятью-семью рядами выше, куча народа радостно заголосила. Что такое? Неужто решили поздравить своего бывшего игрока с голом в ворота собственной команды, как в своё время болельщики ЦСКА — Сергея Семака, забившего красно-синим за «Москву»?

Ан нет. Надо мной вдруг обнаружились люди в баварских шарфах и в немалом, между прочим, количестве. Нет, это не был сектор «Баварии» — компактно её болельщики расположились в углу соседней трибуны. Это была смешанная трибуна – и никто, представьте, друг друга не задирал. Просто одни радовались, а другие горевали. Смейся, Гётце, плачь, «Вестфаллен»!

В тот момент никто не мог предположить, что это только начало экзекуции. Тем более что в ответ «Боруссия» рванула вперёд и создала пару моментов. Один просто-таки убойный: Левандовски пустил мяч между ногами Данте и организовал выход «три в один». Мхитарян, казалось, завершал его из беспроигрышной позиции, но умудрился не забить. И тут же, понурив голову, пошёл с поля, ибо Клопп заменил его и Блащиковски разом. По инерции хозяева создали ещё один момент, но потрясающе сыграл Нойер, отразивший кончиками пальцев из самого угла выстрел Ройса из-под защитника.

На игре «Боруссии» замены в лучшую сторону никак не сказались. А вот на действиях «Баварии» ходы Гвардиолы отразились феноменально. Причём Гётце даже в меньшей степени. Ещё один джокер летней трансферной кампании, долгое время травмированный, показал, зачем его брали. Тиагу Алькантара, один из лидеров испанской «молодёжки» и экс-«звёздочка» «Барселоны», с ходу принял командный пульт в центре поля в свои руки. С «Боруссией» было покончено. Тиагу разводил мячи так мудро, что показалось – в Мюнхен подъехал не только Пеп, но и Хави с Иньестой в одном флаконе.

На 86-й минуте Тиагу закинул мяч через полполя на рывок Роббену. Тот убежал с угла один на один с Вайденфеллером, выманил его на себя и мягко перебросил мяч в дальний угол – так, чтобы все к нему бежали и никто не успел. А до кучи ещё и трехходовочка Роббен – Лам – Мюллер, словно Макаров – Ларионов – Крутов, завершилась голом сборной СССР в большин… ой, «Баварии» в равных составах.

Это уже попахивало издевательством. Народ, не в силах перенести футбольную неправедность крупного поражения в этот вечер, пошёл прочь с трибун. В подавляющем, конечно, меньшинстве. Большинство осталось терпеть это унижение, началось которое, ужасно подумать, с Гётце, до конца. И Жёлтая стена, хоть и не устраивала что-то совершенно умопомрачительное (фаны «Бока Хуниорс» всё-таки впечатлили меня куда сильнее), концовку провела достойно, после финального свистка мощнейшим пением поддержав свою команду. А Гётце в этот момент был в центре поля, где общался со всеми – и со своими, и с чужими…

Это был его день. И не день «Боруссии».
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 11
26 марта 2017, воскресенье
25 марта 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Какие эмоции у вас вызвало поражение сборной России от Кот-д'Ивуара?
Возмущение
565 (8%)
Досада
745 (10%)
Стыд
1888 (26%)
Радость
598 (8%)
Безразличие
3461 (48%)
Проголосовало: 7257
Архив →