Сергей Овчинников: контракт подписал за 35 секунд
Текст: «Чемпионат»

Сергей Овчинников: контракт подписал за 35 секунд

Первое интервью Сергея Овчинникова в качестве игрока "Динамо", в состав которого он перешел после окончания сезона.
7 декабря 2005, среда. 09:21. Футбол

Первое интервью Сергея Овчинникова в качестве игрока «Динамо», в состав
которого он перешел после окончания сезона.— Нам известно, что вы только что вернулись с охоты. С добычей?
— Да, кто-то чего-то подстрелил. Но сам я не стрелял — не любитель.

— А зачем же поехали?
— Чистым воздухом подышать. Плюс приятная компания — Лоськов, Евсеев, бывшие
локомотивцы.

— Напряженность в отношениях после вашего ухода из «Локо» ощущалась?
— Нет, что вы. Да, думаю, ее никогда и не будет.

— Между тем президент «Локомотива» Валерий Филатов, объясняя причины вашего
исключения из списка отъезжающих в Израиль, говорил, что не хотел, чтобы
нарушилась атмосфера в команде…
— Как-то ведь объяснить то решение надо было! Но я отнесся к этому абсолютно
спокойно. Ну как я мог ухудшить атмосферу? Решение одного игрока — это только
его решение, и если он остается в нормальных отношениях с партнерами, то как он
может что-то испортить? Контракт мой заканчивается 31 декабря, и считаю, что
отработал его полностью. Взяли бы в Израиль — отыграл бы без вопросов и там.

— Вы не раз заявляли о том, что закончите карьеру в «Локомотиве». Что теперь
скажете по этому поводу?

— Того «Локомотива», которому я был предан на протяжении большого периода жизни,
уже нет. Не говорю, что это плохо — строится новая команда, и, возможно, она
будет даже лучше прежней. Во всяком случае, ей этого желаю. Но привык
чувствовать себя комфортно, а многого в перестройке «Локомотива» не понимаю.
Здесь, кстати, наши взгляды с Семиным совпадают. Комфортная для меня атмосфера
общения в самом клубе и с болельщиками ушла. Единственное, о чем жалею, — это
расставание с преданными поклонниками «Локомотива». Хотя, думаю, многие из них
будут болеть за меня лично.

— Можете сформулировать в чем изменилась атмосфера?
— Ушли или уходят многие из тех, кто создавал неповторимую ауру «Локомотива».
Причем речь не только о футболистах и тренерах — о работниках клуба тоже. Ушли
Бузникин, Ашветия. В команде, где всегда была очень демократичная обстановка,
появилась вдруг какая-то строгость. Может, это и неплохо, но то, что строили два
десятилетия, разрушилось. А нового создать пока не успели. Существуют потери и
иного рода, которые тоже влияют на атмосферу. Так, ушел из жизни наш любимый
водитель Иван Рошка — это было серьезным ударом по всей команде.

Скажу, что мне тяжело было расставаться с родным коллективом, и Семин перед
подписанием контракта настаивал, чтобы я еще раз все обдумал. Но мне ведь никто
ничего в «Локомотиве» не предлагал, поэтому моя совесть чиста.

— А если бы предложили?
— Я долго ждал. Считаю, что имел право хотя бы на разговор. Если бы даже было
сказано, что в силу возраста на меня как на игрока не рассчитывают, но
предлагают какую-то работу в клубе, — остался бы. Но в какой-то момент все
взвесил и понял, что я там не нужен.

— Чем вы объясняете это? Может быть, все из-за того, что вас считают
человеком Семина?

— Наверное, в этом утверждении есть доля истины. К тому же сегодня в
«Локомотиве» задумано омоложение состава. У меня, правда, есть свое мнение на
этот счет: искусственное омоложение никогда полезным не бывает, взгляните хотя
бы на нашу сборную. Но в конце концов право руководства решать — кто ему нужен,
кто нет. Если вратарь Овчинников не устраивает, значит, он будет искать новое
место работы.

— Может, не устраивает человек Овчинников?
— Нет, это вряд ли.

— Зачем нужно было торопиться с подписанием контракта, не дождавшись
окончания сезона?

— Чемпионат закончился 19 ноября, два матча Кубка УЕФА в расчет не берем. Для
себя, как человек самолюбивый, установил именно этот предел — 19 ноября. Не для
подписания контракта даже — для разговора. Если бы мне сказали: «Сережа, мы
поговорим после окончательного завершения сезона», проблем не возникло бы. А
так, поскольку считаю, что неправильным было даже то, что я периодически намекал
на разговор (не о продолжении контракта, а только о разговоре), решил, что мое
самолюбие ущемлено. На следующий день позвонил Семину и согласился на переход в
«Динамо».

— Можно ли сказать, что именно изменившаяся атмосфера послужила главной
причиной неубедительного финиша в чемпионате России? Ведь растеряно было
огромное преимущество.
— Не сказал бы, что оно было таким уж большим. Но главные причины спада —
все-таки футбольные. Команда, которая не забивает, не может остаться первой.

— А насколько верно утверждение, что команду подкосила неудача в Лиге
чемпионов? Станислав Черчесов в интервью «Спорт-Экспресс» говорил, что серьезная
команда может провалить после такой неудачи только матч-другой, не больше...

— Наверное, мы несерьезная команда (улыбается). Нет, говорить о том, что неудача
в игре с «Рапидом» подкосила нас, неправильно. По большому счету она отразилась
именно на одной-двух следующих играх. Главной же причиной стало невезение. Мы не
забивали из таких позиций, что никакой логикой это не объяснишь! Забей наши
форварды по голу хотя бы в двух-трех из многочисленных нулевых ничьих, где бы мы
были! А таких игр, когда не реализовывались стопроцентные моменты, было даже не
две-три, а пять-шесть.

Мы с защитниками уже шутили — может, пора идти вперед самим, чтобы забить. Но
отношения в команде при этом были очень хорошими и никто никого не попрекал —
игрок же в конце концов не виноват, что его уровень не соответствует команде,
его купившей.

— А уровень главного тренера этой команде соответствовал?
— Об Эштрекове могу сказать так: он выжал из команды даже больше того, на что
она была способна. Для клуба, игравшего второй круг без нападающих, третье место
нужно считать успехом. И главная заслуга в этом успехе — именно Эштрекова.

— Не боитесь, что с «Локо» произойдет что-то похожее на то, что произошло со
«Спартаком» несколько лет назад?

— Не думаю, что «Локомотив» ждет нечто подобное. В клубе все отлажено, и в
будущем году команда наверняка выступит успешно. Тем более что Валерий
Николаевич Филатов очень переживает за «Локомотив». Лучшего президента клуба я
просто не знаю.

— В «Локо» осталось два вратаря — Поляков и Криворучко. Как думаете, ставка
будет сделана на одного из них или появится кто-то еще?
— Если бы тренером был я, то безусловно сделал бы ставку на Полякова. Но я
не тренер. Думаю, что в команде появятся новые вратари.

— Оборона и голкипер «Локомотива» смотрелись единым целым. Старых партнеров
наверняка будет не хватать в новой команде?
— Конечно, за столько лет я привык к своим партнерам. Но думаю, что и в
новой команде обязательно найду общий язык с линией обороны. Тем более нам надо
постараться вернуть болельщиков «Динамо» на трибуны, а значит, в будущем году
команда должна выглядеть солидно и показывать стабильный футбол. Такую
стабильность оборона прежде всего и определяет.

— Вратарю очень важно вовремя прикрикнуть на партнера или что-то подсказать
ему. Как в этом плане быть с защитниками-легионерами?
— Проблем не будет, тем более что португальский я не забыл. Но проповедовать
в команде нужно именно русский язык, и тот же Семин это отлично понимает.

— Почему вы выбрали именно «Динамо»?
— Честно говоря, других предложений и не было. Мы даже обсуждали с женой вариант
завершения карьеры. Но бывший родной клуб и настоящий родной тренер протянули
руку помощи, за что им очень благодарен.

— Вам еще во время пребывания в «Локомотиве» раскрасили машину. И в цветовой
гамме преобладали бело-голубые оттенки. Преднамеренно?

— Нет, конечно. Для меня эта покраска вообще была сюрпризом, а о «Динамо» тогда
не было и фантазий. Но самое любопытное, что и мотоцикл, который я приобрел,
случайно оказался тех же цветов. Видно, кто-то свыше намекал.

— Букву «Л» на машине теперь закрасите?
— Думаю, это будет правильно.

— Нарисуете «Д»?
— Нет. Ограничусь футбольным мячом. А то вдруг через год еще куда-нибудь
перейду?

— Кто сделал первый шаг в переговорах с «Динамо»?
— Клуб, конечно. Считаю, что для футболиста ходить с протянутой рукой —
унижение. Семин случайно узнал, что «Локомотив» ничего мне не предлагает, и
отреагировал на это.

— Раньше вы признавались, что во всех видах спорта, кроме футбола, болеете за
«Динамо». Теперь можно не делать исключения?
— Это так, но «Локомотив» все равно останется в сердце. А разве плохо, когда
у тебя два родных клуба?! Многие болельщики уже подходят на улице, одобряют мое
решение. А объяснить все и всем до конца не получится, как ни пробуй. Кто меня
знает, тот поймет, что Овчинников руководствовался отнюдь не финансовыми или
какими-то иными условиями и «Локо» не предавал.

— Думаете, с болельщиками «Динамо» быстро найдете общий язык?
— Говорят, они сейчас в интернете высказывают какие-то негативные мнения по
поводу моего перехода. Не могу только понять — почему? Про этот клуб никогда не
говорил ничего плохого. Считаю, одна-две победы — и все придет в норму.

— Вспоминается выходка фанатов бело-голубых, скандировавших в ваш адрес
что-то непристойное во время матча «Динамо» — «Локомотив»...

— Это была провокация. Те сто человек — вряд ли болельщики «Динамо». Можно как
угодно болеть за свой клуб, но переходить на хамство — неправильно. У любой
команды поклонники в большинстве своем адекватны. Они всегда, даже в случае
поражения, оценят по достоинству полную самоотдачу футболиста на поле. Когда он
бьется, жертвует здоровьем, не жалуется на травмы. Сколько вы вспомните
пропущенных мною матчей из-за повреждений? За пятнадцать лет, пожалуй, игры
две-три. «Динамо» — брэнд в мировом футболе, и я знаю, что должен вложить здесь
всю душу без остатка. Как это было в «Локомотиве».

— Большое число легионеров в «Динамо» — плюс или минус?
— Семин найдет баланс, необходимый для достижения результата.

— Вы как-то сказали, что выигрывать надо сразу. Это было серьезное заявление?
— Можно, конечно, подстраховаться, заметить, что нужно время на становление…
Времени нет! Никогда не понимал этих фраз: молодой еще, все впереди. Впрочем, и
опытным не следует говорить, что все позади. У меня, например, многое только
начинается. Просто не следует откладывать дело в долгий ящик. Состав-то сильный.
Следует только поверить в себя. Друг за друга должны умирать на поле.

— Думаете, будете твердым первым номером?
— Это не так уж важно. Все сомневаются во мне, но никому еще не удалось
вытеснить меня из состава.

— Как оцениваете конкурентов — Нуну и Карчемарскаса?
— Они вратари хорошего уровня. Скажу больше: Семин приглашал меня не только с
игровых позиций, но и для помощи в создании коллектива. Как это было в сборной.
Так что проблем у меня не возникнет, если кто-то будет играть, а я сидеть на
скамейке запасных. Хотя такой мысли пока не допускаю.

— Где-то промелькнуло, что вы станете чуть ли не играющим тренером в новой
команде.

— Это не так. Возможно, года через два, по истечении срока контракта.

— Когда Алексей Федорычев начал перекраивать команду на португальский лад,
вас в качестве связующего звена не приглашали?
— Нет. Наверное, ни один руководитель не мог представить себе, что я могу
уйти из «Локомотива», поэтому не обращались. Были, правда, предложения из-за
рубежа, но мне это уже неинтересно.

— Откуда?
— Из разных клубов. Конечно, не уровня «МЮ» или «Аякса». Средненькие команды,
где можно было бы спокойно доиграть.

— Сергей Юран рассказывал, что в «Бенфике» в него в душевой кидали мокрыми
футболками, поскольку он занял место Руя Агуаша. В наших командах по отношению к
легионерам случается что-то похожее?
— Нет. У нас к иностранцам относятся гораздо лучше, чем там. В той же
Португалии легионеров, что называется, блокируют, хотя внешне относятся
замечательно. Исключение, может быть, — только Аленичев. Я же был старше
большинства одноклубников, держался обособленно, предпочитал общаться с
русскими.

— В Португалии ни разу не возникало желания выступить с критикой, как Манише?
— Отлично знаю португальцев и заявление Манише прогнозировал, когда его еще
покупали. Это — игра на публику. На самом деле он считает по-другому. Я
разговаривал с футболистами сборной Португалии перед матчем в Москве, они все
хотят выступать в России. Финансовая ситуация в наших клубах хорошая, а потому и
играть очень интересно. В Португалии всего три нормальных клуба, в России же
немного больше.

Что касается высказывания Манише об уровне чемпионата, то ему никто не мешал
подтвердить слова делом. Забивал бы в каждом матче по три гола, и все бы
поверили, что наше первенство — ерунда. Но, кажется, никто из португальцев ничем
особенным себя не проявил. А если бы я выступил в России с критикой в адрес
португальского чемпионата, то там никто это интервью не перепечатал бы. Зачем им
топить свой футбол?

— Уйдя из «Локомотива», вы потеряли возможность трудоустроиться в этом клубе
после окончания карьеры?
— У меня был летом полусерьезный разговор с Филатовым, который не касался
продления контракта. Я прямо сказал: ставьте меня на следующий год главным
тренером. Мировая практика показывает, что такой ход всегда приносит успех.
Вспомните Заммера, Виалли, Руллита, ван Бастена. В следующем сезоне футболисты
играли бы ради меня. Большое подспорье — мой свежий взгляд, дух победителя.
Говорят: нет опыта. А что дает опыт занятия 14-х, 15-х, 16-х мест? Однако
Филатов, видимо, мои слова воспринял как шутку. Жаль, что у нас не всегда
серьезно относятся к шуткам.

— В прошлом году вы удивлялись, что лучшим вратарем назвали Акинфеева...
— Я не удивлялся, мне было все равно.

— В этом году, по оценкам «Спорт-Экспресс», лучшим голкипером стал
Овчинников. Логично ли, что первым стал вратарь, который за сборную провел всего
один матч?

— Ну оценки-то вы ставили за выступления в чемпионате. А за игру в национальной
команде у вас другая номинация — «Лидер сборной», на победу в ней я не
претендовал.

— В чемпионате сыграли сильнее, чем в прошлом году?
— У меня стабильная игра. Хороший вратарь не должен допускать всплесков и
падений. Тренеры предпочитают не броских голкиперов, которые летают по
«девяткам», а надежных, не допускающих ошибок. Таких, как Акинфеев. И про Яшина
говорили, что мяч всегда в него летит.

— Виделись с Акинфеевым после матча молодежки в Дании?
— Нет. Не оправдываю наших игроков, но понимаю. Молодые еще, дурачки. Однако,
поверьте, по сравнению с португальцами молодые россияне — божьи одуванчики. К
нашим просто отношение мировой общественности другое. Вспомните чемпионат
Европы, матч Португалия — Франция.

— Как себя вел Быстров в течение матча?
— А как себя раньше вел Кантона?

— Но он был опытным футболистом.
— А я и Быстрова считаю уже состоявшимся игроком. Им наверняка двигала досада от
неудачного матча. Не понимаю выражения «проиграть достойно». Никогда не буду
достойно проигрывать. Представится возможность укусить — укушу. Какой-то урон
сопернику надо нанести. Почему в советское время чаще побеждали? Духом были
сильны, вытаскивали матчи за счет характера. И физических кондиций. Сейчас
физически почти всем уступаем на молодежном уровне. Технически-то хорошо
оснащены. Очень бережем подрастающее поколение: отдохни, не беги, травмочка —
поберегись. Играть-то когда?

— В советское время Жирков вряд ли позволил бы себе кинуть майку сборной на
газон, верно?

— Только потому что посадили бы или какие-то другие неприятности учинили. Меня,
наверное, осудят за это мнение, но половина населения думает так же. Повторю, не
оправдываю молодежь, но понимаю ее.

— А ничью в Словакии понимаете?
— Игра на игру не приходится. Сборную уже стали сравнивать по уровню с Гаити и
Таити, но вспомните, когда наша команда последний раз проигрывала. В прошлом
году в матче с Португалией — 1:7. А другие сборные попали на мировой чемпионат с
двумя-тремя поражениями. Раз не проигрываем, значит, дело не в футболистах или
тренерах, а в отношении к команде. За отборочный турнир через команду проходит
человек шестьдесят. Это неправильно. Один тренер выбирает 11 лучших, приходит
другой и называет совсем других людей. Почему такое разное видение футбола? Ле
Гуэн и Моуринью будут выбирать стартовый состав из 50 человек и минимум по
восьми позициям совпадут. У нас же постоянная ротация, что не позволяет мечтать
о сыгранности. Кроме того, отстаем в «физике». Борьба на «втором этаже» — вообще
беда.

— Если разные тренеры вызывают разных футболистов, то ими может двигать
желание «засветить» какого-то игрока?
— Конечно. Фамилий я не знаю, но факт известен всем.

— При этом не проигрываем-то Лихтенштейну и Люксембургу, а с сильными
соперниками не встретимся, поскольку в финальную часть мирового первенства не
попали.
— А почему же «великие» португальцы и словаки не смогли обыграть
Лихтенштейн? Мне еще нравится вопрос журналистов перед матчами с «карликами»: вы
уверены в победе? Сто процентов, говорю. Спиной вперед будем бегать и все равно
не уступим. И словаки у нас никогда не выиграют, и португальцы. Ну, может, со
счетом 1:0, это любой соперник может. А в финальной части европейского или
мирового первенства нельзя выступить удачно, там не футбол начинается. Все
решается до начала поединков. Скандалы, интриги… Значит, следует решать
организационные вопросы. У нас же придумывают какие-то истории о том, что
главная проблема — финансовая. Да в сборной вообще никто ничего не получает.
Призовые — три копейки. А можно остаться калекой и вообще лишиться зарплаты.

— Есть еще желание выступать в сборной?
— А нужно ли? У нас есть вратарь номер один на долгие годы — Акинфеев. Считаю,
если он еще пару лет будет выступать на таком же уровне, то войдет в число
лучших голкиперов мира. Окажется на уровне Петера Чеха из «Челси».

— Какую оценку вы поставили бы сборной России за те полгода, что ее
возглавлял Семин?

— С учетом сложностей, уже имевшихся до него, — «четверку». Сам Семин говорил,
например, что в Латвии не угадал с тактикой. Хотя что там было угадывать, честно
говоря, не понимаю. Игра-то простая была. Не повезло просто. Поле против нас
сыграло. А в целом, считаю, у Семина получилось — он ушел непобежденным. После
чего сказал правду: считает себя клубным тренером, предпочитает серьезное,
каждодневное строительство, а не мимолетные встречи.

— А раньше он этого не понимал, получается?
— Понимал. Но тут надо бы вспомнить историю его назначения. Назначения,
подчеркиваю.

— Ваш двухлетний контракт с «Динамо» — последний в карьере?
— Скажу «да». Хотя Юрий Палыч всегда говорил, чтобы я до сорока играл.
Посмотрим. Если буду соответствовать — зарекаться не стану. И дело вовсе не в
деньгах.

— А если не будете соответствовать?
— Да уже сейчас, перед «Динамо», мысли разные посещали. Олег Гарин звал в
Находку, где он главным тренером. Ну получал бы зарплату — икрой, рыбой. Почему
не помочь другу, если нет предложений? Правда, предупредил его: играть буду либо
только в Находке, либо только на выездах, чтобы можно было осесть где-то без
перелетов.

— Хохлов советовался с вами перед переходом в «Динамо»?
— Нет. Он взрослый человек, сам принял решение.

— Кроме него, кого хотели бы перетянуть из «Локомотива»?
— Да много кого, только Филатов не отпустит — ему самому хорошие игроки нужны.

— Ну кого-нибудь одного хотя бы можете назвать?
— Забрал бы с собой поваров из Баковки!

— После матчей Кубка УЕФА за «Локомотив» не изменили своего несколько
пренебрежительного отношения к этому призу?
— А я его никогда и не выказывал. Просто кое-чего не понимал. «Локо» дважды
был в шаге от еврокубковых финалов. Но почитайте прессу той поры. Ни у кого в
клубе не было таких диких восторгов по этому поводу А если вспомнить, кого ЦСКА
обыграл по пути к Кубку — «Партизан», «Бенфику»… Она уже лет десять, как не та
«Бенфика». Ну и что, что чемпион Португалии! Я с «Алверкой» и «Бенфику», и «Спортинг»
не раз побеждал. Что ж теперь — «Алверке» Кубок УЕФА вручать?

Нет, молодцы, конечно, армейцы, трофей-то не третьесортный. В самом деле рад за
ребят. Просто коробит слегка, когда говорят: Кубок выиграли Карвалью и Вагнер
Лав. А мое мнение — Акинфеев и Игнашевич, без которых бразильцы ничего бы не
сделали. Или вот — Карвалью признали лучшим игроком чемпионата. Как можно его
сравнивать с Аршавиным? Петербуржец — глыба! Карвалью тоже классный игрок, но за
него 10 миллионов пока никто не дает, как за Аршавина.

— В таких случаях часто смотрят на то, что футболист выиграл. Карвалью —
чемпион России, а Аршавин остался с «Зенитом» на 6-м месте...

— Ну если судить с этих позиций… В целом, конечно, участники подобных опросов
вольны выбирать, кого захотят.

— Акинфеев в числе лауреатов Шембераса назвал...
— Вот видите, как оригинально порой мыслят вратари!

— А вы указали партнеров по команде. Следовательно, считаете, что сезон для
«Локо» удался?

— Во-первых, я еще и Жиркова назвал. Во-вторых, давайте разберемся: бронзовые
медали, Суперкубок России, Кубок Содружества, попадание в весеннюю стадию Кубка
УЕФА… Это что — провал? Невозможно каждый год выигрывать чемпионат. Плохо,
если сегодня ты первый, завтра пятнадцатый, а послезавтра девятый. А когда
каждый год — в четверке, это нормально.

— Но существует ведь еще и качество игры?
— А кто нас переиграл, скажите? Помню времена, когда на игру «Милана» смотреть
больно было, а победить его никто не мог. И такое бывает.

— Сейчас, по прошествии времени, что скажете про «рубиновую коленку» Евсикова
и его автогол в матче ЦСКА в Казани, который оставил «Локо» без медалей два года
назад?
— А я и тогда ничего плохого про Дениса не говорил. Мало ли что у меня на
лице было написано! После перехода к нам над Евсиковым в команде подшучивали, но
это нормально. Дело в другом. Там непонятный какой-то угловой был, добавили
четыре минуты — играли четыре сорок две, Чеботарев последний матч судил…
Слишком много совпадений.

— Дэвид Симэн на одном из аукционов продал свою знаменитую косичку. С вашей
нечто подобное может произойти?
— Она сама скоро от нервов выпадет. А вообще, наверное, кто-нибудь и впрямь
мог бы купить.

— Сколько запросите?
— Недорого отдам, не переживайте.

— Трудно быть таким, как вы, — говоруном, интересным собеседником, непохожим
на стереотип спортсмена?

— Все от человека зависит. IQ футболистов уж точно не ниже, чем
среднестатистический, а чаще всего даже выше. Но бывает, что кто-то не хочет,
кто-то побаивается непонятно чего. А кто-то просто перед диктофонами и камерами
комплексует. Вот у Вадика Евсеева, скажем, репутация молчуна. Но в команде он
говорит — будь здоров. Это если мягко выразиться. Перлы один за одним выдает,
успевай записывать.

— Личные условия контракта с «Динамо» похожи на локомотивские?
— Почти не отличаются. Я вообще подписал контракт за 35 секунд. Сколько назвали,
столько и подписал. И в «Локо» никогда не торговался. Знаю, что получал гораздо
меньше, чем многие одноклубники. Но больше не просил, брал, сколько давали.
Зависть к партнерам? Это явление не очень распространено, потому что 90
процентов играет не столько из-за денег, сколько из любви к футболу Потом уже
появляются жены, дети, их кормить надо…

— Если окажетесь на сборах рядом с «Локомотивом», зайдете пообщаться?
— Разумеется. Вообще единственное, о чем я жалею во всей этой истории с моим
уходом по-английски, — что не удалось с Филатовым поговорить. Я этого хотел, но
такого шанса мне не дали. И я решил, что имею право обидеться.

— Кто, по-вашему, в следующем сезоне будет претендовать на чемпионство?
— Круг кандидатов и так всем известен. Но чемпионат будет еще интереснее, чем
минувший. Вверху битва, внизу тоже.… В этом плане поразил меня Радич, вратарь
«Алании». Сыграли 0:0, идем под трибуны во Владикавказе. Он говорит: «Знаешь, а
мне за выживание даже интереснее бороться, чем за первые места». Я ему в ответ:
сам, дескать, вылетал, но никакого интереса не испытывал почему-то. А он знай
свое гнет: «Есть тут своя прелесть». Ну-ну, говорю, наслаждайся.

— «Динамо» в сезоне-2006 будет выше «Локо»?
— Кто ж это знает! Единственное, что хочу сказать в тему: у Семина плохих команд
никогда не было. И после этой фразы на всякий случай поставлю точку.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
23 мая 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший вратарь сезона в РФПЛ - это...
Архив →