Все новости

Илья Близнюк: пенальти - игра нервов

Голкипер "Томи" в минувшем сезоне стал сущим бедствием для пенальтистов премьер-лиги: они сумели реализовать лишь 1 одиннадцатиметровый из 5, назначенных в его ворота.
Футбол

Голкипер «Томи» в минувшем сезоне стал сущим бедствием для пенальтистов
премьер-лиги: они сумели реализовать лишь 1 одиннадцатиметровый из 5,
назначенных в его ворота.

Звонок корреспондента «Спорт-Экспресс» застал Близнюка у него на родине, в
Запорожье, где он проводил отпуск за ловлей рыбы и решением домашних дел.

— Для начала проясните ситуацию со своим будущим. Вы, по слухам, ведете
переговоры с «Ростовом»?

— Я и слова-то такого не знаю — «переговоры». Моя работа — ловить мяч. Вот про
нее могу много чего рассказать. А переговоры — работа моего агента. От него все
трансферные новости и узнаю. Ну и газеты, конечно, не отстают. Пока у меня
действующий контракт с «Томью». Могу сказать, что от Томска и команды у меня
остались только положительные эмоции. Этот город отравлен футболом, а болельщики
у «Томи» просто фантастические. Они преданы команде и очень любят своих
футболистов. Можно через вашу газету привет им передать? Искренний и горячий.

— А ростовским болельщикам?
— Как можно их забыть! Меня в городе на Дону любят, а я отвечаю взаимностью. И
сам хотел просить вас передать ростовчанам привет, но вы меня опередили.
Благодарю.

— Вы готовы, как Сергей Овчинников, на некоторый эпатаж, игру на публику?
— Да. Я перед матчем и прическу красивую себе сделаю, и рукой трибунам помашу а
после игры к фанам на сектор, если в гостях играем, прибегу.

— Большой футбол — сегодня еще и шоу. Согласны?
— Да. И нам, игрокам, нужно об этом помнить. Овчинников большое дело делает,
когда создает перед матчами настроение, подзаводит словами соперников и
болельщиков. К счастью, люди уже стали понимать, что футбол — не только очки,
голы и места в таблице.

— Ваши взгляды, боюсь, не все в нашем футболе разделяют. В иных командах
руководство время от времени запрещает игрокам давать интервью, а с некоторыми
вашими коллегами и говорить особо не о чем. Почему, как думаете?

— Сказывается наследие советского времени. Тогда требовалось не высовываться, а
быть как все. Спортсмены — гордость нации — должны были говорить или очень
правильные, или крайне скучные вещи. Сегодня времена изменились, но не все
сумели измениться. Многие боятся быть естественными, говорить то, что думают.
Хотя, если играешь в футбол, ты уже изначально человек публичный.

— Почему не все это понимают?
— Понимают-то многие, но быть собой могут далеко не все. Думают: скажу, а если
потом начальству не понравится? Или соперник не так поймет, а тренер не оценит
моей откровенности… Зря все это. Нелепые какие-то сомнения. Люди на самом деле
умнее, чем о них принято думать.

— В «Томь» вы приехали, когда подготовка к сезону заканчивалась и в команде
уже тренировались два вратаря хорошего класса — Дьяконов и Парейко. Вас не
смущало то, что вы поначалу были лишь третьим?
— Меня смущало другое: то, что в новую для себя команду и к незнакомому
тренеру я приехал в плохой физической форме и играть был не готов. Я, правда,
сразу напросился на разговор к Стукалову, попросил дать мне время на подготовку.
Он меня понял, за что Борису Алексеевичу отдельное спасибо. А дальше все было
просто — работа, работа, работа. Дали шанс — сыграл, как умею. Потом стал первым
номером.

— Минувший сезон для вас лично, согласитесь, особенный. Близнюк против
пенальтистов — это был особый сюжет в нашем чемпионате. Счет дуэлей — в вашу
пользу. Редкий случай.
— Вам причины, наверное, нужны? Напишите: повезло. Причем крупно.

— А можете сказать, сколько в общей сложности за карьеру вам пенальти не
забили?

— Больше десяти. Более точные цифры — вопрос к статистикам. Самому любопытно,
честное слово.

— У вас есть особый рецепт удачи?
— Телевидение очень помогает. Сейчас много матчей стали показывать. Записывай,
смотри, анализируй. Анализ — главный помощник вратаря. Соперника нужно знать до
деталей. Я, скажем так, стараюсь знать форвардов и пенальтистов вплоть до их
повадок и привычек. Уверен, именно так готовятся к матчам все коллеги.

— Есть в российском чемпионате люди, чей удар с одиннадцатиметровой отметки
можно считать гарантией гола?

— Никого не хочу ни обижать, ни превозносить. Просто промолчу. Ведь у вратаря,
которому не могут забить пенальти, обязательно должна быть тайна, правда?

— На нервы нужно оппоненту действовать?
— Пенальти — вообще игра нервов.

— Вы готовы, скажем, скорчить пенальтисту рожицу, выкинуть еще какой-нибудь
фокус?

— Не скажу. Иначе это уже будет не фокус.

— Могли бы, как в свое время Чилаверт, сами подойти к одиннадцатиметровой
отметке?

— Мог бы. Но теоретически. Это не мое, и душа, главное, не лежит. Мое дело —
ловить мяч. Раздвоиться не могу. Не получится из меня универсала, который и
забивает, и отбивает.

— А в чужую штрафную на последних минутах наведаться?
— Да я бегал туда, и не раз. И в «Днепре» играл, и в «Ростове». Держали меня
соперники всей командой. Потому наверное, и не забил я пока. Хотя пробовал.
По-своему это интересно. Правда, это уже другая работа. Не вратарская.

Комментарии (0)
Партнерский контент