Все новости
Главный тренер "Спартака" Валерий Карпин
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.com"

Карпин: пока рано говорить о готовности Эберта

О подготовке к сезону, новых схемах и шансах молодёжи закрепиться в основе – в интервью главного тренера "Спартака" официальному сайту.
Футбол

— В рамках португальского сбора спартаковцы участвуют в Atlantic Cup. Как оцениваете сам турнир и соперников?
— Прежде всего отмечу, что участие в этом турнире стало для нас полной неожиданностью. Ещё до приезда в Португалию мы, конечно, видели в прессе информацию о нём. Но «Спартак» не хотел участвовать ни в каком турнире, и организаторы португальского сбора в письменной форме уверили, что наша команда будет проводить здесь обычные контрольные матчи. Однако по приезде сюда нас поставили перед фактом. Не очень приятная ситуация, но деваться было уже некуда.

— Довольны ли в целом тем, как проходит второй сбор?
— Да, всё идёт по плану. Несмотря на не лучшую погоду, ни одного рабочего дня здесь мы не потеряли.

— А что скажете про прошедшие матчи с «Хафнарфьордуром» и «Мидтьюлланном»?
— Абсолютно разные игры, абсолютно разные составы. Ещё в декабре мы запланировали, что две контрольные встречи в Абу-Даби проведём смешанными составами, а в четырёх португальских матчах будем чередовать составы: сначала играет молодёжь, потом — более опытные. Эти матчи проходят через день, поэтому играть по 90 минут одним и тем же составом невозможно. Когда составляли планы, ещё даже не знали соперников: «плясали» исключительно от своей подготовки. Поэтому, как и планировали, первую и третью игру в Португалии у нас проводит один состав, а вторую и четвёртую — другой. Никаких турнирных задач мы, естественно, не ставим. Понятно, что все хотят выигрывать даже на тренировках, но победить во что бы то ни стало — такой задачи на тренировочном сборе, естественно, нет.

— То есть сегодня с «Копенгагеном» будет играть практически тот же состав, что и с «Хафнарфьордуром»?
— Да, почти тот же. Как, повторю, мы и планировали ещё в декабре, не зная соперников.

— И всё же вернёмся конкретно к прошедшим играм…
— Понятно, что исландская команда была ниже уровнем, чем датский «Мидтьюлланн». И так совпало, что против них вышла в основном наша молодёжь плюс несколько опытных ребят. На результаты этих контрольных матчей внимания обращать не надо, о чём мы постоянно говорим футболистам. Главная задача — отработать в этих играх то, чем мы занимаемся на тренировках. И с этой точки зрения и первый, и второй матчи оказались чрезвычайно полезными. Мы получили массу информации.

— Положительной или отрицательной?
— И той, и другой. У нас были как хорошие моменты, так и плохие. Но эти матчи как раз и необходимы для того, чтобы получить данную информацию: над чем нам нужно ещё больше работать, что у нас вообще не получается, посмотреть через игры на состояние футболистов. Если первая игра, с исландцами, была похожа на товарищескую, то вторая, с датчанами, больше походила на официальную — и по накалу, и по эмоциям, и по ритму… Рады, что никто не получил травму и что на тяжелейшем поле ребята выдержали практически все 90 минут.

— Почему во втором тайме матча с «Мидтьюлланном» спартаковцы выглядели гораздо лучше, чем в первом?
— Считаю, что уже во второй половине первого тайма, где-то к 25-30-й минуте, стало вырисовываться наше игровое преимущество. В футболе есть такое понятие — «разбегаться». Вот ребята и разбегались: почувствовали мяч, поле, ноги. У датчан через 10 дней возобновляется чемпионат, поэтому с точки зрения игрового ритма на данный момент они готовы лучше. Это было заметно по первым минутам. Они нас прилично прессинговали, всё делали быстрее. И это нормально, потому что наш чемпионат возобновляется только через 25 дней. В конце же первого тайма и во втором мы уже поймали игровой ритм — отсюда и результат. Кроме того, новая схема 3–4–3, которую мы сейчас пробуем, естественно, требует времени для адаптации. Этот состав впервые играл при такой расстановке, поэтому определённое недопонимание и шероховатости, разумеется, присутствовали. Ведь даже играя по одной схеме год или пять, и то всё равно всегда чего-то будет не доставать. А уж тем более — в первой игре.

— В связи с чем вы решили испытать новую тактическую систему?
— Сборы как раз и существуют для того, чтобы попробовать различные тактические варианты. Это не значит, что мы непременно будем играть именно так, а не иначе в дальнейшем. Просто пробуем эту игровую модель, которая повышает не только вариативность нашей игры, но и конкуренцию в составе. Ведь при одной схеме футболист приблизительно знает, что он попадёт в состав. А при смене игровой модели практически ни у одного человека не может быть полной уверенности в том, что именно он гарантированно сыграет на данной позиции.

— Схему 3–4–3 можно назвать более атакующей, чем предыдущая? В чём её суть?
— Да, её можно назвать более атакующей, чем схема 4–3–3. Но раскрывать конкретные детали мне бы не хотелось. Просто замечу, что игра в три номинальных центральных защитника подразумевает различные сочетания в средней линии. Есть вариант, когда четыре полузащитника играют в линию. Мы же пробуем схему, когда четыре хавбека располагаются ромбом. Так, к примеру, в некоторых матчах играла «Барселона» при Гвардиоле. Так было в каталонском клубе при Кройфе и ван Гале. И в «Аяксе» ван Гала в середине 90-х, когда амстердамцы сначала победили в Лиге чемпионов, а затем вышли в финал. Тогда у них в центре глубже играл Райкаард, левее от него располагался Давидс, правее — Зеедорф, а под нападающими — Литманен. Сейчас много говорят о том, что подавляющее большинство итальянских команд играют в три центральных защитника. Но это, замечу, происходит только при атаке. При обороне же эта схема трансформируется в схему с пятью защитниками, то есть 3–5–2 переходит в 5–3–2. Самый яркий и наглядный пример — «Ювентус». Года два назад туринцы начали использовать эту расстановку, и многие другие её мгновенно подхватили. В «Ювентусе» в центре обороны играют Барцальи, Бонуччи и Кьеллини, справа — Лихтштайнер, слева — Асамоа, которые при потере мяча становятся крайними защитниками. В центре поля действуют Пирло, Видаль и Погба, а в атаке располагаются Тевес и Льоренте. Это более оборонительная схема с тремя номинальными защитниками, а более атакующая была у «Аякса», «Барселоны» и у Марсело Бьелсы в сборной Аргентины и «Атлетике» из Бильбао.

— Будет ли «Спартак» применять схему 3–4–3 в сезоне?
— Повторю: пока это лишь эксперимент, и не более того. Использование этой схемы зависит от многих факторов: и от нашего состава, и от уровня соперника, и от хода игры. Но схема эта, как уже говорил, более атакующая. А исторически сложилось так, что «Спартак» — команда, которая нацелена на атаку и которая старается как можно больше владеть мячом.

— Стремясь к тотальному контролю мяча, наша игра часто ведётся через голкипера, который, по сути, выступает в роли последнего защитника. Не слишком ли это, на ваш взгляд, рискованно?
— Конечно, рискованно. Как и рискованно играть по схемам 3–4–3 и 4–3–3 с постоянными подключениями в атаку двух крайних защитников. Атакующий футбол всегда несёт в себе риск. И задача тренерского штаба как раз и состоит в том, чтобы, сохраняя приверженность атаке, минимизировать этот риск. Рискованно ли играть часто с вратарем? Да. Но где, если не на сборах, в матчах, не решающих турнирных задач, мы можем это попробовать? И не надо здесь никого ругать — ни вратарей, ни защитников. Если хотите, это моя вина. Мы намеренно это отрабатываем. Когда-то получается лучше, когда-то — хуже. Но если кто-то «хватается за валидол» в товарищеских матчах, тут ничего поделать не могу. Перед нами стоят определенные задачи, и мы видим именно такие способы их решения. А дадут они результат или не дадут, посмотрим в конце сезона.

— Обратили внимание, что при потере мяча спартаковцы мгновенно включаются в прессинг…
— Да, есть такая установка. Тоже над этим работаем, и первый гол в ворота датчан и третий в ворота исландцев состоялись в результате нашего прессинга.

— Как, на ваш взгляд, футболисты воспринимают нововведения тренерского штаба, и в частности новую схему 3–4–3?
— Нормально. Кто-то быстрее, кто-то медленнее, но все воспринимают. Даже отмечу, что молодые ребята в этом плане схватывают быстрее, чем более опытные. Если кто-то не сумеет перестроиться, то в этой схеме играть не будет — при условии что она будет у нас в дальнейшем.

— Как оцениваете физическое состояние команды на данный момент?
— Физическое состояние будем оценивать 8 марта, когда начнётся чемпионат. Убеждён: нельзя говорить о физическом состоянии в отрыве от игрового ритма. Условно говоря, человек физически отлично готов и может пробежать двадцать километров. Но футбол — это не бег. Здесь есть партнёры, которых нужно понимать, есть футбольный мяч, с которым нужно правильно обращаться. Поэтому, когда физическое состояние будет совпадать с игровым ритмом, тогда и можно давать какие-то оценки.

— Сейчас на сборе с основным составом работает немало молодых. Как они трудятся?
— Хорошо. В свою очередь, тренерский штаб с удовольствием и интересом работает с ними. Персонально никого выделять не стану, потому что вспоминаются слова из нашей старой доброй комедии «Кавказская пленница»: «Плохо мы еще воспитываем нашу молодежь». Сейчас кого-то конкретно похвалишь — может «крышу снести» или «звездняк» появится. А про кого-то не скажешь доброго слова — «убьёшь» психологически. Поэтому от персональных оценок воздержусь. При этом нужно понимать, что кто-то из молодежи может остаться с нами для дальнейшего тренировочного процесса и игр, а кто-то вернется в «Спартак-2». И это произойдет не потому, что один молодой футболист хуже другого молодого из числа тех, кто остался в основе. Просто на данной позиции у нас уже есть полный боекомплект игроков. Приведу конкретный пример с крайними нападающими. Сейчас у нас в основе на этой позиции четыре опытных футболиста — Хурадо, Озбилиз, Яковлев и Эберт, и держать на это место кого-то из молодых попросту бессмысленно.

— Как выглядят сейчас в тренировочном процессе игроки, восстановившиеся после серьезных травм — в частности Ромуло и Боккетти?
— Ромуло и Боккетти находятся в нормальном состоянии — с учетом их вынужденного длительного простоя. Оба готовы процентов на 50-60 от своего лучшего физического состояния. Но, как уже подчеркивал до этого, физическая подготовка — это одно, а игровая — совершенно другое. В случае с Боккетти и Ромуло рецепт один: им нужно набирать игровые минуты. Именно через игры возвращать свою былую форму. Если Боккетти пропустил пять месяцев, то Ромуло — практически полтора года. Как говорят специалисты, даже уже восстановившись и участвуя в матчах, футболисты после «крестов» еще два-три месяца проводят не на своем прежнем уровне. Поэтому трудно сказать, сколько времени потребуется Ромуло после полуторагодичного перерыва, чтобы вернуть былую форму.

— Как дела у Мовсисяна?
— Его состояние, честно говоря, нас волнует. Причём не в плане его колена. Начав португальский сбор в общей группе, Юра ещё ни разу не провёл с командой три тренировки подряд: то температура поднялась, то спина заболела, то ещё что-то. Если так продолжится, то появятся большие сомнения, что к 8 марта наш форвард сможет подойти во всеоружии. И самое страшное — о чём мы постоянно говорим всем без исключения, — что потом, во время сезона, те или иные футболисты будут подходить и спрашивать: почему я не играю? Да потому что именно сейчас нужно завоевывать место в составе! Конкуренция в «Спартаке» высока на любую позицию, и место в основе не гарантировано абсолютно никому.

— Когда сможет сыграть Таски?
— Есть шансы, что он сможет сыграть уже 8 марта. Мы очень надеемся, что Сердар подойдёт к первому матчу чемпионата в полной боевой готовности, хотя вопросы по этому поводу все еще остаются.

— Серьёзное ли повреждение у Брызгалова?
— Ничего серьёзного не произошло. Связки целы: просто накопилась жидкость в колене. Скоро она уйдёт, и Сергей вернётся в строй.

— Если все защитники поправятся и наберут форму, то конкуренция в центре обороны получается зашкаливающей. Таски скоро сможет играть. Жоао Карлос хорошо зарекомендовал себя в прошлогодних матчах. Боккетти, набирающий форму, является лидером по духу. А ещё есть Брызгалов и Макеев. Что делать с таким числом игроков, если все будут здоровы?
— При схеме 4–3–3 есть два места в центре обороны, на которые претендуют перечисленные вами пять игроков. Если будем играть в три центральных защитника, то пятеро тоже вполне достаточно. Это нормальная конкуренция. Примерно такой же уровень конкуренции у нас на флангах обороны, в средней линии и в атаке.

— Барриос забил три мяча в двух матчах. Считаете ли вы, что он выходит на свой прежний уровень?
— Не стоит делать скоропалительных выводов. Товарищеские и контрольные матчи — это пища исключительно для тренеров и игроков. У нас многие очень любят навешивать ярлыки. Один раз сыграл человек плохо — всё, никакой футболист. Или наоборот: выдал один хороший матч — всё, великий! Давайте все оценки прибережем до начала чемпионата. Сейчас идёт обычная предсезонная работа: забивает Лукас — и слава богу.

— Хорошо. Поставим вопрос иначе: есть ли разница между тем Барриосом, который только пришёл в «Спартак», и нынешним?
— Есть, и он сам об этом говорит в интервью. Эту разницу видно невооружённым глазом — и по тренировкам, и по матчам. Если человек пришёл к нам, не играя до этого практически три месяца, затем потренировался месяц, чуть-чуть сыграл и вновь из-за травмы выбыл на два месяца из строя, то о чем можно говорить? Сейчас же Лукас вышел из отпуска раньше многих остальных, набирал форму, проходит нормальную предсезонку вместе с командой. Естественно, любой футболист при таком раскладе будет выглядеть лучше. Всё остальное увидим в сезоне.

— Среди спартаковских вратарей тоже высокая конкуренция. Определились ли вы с первым номером?
— Об этом говорить преждевременно. Сейчас мы их смотрим в тренировочном процессе, в контрольных матчах, где они играют по очереди. Проверим их в деле, а потом примем решение.

— «Спартак» пополнил новичок Патрик Эберт. Что скажете про его текущее состояние? Как он влился в команду?
— Пока рано говорить о том, как он влился в команду. Отмечу, что, проведя с нами лишь три-четыре тренировки, в матче с «Мидтьюлланом» Патрик выглядел достаточно прилично. Нам понравилось то, что он показал в отведённое ему время. Его физическое состояние вполне нормальное, ведь ещё пару недель назад Патрик играл в чемпионате Испании. Надеюсь, что в матче с «Копенгагеном» он сможет провести на поле уже больше тайма.

— На каких позициях планируете его использовать?
— Прежде он играл атакующего хавбека как на правом, так и на левом фланге; на этих позициях и рассчитываем на него.

Комментарии (0)
Партнерский контент