Игорь Семшов: ухожу из "Торпедо" по-доброму
Текст: «Чемпионат»

Игорь Семшов: ухожу из "Торпедо" по-доброму

Интервью новоиспеченного динамовца Игоря Семшова, в котором он ответил на вопросы читателей и журналистов "Советского спорта"
21 декабря 2005, среда. 09:48. Футбол
Интервью новоиспеченного динамовца Игоря Семшова, в котором он ответил на вопросы читателей и журналистов "Советского спорта".

ВОПРОСЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

— Вопрос такой: как вы относитесь к фатальной закономерности нашего футбола, когда футболист при переходе из одного великого клуба в другой теряет свое лицо? Не опасаетесь, что сядете на скамейку?
— Нет, мне даже интересно.

— (Перебивая.) Я не хочу каркать! Уважаю и люблю вас! Не хочу каркать, но для русского человека уход из родной деревни заканчивается плохо…
— Постараюсь опровергнуть эту закономерность.

— Первый: сможет ли клуб, не относящийся к ведущим в России, стать чемпионом? И второй: что бы ты пожелал молодым игрокам «Торпедо», которых сейчас в команде очень много?
— Я с последнего вопроса начну. Нужно много трудиться и слушать тренера. А по первому – почему бы и нет? Бороться за чемпионство «Торпедо» будет (последняя фраза уже была обращена к торпедовским болельщикам в зале, которых на встречу с Семшовым пришло около десятка).

— Очень рад, что вы к нам перешли. Вы помните, когда «Торпедо» в последний раз стало чемпионом?
— (После паузы.) Честно говоря, нет. Мне вот подсказывают, что в 76-м.

— А «Динамо»?
— Тоже не знаю. Говорят, опять в 76-м… Тогда ведь за год два чемпионата проводилось. Но я в то время еще не родился – не знаю, правда или нет?

— Правда. Нам нужно с вами вместе не допустить грустного юбилея в будущем году, понимаете? Хочу, чтобы вы передали мою просьбу всей команде, в том числе и иностранцам. Должна быть идея – чемпионами стать! А то у «Динамо» что получается – уже целое поколение за команду болеет, и все переживают неудачи!
— Хорошо, возьмусь сейчас за португальский (смех в зале). Знаете, как я бы хотел, чтобы места распределились в будущем году? Чтобы в 1-м круге первое место заняло «Торпедо», во втором – «Динамо», которое бы и стало чемпионом.

— Вы по чьей инициативе перешли в «Динамо»?
— Приняли совместное решение с руководством клуба.

— Не жаль расставаться с болельщиками, которые вывесили громадный баннер «Семшов – наше все»?
— Больной вопрос. Ведь почти каждого торпедовского болельщика знаю лично. Но… жизнь диктует свое. А баннер, надеюсь, они мне подарят.

— Я болею за ЦСКА. А если тебя мой клуб позовет, перейдешь?
— А вот по этому поводу теперь обращайтесь в «Динамо».

— С каким футболистом в мировом футболе вы себя ассоциируете?
— (Задумывается.) Мне нравится Зидан, но до него мне еще очень далеко.

— В современном футболе разное отношение к роли и позиции плеймейкера. Вы как к ней относитесь и на какой позиции хотели бы сыграть в новой команде?
— Отношусь неоднозначно. Все игроки должны подчиняться тренеру и не играть на одного футболиста. Слово плеймейкер, скорее, из лексикона журналистов, но не футболистов и тренеров.

— Еще желаю узнать: для вас пробить пенальти – особое дело или обычный момент?
— Особое дело. Но только я их никогда не бью и делать этого не буду. Все свои голы хочу забивать с игры.

— А как же послематчевые пенальти?
— (Вздыхая.) Ох, ну если тренер скажет, пойду.

— И последний вопрос – что способно поднять вам настроение?
— Семья и победы моей команды.

— Чего же ты сбежал от нас?
— Я не сбежал, а перешел.

— А что ж тогда весь сезон бегал, нашу футболку целовал? Как же так, Игорек?
— Но я ведь был игроком «Торпедо». Отыграл в команде восемь лет.

— А теперь ты игрок «Динамо». Восемь лет я любил тебя, как родного сына.
— А теперь будут другие лидеры. «Торпедо» же остается!

— Ты, что, газет не читаешь – за тобой же еще пять человек удрало!
— Ну, это не за мной…

— Что, так мало платили тебе в «Торпедо»? Мы ж тебя, говорю, на руках носили!
— Я понимаю, но жизнь иногда складывается по-другому.

— А если «Динамо» твое развалится в следующем году?
— От тюрьмы и от сумы никто не зарекается. Что будет завтра, никто не знает… Но попробовать стоит.

— Зря ты ушел. В «Торпедо» был лучшим. Поверь, в «Динамо» не заиграешь. Это ж доказано – кто б от нас не уходил, никто не заиграл!
— А я вот ушел специально, чтобы доказать обратное! Считаю, что ухожу по-хорошему. Сделал для клуба все, что мог. Пытался выиграть медали, но не получалось… Наверное, в этом есть и моя вина.

— С этим Алешиным разве что можно выиграть?
— А вы, я смотрю, патриот «Торпедо»?

— Да я ж тебя до сих пор люблю, чертенок ты наш сопливый!
— (Смеется.) Вот уж спасибо... Так еще никто меня не называл. Надеюсь, мы с вами на стадионе встретимся.

— Думаю, нет. За «Динамо» я болеть не буду! А ты подумал, кто теперь в «Торпедо» будет играть?
— Есть ведь молодые ребята. Школа-то работает!

— Ну, ладно, Игорек, бывай! Но поверь, провалится это ваше так называемое «Динамо». А тебе – успехов желаю…
— Спасибо (обращаясь к залу), во дает! То добра желает, то чертенком сопливым обзывается…

— Так вот, мне знакомый рассказывал, который с вашей женой учился, что если б в «Торпедо» все режимили, то команда бы всех порвала!
— Та-ак, это жена моя вам сказала? Она намекала, получается, что я не режимлю?

— Нет, я к тому говорю, что вот в последней передаче по телевидению Кавазашвили сам рассказывал про Воронина, как тот с партнерами перед матчем с ЦСКА выпил три бутылки шампанского и порвал соперника! Думаю, что в «Торпедо» тоже профессионализма не хватает!
— (Хитро улыбается.) Где ж вы в начале сезона были с этим секретом побед? Мы бы тоже перед игрой выпивали по три бутылки шампанского и всех бы побеждали!

ВОПРОСЫ ЖУРНАЛИСТОВ

— В это межсезонье клубы покинули их многолетние символы – Овчинников, Семшов. В прошлом году из ЦСКА ушел Семак. Такое понятие, как клубный патриотизм, себя изживает?
— Этот вопрос лучше бы адресовать руководителям клубов. Себя не имею в виду – все-таки ушел в «Динамо» по-хорошему.

— Среди решений руководителей «Торпедо» есть то, которое вы никогда не поймете?
— Кардинальных – нет.

— А выставление на трансфер капитана команды Леонченко, о котором он узнал из газет?
— (После паузы.) Ну вот, пожалуй, если только одно.

— Вопрос, который задаем всем игрокам, покинувшим «Торпедо». Можете сказать правду об искусственном газоне «Лужников»?
— (Смеется.) Мои слова не будут отличаться от тех, которые я говорил, играя в черно-белой футболке. Нормальный газон. Играть можно. Все команды находятся в одном положении.

— Колени у вас никогда не болели после синтетики?
— Они болят всегда, когда поработаешь хорошо. А если еще и ударят сильно...

— Перед кем или за что вам стыдно за годы карьеры в «Торпедо»?
— Сейчас перед болельщиками. Они же не виноваты, что ухожу. Любят команду, ходят на стадион. Для меня много сделали. Мне о болельщиках часто вспоминаются три эпизода.

— Какие?
— После игры с «Анжи» в 2002-м, когда мы выиграли 3:0, меня несли от выхода со стадиона на руках. Такая честь! Второй – баннеры, которые наши фаны вывешивали на матчах. Например, «Семшов – наше все! Не продается». Его ведь украли, так болельщики второй, точно такой же, сделали. Или «Семшов – гордость «Торпедо»! И третий эпизод – за последние пять лет болельщики четыре раза признавали меня лучшим игроком в опросе на сайте клуба.

— Вам не стыдно за эпизод, когда в одном из матчей вы отвесили пинок судье Фролову?
— После этого хоть судить нормально стали… (После паузы.) Сначала я подумал, что именно так и должен поступить с этим арбитром. Получил за это пять игр дисквалификации и порцию недобрых высказываний. Потом понял, что такого нельзя делать ни при каких обстоятельствах.

— А если проводить параллели с вашим поступком и поведением нашей «молодежки» в Дании?
— Тогда получится, что я почти и не набедокурил. Все-таки играл в чемпионате России, был тогда неизвестным игроком. А тут матч международный, сборная. Хотя, окажись на поле в тот вечер в Копенгагене, кто знает, как бы себя повел?

— И футболку сборной могли, как Жирков, бросить на землю?
— Вот этого бы точно не сделал. Не зря же я торпедовскую футболку целовал. Это же честь, какая не каждому и дана. А тут и вовсе сборная…

— Кто ваши самые лучшие партнеры в «Торпедо»?
— Кормильцев и Зырянов – именно с ними отыграл больше всего.

— Вы очень спокойно говорили после перехода в «Динамо» о возможной смене номера. С трудом верится, что игрок, всю жизнь проигравший под «десяткой», смирится с ее потерей. К тому же у вас ведь и в номере машины десятка присутствует, да и живете вы в 10-й квартире…
— Ну что ж делать? Скажут поменять – поменяю… Я пришел в чужой монастырь, и никому диктовать условия из своего устава не имею права. Да и в том же «Торпедо» я поначалу играл с другим номером…

— Вспомните два самых запоминающихся матча в составе «Торпедо»?
— В прошлом году со «Спартаком», когда мы выиграли. И в этом сезоне с «Шинником».

— Оба раза – потому что делали дубль?
— Нет, потому что в обоих случаях накануне был день рождения дочки – и хотелось ее порадовать.

— А как же «бронзовый» матч с «Анжи» в 2000-м?
— Все 90 минут этой игры я старался не отморозить себе пальцы – стоял в жуткий холод за воротами, потому что не попал в состав.

— Как отнесетесь к появлению иностранного специалиста во главе сборной России?
— Хорошо. Но опыт показывает, что надолго он у нас не приживется. Разве что вот славянин Петржела. Не понять им наш менталитет!

— Что вы имеете в виду?
— Простой пример. Вот был я сейчас в Мюнхене с приятелем. Остановились у его тети. Она все не могла понять, куда мы так торопимся! Туда, говорит, сюда бегаете… Зачем? Почему? Там-то жизнь размеренная. А у нас все на бегу, быстро происходит. Суета…

— Из-за тренера-иностранца вы и не пошли в «Зенит»?
— Нет. При согласии «Торпедо» пошел бы в «Динамо» и к Вортманну. Если б тот, конечно, позвал.

— Вас в «Динамо» приглашал Олег Романцев. Почему не пошли?
— Было дело. Он приглашал, еще работая в «Сатурне» и «Спартаке». Нравились мне его тренировки. Но не сложилось…

— Как думаете, нынешнему «Динамо» будет поставлена задача выиграть чемпионство?
— (Удивленно.) А другой цели и быть не может! В клуб Алексей Федорычев вкладывает большие деньги. Мне сказали, что вот-вот начнется строительство стадиона на 45 тысяч зрителей.

— Но ведь и игроки, и Семин окажутся в положении Моуриньо и звезд «Челси», которым не прощают ни одного поражения.
— С «Челси» я бы не стал сравнивать. А поражения всегда неприятны. Кстати, о чемпионстве. Уверен, что клубов 8–10 будут ставить задачу выиграть золото.

— Каковы личные цели на сезон?
— Только одна – закрепиться в составе. А вот командных две – выиграть золотые медали и поиграть в еврокубках.

— Вы признались болельщикам в симпатиях к Зидану. А кого выделяете в России? Не считаете, к примеру, что Карвальо – гениальный игрок?
— Гений – это Пеле. Марадона. Зидан. Карвальо же – хороший футболист. Гений – чересчур.
Источник: Советский спорт
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →