Все новости

Ринат Дасаев: если Семин позовет, вернусь в сборную

Бывший тренер сборной России Ринат Дасаев готов вернуться к работе с национальной комнадой, о чем он сообщил в своем интервью корреспонденту "Спорт-Экспресс".
Футбол

На исходе прошлой недели Юрий Семин огласил состав нового тренерского штаба
сборной России. Из помощников Георгия Ярцева место в нем нашлось лишь Александру
Бородюку. А вот лучшего вратаря мира 1988 года Рината Дасаева вопреки
предположениям там не оказалось.

— Ожидали подобного развития событий?
— Сюрпризом по большому счету это не стало. Хотя за три дня до назначения Семина
меня вызвал к себе Виталий Мутко. «Ринат, давай подождем понедельника, когда
будет объявлен новый главный тренер сборной», — сказал президент РФС, имея в
виду мое заявление об уходе, которое еще не было подписано. «А кто станет
главным?» — поинтересовался я. «Пока не знаю, — услышал в ответ. — Но если с его
стороны возражений не последует, я бы хотел, чтобы ты продолжил трудиться в
сборной».

Сам Семин после того, как ее возглавил, говорил о том, что ему надо пообщаться с
Бородюком, другими кандидатами в его штаб. Моя же фамилия не прозвучала. Что ж,
тренер всегда подбирает себе в подмогу тех, кого лучше знает, с кем ему удобнее
работать. Нормальное явление. Какие могут быть обиды?

— Если бы Семин предложил вам вернуться в сборную — согласились бы?
— Почему нет?

— А вас не удивило, что среди его ассистентов нет тренера по вратарям?
— Немного. Во всех клубах у голкиперов давно появились такие тренеры. И в
сборной, убежден, он нужен. Пусть там в отличие от клуба времени на подготовку в
обрез, но все равно надо держать вратарей в тонусе, указывать им на какие-то
просчеты.

— Почему вслед за Ярцевым вы написали заявление об уходе?
— Мы с Георгием Александровичем пришли в сборную вместе. Когда он подал в
отставку, я посчитал себя не вправе оставаться в команде.

— Из солидарности?
— Называйте как хотите. На моем месте, думаю, так поступил бы каждый.
Ответственность за неудачи должен разделять с главным тренером его ближайший
помощник. 20 апреля мне позвонили из РФС, от лица нового руководства
поблагодарили за работу, сказали, что заявление мое подписали. На том мы и
расстались.

— Как вообще вы отнеслись к назначению Семина?
— Нашей сборной необходим российский тренер. Поэтому Семин — кандидатура
оптимальная. Желаю ему удачи. Тем более что национальная команда в тяжелой
ситуации. Такой уж, видать, мы народ. Сначала сами загоним себя в трудное
положение, а затем начинаем из него героически выбираться. Надеюсь, у Семина все
получится.

— Простите, а что вы имеете против кандидатуры иностранца?
— Его появление будет означать, что наш тренерский корпус окончательно
расписался в собственной беспомощности и мы в футбольном мире — страна среднего
уровня. Ведь в ведущих европейских сборных работают свои специалисты — в Италии,
Испании, Германии, Франции, Голландии.

— А вот сборную Англии тренирует швед Свен-Еран Эрикссон.
— Я в курсе. Ну и чего он добился? Исправно выводит англичан на чемпионаты мира
и Европы? Так этим и наша сборная похвастать может. Что с Садыриным, что с
Романцевым, что с Ярцевым… Да и на Семине, при всем к нему уважении, свет
клином, считаю, не сошелся. У нас на подходе плеяда молодых тренеров, которым
потом тоже надо дать шанс.

— Не скучно вам будет без сборной?
— Конечно, хотелось бы довести до конца начатое дело, но такова тренерская доля:
сегодня ты великий, а завтра получаешь, грубо говоря, пинком под зад. Меня
поражает другое. Почти в каждом отборочном цикле мы меняем тренеров сборной. И
каждый раз они становятся крайними. Романцев, Бышовец, снова Романцев, Газзаев,
Ярцев… Все виноваты! Стоп. А как же футболисты? Они, выходит, ни при чем? На
мой взгляд, ответственность за результат должна лежать и на тренере, и на людях,
которые его назначают, и на самих игроках. В клубах с них за это спрашивают? Еще
как! Ну а сборная чем хуже?

— Вам нравилось, как она играла в последнее время? Только честно.
— За нынешний отборочный цикл «тройку с плюсом» мы заслужили. Были удачные игры,
были посредственные. Визит в Лиссабон и вовсе необъяснимой катастрофой
обернулся. Подготовка шла без сбоев, на тренировках никого не нагружали. Дал
промашку наш штаб в постановке игры? Допускаю. Но для меня загадка, почему после
матча многие футболисты стали жаловаться на недомогание и вялое самочувствие. До
игры-то никто из них об этом ни словом не обмолвился. Наоборот, все рвались в
бой. Странно.

— Олег Долматов, ставший одним из помощников Семина, обронил на днях: «Давно
хотелось увидеть сборную изнутри и понять, отчего мы, имея в целом хороших
игроков, показываем невыразительный футбол». Вы для себя нашли ответ на сей
вопрос?
— Хороший игрок — понятие растяжимое. Особенно ежели сопоставить уровень
чемпионата России с другими странами. Кто из наших футболистов востребован за
границей? Один Смертин. И тот в запасе «Челси» сидит. Замечательно, что ЦСКА
пробился в полуфинал Кубка УЕФА, а прежде какие у армейцев успехи в Европе были?
А у «Зенита»? Он даже из весьма посредственной группы в Кубке УЕФА выйти не
смог! Да о чем говорить, если бывший главный тренер сборной Испании Хавьер
Клементе заявил на чемпионате Европы, что в этой команде сейчас нет футболистов
по-настоящему высокого класса. И это при Рауле, Морьентесе, Касильясе! Что же с
наших мастеров тогда требовать, рассуждая по гамбургскому счету?

Любой амбициозный игрок стремится вписать свое имя в историю мирового футбола. А
в России львиная часть игроков мечтает лишь о том, как бы набить карман.
Побольше и желательно поскорее. Они успевают за карьеру прилично заработать и,
только закончив играть, призадумываются: какой след я оставил в футболе? А Яшина
во всем мире спустя полвека помнят! И Блохина, и Беланова, и Дасаева.

Как-то в самолете разговорились с Радимовым. «Знаете, мне очень хочется
когда-нибудь, как вы, сыграть в финале чемпионата Европы, — сказал Влад. — На
чемпионат мира попасть». Вижу по глазам — и впрямь хочет. Жаль, на поле об этом
сразу забывает. Зачем с арбитрами препираться, карточки на ровном месте хватать?
Радимов не думает о последствиях, о том, что за удаление пропустит пять матчей.
И как его без игровой практики в сборную вызывать?

— Другой хавбек «Зенита» Андрей Аршавин признался, что испытывал в сборной
дискомфорт: «В клубе я привык вести себя раскрепощенно, шутить, улыбаться.
Ярцева это раздражало». А вас?

— Иногда, признаюсь, тоже. Шутки, смех — это прекрасно. Во всем, впрочем, должно
быть чувство меры. В любом клубе игроки придерживаются тех правил, которые
устанавливает главный тренер. Подписали контракт — будьте добры, выполнять то,
что вам говорят. Так же работать обязаны и в сборной. А у нас, увы, некоторые
позволяют себе играть в ней по принципу «как получится».

— Вы много лет знакомы с Ярцевым. Сильно изменился он после прихода в
сборную?

— Определенный отпечаток на Георгия Александровича она, безусловно, наложила.
Ярцев стал больше нервничать, порой заводиться по пустякам. Есть у него такая
черта — начинает закипать и в итоге распаляется, сам себя накручивает. Просил
его быть поспокойнее, сдерживать эмоции. Ведь если так бурно на все реагировать
и переживать, сгоришь как спичка. Жизнь-то длинная. Тренерская карьера, бог
даст, тоже. Зачем раньше времени загонять себя в могилу?

— «Согласие продолжать работу в сборной после чемпионата Европы — вот моя
единственная ошибка», — заявил в ноябре Ярцев. А вы что об этом думаете?

— Я был одним из тех, кто отговаривал Ярцева летом от отставки. Все же не было у
нас на ЧЕ в Португалии явного провала. Да, из группы мы не вышли, ну а когда
Россия это делала последний раз?

— А к уходу Ярцева со скамейки запасных в игре с Португалией уже в рамках
отборочного цикла ЧМ-2006 как отнеслись?

— В первый момент ничего не понял. Ярцев резко вскочил, что свойственно ему в
разгар матча, и я подумал: что-то игрокам подсказать собирается. Прошло секунд
20, смотрю — кресло рядом пустует, Ярцева нигде нет. Даже предположить не мог,
что он ушел в раздевалку, не став досматривать последние минуты. Разумеется,
главный тренер сборной не должен так поступать на глазах у всей страны. Что
поделаешь — нервы, нервы…

— Бывало, что с Ярцевым внутренне вы были в чем-то не согласны?
— (После паузы.) Не дает мне покоя эпизод в матче со Словакией. У нас в концовке
встречи началась запарка. Не забили пенальти, окрыленные словаки помчались
спасать матч, и мне показалось, что стоит выпустить на замену Радимова. Он как
раз из тех футболистов, которые могут мяч подержать, наладить комбинационную
игру.

— Ярцев возражал?
— Он побоялся, что в такую рубку Радимов может не попасть. А я не решился
настаивать. Наверное, зря. Позже на разборе Ярцев сам это признал… Вот оно —
искусство тренера. Угадать с составом, с заменой, проявить интуицию в какой-то
момент. Из этих нюансов и складывается результат.

— А о выборе вратарей на игру жалеть приходилось?
— Нет. Никто из них нас не подвел. Овчинников с Малафеевым немало выручали. В
Таллине дебютировал в отборочных матчах за сборную Акинфеев и действовал
надежно. Мне приятно вспоминать о работе с ними. Некоторые мои упражнения для
них были в диковинку. К примеру, я всегда требовал, чтобы при розыгрышах угловых
на ближней и дальней штангах стояло по игроку. Именно они могут подстраховать
вратаря. В ЦСКА, скажем, к штанге только одного футболиста отправляют, в
«Зените» — вообще никого. В Бору ребятам с ходу объявил: «В своих клубах
играйте, как велят ваши тренеры. Но в сборной, пожалуйста, прислушивайтесь к
моим рекомендациям».

— А как складывались ваши отношения с Овчинниковым?
— По игре и отдаче на поле претензий к нему у меня никогда не возникало. С этого
года, правда, Сергея вызывать перестали. Зачем полагаться на вратаря, если не
знаешь, чего от него ожидать? Приедет — не приедет? Сыграет — не сыграет? Вдруг
опять колено заболит? Или еще что-нибудь? Был же случай — Овчинников не играл за
сборную, сославшись на травму. А в «Локомотиве» через пару дней появился в
основном составе. Вдобавок он сообщил во всеуслышание: «Для меня клуб важнее
сборной».

— Но выступать-то за нее Овчинников не отказывался.
— Поймите, нам требовался футболист, в котором мы могли бы быть уверены на сто
процентов. В Сергее этой уверенности не было. Что, нам постоянно по три
голкипера на сбор вызывать, гоняя из молодежки Акинфеева туда-сюда? Тоже не
дело.

— Не одобряете вы откровений вратаря «Локомотива»: «Для меня клуб важнее
сборной», «Сборная — это еще не Родина»?

— Любопытно, что сейчас он по этому поводу скажет, когда сборную доверили
Семину? Очень сомневаюсь, что подобные слова Овчинников повторит Юрию Павловичу.
Или просто с Ярцевым он не горел желанием работать? Не в обиду Сергею будет
сказано, пусть в своем «Локомотиве» он поинтересуется у врача Савелия Мышалова,
который в 80-е работал в сборной СССР, в каком состоянии приезжал в команду
Дасаев. Савелий Евсеевич расскажет, как я играл за сборную с опухшим коленом, с
выбитым пальцем на руке, с больной поясницей… У меня и в мыслях не было
отказаться от выхода на поле.

— Что теперь намерены делать — снова играть за спартаковских ветеранов?
— Да. Плюс не теряю надежды наконец-то открыть свою футбольную академию. Мэр
Москвы Юрий Лужков еще перед Euro-2004 выделил нам заброшенный стадион
«Автомобилист» в районе метро «Савеловская». Однако с тех пор по непонятным
причинам все документы зависли в регистрационной палате.

— У вас, кажется, была идея после первенства Европы провести набор мальчишек
в возрасте от 7 до 16 лет, взять в аренду где-нибудь в Москве футбольное поле и
тренироваться там, пока будут утрясаться все вопросы с «Автомобилистом».

— Верно. Но тогда из-за занятости в сборной руки до этого не дошли. А сейчас,
видимо, действительно наберу ребятишек и начну с ними потихоньку заниматься. У
меня существует давняя договоренность с друзьями по «Спартаку», которые готовы
поработать тренерами в академии, — Хидиятуллиным, Кульковым, Пятницким,
Атаулиным. Лишь бы чиновники не вставляли палки в колеса.

Комментарии (0)
Партнерский контент