Текст: Николай Петросян

Борриелло: в "Милане" мне не доверяли

Нападающий "Дженоа" Марко Борриелло рассказал о неожиданном росте своей результативности, возможности возвращения в "Милан" и шансах на попадание в состав сборной Италии.
2 марта 2008, воскресенье. 11:16 Футбол

Нападающий «Дженоа»

target="_blank" href=«https://www.championat.com/football/_italy/32/player/5643.html» class=«olink»>Марко Борриелло рассказал о неожиданном росте своей результативности, возможности возвращения в «Милан» и шансах на попадание в состав сборной Италии.

В прошлом сезоне он попался на допинге и был дисквалифицирован. В Италии стали постепенно забывать о нападающем с фамилией Борриелло, который ещё совсем недавно считался одним из самых перспективных игроков страны. Однако в составе «Дженоа» он воспрял духом и после 25-ти туров неожиданно для многих возглавляет список лучших бомбардиров серии А. В интервью La Gazzetta dello Sport Борриелло рассказал о неожиданном росте своей результативности, возможности возвращения в «Милан» и шансах на попадание в состав сборной Италии.

— Чем объяснишь произошедшие с тобой метаморфозы?
— Всё дело в стабильности и постоянной игровой практике, которая мне обеспечена в «Дженоа». Сейчас я намного более уверен в себе и участвую в матчах, в которых ранее не играл.

— В прошлом сезоне ты был дисквалифицирован за применение допинга. Месяцы без футбола стали наверняка самым трудным периодом в твоей карьере?
— Дисквалификация — это пятно на всей карьере, хотя речь идёт о довольно безобидном средстве, коим являются кортикостероиды. Я считаю себя профессионалом — правильно питаюсь, не пью и не курю, и вдруг произошёл этот случай, который чуть было не стал для меня волчьим билетом в мире футбола. Я очень переживаю по этому поводу. Надеюсь, что никто не станет связывать мою результативность с этой неприятной историей.

— Сотрудничество с «Миланом» можно считать завершённым?
— Роман с «Миланом» не закончен, хотя трудно сказать, что он когда-либо начинался. В составе «россонери» я редко появлялся на поле, следовательно, не имел возможности проявить себя. Тем не менее, «Милан» решил сохранить половину прав на мой трансфер, из чего следует, что клуб всё-таки сохраняет веру в меня.

— Кто всё же виноват в твоей неудаче в составе «Милана»?
— В целом, виноват, конечно же, я, однако и тренерский штаб крайне редко выпускал меня на поле. Общеизвестно, что в суперклубах велика конкуренция за место в составе. Возможно, я должен был действовать смелее, демонстрировать большую причастность к делам команды.

Я хотел показать свои способности и быть полезен команде. Ведь форварда можно сравнить с зеркалом, в котором отображаются действия команды.

— О ком вспоминаешь при разговоре о «Милане»?
— У меня отличные отношения как с футболистами, так и руководителями клуба. Никогда не стану плохо отзываться о «Милане», который предложил мне первый профессиональный контракт, что позволило моей маме и братьям жить обеспеченной жизнью.

— Кто помогал тебе в трудные моменты?
— Моя девушка, а также члены моей семьи. Но больше остальных меня поддерживала моя будущая невеста Белен, которая всегда рядом со мной и подбадривала меня даже в те времена, когда я вообще не проходил в состав.

— Переходя в «Дженоа», ты помышлял о звании лучшего бомбардира чемпионата?
— Нет, но я ставил задачу забить более десяти мячей. Я хотел показать свои способности и быть полезен команде. Ведь форварда можно сравнить с зеркалом, в котором отображаются действия команды.

— Ты чувствуешь себя возмужавшим?
— Беря на себя ответственную роль центрфорварда команды, за которую переживают десятки тысяч людей, невозможно не быть зрелым мужчиной.

— Вспоминая своих сверстников, с которыми ты гонял мяч на улице, ощущаешь себя феноменом?
— Нет, Я просто игрок, который получил то, о чём долгие годы мечтал. Я обладал мастерством, которое смог проявить, пусть даже с некоторым опозданием.

— Тебе удалось убедить Донадони в том, что сможешь быть полезен сборной?
— Не знаю. Всегда запоминается то, с каким багажом игрок подошёл к финишу сезона. У меня неплохой фундамент, но именно предстоящие два месяца станут определяющими. Думаю, излишне говорить о том, что я мечтаю сыграть на Евро-2008, но мне трудно оценивать свои шансы на попадание в сборную.

Как нормальный человек, я посещаю дискотеки, но не могу назвать себя их завсегдатаем.

— К кому бы ты хотел обратиться с открытым заявлением?
— К болельщикам «Дженоа». Я ощущаю их поддержку и очень хотел бы остаться в составе команды. Но права на мой трансфер поделены между двумя клубами, и трудно прогнозировать, как сложится моё будущее.

— Правда, что ты остро реагируешь на замечания об излишнем увлечении ночной жизнью?
— Как нормальный человек, я посещаю дискотеки, но не могу назвать себя их завсегдатаем.

— Ты знаешь, что однажды Джордж Бест сказал: «Не будь я столь красив, вы бы никогда не заговорили бы о Пеле».
— Вы думаете, что меня не воспринимают серьёзно из-за моей внешности? Это означает, что мне нужно усерднее работать.

Источник: La Gazzetta dello Sport Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
21 сентября 2017, четверг
Партнерский контент