Андрей Чернышов: беру вину на себя
Текст: «Чемпионат»

Андрей Чернышов: беру вину на себя

Бывший тренер молодежной сборной России Андрей Чернышов приводит свои объяснения провалу и массовой истерике игроков команды в Дании.
26 декабря 2005, понедельник. 10:59. Футбол
Бывший главный тренер российской молодежки позвонил сам. "Читал ваши публикации после матчей России с Данией. Как бы ни было мне тяжело после Брондбю, быть в вакууме и не заглядывать в газеты я права не имел. Потому что за результат всегда отвечает тренер, а резонанс от происшедшего в Дании был огромным. Никогда еще о молодежной сборной у нас в стране столько не говорили... Тем не менее многое задело за живое. И если наша общая цель - разобраться, почему те события стали возможными, то выслушать необходимо все стороны, согласны?"

И перед глазами вновь всплыла эта картина: беспрецедентная коллективная истерика в Дании, пять (!) удалений в нашей команде и - на контрасте - растерянный Чернышов, сидящий без движения и даже без эмоций на скамейке запасных и не предпринимающий попыток остановить безумие. В эти минуты он напоминал деда Степана из довлатовских "Наших", не пожелавшего встать со своего кресла и выйти из дома, несмотря на ужасное землетрясение. Тренер, как и литературный герой, в минуты катастрофы игнорировал реальность.

Дед Степан, однако, выжил. Более того, катаклизм сделал его крепче прежнего. Произойдет ли подобное с Андреем Чернышовым, говорить пока рано. Но и после того, что случилось в Дании, в худший, наверное, для своей тренерской карьеры момент, он имеет право быть выслушанным. Поэтому мы встретились для беседы, многие вопросы в которой - об этом я предупредил собеседника сразу, и тот согласился, - будут нелицеприятными. А уж насколько убедительны доводы Чернышова - решать читателям.

- Вы сразу поняли масштаб того, что произошло в Брондбю?
- После возвращения в Москву прочитал, что даже министр спорта Вячеслав Фетисов на собрании, посвященном хоккею, не обошел тему нашей команды и жестко оценил случившееся. Если реагируют даже министры - значит, произошло нечто, выходящее за рамки молодежного чемпионата Европы по футболу. Разумеется, этот матч во всей моей карьере - и игровой, и тренерской - стоит особняком, и помнить его буду всегда.

- На следующий день после той игры в Москву привозили Кубок мира, который вручат победителю ЧМ-2006. Так вот, даже на пресс-конференции по этому праздничному поводу Ринат Дасаев выразил боль и возмущение поведением наших игроков в Дании.
- Я его понимаю. Всем, кому небезразличен наш футбол, было в тот вечер крайне неприятно и обидно.

- Так почему же вы чуть ли не безучастно смотрели на это безобразие и ничего не предпринимали?
- Насчет безучастности вы не правы. Прекрасно видел, что вокруг происходит, и сидел на скамейке, как на электрическом стуле. Но понимал, что от меня уже ничего не зависит. Скажите, что я мог сделать? Если бы возникла массовая драка, можно было бы выйти на поле и оттащить своих игроков. Но тут ведь невозможно было предсказать, кого следующим "переклинит"! Две первые красные карточки Жиркова и Быстрова - последовали одна за другой. А потом уже кричи не кричи - ситуация вышла из-под контроля. На поле ведь были молодые ребята, и авторитетного ветерана, который мог бы их утихомирить, взять было неоткуда. Так что, может, зря отменили правило, согласно которому за молодежную сборную имели право играть три "переростка". Они бы в этой ситуации могли пригодиться.

- А разве не главный тренер должен выполнять функции этих самых ветеранов?
- Это футбол, в нем невозможно предвидеть все. Помню, как в 1993 году, перед ответным полуфиналом Кубка кубков "Антверпен" - "Спартак", Олег Романцев неоднократно предупреждал нас: "Чернятински - опытный игрок и искушенный провокатор. Если все будет висеть на волоске, он обязательно сделает что-то в своем духе. Главное - держите себя в руках, не поддавайтесь на провокации!" И надо же было такому случиться, чтобы тишайший Андрей Иванов - поддался. Несмотря на все предупреждения.

Во время отборочного турнира я делал акцент на дисциплину. На каждом сборе говорилось о том, что с судьями нельзя вести разговоры. И за весь турнир у нас была всего лишь одна желтая карточка за неспортивное поведение - когда Самедов в матче против Португалии потолкался с Данни. То, что произошло во втором тайме в Брондбю, невозможно было предположить заранее. Как, допустим, Карло Анчелотти мог остановить Гаттузо, который после матча "Милан" - "Шальке" вдруг стал делать жесты игроку немецкой команды Поульсену? И хорошо еще, что после матча удалось остудить игроков и не возникло массовой драки наподобие той, что случилась в стыковом матче национальных команд Турции и Швейцарии.

- А это было возможно?
- Почему нет? После пяти удалений все были заведены до предела. Я, честно говоря, боялся того, что продолжение может последовать в подтрибунном помещении. Слава богу, по дороге в раздевалку наши игроки с датчанами не пересеклись, а потом мы заперли раздевалку изнутри и более или менее успокоили их.

- Могу сказать, чего вы наверняка не сделали. У Владимира Быстрова с первых же минут глаза были, как любят выражаться футболисты, по пять копеек - он донимал судью Келли после каждого решения. Если бы вы жестко одернули его в перерыве, может, во втором тайме ничего бы и не случилось.
- Да, разговора с Быстровым на эту тему в перерыве не было. Мне показалось, что есть более актуальные вопросы. Игроки очень переживали по поводу двух пропущенных мячей после удачного начала. Денисов убивался по поводу неиспользованного момента... Нужно было их успокоить, убедить, что ничего не потеряно. Если бы я видел хоть какие-то предпосылки к тому, что произойдет во втором тайме, обязательно высказался бы. Но ни один человек за 15 минут ни словом не обмолвился о том, что судья в чем-то не прав.

- Не считаете, что вам не хватило твердости в общении с игроками? Молодых людей надо воспитывать, в том числе и методом кнута.
- Для такого метода не было поводов. На тренировках со стороны всех видел полную самоотдачу. Нарушений дисциплины и режима не было. А наказать ради того, чтобы наказать, - считаю, это неправильно.

- Насчет нарушений дисциплины у меня несколько другая информация. Свидетели рассказывают, что, к примеру, Быстров еще перед матчем в Краснодаре ныл по любому поводу. Проспал завтрак, на котором подавали черную икру, а потом настойчиво требовал деликатес за обедом. Возмущался неудобными стельками в бутсах: "Во что нас одевают?!"
- У нас была с Быстровым беседа, достаточно откровенная, и он не сказал, что его что-то не устраивает. Не жаловались на Быстрова и его партнеры, никто не говорил, что его поведение портит атмосферу в команде. На тренировках к нему претензий не было. А бытовые моменты... Володя такой человек, что всегда чем-то недоволен. Он так себя заводит, так готовится к игре. К каждому нужно подходить индивидуально.

- Но даже если не брать в расчет удаление, сыграл-то Быстров в обоих матчах плохо!
- А вот тут, полагаю, не в одном Быстрове дело. Одной из причин происшедшего стало то, что игроки, пришедшие из первой сборной, психологически не выдержали давления, которое на них оказывалось. Пресса, телевидение - все только и говорили о том, что после неудачи первой сборной эти игроки должны вытащить молодежную команду на чемпионат Европы. И вдруг на футбольном поле они столкнулись с очень хорошей датской командой, которая не давала им делать то, что они умеют. Не получалось ни обыгрывать, ни убегать. Отсюда и злость. В такой обстановке стоило арбитру пропустить несколько толчков со стороны датчан, как нашим показалось, что судья необъективен, и эмоции захлестнули разум. Полагаю, тут можно сделать скидку на возраст. Даже Игорь Акинфеев, человек, как казалось, с железными нервами, не выдержал и ударил соперника, заработав пенальти! На него тоже в этом сезоне выпала огромная нагрузка, и в какой-то момент он ее не выдержал.

Главное - чтобы для каждого игрока случившееся стало хорошим уроком. У них впереди большая футбольная жизнь, они еще не раз будут попадать в сложные ситуации. Надеюсь, в эти моменты они обязательно вспомнят об истории в Дании и поведут себя иначе.

- Пока еще УЕФА не определил сроки дисквалификации наших игроков. Сколько они, по-вашему, получат?
- Прежде всего скажу, что не являюсь сторонником длительных дисквалификации игроков внутри страны, а то приходилось слышать рассуждения, что их надо отлучить от футбола на полгода - год. Наказаний на уровне УЕФА будет вполне достаточно. Все ясно только с Жирковым - дисквалификация на одну игру за две желтые карточки. То, что бросил майку, - это наше внутреннее дело, тема для обсуждения болельщиков, но не для официального наказания.

- По мнению многих, в Италии или Германии после такого поступка игрока бы не подпустили к национальной сборной на пушечный выстрел.
- Но символика сборной не имела к тому взрыву Жиркова никакого отношения! Если бы на нем был, образно говоря, костюм от Версаче, его ждала бы такая же участь. Это были просто эмоции, в их пылу футболист бросает на поле то, что легче всего с себя сорвать. Оправдывать Жиркова, конечно, не берусь, но следует вспомнить, с чего все началось. Это было прямо перед нашей скамейкой. Черногаев сделал длинную передачу по флангу, и форвард Расмуссен двумя руками, как в волейболе, сблокировал мяч. Боковой судья дал отмашку об игре руками - а Келли вместо желтой карточки вдруг показал: аут. Тут же последовал навес Жиркова и незасчитанный гол. После этого все и закрутилось.

- Максим Калиниченко, смотревший матч по телевизору, рассказал, что еще после пенальти предположил парад удалений и звездных болезней.
- Оправдания тому, что произошло, конечно, нет. В моей игровой карьере было и 0:6 в матче "Динамо" - "Айнтрахт", и 1:7 в поединке динамовцев со "Спартаком", и уже упомянутая встреча в Антверпене. Но ни разу, как бы ни было больно, мы так не срывались. Тем не менее не собираюсь перекладывать всю вину на одних игроков. В Дании мы проиграли вместе.

- Вернемся к возможным срокам дисквалификации удаленных.
- Черногаев пошел на грубый фол, который заслуживал красной карточки. Его могут наказать жестко - игры на три. У Бухарова эпизод был более игровым. А наибольшую тревогу вызывает судьба Быстрова. Толчок судьи, который могут трактовать как физическое воздействие, был. Но, насколько знаю, арбитр написал слишком резко - чуть ли не о какой-то травме. Видеозаписью это опровергается. Но учитывая, как бережно относятся в ФИФА и УЕФА к судейскому корпусу, как пытаются оберегать рефери от любых неприятных моментов, Быстрова могут дисквалифицировать на пять игр. Толчок - не словесная перепалка.

- Позже Быстров произнес об ирландце знаменитую фразу: "Судья - скандинав". Вас это не покоробило?
- Воспринимаю игроков такими, какие они есть. Кое-кого компьютеры и телефоны волнуют пока больше уровня образования: в силу возраста им не приходит в голову мысль, что после футбола их ждет другая жизнь. Может, и надо по-другому строить общеобразовательную программу для тех, кто с раннего возраста попадает в жернова футбола. Даже наверняка надо. Но в конечном счете все зависит от человека. Шел по самолету, когда летели из Дании, - и обнаружил, что кое-кто даже Пауло Коэльо читает (по информации "СЭ" - Павленко).

- Вернемся к удаленным игрокам. Что скажете о бросившем кусок дерна со скамейки Самедове?
- Насчет дерна - это недоразумение. На поле были брошены перчатки.

- В бокового судью?
- В сторону игрока, который спровоцировал нашего полузащитника, - того же Расмуссена. После удаления Черногаева датчанин подбежал к нашей скамейке и стал стучать себя по голове, показывая, что у нас не все в порядке с психикой. Я попытался отправить его обратно на поле, но он не унимался. В этот момент Самедов и бросил перчатки.

- Тогда почему же он в одном из интервью заявил, что в горячке бросил дерн?
- Может быть, Саша сам был тогда в таком состоянии, что не помнил, что именно произошло. Дерн, сидя на скамейке, взять было неоткуда. Возможно, его слова неправильно истолковали. Точно вам говорю: бросал он перчатки.

- По горячим следам, сразу после перелета в Москву, только Самедов и Билялетдинов покаялись, сказали, что им стыдно. Другие продолжали кивать на судью.
- Думаю, что стыдно было всем. Просто не все сумели найти в себе силы признаться, что виноваты. У всех разные характеры. Тот же Билялетдинов все осознает быстрее, считает, что спросить надо в первую очередь с себя. Наверное, его так воспитали.

- Через несколько дней после матча газеты вдруг захлестнул вал заочных покаяний игроков, сделанных через пресс-службы. Выглядело это, как известная фраза жены председателя жилтоварищества Никанора Босого из "Мастера и Маргариты": "Покайся, Иваныч! Тебе скидка выйдет!"
- А я считаю правильным, что с игроками провели работу в клубах. Где гарантия, что, если их не поставить на место, это не повторится и там?

- Так-то оно так, но уж больно показухой отдавало.
- В душу каждому не заглянешь. А что если это не показуха? Если за три-четыре дня каждый переварил случившееся и понял, что натворил?

- Были люди в сборной, с кем вы не сработались?
- На первых порах сложно было с Игорем Денисовым. В какой-то момент он оказался даже вне команды. Но теперь понимаю: легче всего отказаться от игрока с непростым характером. Если он тебе нужен, надо выстраивать с ним отношения. Когда Денисов вернулся - стал другим человеком.

- Вскоре после матча Быстров заявил: мол, нас все бросили, почему команду не защищает руководство РФС?
- Это опять же эмоции. Работа для сокращения сроков дисквалификации сейчас ведется. Не случайно УЕФА перенес дату оглашения вердикта. Знаю, что у России попросили даже не одну, а две видеокассеты. РФС отослал не только запись матча, сделанную телевидением, но и материал, отснятый оператором сборной. Мутко делает все возможное, чтобы наказали игроков по минимуму.

- Мутко публично назвал происшедшее позором. А то, что он сам не полетел на матч в Данию, по-вашему, не ошибка?
- Президент РФС был в шоке от того, что случилось, и имел право на любые характеристики. В конце концов, этим футболистам еще много лет играть за национальную сборную, и надо сделать все, чтобы таких инцидентов впредь не было. А полетел Мутко в Данию или не полетел - разницы, думаю, нет. В Краснодаре он был с нами постоянно, приезжал на базу. После первого матча там же, на базе, час беседовал с игроками. Мы с ним были на связи каждый день и после вылета в Данию. Никакого ощущения, что после домашнего поражения сборную бросили, не было. Иногда постоянное присутствие руководителя, наоборот, закрепощает команду, так что сложно сказать, как бы было, если бы Мутко приехал в Копенгаген.

- Вы были свободны в принятии кадровых решений?
- Да. Мутко говорил мне, что у него есть свое видение состава, но в тренерские решения вмешиваться не собирается. После первого матча у нас был разговор, в котором он подчеркнул: "Состав на второй матч - исключительно ваше дело. Если вы кем-то не удовлетворены, как бы громко ни звучала фамилия игрока, - решайте на свое усмотрение".

- Говорят, что президент РФС добавил: "Вплоть до изгнания из команды".
- Об этом вопрос вообще не стоял. По самоотдаче претензий не было ни к кому. Не буду называть фамилию игрока, который был с травмой, но он на мой вопрос, не стоит ли поберечься, ответил: "Ничего важнее игры в Дании для меня нет. Даже если сломаюсь, пусть это будет моя последняя игра в этом сезоне". Вообще ни у кого не заметил пренебрежительного отношения к молодежной сборной. В том числе и со стороны тех, кто пришел из национальной команды. При желании они могли сослаться на травмы, на усталость в конце тяжелого сезона. Но этого не сделал никто.

- Что вы сказали игрокам в раздевалке после матча?
- Сначала мне хотелось поговорить жестко, потому что происшедшее недопустимо. Но тут увидел, что у некоторых футболистов в глазах стоят слезы. Добивать их было выше моих сил.

Я поблагодарил их за совместную работу, пожелал удачи в дальнейшей карьере. Спокойно сказал, что матч уже проигран, вернуть ничего нельзя, и если они настоящие футболисты, то все негативные эмоции останутся здесь, в раздевалке.

- Не считаете, что нынешняя футбольная молодежь в России зарабатывает несуразно много денег? Такие суммы воздействуют на неокрепшую психику.
- Может, и так. Но если в 18-19 лет парень играет наравне с ветеранами, не совсем правильно платить ему в десять раз меньше. К тому же в этой ситуации в разговор вступают агенты. Это не времена начала 90-х, когда успешная игра за сборную являлась трамплином для прыжка на Запад, где только и можно было хорошо заработать. Сейчас для этого не нужно никуда уезжать, а значит, такого стимула в сборной нет.

- В чем вы считаете виноватым лично себя?
- Проигравший тренер всегда виноват. Не имею права сказать: "Я все сделал правильно, но игроки не выполнили мою установку". Поэтому в первую очередь вину за поражение беру на себя. Анализировал те матчи по прошествии времени - и понял, что где-то были допущены тактические ошибки, где-то на поле вышли не сильнейшие игроки.

- Давайте конкретизируем.
- Давайте. Мне кажется, стоило по-другому тактически сыграть в Краснодаре. Мы посчитали, что при большой группе игроков-созидателей надо большими силами пойти вперед, сыграть в остроатакующий футбол. К этому нас подталкивала и своя публика, да и такой состав изначально сложно настроить на оборонительные действия. Теперь же думаю, что надо было поначалу присмотреться к датчанам, выманить их на свою половину поля, заставить пойти вперед и открыть свободные зоны. Только игрой на контратаках можно было заставить их сыгранную оборону ошибиться. Для позиционного же нападения нужна отлаженность атакующих маневров, что при нашей текучке кадров было невозможно.

- А текучка - не ваша вина?
- На нас по-прежнему отражается кризис детского футбола в 90-х годах. Базовый год рождения этой молодежки - 83-й. И датчане, и португальцы, и словаки процентов на 80 состоят из игроков этого возраста. А у нас даже десяти человек не набирается. Лебеденко, Габулов, Шешуков, Ахметзянов, Саенко... Все! Плюс травмированный Сычев. Остальные моложе, порой существенно. Пропадают даже те, кто был лидером команды на юношеском уровне, например, Кудряшов и Сонин. В матчах с датчанами мы попробовали, к примеру, совсем молодого Набабкина, но в матчах такого накала ему, пожалуй, играть еще рано. В центре защиты надо было сделать ставку на более взрослых игроков - Ахметзянова и Шешукова.

- Какие еще кадровые ошибки за собой числите?
- Сейчас бы в Краснодаре с первых минут вышел Павленко. Такого организатора атак в первом матче нам не хватило. Не так, как ожидали, действовал там и капитан команды Саенко. Зная, что за "Нюрнберг" он играет мало, его стоило придержать на скамейке. Ну а одна ситуация была вовсе неразрешимой. С болью отправил на скамейку запасных Габулова, который надежно провел весь цикл и был вожаком команды. Но не поставить Акинфеева я не мог. Это было бы вопреки логике.

- Не считаете, что приход четырех игроков первой сборной нарушил атмосферу в команде, прошедшей отборочный цикл?
- Не считаю. У нас и до того не было стабильного состава из 16-17 игроков, который было бы болезненно разбивать, а тут пришли сильные игроки. Да и те же Жирков с Билялетдиновым начинали цикл у нас. С атмосферой все было нормально. Никто, кстати, почему-то не отмечает, что в плей-офф мы в отличие от первой сборной попали. А у словаков - та же самая команда, которая играла на юниорском чемпионате мира и в четвертьфинале, вдесятером, уступила бразильцам в дополнительное время. Да, Дании мы проиграли, но разговоры о полном провале в отборочном турнире - несправедливость.

- А критика за то, что в Дании вы не пошли на пресс-конференцию, - тоже несправедливость?
- Нет, это верное замечание. Пресс-атташе спросил: "Пойдем?" - но я не подумал, что это будет обязательное мероприятие. Наверное, эмоциональное состояние не позволяло до конца понимать, что происходит вокруг. Это тоже ошибка.

- Осознаете, что история в Брондбю может ударить по вашим тренерским перспективам?
- Любая неудача, а такая особенно, снижает рейтинг тренера. Тем более молодого, начинающего. Что делать? Учиться и набираться опыта. Когда начинал, складывалось легко, победы шли одна за другой. В какой-то момент показалось, что все могу и умею. Из-за завышения своих способностей пошел на совмещение постов в молодежной сборной и "Спартаке", что ударило по качеству работы в обеих командах. А теперь мне тем более ясно, сколькому еще надо учиться. Но сдаваться не собираюсь. Передо мной пример Валерия Газзаева, который прошел через такие круги ада, которые мне и не снились. Но не сломался и оказался на вершине.

- Почему на днях получили лицензию категории А, а не Pro?
- Из-за работы в молодежке прошел недостаточно семестров для сдачи экзаменов на Pro. Эти семестры проходили, когда были матчи сборных. Буду сдавать на Pro в следующем мае. Пока же съездил в Милан, где побывал на трех поединках серии А и Лиги чемпионов и на тренировках "Милана" и "Интера". А затем в составе делегации российских тренеров был в "Челси".

- Готовы работать в первом российском дивизионе?
- Да.

- Как прокомментируете слова Егора Титова в недавнем интервью: "Мой убийца - доктор Щукин. Известно, что он работал со стимулирующими препаратами в молодежной сборной. Больше чем уверен, что сам Щукин не мог принять решение меня "прикормить". С кем-то сверху это было согласовано. Чернышов, его помощник Дмитриев и доктор Щукин - одна компания, вместе давно работали. Они это сделали и забыли".
- Никаких указаний с моей стороны давать игрокам допинг не было - как в "Спартаке", так и в молодежной сборной. Как вы думаете, если бы подобное случилось, приехали бы, к примеру, Павленко и Самедов ко мне на следующий отборочный цикл? Егора можно понять: он пропустил целый сезон и зол на всех. Но ни один игрок не скажет, что я призывал его применять запрещенные препараты.

- А какова, по-вашему, степень вины Щукина?
- Оба врача - и он, и Катулин - винят друг друга, предъявляя одинаково убедительные доводы. Не имея на руках фактов, не могу никого из них обвинять. Но после того скандала - а не только из-за того, что его взяла на работу "Москва", - в сборной Щукин работать больше не мог. Появился элемент недоверия - и с моей стороны, и со стороны игроков. Свою долю ответственности за то, что пригласил Щукина, я несу. Но ответственно заявляю, что к применению допинга в "Спартаке" отношения не имею.
Источник: Спорт-экспресс
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →