Алишер Аминов
Текст: Галина Козлова
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

Аминов: без перемен наш футбол постигнет коллапс

Кандидат в исполком РФС Алишер Аминов рассказал о проблемах российского футбола, отсутствии чёткой стратегии и необходимости перемен.
23 апреля 2014, среда. 11:30. Футбол

26 апреля состоится ежегодная конференция РФС, одним из главных пунктов повестки дня которой станут выборы нового состава исполкома. Бывший член Комитета программ развития футбола РФС, кандидат в члены исполкома, дважды баллотировавшийся на должность главы РФС Алишер Аминов поделился своим мнением о системных проблемах российского футбола, доминанте клубной идеологии, отсутствии чёткой стратегии и необходимости перемен.

— История с вашим включением-выключением из кандидатского списка завершилась благополучно: вы всё-таки будете баллотироваться в исполком РФС. Зачем вам это надо, Алишер Анатольевич? Цели-то какие? В чём задачи?
— Если вы имеете в виду некую цель, связанную с приближением к футбольной власти, то её как не было, так и нет. Моя позиция открыта для обсуждения, сам я открыт для дебатов и никакой тайны из своей программы не делаю. Я не раз и не два выступал с критикой деятельности нынешнего состава исполкома в частности и РФС в целом – не накануне выборов, как это часто делается в политике, в том числе и футбольной, а на регулярной основе, системно. Мне и сегодня представляется крайне важным профессиональный анализ деятельности уходящего исполкома, каждого из его членов. Важно, на мой взгляд, понять, что было сделано за отчётный период и какие реальные проблемы назрели. Потому что одна из первоочередных задач нового исполкома, который сформируется 26 апреля, – создание условий для развития футбола России.

— Это слишком общая формулировка. Что за ней кроется?

«Я не раз и не два выступал с критикой деятельности нынешнего состава исполкома в частности и РФС в целом».

— Общая, да. Потому что конкретного наполнения в работе старого исполкома найти невозможно. Что сделано за последние два года? Давайте персонализируем состав главного рабочего органа РФС и зададимся простым вопросом: что конкретно сделал каждый из них во благо российского футбола? И сразу всё встанет на свои места. К годовой конференции РФС Николай Толстых подходит с пустым портфелем, не реализовав ни одного проекта по развитию футбола. Ни одного! Национального центра футбола, о котором было столько разговоров, нет – как нет и ни одного современного регионального центра. Анализ постила полей не проведён. На подготовку тренеров и преподавателей со стороны РФС не выделено ни рубля. Не существует ни одной образовательной программы, реализация которой была бы переведена в практическую плоскость. РФС – банкрот: долги, доставшиеся Толстых от прежнего руководства, не истребованы, коммерческие службы не переформатированы…

— Есть же программа развития футбола, насколько известно. Её не так давно в РФС презентовали.
— Вы про набор лозунгов, которые сформулировал господин Воробьёв? Да, есть такой набор. Но «Стратегия развития футбола до 2020 года», ставшая в какой-то момент приоритетным направлением деятельности РФС, не имеет к практике никакого отношения. Это пустая болтовня. Это такой вот небольшой документик на нескольких страничках, тезисно обозначающий цели, к которым все мы должны стремиться. Не более того. РФС затянул общественность в обсуждение этой бессмысленной стратегии, а реальной работы по развитию футбола нет. Аппарат РФС абсолютно не готов к реализации каких бы то ни было проектов. Стоит провести даже самый простой анализ работы комитетов и рабочих групп, чтобы понять: налицо полная импотенция, стагнация и даже регресс. И виноваты в этом не только входящие в исполком госчиновники и олигархи, которых мы привыкли критиковать, но и люди вроде бы футбольные. Приспособленцы, которые очень удобно устроились в РФС. Их не трогают, от них ничего не зависит – они и сидят себе спокойно недалеко от кормушек.

— В презентованной «Стратегии» прописаны 250 миллиардов рублей, которые получит российский футбол в виде инвестиций.
— Получит… Слушайте, ну это же смешно. Можно написать и 500 миллиардов, и триллион. Что дальше-то? Нужно жить на земле и смотреть на вещи реально. Тем более что существует государственная программа развития футбола, в рамках которой бюджет выделяет деньги не только на организацию и проведение чемпионата мира, но и на реализацию приоритетных проектов развития футбола. Других возможностей у нас нет – как нет, кстати, и никакого взаимодействия РФС с государством, если не считать зыбкого, опосредованного контакта через министра спорта. Мы не забыли, что у нас чемпионат мира на носу? Что футбол, на самом деле, есть важнейшая социальная функция, а в контексте чемпионата мира – особенно. Или нам до сих пор кажется, что 2018 год наступит когда-нибудь потом, в следующем веке? Я уж не говорю о том, что в силу разных причин ни госкомпании, ни серьёзный бизнес сотрудничать с РФС не хотят или не могут.

— В каком именно качестве должен, с вашей точки зрения, предстать новый состав исполкома, чтобы можно было говорить о том, что не всё потеряно?
— В исполкоме, собранном ещё при Фурсенко, как мы помним, работали – точнее, числились – несколько крупных государственных чиновников: Виктор Зубков, Сергей Иванов, Алексей Миллер, Сергей Степашин, Владимир Якунин. Практика показала абсолютную неэффективность этой модели – как минимум потому, что люди заняты на основной работе, перегружены задачами на важных государственных должностях и, конечно, не имеют возможности погружаться в вопросы профессионального управления футболом. Ни компетенции им не хватало, ни времени. Зато своими именами они лоббировали интересы отдельных клубов. «Свои» клубы были для них превыше интересов сборной и развития футбола, к сожалению.

А теперь давайте попробуем понять, о каких клубах и о каких формах их существования идёт речь. Вот цифра: в сезоне-2013/14 суммарные расходы государства на футбол могут составить примерно полтора миллиарда долларов. Что входит в эту сумму? Исключительно текущие расходы, то есть зарплаты, премии, трансферы, выплаты агентам, перелёты-питание-проживание и так далее. К инвестициям в футбольную отрасль эти деньги отношения не имеют.

В сущности, эта цифра отражает суммарный дефицит клубных бюджетов, потому что зарабатывать российский футбол не хочет и не умеет: доходы РФПЛ и ФНЛ не составляют и 5% от затрат клубов: что-то около 50 миллионов долларов на всех. Расходы клубов на покупку футболистов, разумеется, значительно превышают доходы от их продажи – это тоже отличительная черта бизнеса по-российски. Материальные активы на балансе клубов (стадионы, базы, другая недвижимость) чаще всего не значатся… На выходе же получаем такой казус: многие российские клубы живут за государственный счёт, не решая при этом основной задачи – воспитания конкурентоспособных российских игроков. Зато успешно готовят футболистов для других сборных.

— В исполкоме РФС помимо госчиновников и олигархов немало профессионалов, которые знают о футболе всё, разве нет?
— И все они при этом – или почти все – ангажированы так называемыми элитными клубами. Их стремления понятны и объяснимы: доминировать в исполкоме, навязывать ему «судьбоносные» антифутбольные решения в личных интересах: все эти «осень-весна», лимит на легионеров и прочее. Они не хотят структурных перемен. И ладно бы мы в этом управленческом формате стали успешными, показали бы эффективность экономической модели, рост посещаемости, качество медийного продукта! Ладно бы спортивная составляющая позволяла конкурировать в Европе и готовить достойный резерв! Ничего же этого нет. Российский футбол находится в фазе стагнации, а его развитие блокируется именно клубами, которые давно поняли, что главное – контроль исполкома. И они этот контроль успешно осуществляют, прежде всего – за счёт поддержки политической власти, которая активно вмешивалась в деятельность общественной организации РФС в течение шести последних лет. Власть, по сути, подавила членов РФС, которые сегодня абсолютно не понимают, что они не рабы, не стадо баранов, идущих по щелчку кнута в заданном направлении. У членов РФС, которые будут выбирать новый состав исполкома, по моему глубокому убеждению, должна быть сформирована принципиальная гражданская и профессиональная позиция, чёткое понимание того, сколько проблем накопилось в нашем футболе, какие перед ним стоят задачи и какова мера их личной ответственности за всё, что происходит.

— В число европейских клубов, которые подлежат проверке по вопросу финансового фэйр-плей, попал «Зенит». Как должен реагировать на такие ситуации исполком? И должен ли?

«К годовой конференции РФС Николай Толстых подходит с пустым портфелем, не реализовав ни одного проекта по развитию футбола».

— Недавно я был в Швейцарии и разговаривал с президентом УЕФА Мишелем Платини и генеральным секретарём Джанни Инфантино. В том числе на эту тему. Уверяю вас: высшее руководство УЕФА прекрасно осведомлено о наших проблемах. Платини и Инфантино, более того, ясно дали понять, что двухлетний период «мягких предупреждений» подходит к концу: наступает время, когда нарушение финансового фэйр-плей будет караться жёсткими санкциями. До сих пор УЕФА пропускал в еврокубки все российские клубы, которые являются злостными нарушителями оздоровительных директив, чего сами клубы, как ни удивительно, даже не скрывают. С другой стороны, клубы – субъекты футбольного права, а ни РФС, ни РФПЛ для сокращения расходов государства на содержание клубов не сделали ничего. Наоборот, бюджеты только пухнут, а клубы при этом просят от УЕФА каких-то льгот и преференций. Вот вся работа. Честно говоря, наглость отдельных наших руководителей просто поражает. Какой смысл разрабатывать правила финансового фэйр-плей, тратить время высококвалифицированных специалистов, заставлять работать в заданном направлении сотни менеджеров, юристов, финансистов, если в первый же год находятся клубы, которые считают за норму злостно эти правила нарушать?

Хочу предостеречь наших выдающихся лоббистов, считающих, что благодаря приятельским отношениям с господином Блаттером, с господином Платини или с высшим политическим руководством России они избегут проблем. Это, деликатно выражаясь, заблуждение. Руководство УЕФА настроено очень серьёзно, и послаблений не будет никому. Ни у кого не будет права и возможностей нарушать законы. Российские клубы, таким образом, становятся заложниками джинна, которого они с таким удовольствием выпустили из бутылки. Не удивлюсь, если нас не допустят к соревнованиям уже в следующем европейском сезоне.

— Кто виноват, с ваших слов понятно. Что делать?
— Делом нужно было заниматься давно, выработав чёткие, реально работающие правовые механизмы. Для начала необходимо определить нормы и параметры финансирования профессионального футбола. Проще говоря, решить, куда, в какие области его развития государство может и должно инвестировать. Понятно, что, например, оплата трансферов футболистов и космических контрактов в этом списке фигурировать не могут. Средства региональных бюджетов и госкомпаний должны поступать на специальные счета и использоваться строго по назначению: на проведение соревнований, на развитие школы, на инфраструктуру. А трансферы могут осуществляться либо за счёт реальных доходов от футбольной деятельности, либо из кармана частных инвесторов.

Клубы РФПЛ и ФНЛ стали в последнее время просто бездонными бочками, в которые вбухиваются народные деньги. Народные, я подчёркиваю. Наши с вами, но от имени отнюдь не частных ВТБ, «Газпрома», РЖД и тем более региональных бюджетов. При этом деньги, которые аккумулируются под знамёнами и лозунгами «социальной ответственности», идут в никуда. Если смотреть в корень вопроса и не закрывать глаза на очевидные вещи, назвать всё это можно только одним словом – беспредел. За 23 года независимости в стране так и не созданы нормальные экономические условия для футбольного бизнеса, благоприятствующие появлению независимых спонсоров, которые готовых потратить деньги на народную игру. Почему? Очень просто: с помощью инвестиций у нас всего лишь регулируется сложившееся положение вещей, которое способствуют не развитию футбола, а его деградации. О стратегических целях речи не идёт принципиально. Повторяю: РФПЛ, клубы и их хозяева – вот одна из главных проблем российского футбола. Именно они считают себя хозяевами, имеющими монопольное право на все ключевые решения РФС. Именно они контролировали исполком до сих пор и, разумеется, постараются обеспечить большинство и в новом составе.

Так что если конференция РФС выберет более профессиональный исполком, одной из его главных задач будет понуждение клубов к жизни по средствам. Иначе мыльный пузырь лопнет. По моим прогнозам – уже в этом году. А если отдельные члены исполкома, руководители клубов и лиг не собираются менять свои подходы к развитию профессионального футбола, им лучше отойти на безопасное расстояние, пока не поздно.

— Есть ли, на ваш взгляд, смысл во внешнем управлении финансами РФС?
— Нет. РФС – общественная организация, и работать успешно она может только в условиях демократии, то есть при полной гласности и коллективном обсуждении всех проблемных вопросов. В том числе и финансово-хозяйственной деятельности. Никакие вертикали здесь не допустимы. Президент РФС должен отчитываться за каждый потраченный рубль не только перед исполкомом и членами РФС, но перед всей общественностью. Необходимо, на мой взгляд, публиковать на сайте РФС все доходы и расходы – тогда и таких долгов, которые наделал в своё беззаботное время Фурсенко, не будет. Общество не позволит. Но коль скоро за эти долги не отвечает исполком, как сейчас, а факты злостных нарушений не доходят до правоохранительных органов, значит, ответственность ложится исключительно на президента РФС. Если президент не в состоянии обеспечить текущую деятельность федерации – я уже не говорю о привлечении средств для реализации проектов развития футбола, – он должен уйти.

Настаиваю: одним из первых шагов по реформированию деятельности РФС должна стать открытость. Заседания исполкома необходимо транслировать в онлайн-режиме. У футбольной общественности должно быть право оценивать качество обсуждаемых вопросов и знать, кто из членов исполкома что из себя представляет. Кто молчит в тряпочку, а кто занимает активную позицию…

— Как вам видится ситуация с крымскими командами? Реально ли включить их в состав участников РФПЛ в первый же год?
— Эту проблему обсуждать преждевременно – по крайней мере до тех пор, пока не сформировалась позиция ФИФА и УЕФА. Тут, на мой взгляд, другой вопрос актуален: что российский футбол может дать крымскому с точки зрения развития? В состоянии ли мы создать предпосылки и условия для подготовки талантливой молодёжи? Или ограничимся тем, что по заданию кремлёвских чиновников в «Таврию» и в «Севастополь» придут олигархи и привезут новых легионеров?

— Ваше отношение к идее давать путёвку в Лигу чемпионов победителю Кубка России? Повысит ли такая инициатива престиж Кубка? И вообще — насколько она реальна?
— Не думаю, что реальна. И не уверен, что функциональна. Я предпочитаю говорить о более важных, о системных проблемах.

— Если вы будете избраны в состав исполкома, чем намерены заняться в первую очередь?
— Моя позиция давно сформирована, и я не раз излагал её публично. Основной задачей клубов с государственным финансированием должна, безусловно, стать подготовка конкурентоспособных российских игроков для национальной сборной России и клубов, выступающих в еврокубках. Такая задача должна быть поставлена перед губернаторами, курирующими клубы, и перед РФС.

Если мы всё-таки думаем о собственном будущем, профессиональный состав исполкома должен обеспечить условия для получения игровой практики молодыми российскими футболистами, что требует изменения лимита на легионеров. Ограничение по числу иностранцев в заявке клубов может иметь, скажем, такую динамику: не более 10 человек в заявке на сезон-2014/15, не более 8 – в сезоне-2015/16. Следует, как я уже говорил, законодательно запретить оплату трансферов футболистов из государственных денег, направляя их на проведение соревнований, развитие детских школ, строительство инфраструктурных объектов. Обязательно должен быть проработан и закреплен механизм финансовой солидарности между школами, клубами низших дивизионов и топ-клубами, который подразумевает вознаграждение тренерам за подготовку игроков. Это значит, что в ближайшие годы региональные футбольные клубы должны стать базовыми для подготовки российских игроков, лучшие из которых могут быть востребованы в ведущих клубах России и Европы. Реализация этих и других предложений позволит оптимизировать бюджеты профессиональных клубов, сократит долю государственного финансирования на текущие расходы клубов и перенаправит эти средства на долгосрочные инвестиции.

Хочу, чтобы было понятно: за себя я говорю в последнюю очередь. Я не держусь ни за статусы, ни за должности и не стремлюсь к ним. На уровень собственного благосостояния я тоже не жалуюсь. Зато чётко понимаю, что если не участвовать в футбольной жизни России, если относиться ко всему происходящему безразлично, если не пытаться влиять на ключевые решения – ничего не изменится. Это значит, что очень скоро мы упремся в тупик, а затем неизбежно войдем в фазу коллапса

— То есть вы идеалист, романтик и бессребреник…
— Почему я не могу быть идеалистом? Почему я должен встраиваться в те форматы, схемы, рамки и стереотипы, которые сегодня доминируют в Доме на Таганке? Почему нельзя исходить из простых и понятных вещей? Из того, что возможны честные и чистые выборы? Что решать футбольные вопросы должны профессионалы, искренне болеющие за дело? Почему следует игнорировать очевидные системные проблемы? Почему нельзя давать публичную оценку деятельности РФС и членов исполкома? И ещё много-много «почему»…

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
28 июля 2017, пятница
27 июля 2017, четверг
Партнерский контент