Петер Шмейхель
Текст: Игорь Рабинер

Шмейхель: уверен — с Капелло вы выйдете из группы!

Во время визита в «Манчестер Юнайтед» в рамках пресс-тура «Аэрофлота» наш обозреватель побеседовал с легендарным датским вратарём «МЮ».
19 мая 2014, понедельник. 09:00. Футбол
«МОЙ ГОЛ «РОТОРУ» НЕ СПАС «МЮ», НО СПАС НАШ РЕКОРД»

Есть в больших западноевропейских, но, увы, не российских командах такая почётная работа – «посол клуба». Выдающийся футболист, много лет своей карьеры этому клубу отдавший, разъезжает по разным странам с миссией его популяризации, встречается с журналистами, принимает спонсоров и т.д. Разумеется, для этого нужны определённые качества – коммуникабельность, знание английского, желание и умение рассказывать истории. Но неужто у наших клубов таких днём с огнём не сыщешь? Такое общение ведь больше чем многое другое заставляет зауважать, а то и полюбить чужестранный, вроде бы, клуб.

В «Баварии» такую роль, например, играет Пауль Брайтнер, а в «МЮ» — Петер Шмейхель. Отрастивший небольшую светлую бородку, но в целом в свои 50 по сравнению с годами игровой карьеры внешне не изменившийся. Группу российских журналистов, приехавших на пресс-тур компании «Аэрофлот», официального авиаперевозчика и партнёра «МЮ», могучий датчанин взял под опеку с раннего утра в четверг. После его приветствия на базе «Юнайтед» в Каррингтоне два тренера из клубной академии провели с нами часовую насыщенную тренировку, которую завершало упражнение в том числе с ударами по воротам.

Мы втайне, конечно, мечтали, что ворота займёт лично Шмейхель и кому-то из нас удастся ему забить. Но увы – он лишь подавал мячи из-за ворот, отправив в рамку… диктора по стадиону «МЮ» Алана Кигана, которому пришлось в белой рубашке попрыгать по углам. «Мой воспитанник проявил себя отлично, и, как его агент, сообщаю: вы можете бесплатно приобрести его в качестве свободного агента на матч на «Олд Траффорд», — улыбнулся датчанин.

Схожим образом Шмейхель поступил и во время самого матча российских журналистов на главном поле «Олд Траффорд» (расскажу о нём в одной из ближайших публикаций), не став играть за каждую из команд по тайму, как мы надеялись. Видимо, руководствуясь схожей логикой с Владиславом Третьяком, который никогда после окончания карьеры не вставал в ворота, чтобы не разрушать легенду…

Ещё после тренировки, едва отдышавшись, ваш корреспондент подошёл к Шмейхелю и рассказал, что 19 лет назад, осенью 1995 года, был на том самом знаменитом матче «МЮ» — «Ротор» на «Олд Траффорд», когда Шмейхель на исходе основного времени при счёте 1:2 ринулся в штрафную Андрея Саморукова и сравнял счёт. Правда, команде сэра Алекса Фергюсона надо было забивать ещё раз, чтобы выйти в следующий этап Кубка УЕФА, и сделать это (в отличие, например, от финала Лиги чемпионов-1998/99 с «Баварией») она не успела. Но гол вратаря в официальном, да ещё и еврокубковом матче – такое событие, которое он никогда не забудет. Так что заход был, что называется, беспроигрышным.

У Шмейхеля от этого воспоминания заиграли огоньки в глазах. Он улыбнулся:

— А вы не обратили внимания на то, что мы как-то очень бурно праздновали этот мой гол — для команды, которая уступает сопернику и на данный момент не проходит в следующий этап еврокубка? Пересмотрите запись и обязательно это заметите: и игроки, и Фергюсон – все ликовали (на видео, которое я пересмотрел уже дома, и вправду видно, что главный тренер «МЮ» показывает Шмейхелю большой палец и вообще излучает море позитива. — Прим. авт.).

— Так в чём же секрет?
— В том, что к тому моменту у «МЮ» был действующий фантастический рекорд. Наш клуб ни разу в истории не проигрывал в еврокубках на своём поле. Вообще ни разу! И вот «Ротор» поставил это достижение под угрозу, но мой гол её снял. Да, мы не смогли пройти дальше, но этот рекорд для нас очень многое значил. Правда, на следующий же год мы в групповом турнире Лиги чемпионов проиграли дома «Фенербахче» — 0:1, и он приказал долго жить. Но тогда, в 95-м, потому у нас и не было такого уж большого разочарования от невыхода в дальнейшую стадию, что наш уникальный рекорд-то мы спасли.

Признаюсь честно, был поражён услышанным. Никогда не думал, что подобного рода рекорды волнуют кого-то ещё, кроме журналистов. А оказывается, главный тренер и знаменитейшие игроки такого суперклуба, как «МЮ», обращали на него такое внимание! Более того, это ещё и перебило горькое послевкусие неудачного исхода матча.

Понятно: Кубок УЕФА — не Лига чемпионов, играть в нём для клуба калибра «Манчестера» — не столь великий стимул. Но в ту пору «Юнайтед» почти каждый год крушил всех внутри Англии, а вот в Европе у него дела не особо клеились. Тем не менее в России до такой степени не верили в «Ротор», что даже не закупили права на телетрансляцию. И гола выпрыгнувшего куда-то в поднебесье Шмейхеля, равно как и мячей Нидергауса и Веретенникова в начале матча, российские болельщики в прямом эфире не увидели…

19 лет спустя на том же «Олд Траффорд» Шмейхель уже не играл, а давал комплиментарные комментарии игре российских журналистов, назвав её «неожиданно быстрой», а Романа Трушечкина, например, сравнив с Криштиану Роналду. После нашего матча датчанин пожал руку каждому участнику и вручил по памятному сертификату о том, что нам посчастливилось играть в футбол на одной из самых знаменитых арен мира. А потом мы переместились в банкетный зал, где за обедом и состоялась наша беседа.

Петер Шмейхель

Петер Шмейхель


«КОГДА «МЮ» МОГ ВСЕРЬЁЗ НАЦЕЛИТЬСЯ НА АКИНФЕЕВА, ОН ПОЛУЧИЛ СЕРЬЁЗНУЮ ТРАВМУ»

Проходила она в необычном формате. Днём-другим ранее участвовавших в поездке журналистов попросили прислать вопросы, которые мы хотели бы со Шмейхелем обсудить – и теперь, выбрав наиболее интересные и часто встречавшиеся, известный манчестерский комментатор задал их ему со сцены. Для начала приведу те, что в той или иной мере касались России.

— Ваше мнение о шансах сборной России на ЧМ-2014 в Бразилии?
— Для начала скажу, что убеждён: с Фабио Капелло в роли главного тренера у сборной Англии были куда лучшие шансы выиграть чемпионат мира или Европы, чем без него. Он умеет достигать результат!

Отборочный турнир Россия провела на высочайшем уровне. Мне кажется, вы выйдете из группы вместе с Бельгией. Не думаю, что Южная Корея станет для россиян большой угрозой. Кто там остаётся — Алжир? И он едва ли сможет России помешать. Так что уверен: Капелло привезёт на чемпионат мира очень организованную команду, и вы выйдете из группы. Дальше – уже лотерея. Конечно, если попасть в плей-офф сразу на Германию, то придётся очень трудно, но, тем не менее, ожидаю увидеть команду Капелло в играх навылет. А там – посмотрим.

— В «Манчестер Юнайтед» вы выступали вместе с Андреем Канчельскисом. Что скажете о нём как об игроке и человеке?
— Мы начинали в команде примерно в одно время, вместе жили в отеле, завтракали, ужинали… Помню, из-за языкового барьера поначалу не могли общаться полноценно, поэтому нам пришлось изобрести своего рода новый язык, чтобы иметь возможность разговаривать. Но, когда первые шаги в таком клубе делаешь вместе, это невольно сближает.

Андрей — фантастический игрок, и для всех нас стало большим разочарованием, когда он перешёл в «Эвертон». На мой взгляд, он был рождён для того, чтобы стать игроком «Манчестер Юнайтед». Его стиль игры, его скорость — всё идеально подходило для команды, для клуба. Убежден, что лучшие годы своей карьеры он провёл именно на «Олд Траффорд», и нет никакого случайного совпадения в том, что больше ему нигде не удалось заиграть на таком уровне, как в «МЮ».

— Вы не раз видели в деле Игоря Акинфеева и, говорят, даже являетесь поклонником его таланта. Это так?
— Акинфаева (Шмейхель произнёс фамилию нашего вратаря именно так, но в дальнейшем будем пользоваться привычным произношением. — Прим.ред.) зачастую сравнивают с Нойером, Касильясом — с лучшими вратарями мира. Он был одним из тех парней, которые имели все шансы стать очень серьёзной трансферной целью для «МЮ». Но, увы, в момент, когда вопрос встал наиболее серьёзно, он получил тяжёлую травму (разрыв крестообразной связки колена. — Прим. ред.), которая вывела его из строя на год. И можно сказать, что лишь сейчас он вышел на свой прежний уровень игры.

Тем не менее он восстановился, как бы ему ни было сложно. Реакция, прыгучесть — всё это по-прежнему при нём. И чемпионат мира будет для него настоящей проверкой. У Акинфеева есть всё, чтобы быть вратарём топ-уровня.

— А как же габариты? – не удержался я от возможности вставить реплику из зала.
— Это совершенно не является проблемой. Посмотрите на Касильяса — они примерно одного роста, а Икер, кажется, восемь раз за карьеру признавался лучшим голкипером в мире. Всё дело не в размерах, а в работе, которую ты делаешь на поле. И Акинфеев, насколько помню, впервые привлёк моё внимание ещё во второй половине 2000-х. Времени впереди у него ещё много – достаточно посмотреть на того же Гиггза, чтобы понять, до скольких лет можно доиграть.

— И Гиггз, и вы играли против волгоградского «Ротора». О тех матчах у вас особые воспоминания?
— Помню, что в Волгоград и из него мы летели очень долго. 0:0, которые удалось добыть на выезде, представлялись нам наилучшим возможным результатом – с учётом того, что мы не потратили очень уж большого количества энергии. И поэтому просто не могли поверить своим глазам, когда «Ротор», играя очень здорово, забил нам на «Олд Траффорд» два гола за первые 20 минут! Да, в конце я пошёл в штрафную и сравнял счёт. Мы по крайней мере сыграли вничью, что помогло нам сохранить рекорд клуба. Вылетать было неприятно, но подсластить пилюлю хотя бы таким образом мы сумели.

— А когда бежали на угловой в концовке финала Лиги чемпионов-99 «МЮ» — «Бавария» на «Камп Ноу» при счёте 0:1 и во время этого стандарта Тедди Шерингем сравнял счёт, — о голе «Ротору» вспоминали? О чём вообще думали?
— Эти чувства очень непросто объяснить. Ты думаешь о том, что должен сделать абсолютно всё, чтобы команда сравняла счёт – и не корить себя потом, что мог сделать больше. Какая разница, 0:1 мы проиграем или 0:2? Поэтому и бежишь к чужой штрафной.

В такой ситуации вратарь если и не забьёт сам, то может создать в чужой штрафной тот хаос, посеять в рядах соперника ту растерянность, которая поможет его команде забить. Конечно, я помнил о Волгограде, помнил о других голах, которые случались в подобных ситуациях (в чемпионате Англии Шмейхель забил «Астон Вилле». — Прим. ред.). Заранее просчитать, что произойдёт, было невозможно – и оставалось рассчитывать на удачу, на счастливый билет в лотерее.

Плохим моментом для нас было то, что «Бавария» была идеально организованной машиной. В обычной ситуации забить им при стандарте не было почти никаких шансов. Но я пришёл в штрафную – и они, безупречно вышколенные и готовые к обычному угловому, не знали, кто со мной должен играть! Это и посеяло ту панику, которая в итоге привела к голу. Посмотрите на повтор: когда Финк неудачно выносит мяч к линии штрафной, никто не опекает ни Гиггза, который наносит удар с лёта, ни Шерингема, подставляющего ногу, ни Сульшера, который рядом с ним. И это при их обычной организации!

— Интересен ли вам вообще чемпионат России?
— Знаю, что в российский футбол вкладывается много денег, особенно в последние 10 лет. Поэтому сегодня некоторые ваши клубы могут конкурировать на трансферном рынке с самыми большими его игроками, а европейские и сильные бразильские футболисты охотнее едут играть в Россию. Можно даже сказать, что сегодня в мире почти нет игроков, которых ваши команды не в состоянии приобрести.

Но это является результатом не только финансовых вливаний, но и возрастающего уровня российского чемпионата. Местные клубы, тот же ЦСКА, из года в год представлены в Лиге чемпионов и достойно защищают честь страны. Вы пару раз выиграли Лигу Европы (на самом деле – ещё Кубок УЕФА. — Прим. ред.). В общем, ваш футбол становится всё более привлекательным.

«ГЛАВНЫЙ ФАВОРИТ ЧМ-2014 – ГЕРМАНИЯ»

— Кто, по вашему мнению, станет чемпионом мира в Бразилии?

— Думаю, Германия. По моему мнению, у них сегодня сильнейшая в мире команда. На каждой позиции минимум по два высококлассных игрока. Такой глубины состава больше нет ни у кого, все взаимозаменяемы.

Помню их разочарование после поражения от Италии в полуфинале Евро-2012. Но немцы всегда хорошо выступают на чемпионатах мира. Многие говорят, что очень сильны Бразилия и Аргентина, но немцы всё же, полагаю, сильнее. Особенно на такой короткой дистанции, как чемпионат мира, когда игры проходят каждые три-четыре дня.

— Кто на сегодня лучший голкипер мира?
— У Германии, может, нет Месси или Роналду, но у неё самая сбалансированная команда, а вот вратарь у них – сильнейший в мире. Считаю, что Мануэль Нойер на сегодня действительно лучший. Уже на протяжении нескольких лет он пребывает в великолепной форме, у него нет никаких технических недочётов.

Когда «Бавария» теряет мяч, то не боится сразу начинать прессинг именно потому, что её футболисты уверены: если соперник из-под прессинга выйдет, то сзади будет кому подстраховать. Нойер стабилен, а когда нужно — совершает невероятные сейвы, тащит мёртвые мячи. Для меня его уровень на порядок выше, чем у остальных его коллег. Подчёркиваю: сегодня.

— В чём по сравнению с вашими временами изменилась вратарская позиция?
— В мои времена многие команды фокусировались на том, что вратарь должен быть большим и агрессивным, поскольку ему приходится противостоять габаритным форвардам. Но сегодня у людей нашей профессии есть меньше шансов преуспеть в игре на выходах, потому что другими стали мячи. Они столь легки и коварны, что в полёте запросто могут изменить направление и ты со своим выходом промахнёшься. В моё время мячи были более предсказуемыми, а сейчас вратарям приходится быть осторожнее.

Сегодня рост не столь важен, а больше внимания уделяется тому, как голкипер играет ногами, работает с мячом. Нынешняя тактика во многом строится на этом, поскольку с тебя начинается атака. Ты гораздо больше задействован в процессе игры, чем вратари 80-90-х.

И знаете, что ещё изменилось – правда, далеко не только для вратарей? На тренировках сейчас неизмеримо тише, чем было 20 лет назад. Я редко вижу занятия «МЮ», чаще доводилось бывать на тренировках «Лестер Сити», где играет мой сын (Каспер Шмейхель только что вышел со своим клубом в премьер-лигу. — Прим. ред.). Так я просто не поверил, какая там тишина! И так, по-моему, почти везде. Мы шумели, шутили, кричали друг на друга. Сейчас этого нет.

— Завершающийся сезон «МЮ» нельзя назвать удачным. Как его оцениваете вы? (в связи с тем что мероприятие было организовано клубом, ведущий явно избежал конкретики: в моей версии вопроса, допустим, звучало – «Что конкретно, по-вашему, не получилось у Дэвида Мойеса?». — Прим. авт.).
— В прошлом сезоне мы проиграли семь матчей на «Олд Траффорд». Семь! Это абсолютно недопустимо. Некоторые игры были действительно ужасны. Было больно смотреть на футболистов после финального свистка. Но, тем не менее, несмотря на неудачи, это послужит хорошим уроком и работой на будущее «Юнайтед».

И думаю, что если дальше мы будем выступать успешнее, то этот сезон вполне можно будет забыть. Любую неудачу можно повернуть так, что она пойдёт тебе на пользу. Эти футболисты ещё не успели забыть, что такое большие победы. Поэтому назову завершившийся сезон не катастрофой, а «звонком будильника».

— Верите, что ваш партнёр по «МЮ» 90-х Гиггз по-прежнему играет?
— Это фантастика. Я пришёл в «МЮ» позже него, уже 15 лет как ушёл из «Юнайтед» и 11 как вообще закончил выступать, а он по-прежнему выходит на поле. Невероятно! Мне понравились две фотографии в газете – юный Гиггз, который дебютирует за «МЮ», и фото спустя 22 года, когда он поднимает над головой трофей чемпиона Англии прошлого года. И подпись: «Он всё ещё побеждает». Хотя разница двух лиц довольно велика.

Если верить сообщениям газет, то Луи ван Гал станет новым главным тренером «МЮ», и вчера у него якобы была встреча с Гиггзом, на которой ему предложили стать номером два. Если это так и Райан останется помощником голландца, то это будет просто фантастическая удача для «МЮ». Впрочем, насчёт ван Гала это пока не более чем слухи, а насколько они соответствуют действительности, обращаться вам нужно явно не ко мне, а к руководителям «Юнайтед».

Петер Шмейхель и Игорь Рабинер

Петер Шмейхель и Игорь Рабинер


«ДА НЕ СОБИРАЛИ НАС С ПЛЯЖЕЙ!»

Очень хотелось поспрашивать датчанина кое о чём ещё. Цейтнот не позволял сделать это в развёрнутом виде – но после того, как официальная часть беседы завершилась, я подошёл к Шмейхелю, и он охотно ответил ещё на несколько вопросов.

— Одна из самых знаменитых футбольных легенд Европы – победа сборной Дании на Евро-92. Том самом, когда Югославию из-за санкций ООН дисквалифицировали незадолго до начала первенства и её в пожарном порядке заменили датчане, вторые в той отборочной группе. Правдива ли история, что вас собирали с пляжей, куда вы после сезона уже успели уехать?
— Да не были мы на пляжах, это всё красивая, но выдуманная кем-то легенда! Между прочим, мы как раз с вами, сборной СНГ, играли товарищеский матч прямо перед тем, как поехать в Швецию (эта игра, завершившаяся вничью – 1:1, а ворота Шмейхеля смог поразить Игорь Колыванов, прошла 3 июня, сам же Евро-92 стартовал 10 июня. – Прим. ред.). Мы не были свободны, никто не валял дурака, готовились по крайней мере к матчу с вами – хоть до поры до времени ещё не знали, что сами будем участвовать в чемпионате Европы.

— А когда узнали?
— Где-то за неделю до игры с СНГ пошли слухи, что Югославию могут дисквалифицировать из-за международных санкций. Сначала у нас не было мысли, что это затронет спорт, но в итоге всё оказалось серьёзнее, чем мы думали поначалу. И уже за два дня до матча с СНГ мы узнали, что едем. То есть эта игра с вами оказалась для нас единственной в рамках подготовки к тому чемпионату Европы.

— Что ж, мы рады, что поучаствовали в подготовке будущих чемпионов Европы. А верна ли другая легенда, изложенная сэром Алексом Фергюсоном в его книге – о том, что он на вас после одного пропущенного гола ошибочно ополчился и, осознав позже свою ошибку, с тех пор на всех матчах стал появляться в очках? Кстати, читали ли вы эту автобиографию?
— Полностью не читал, видел только отрывки в газетах. Нам, игрокам, читать такие книги не обязательно,
потому что мы-то знаем ситуацию изнутри. То, что вам, журналистам, кажется фантастикой, для нас – рутина, нечто совершенно естественное.

Что же касается этого эпизода, то – да, это правда. Фергюсон был недоволен, что я пропустил гол, назвал его моей грубой ошибкой. Я ответил, что был довольно сильный рикошет от Гари Паллистера. Но тренер был очень зол и не поверил. А на следующий день, посмотрев повтор по телевидению, подошёл и извинился. И со следующего матча действительно стал носить очки на скамейке.

— Вообще, в чём секрет Фергюсона, 27 лет блестяще проработавшего в «Манчестер Юнайтед»?
— Твёрдо знаю одно: все годы, проведённые в «МЮ», Фергюсон работал невероятно усердно. Для него ничего не было рутиной. Он всегда первым приезжал на базу — в семь утра, когда игроки ещё сладко спали, сэр Алекс уже был в своём офисе. А уходил всегда последним, когда футболисты уже давным-давно разъехались по домам.

Фергюсон подходил ко всему крайне серьёзно, не позволяя себе работать спустя рукава. Он знал лично и помнил по именам всех без исключения работников клуба, всех игроков, начиная с самой младшей группы. Он знал цену каждому футболисту в структуре клуба и умел прогнозировать их будущее. Даже если игрок выступал за юношескую или молодёжную команду, Фергюсон знал уровень его способностей и предвидел, как этот футболист будет выглядеть через два-три года.

Иными словами, если кто-то появлялся в первой команде, то можете не сомневаться: за два-три года до того Алекс уже знал, что так и будет. И, даже если сам молодой футболист этого до конца не осознавал, его целенаправленно готовили к переходу на новый уровень.

…Шмейхель – герой далеко не только поколения болельщиков и футболистов 90-х. Общался я, например, недавно с Артёмом Дзюбой, и он рассказал, что датчанин – его любимый вратарь детства. Так что не зря его выбрали в качестве пропагандиста философии «МЮ» для российской прессы. И вправду — в этой жизни ничего случайного не бывает…
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 18
11 декабря 2016, воскресенье
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →