Фабио Капелло
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Игорь Рабинер

Что изменилось за четыре дня?

21 мая сборная России начнёт последний сбор перед вылетом на ЧМ-2014. О её составе, претерпевшем неожиданные изменения, — наш обозреватель.
20 мая 2014, вторник. 09:00. Футбол
Когда 16 мая, находясь в Англии, увидел в новости на «Чемпионате» обновлённый состав сборной России – признаюсь, с трудом поверил своим глазам. Поначалу посчитал даже, что на меня так подействовали события предыдущего дня, когда мне посчастливилось в рамках пресс-тура «Аэрофлота» самому выйти на ковёр «Олд Траффорд» в форме «красных дьяволов» под гимн Лиги чемпионов, удостоиться рукопожатия сэра Бобби Чарльтона и комментариев Петера Шмейхеля от бровки.

Нет, ну а когда ты четыре дня назад уже комментировал на страницах «Чемпионата» официально объявленный предварительный состав сборной России и вдруг видишь его вторую версию, причём уже совершенно другую – как это прикажете расценивать? В первый момент – как помутнение собственного мозга. Но когда выясняется, что это правда, возникает желание разобраться, в чём дело.

«Список 30» казался предельно логичным, и сюрпризов в нём было раз-два и обчёлся, да и те локальные (да Погребняку и четвёрке молодых, нет Смолову и Смольникову). Как будет осуществляться оставшийся выбор, тоже казалось очевидным. Минус Газинский, Могилевец, Семёнов и Канунников, никогда прежде не игравшие за сборную. И выбор трёх оставшихся неудачников из числа тех, где по три человека на место: Козлов или Анюков, Быстров или Ионов, Погребняк или Дзюба.

А в итоге из всей этой логики подтвердились только первые два «или» и перевод в резерв Газинского, плюс вовсе исчез (что, в свою очередь, совсем не логично) Погребняк. Зато остались аж трое из четырёх новичков, а форварда-«столба» не стало вовсе. Или в таком качестве Капелло рассматривает Канунникова?

После всех этих событий я уже не рискну категорично утверждать, что единственный оставшийся игрок на заклание будет выбран из пары Могилевец – Канунников («отцепление» Семёнова почти исключено, поскольку тогда в команде останется всего три центральных защитника). Капелло показал, что может быть абсолютно непредсказуемым.

Мы, журналисты, пытаемся искать чёткие, стопроцентные алгоритмы там, где они далеко не факт, что присутствуют. Так, заголовок моего предыдущего текста о сборной «Дзюба или Погребняк? Быстров или Ионов?» оказался верным лишь наполовину. Ответ был получен неправдоподобно быстро. Ионов, а не Быстров – что кажется вполне обоснованным. Уже точно не Погребняк и, скорее всего, не Дзюба.

Что могло измениться за четыре дня? Тот же «Рединг» к этому времени уже закончил сезон, а Погребняк возьми да выпади вообще – транзитом через новообразованный лист запасных. Нет, понятно, что сам факт его включения в обязательный для ФИФА «список 30» многих удивил. Опытный форвард не вызывался при Капелло в сборную ни разу (даже Аршавин и Павлюченко однажды в ней побывали – на первом товарищеском матче с Кот-д’Ивуаром). Но зачем давать человеку надежду, чтобы тут же её отобрать – при том что за это время ничего в ситуации с ним измениться не могло?

Вполне понимаю Погребняка, сказавшего: «Мы же не солдатики, чтобы нами двигать туда-сюда… Это решение Капелло. Могу, конечно, сейчас сказать вам, что обиды нет, но те, кто меня знает, не поверят. Есть обида». В печати, уверен, это прозвучало потому, что Погребняк понимает: из-за возраста ему уже нечего терять. Остальные промолчали, но в болезненности их ощущений нет никаких сомнений.

Впечатление такое, что у Капелло за эти дни отчего-то резко изменилась концепция московского сбора. Если исходить из «списка 30» от 12 мая, то главный тренер сборной собирался провести его в условиях жёсткой конкуренции и лишь в последний момент, посмотрев на работу каждого, определить заявку. Если исходить из «списка 25» (а на самом деле, учитывая статус Черышева, 24) от 16 мая, то итальянец решил: пусть лучше игроки не нервничают, твёрдо знают, что в Бразилию почти все они поедут, и спокойно, целенаправленно готовятся к чемпионату мира.

Соответственно, если бы на сборе работали три десятка человек, то Капелло пришлось бы в контрольных матчах проверять тех, о ком стоит вопрос: брать или не брать? Теперь же, скорее всего, будет наигрываться стартовый состав – а вариации будут только на тех позициях, где есть примерно равная конкуренция. То есть: Ещенко или Козлов, Комбаров или Щенников (с учётом слабой весны спартаковца и сильной – «армейца»), Глушаков или Денисов, Кокорин или Кержаков (если второй, то первый переходит на левый край) и, возможно, Файзулин или Дзагоев. Места Акинфеева, Игнашевича, В. Березуцкого, Широкова, Самедова и Кокорина (у последнего, впрочем, до конца не ясна позиция) в стартовом составе сомнению, полагаю, не подвергаются.

Если же Капелло собирался лимитировать «список 30» изначально, то непонятно другое: почему нельзя было сразу объявить, что эти – основные, а те – запасные? Чтобы даже на несколько дней не создавать у целой группы футболистов напрасных иллюзий. И ладно бы дело было в молодом Газинском, который должен считать за честь сам факт приглашения. Но речь-то и об отправленных в резерв опытнейших бронзовых призёрах Евро-2008: Анюкове, Алексее Березуцком и Быстрове. Ну и о более молодом Дзюбе, конечно.

Логика в решении Капелло по ним просматривается следующая. Анюков и Быстров были основными игроками в начале отборочного цикла, но после Белфаста не вызывались в национальную команду вовсе. Так же, как и Дзюба, для которого второй тайм против Северной Ирландии стал единственным полуматчем за сборную при доне Фабио. А. Березуцкий вызывался постоянно, но вообще не играл. Как, собственно, и в своём клубе.

Но, попав в «список 30», люди действительно поверили, что им дадут шанс, и готовы были грызть землю, чтобы им воспользоваться. Тот же Анюков, капитан «Зенита», отыгравший в основе клуба всю весну, — разве он этого шанса (нет, не включения в заявку на ЧМ, это сугубо дело Капелло, а именно шанса) не заслужил? Или второй снайпер нынешнего российского первенства Дзюба, который проезжает мимо второго кряду большого турнира – причём всякий раз после очень успешных для себя сезонов?

Более того, насколько мне известно, как минимум некоторые из них, а то и все, кого перевели в запас, узнали об этом событии из прессы или от друзей, прочитавших сообщения СМИ. Мне кажется, что по-человечески было бы проинформировать их лично, поговорить по душам, всё объяснить. И не было бы лишних и личных обид. Зато, может, была бы мотивация в дни неизвестности работать и надеяться. А сейчас этой мотивации, по сути, нет – и не факт, что люди будут морально готовы к работе, если кто-то получит травму и в этом возникнет потребность.

Ещё один нюанс. Насколько мне известно, люди, близкие к ЦСКА, беспокоятся по поводу возможного психологического состояния в Бразилии Василия Березуцкого, всегда и везде привыкшего находиться в компании брата-близнеца. Всё понятно, сборная не на родственные посиделки едет, а Алексей не провёл весной ни минуты. Но раньше-то ситуация была ровно та же, но в сборную он тем не менее приглашался.

Правда, есть данные, что Капелло об этой проблеме был проинформирован, но всё же принял то решение, которое мы знаем. Что ж, практика покажет, был ли он прав. Правда в том, что тема эта – сугубо психологическая, и наличие либо отсутствие А. Березуцкого в Бразилии на стартовом составе, да и даже заменах не скажется никак.

У четвёртого центрального защитника шансы выйти на поле появляются даже не при форс-мажорных, а каких-то запредельно критических обстоятельствах. Теперь в этой роли будет выступать молодой Семёнов, чья игра, говорят, очень нравится Капелло.
На взгляд обывателей, более напрашивающейся кандидатурой на эту роль был бы обладатель Кубка России и автор победного гола «Локомотиву» Дьяков – но на то итальянец и не обыватель, а выдающийся тренер с несомненными достижениями, чтобы видеть в футболе нечто куда большее.

И наконец, загадочная история с Черышевым, которая в последние дни широко обсуждается в журналистских кругах. Человек будет тренироваться со сборной, имея только один эфемерный шанс попасть в Бразилию – если уже там, на месте, кто-то «сломается». Но сейчас включить его в итоговую заявку невозможно, поскольку его не было в «списке 30». А в первый момент после включения в «список 25» о его особом статусе не было сказано ничего. То есть, похоже, произошло недоразумение, элементарная ошибка, жертвой которой 16 мая и стал исключённый вовсе из списка Погребняк.

Весь этот лёгкий хаос, конечно, не может не беспокоить. Но давайте не будем преувеличивать его значимость. Когда идёт подготовка к такому турниру, как чемпионат мира, каждая крохотная деталь в глазах СМИ приобретает вселенский масштаб – хотя зачастую это не более чем буря в стакане воды.

Тренеры и футболисты над подобными репортёрскими излияниями нередко смеются, думая: надо же ребятам о чём-то писать! Сами же при этом видят и знают генеральную линию, которой следуют, не отвлекаясь на весь посторонний шум.

А Капелло – из тех людей, у которых генеральная линия стопроцентно есть. Оттого и удивляет такая разница между двумя списками. Какая-то она… некапелловская. И очень любопытно будет когда-нибудь узнать, что за всем этим крылось.

Тем временем начинается сбор, на котором будет закладываться едва ли не главное для таких команд, как наша сборная, – функциональная база. Оба турнира за последнюю четверть века, когда мы чего-то добивались, случались на фоне дьявольской физподготовки – при Валерии Лобановском на Евро-88 и Гусе Хиддинке на Евро-2008. У нас, особенно после развала Союза, слишком мало таланта в чистом виде, чтобы мы могли уповать на сугубо игровые достоинства. Соперников нужно уметь перебегать.

У итальянских тренеров обычно с такими вещами проблем не бывает. Вы спросите: «А как же сборная Англии в Южной Африке — 2010?» Так там после тяжелейшего английского сезона, проходящего без какой-либо зимней паузы, игроки были категорически загнаны. В России же всё наоборот: трёхмесячная пауза, сборы в клубах, зачастую построенные именно на закладке физики. В этом смысле Капелло будет гораздо проще.

Как и с ожиданиями. От «Трёх львов», ни разу не выигрывавших чемпионаты мира и Европы после 1966 года, отчего-то ждут и требуют исключительно золота – примерно как от наших хоккеистов. В российском же футбольном случае и выход из группы, первый на «мире» с 1986 года, все за успех посчитают. Пройдём её – никакого груза на плечах не останется.

Петер Шмейхель, с которым мы говорили на днях в Англии, и множество других зарубежных наблюдателей не сомневаются: из группы сборная России выйдет. Их бы устами да мёд пить. И если это случится, никто уже и не вспомнит, что 12 и 16 мая назывались совершенно разные варианты предварительного списка национальной команды.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 42
8 декабря 2016, четверг
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →