Текст: «Чемпионат»

Войцех Ковалевски: очень приятно, когда тебя ценят

Корреспондент "Спорт-Экспресс" попытался выяснить секрет популярности польского голкипера среди болельщиков столичного "Спартака".
10 января 2006, вторник. 09:58 Футбол

Наверное, Ковалевски любят и за то, что он — хороший вратарь, и за то, что в
отличие от многих коллег после матчей не торопится убегать со стадиона, а
обязательно уделяет время публике. Общение, автографы, фото — в них Ковалевски
не отказывает никому и всегда благодарит людей за поддержку.

А еще он очень интересный собеседник — с хорошим чувством юмора и собственным
взглядом на жизнь. Когда разговариваешь с ним, слова подбирать не приходится.
По-русски поляк выражается лучше многих игроков с нашим паспортом. Термин
«легионер» к нему категорически не подходит. Не зря любит повторять тренер
вратарей «Спартака» Юрий Перескоков: «Вой, ты самый настоящий русский».

— Как думаете, за что вас так любят спартаковские болельщики?
— Об этом лучше спросить у них. Я же могу сказать одно: очень приятно, когда
тебя ценят. Всегда подчеркивал, что играю для болельщиков и благодарен им не
только за персональную поддержку, но и за поддержку всей команды. В прошлом году
она была потрясающей! Уверен, этот фактор сыграл одну из решающих ролей в том,
что «Спартак» завоевал путевку в Лигу чемпионов. Надеюсь, мы вместе будем
повышать уровень нашей игры и добиваться новых успехов.

— Выбор болельщиков для футболиста более ценен, чем журналистов или ваших
коллег?

— Безусловно. Эти люди искренни в своих эмоциях. Иногда в сердцах они могут нам
«напихать», высказать в лицо жесткие слова, но все это идет не со зла, а от
настоящей любви к команде. Они хотят, чтобы «Спартак» непременно побеждал. Я сам
раньше был болельщиком, и мне хорошо понятны их чувства.

— Можете вспомнить какой-то связанный с болельщиками случай, который вас
поразил?

— Это случилось в 2004 году. Мы прилетели в Пермь на матч с «Амкаром». За день
до игры, как обычно, проводили тренировку на местном стадионе. После нее я
последним уходил в раздевалку. В подтрибунном помещении ко мне подошла девушка и
протянула букет цветов: «Это тебе». Я был тронут до глубины души — до этого
никогда в жизни девушки не дарили мне цветы. Обычно было наоборот. Зайдя в
раздевалку, вынес свой свитер и сделал ответный подарок. Потом мы разговорились.
Она оказалась местной поклонницей «Спартака». Каждый раз, когда играем в Перми,
эта девушка приезжает на стадион, и мы с ней, как старые добрые знакомые,
обязательно перебрасываемся хотя бы парой фраз.

— Интересно, вы могли бы сейчас пойти на футбол и разместиться не на
центральной трибуне, а на фанатском секторе?
— Мог бы, причем спокойно. Правда, спокойным бы я там точно не был. Туда
никто не идет просто посидеть — там нужно яростно поддерживать команду. К слову
я был на фансекторе «Легии», когда она в 95-м встречалась в Лиге чемпионов со
«Спартаком». Кто мог тогда предположить, что я смотрю матч двух своих будущих
команд!

— Помните, кто защищал тогда спартаковские ворота?
— По-моему, Черчесов. Но в то время я больше следил не за «Спартаком», а за «Легией»,
чьи ворота защищал Щенсны. Мы с ним хорошо знакомы. Он сейчас занимается
спортивной фотографией. Это его хобби.

— В советском футболе был знаменитый вратарь Хомич, который затем стал
спортивным фотографом.

— Я, кстати, фотографировать тоже люблю. У меня неплохая аппаратура, но сейчас
слишком мало времени. Может, лет через пять-шесть всерьез займусь этим делом.

— Где храните «золотого кабана», которого болельщики вручили вам по итогам
2004 года?

— В Москве. Стоит на видном месте. Мне очень нравится этот зверь.

— Что для вас дороже — он или шикарный «Хаммер», который вам подарили как
лучшему спартаковскому футболисту-2005 по итогам опроса болельщиков в интернете?
— Я не разделяю призы — для меня они все дороги. Главное ведь не стоимость,
а внимание людей. Когда тебя ценят, это добавляет не только уверенности, но и
мотивации на будущее.

— Правда, что вы сначала не поверили в то, что вам подарят «Хаммер»?
— Так и было. Поначалу подумал: «Меня хотят разыграть». Когда же понял, что это
всерьез, был просто шокирован. Помнится, пошутил: «Наверное, я выиграл опрос
потому что у меня самый быстрый интернет в команде». Перед банкетом, посвященным
окончанию сезона, мне намекнули, что будет вручен какой-то шикарный приз, но
большого значения я этому не придал. Еще раз повторю: для меня самое важное —
внимание людей. Даже если бы наш босс господин Федун подошел ко мне, просто
пожал руку и сказал «спасибо за игру», для меня уже это стало бы большой
наградой.

— А когда окончательно поверили, что «Хаммер» ваш?
— Пять дней назад в Москве, когда впервые его увидел. Наш тренер Юрий Перескоков
отвез меня в автосалон и показал: «Вот этот — твой».

— За рулем уже успели посидеть?
— Нет. На него еще нужно оформить все бумаги.

— Говорят, в польской прессе был большой переполох, когда узнали про ваш
приз?

— Это так. По крайней мере интерес к моей персоне вырос в несколько раз.
Некоторые польские журналисты подумали: «Если ему дарят „Хаммер“, то как же он
там играет в футбол!» Обидно, что многие еще недооценивают силу российского
чемпионата. Я же считаю его пятым в Европе.
— А как отнеслись к вашему подарку партнеры по команде?
— Во-первых, поздравили. А во-вторых, очень интересуются, когда я им его
продемонстрирую. Обязательно приеду на «Хаммере» в Тарасовку.

— Знаете, как у нас говорят: какой же русский не любит быстрой езды! Вы в
этом смысле русский?

— Я люблю ездить динамично. Но скорость для меня — не самоцель. 200 километров в
час выжимать пытался, наверное, два-три раза в жизни. Езжу быстро, но настолько,
насколько позволяют водительские навыки. Палку стараюсь не перегибать.

— Правила часто приходится нарушать?
— В Москве тот, кто не нарушает правила, по-моему вообще не выезжает из
гаража. По-другому тут никак не проедешь. Но, слава богу в серьезные аварии не
попадал.

— А в лапы гаишников?
— В последний раз — за день до вылета в Турцию.

— Что натворили?
— Поехал под «кирпич» — так это называется. А он, гаишник, стоял уже там, ждал
меня. Провел педагогическую беседу, а денег не взял.

— Вы не ловите себя на мысли, что за два с половиной года, проведенных в
«Спартаке», стали настоящим русским?
— Я поляк с польским паспортом — просто очень люблю Россию. Я же родился в
северо-восточной части нашей страны — до Калининградской области рукой подать.
Кстати, место, где я встречал у друзей Новый год, находится всего в трех
километрах от границы с Россией. В нашей области очень схожий с русскими
менталитет. Множество моих земляков любят выезжать в Россию, Украину, Литву.

— А вы сейчас думаете по-русски или по-польски?
— По-русски. Когда нахожусь в России, думаю исключительно по-русски. Когда
приезжаю в Польшу, переключаюсь.

— Вы уже смотрели наш любимый новогодний фильм «Ирония судьбы, или С легким
паром» с Барбарой Брыльской в одной из главных ролей?
— Еще нет. Но про такую актрису конечно, слышал. Зато недавно посмотрел
«Особенности национальной охоты» и «Особенности национальной рыбалки». Очень мне
понравился мужик по прозвищу Кузьмич. Тот, который в одночасье освоил финский
язык. (Смеется.)

— А нашего актера Александра Домогарова знаете?
— Конечно. Он же снимался в известном польском фильме «Огнем и мечом». Кстати,
на традиционном благотворительном турнире в моих родных Сувалках тоже был актер,
который играл в этом фильме, — Мачей Козловски.

— Какой по счету мини-футбольный турнир вы организовали со своими друзьями в
Сувалках?

— Уже шестой. Недавно зарегистрировали общество «Спартакус», которое занимается
продвижением спорта в нашем регионе. Я в нем тоже участвую, но основной груз
забот лег на плечи моих польских друзей.

— Как выступила на турнире ваша команда?
— Заняла второе место, как в чемпионате России. В финале уступили литовцам. Это
поражение стало следствием отпуска. Мы были не в форме, а литовцы умело играли в
мини-футбол.

— Кто-нибудь из спартаковцев за ваш «Спартакус» играл?
— Бояринцев с Зуевым. Денис был признан лучшим футболистом турнира, а Леша —
лучшим вратарем. Мне же удалось забить после углового один мяч.

— А как вы с Зуевым делили ворота?
— Играли по тайму.

— Вашим гостям понравилось в Польше?
— Да. И им понравилось, и они понравились. Болельщики в зале очень быстро
признали Бояринцева. Его взрывная манера игры, неистощимая энергия пришлась им
по душе. А какой замечательный концерт на гитаре дал Леша Зуев на банкете после
окончания турнира! Его даже по нашему региональному телевидению показали. Мои
польские друзья и приятели были в восторге. Мэру города так понравилось
выступление Зуева, что он не хотел его отпускать. Говорит: «Оставайся у нас
жить». Надеюсь, спартаковские футболисты не в последний раз посетили наш турнир.
Год назад в гостях у меня был Макс Калиниченко. И уже сейчас я приглашаю всех
желающих.

— Благотворительный аукцион был?
— Да. Благодаря Диме Аленичеву у нас была футболка Манише времен «Порту», в
которой он выиграл Лигу чемпионов, много футболок от известных польских игроков,
мой вратарский свитер, другие сувениры…

— В прошлом году вы помогли мальчику-инвалиду. На что пошли собранные
средства сейчас?

— На детскую хирургическую больницу в моем родном городе. Для нее мы закупаем
специальное медицинское оборудование, которое должно помочь людям.

— На турнире в Сувалках вы забили мяч после углового. А в официальных матчах
вам доводилось делать то же самое?
— Нет. Вратарю и без того есть над чем работать, а у нас в «Спартаке» есть
кому забивать.

— Неужели никогда не тянет пробить какой-нибудь опасный штрафной при счете
3:0 в вашу пользу?

— Это могу позволить себе только на тренировках. Когда наши мастера «стандартов»
Титов, Калиниченко, Бояринцев и Ковальчук начинают состязаться, тоже подхожу
ради интереса. Иногда даже что-то получается, но в играх у нас столько хороших
исполнителей штрафных, что им достаточно конкуренции между собой. Я лучше буду
заниматься своим делом.

— А ударом от ворот до ворот доводилось когда-нибудь забивать?
— Однажды был близок к этому в матче третьего польского дивизиона. Сильно выбил
мяч по ветру, он с отскока перелетел через вратаря, но прошел над перекладиной.
У нас когда-то в Польше проводился своеобразный конкурс для голкиперов: кто
дальше выбьет мяч с ноги, с руки и введет его в игру рукой. По сумме этих трех
элементов я набрал наибольшее количество очков. Тогда в «Легии» был вторым
вратарем — надо же было хоть где-то душу отвести.

— Про таких здоровяков, как вы, обычно говорят: «Их лучше не трогать». Ваш
грозный внешний вид помогает вам в футболе и жизни?
— Иногда помогает, иногда мешает. Когда я был молодым худым блондином, мой
внешний вид почему-то провоцировал окружающих. Моя жена Аня однажды очень метко
выразилась: «Ты принадлежишь к той категории людей, которых либо очень любят,
либо сильно ненавидят — третьего не дано».

— Вам часто приходилось драться?
— Не часто, но приходилось. Хотя лучше, если бы этого не было никогда. Я боюсь
драться, потому что опасаюсь нанести кому-либо увечья. Конечно, в жизни были
эпизоды, когда эмоции брали верх. Но с возрастом учишься их укрощать.

— А откуда у вас такая солидная фактура?
— От отца. Он был полицейским и немного занимался боксом. Это был человек,
который мог одним ударом охладить пыл нападавших. Хотя ростом я выше отца, кулак
у него был, наверное, раза в полтора больше моего — кость тяжелая и силища
немереная. Однажды я видел, как он открытой ладонью одному чудаку два задних
зуба выбил.

— Правда, что в феврале вы готовитесь стать папой?
— Есть такие планы. Аня ждет ребенка…

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 сентября 2017, воскресенье
Партнерский контент