100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Гаджи Гаджиев
Текст: Галина Козлова
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Гаджиев: паузы в работе тренера — вещь условная

Экс-наставник «Анжи» обсудил с корреспондентом «Чемпионата» состоявшийся матч сборной и рассказал о причинах неудачи в махачкалинском клубе.
27 мая 2014, вторник. 10:00 Футбол

Всего пять дней прошло с момента отставки Гаджи Гаджиева с поста главного тренера «Анжи». Команда из Махачкалы пережила один из самых сложных сезонов и не смогла удержаться в Премьер-Лиге. По признанию самого специалиста, сезон-2013/14 стал, возможно, самым трудным за всю его футбольную жизнь. Видно, что человеку, всей душой болевшему за дело, сложно обсуждать эту деликатную тему, однако Гаджи Муслимович всё же согласился ответить на несколько вопросов корреспондента «Чемпионата» об «Анжи», а заодно и поделился мнением о первом контрольном матче сборной России с командой Словакии, состоявшемся 26 мая.

— Гаджи Муслимович, на фоне вчерашнего матча сборной невозможно не затронуть тему национальных команд. Какое впечатление произвела на вас игра сборной России с командой Словакии? К каким выводам, на ваш взгляд, мог прийти Фабио Капелло после этой встречи?
— В оценке нужно учитывать, что это была первая контрольная игра нашей сборной. Мне кажется, что она соответствовала тому рангу, в котором она проходила, — товарищеская. Из позитивных моментов можно выделить строгую и аккуратную игру в обороне. Очень надёжно действовала пара центральных защитников из ЦСКА — Березуцкий и Игнашевич. Они играют вместе очень давно и прекрасно понимают друг друга. Это способствовало тому, что у наших ворот не было ни одной ситуации, похожей на голевую. Крайние защитники сыграли достаточно надёжно. Несколько хуже, на мой взгляд, мы действовали в атаке. Нельзя сказать, что нам удавались острые атаки. Мы, в принципе, владели небольшим преимуществом, но до реальных угроз воротам соперника почти не доходило. Во втором тайме гораздо чаще стали атаковать флангами, чаще шли прострелы с флангов. Одна из таких фланговых подач оказалось точной, что и обеспечило нашей сборной победу. Мне кажется, для первой товарищеской игры матч можно считать успешным.

— Можно ли сказать, что в стартовом составе был представлен костяк российской сборной, или могут произойти какие-то изменения?
— Изменения возможны, но думаю, что костяк уже сформирован. Могут произойти два-три изменения, так как собраны игроки примерно одного уровня, но не больше.

— Когда был объявлен состав сборной для подготовки к контрольным матчам, были ли у вас мысли относительно того, кого в сборную могли бы взять или зря исключили из состава?
— Думаю, сколько-нибудь серьёзных оснований для изменения состава, выбранного Фабио Капелло, нет. Мне кажется, что Капелло гораздо лучше определил тех, кого взять, чем я мог бы вам сейчас предложить. Не только потому, что он тренер высокой квалификации, но и потому, что, в отличие от своих предшественников, регулярно посещал игры национального чемпионата. Он чаще видел ведущих игроков России. Возможно, мне как тренеру, работавшему с Быстровым, хотелось бы, чтобы и он попал в сборную. Но он попал только в резервный список. На мой взгляд, концовку сезона он провёл достаточно убедительно и мог бы стать одним из членов национальной сборной. Тем не менее хочу сказать, что решения, принятые Капелло, взвешенные и более точные, чем могли бы быть у тех специалистов, которые периодически наблюдали со стороны. У них была неполная картина.

— Если ещё говорить об игроках из близкого вам «Анжи», заслужен ли вызов Ещенко в состав национальной команды? Как оцените его готовность?
— Мне кажется, что Ещенко в этом году играл заметно лучше, чем в прошлом, когда много игр пропустил из-за травмы. Особенно хорошо он действовал в последних играх чемпионата. Думаю, что и этот товарищеский матч он тоже провёл хорошо.

— В каком состоянии был «Анжи», когда вы приняли команду? Вы не жалели о том, что покинули «Крылья»?
— Я окунулся в омут с головой. Не думаю, что тогда у меня был какой-то вариант выбора. Я понимал, что иду в сложную ситуацию, но не ожидал, что будут проданы 14 футболистов основного состава. Ожидал, что «Анжи» покинет меньшее количество игроков. Надеялся, что Ионов и Шатов останутся, что останется Жоао Карлос. О том, что будут проданы игроки, я знал — об этом мне сказал владелец клуба Сулейман Керимов. Но то, что из стартового состава останутся фактически два человека (ещё двое были травмированы), я предполагать не мог.

— Насколько сильно отличалась работа в первой части сезона от второй, когда пришли футболисты с именами — Быстров, Бухаров, Алиев, Билялетдинов?
— В августе у нас достаточно часто участвовали в тренировочном процессе всего два человека основного состава, четыре из резервного состава и ещё шесть человек из дубля. К февралю же у нас сложился коллектив, и разница между тем составом и прежним была заметная. Качество игры весной было совершенно другим, в отличие от осени.

— Было ли у вас ощущение, что команда способна достичь намеченной цели? Почему, на ваш взгляд, не получилось добиться результата?
— Мы могли решить задачу по сохранению прописки в Премьер-Лиге. Но это было в высшей степени сложно в силу большого разрыва в количестве набранных очков и сложности календаря. Любая осечка приближала команду к вылету. Однако, повторюсь, возможность сохранения места в Премьер-Лиге существовала. Это было видно в играх с «Рубином», «Динамо», «Спартаком» и в ряде других матчей.

Считаю, что в той серии из 11 матчей мы неудачно провели только один — с «Уралом» в манеже. Не могу сказать, что в даже проигранных нами матчах соперник действовал заметно лучше нас. Кому-то могло показаться, что в такой ситуации игроки, повидавшие много, опытные и, казалось бы, лишённые мотивации, находясь в аренде, едва ли будут играть с высокой степенью ответственности. Но должен сказать, что Алиев, Бухаров, Быстров, Билялетдинов, Смолов, Мкртчян и Епуряну профессионально относились к своему делу.

— Гаджи Муслимович, чем вы планируете заняться в перерыве между работой? Каковы ваши дальнейшие творческие планы?
— На сегодняшний день нет чёткой определённости в этом вопросе. Тренер — профессия творческая, а у таких людей отдых — понятие условное. Стараешься всё систематизировать, разложить по полочкам, понять, как всё было. Находишь проблемные участки в работе, изучаешь их, отвечаешь на свои вопросы. Как можно было сделать лучше? Какой шаг был бы сильнее? Где ты в состоянии был поправить ситуацию? Это касается в основном тренерских участков.

В нашей работе всё взаимосвязано, и проблемы организационного или, к примеру, социального порядка влияют порой на результат заметно сильнее, чем та же тренировочная работа. И перевезти команду из Москвы в Махачкалу для меня, например, задача куда более трудная, чем составить тренировочную программу любой сложности.

— Какие-то предложения насчёт работы вам уже поступают?
— Нет, предложений пока нет.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
18 октября 2017, среда
Партнерский контент