Валерий Непомнящий
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Денис Целых

«Выбивать деньги – народная камерунская примета»

Для Валерия Непомнящего скандал с премиальными в Камеруне не стал удивительным – он сам столкнулся с такой же проблемой на ЧМ-1990.
12 июня 2014, четверг. 13:00. Футбол
Турнирная таблица чемпионата мира — 2014 по футболу
Расписание чемпионата мира — 2014 по футболу

Тренер сборной Камеруна, при котором сборная добилась наивысшего успеха в истории, но проиграла СССР – о нынешней забастовке камерунцев, премиальных за ЧМ-1990, звонке президента страны и спрятанном паспорте.

«И ТУТ РАЗДАЕТСЯ ЗВОНОК ОТ ПРЕЗИДЕНТА»

– Многие прекрасно помнят, что на ЧМ-1990 в Италии руководимая вами сборная уже после двух туров решила задачу выхода в плей-офф, а в третьем ей предстояла встреча с командой СССР, которой как воздух была необходима победа, и желательно с крупным счетом. Не поверю, если вы скажете, что тогда, в 1990-м, на вас не было нажима с советской стороны?
– Не было не только нажима, но и вообще никаких разговоров. До игры против СССР я пообщался лишь с двумя соотечественниками, вашими коллегами. Владимир Маслаченко попросил меня дать комментарий в микст-зоне после матча с Аргентиной, а Александр Горбунов звонил в гостиницу, где мы жили. И все. Лишь перед выходом на поле я обменялся рукопожатиями с Лобановским и Симоняном. Хотя давление на меня все-таки было. Но не с советской стороны, а с камерунской. В ночь перед игрой мне лично позвонил президент Камеруна. Он узнал, что я не планирую ставить на матч против СССР четырех игроков основного состава. Кто-то из них висел на карточках, кем-то я не хотел лишний раз рисковать.

– Попросил поставить?
– Да. Звонок раздался около часа ночи по итальянскому времени. Говорят: «С вами хочет пообщаться президент страны». «Хорошо», – отвечаю. Связывают. «Мсье Валери, – говорит. – По моей информации вы решили не ставить на игру против СССР четырех игроков. Я уважаю ваше решение. С профессиональной точки зрения оно, безусловно, правильное. Но вы должны понять политический аспект. Каким будет общественное мнение! Мы играем со сборной Советского Союза, а вы убираете четверых лучших игроков. Если проиграем, поднимется большой шум. Поэтому я не рекомендую вам менять состав».

– Что ответили?
– Пришлось взять под козырек. «Я вас понял», – говорю. Все-таки это решение на самом деле могли воспринять в мире как мою помощь сборной СССР. И утром пришлось возвращать в состав ребят, которым я уже сказал отдыхать. Но в итоге мы крупно проиграли со старым составом. 15 минут играли очень прилично, но потом пропустили гол и «расклеились». Возможно, сказался и настрой. Команда решила задачу выхода из группы и футболисты боялись получить травму. Да и сборная СССР тогда уже была в порядке. Да, с румынами она сыграла неудачно. А вот аргентинцам в матче с командой Лобановского откровенно помог судья.

– Камерун на том турнире остановился на стадии 1/4 финала. Какие премиальные получили за удачное выступление на чемпионате мира?
– Никаких.

– Почему?
– Я не был наемным работником федерации футбола. Числился служащим, приписанным к министерству труда. А они не имеют права получать премиальные за свою работу. На руки мне выдали лишь небольшие деньги в виде суточных.

– Подарки-то хоть были?
– Это конечно! Особенно запомнился 20-килограмовый бронзовый лев, я его позже подарил нашей футбольной федерации. А еще бюст камерунки из слоновой кости. Это что-то сказочное. Тогда ведь был запрет на вывоз слоновой кости. Но мне в виде исключения разрешили взять этот подарок с собой. Этот бюст до сих пор стоит у меня дома.

«КАМЕРУНЦЫ НЕ ХОТЕЛИ ОТДАВАТЬ МОЙ ПАСПОРТ»

– Правда, что в Камеруне есть улица, названная в вашу честь?

– Маленькая улочка, всего четыре дома. А еще был бар, который назвали «Непо». Помню, фотографировался на его фоне.

– Читал о еще двух ваших воспоминаниях о Камеруне – малярийных комарах и змеином супе.
– Комары – это действительно большое напряжение. А змею я ел не только в виде супа, но и жареную.

– На что похоже это блюдо?
– На жареных кузнечиков (улыбается).

– Жареных кузнечиков у нас тоже мало кто ел.
– Понимаю. Тогда, возможно, на жареных перепелов в кляре. Это когда очень нежное мясо птицы обжарено в тесте.

– Почему покинули Камерун, если карьера в этой стране складывалась так хорошо?
– Из-за ужасающего положения с финансами. Помню, после возвращения из Италии нам сразу предстояло играть два важных матча отборочного турнира на Кубок Африки. Я составил программу подготовки, расписал, что нам нужно.
Говорят: «Да, все сделаем». Приезжаем на сбор – нет минеральной воды. Не просто упаковки – бутылки ни одной нет! Даже из крана на стадионе вода не течет. Спрашиваю у начальника команды: «Как нам тренироваться?» Он разводит руками: «Нет денег». «На воду?» – спрашиваю. «Да», – говорит.

– Действительно, условия не сахар.
– Я тогда купил 20 бутылок на свои деньги, а на следующий день поехал к президенту футбольной федерации. «Как же мы будем работать?» – спрашиваю. Тем более я знал, что мы тогда заработали на участии в чемпионате мира больше полутора миллиона долларов. «Деньги еще не поступили», – отвечает. «Займите», – говорю. Не понимают. И я подумал: а зачем мне все это нужно, этот постоянный стресс? Хотя они мне даже зарплату обещали в два раза поднять. До этого ставка была полторы тысячи долларов, а обещали поднять до трех.

– Наверное, не самые маленькие для Камеруна деньги?
– Это точно, но на руки я все равно получал бы только 700 долларов.

– Это почему?
– Размеры ставок советских работников определяли соответствующие органы. Было разделение на категории. К первой относились послы и работники ООН. У меня была четвертая категория. Я имел право получать не больше 700 долларов (или 614 инвалютных рублей). Остальные деньги уходили в Спорткомитет. В общем, прибавка мне абсолютно ничего не давала. А хлопот было – хоть отбавляй. Приведу еще один пример. Дело было за месяц до чемпионата мира. Мы приехали на сбор, а у нас с собой было только четыре потертых футбольных мяча и ни одного комплекта формы. Все сборные экипированы как полагается, у каждого игрока есть форменная маечка, курточка. Мы же ходим, как банда. И это перед самым чемпионатом мира!

– Впечатляет.
– Мы тогда даже не могли договориться о товарищеской игре, потому что у команды не было формы. Спасибо президенту югославской федерации футбола Милану Миляничу, который был очень большим другом Советского Союза. Он узнал о наших бедствиях и сказал: «Хорошо, мы вам купим два комплекта, а потом рассчитаемся». Вот этих проблем я наелся в Камеруне до отвала. В худших условиях после этого не работал.

– И вы решили покинуть страну?
– Да, но тут тоже возникли проблемы. Мой паспорт осел где-то в недрах федерации футбола.

– Это как понимать?
– Когда камерунцы узнали, что я не хочу продолжать с ними сотрудничество, они просто и припрятали мой паспорт. Дело удалось разрешить лишь благодаря вмешательству посольства.

КАМЕРУНЦЫ БАСТОВАЛИ И НА ЧМ В ИТАЛИИ

— Поездка на нынешний ЧМ в Камеруне началась со скандала. Игроки отказались лететь на турнир пока им не заплатят премиальные.

— Я не удивился. В 1990-м году у меня было то же самое. До первой игры чемпионата мира три дня – а футболисты отказываются играть.

— Еще лучше.
— Тогда, в отличие от нынешней ситуации ребятам не заплатили за добросовестно заслуженную путевку на чемпионат. Выбивать деньги – народная камерунская примета.

— Вы на чьей стороне были?
— Я понимал игроков. Им не хотелось быть ущербными на фоне коллег по ремеслу.

— Кто и как решал проблему?
— Лично президент страны. Он приехал к нам на базу и лично пообещал игрокам, что им все заплатят. Только после этого они согласились выходить на поле.

— Какой была сумма премиальных за успех на чемпионате мира? Или вы, не имея отношения к тем премиальным, о ней не знали?
— Около четырех миллионов долларов. 40 процентов из этой суммы досталось игрокам, 60 – федерации. Причем с футболистами окончательно рассчитались только спустя год после турнира.

— Чего ждете от камерунцев на нынешнем мундиале?
— О, от них можно ждать чего угодно (улыбается). Если поймают кураж – не остановишь. Отбор проходили тяжело, а там – кто его знает? Может, Камерун как раз и станет главной сенсацией этого чемпионата?

КСТАТИ

Президент ЦСКА Евгений Гинер не так давно высказал пожелание по возвращению Валерия Непомнящего в «армейский клуб». «Надеюсь, Валерий Кузьмич вскоре к нам вернётся», — заявил Гинер. Но сам Валерий Кузьмич пока решил остаться в «Томи». «Вляпались в историю, теперь будем выпутываться», — заявил он по этому поводу.

Роже Милла

Роже Милла

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
2 декабря 2016, пятница
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →