Игорь Акинфеев
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»/Getty Images
Текст: Игорь Рабинер

Руки прочь от Акинфеева!

Наш обозреватель рассуждает о том, как стал возможным первый тайм кошмаров и чем объяснить взлёт сборной России в последней четверти матча.
18 июня 2014, среда. 12:00. Футбол
Онлайн-трансляция 7-го дня ЧМ-2014 по футболу
Турнирная таблица чемпионата мира — 2014 по футболу
Расписание чемпионата мира 2014 по футболу

Куяба, как я успел уяснить за день пеших прогулок, удивительно пустой, серый и бессмысленный город. И очень душный заодно. Недаром в нём не был ни один из бразильцев, кого мне и моим знакомым довелось знать. Недаром мы о нём до прошлого декабря, когда прошла жеребьёвка, собственно, никогда и не слышали. Тем более что футбольных команд более-менее высокого уровня тут нет.

Наверное, аура места воздействует и на игру.

Потому что точно такой же, как Куяба – удивительно пустой, серой, бессмысленной и душной – была до поры в стартовом для неё матче ЧМ-2014 игра сборной России. Кто-то из известных комментаторов даже сказал, что это был худший пока тайм на чемпионате мира. Возразить на тот момент было нечего.

Наша команда боялась собственной тени. Все передачи делались ближнему, поперёк или назад. Никто не хотел брать ответственность на себя, зато все старались переложить её на партнёра. Обостряющие, рискованные пасы вперёд были вырезаны как класс, словно их на операцию в Финляндию забрал с собой Роман Широков. Я обратил внимание, что почти ни один пас не отдавался в одно касание. Всё это выглядело – простите уж, футболисты, – очень, очень трусливо.

После матча общался с Дмитрием Комбаровым, Александром Кокориным – оба говорили об общем волнении первого для подавляющего большинства игроков чемпионата мира. И ведь правда – у всей сборной России имелись на этот счёт могучие 8 минут Кержакова в матче 12-летней давности с Бельгией, а у той же Кореи четыре игрока стартового состава – с опытом игры на мировых первенствах. Плюс один вышедший на замену, который в 2010-м сидел в запасе.

Далее. Вот, вроде бы, все фамилии у корейцев одинаковые, на наше ухо музыкальным слухом не воздействущие (они нас, кстати, знали намного лучше, чем мы их, – и это я не про сборную, а в том числе и про свою журналистскую братию). А ведь четверо из них играют в Англии, а ещё трое – в Германии. И бьются, и лютуют каждую неделю. Нет, недаром Капелло говорил, что нам нужны люди в Европе…

У нас таких не было, а у Шатова, Самедова, Файзулина и Ещенко и вовсе нет ни грана опыта участия в больших турнирах. И вот результат.

Не «обрезать», не «привезти», не «накосячить» — это была игра бессмысленных и беспощадных «не». И от неё можно было тронуться рассудком. В московском метро в своё время надписи «выхода нет» поменяли на «прохода нет», поскольку первая фраза роковым образом воздействовала на потенциальных самоубийц. Так вот, выхода из такой игры видно не было — Широков-то выйдет на поле только через четыре месяца. Корейцы, кстати, были немногим лучше.

Второй тайм приподнял нам веки. До сих пор не могу определиться, что же во мне перевешивает. Ужас ли от могильного холода первого тайма — или уважение к реакции команды на пропущенный гол?

В болельщиках, с которыми довелось пообщаться, определённо бурлит первое – хоть и благодарны они, что до конца в душу им не наплевали. Фабио Капелло, естественно, сделал акцент на втором: команда, мол, показала, что у неё есть воля. Итальянец вообще не раз подчёркивал, что для него стакан всегда наполовину полон, а не наполовину пуст.

Может, и прав дон Фабио. Отталкиваются-то команды от того, чем всё закончилось, а не с чего началось. Нелепо пропустили, вихрем отыгрались, едва не додавили – обратное бы, признаем честно, содержанию игры в целом едва ли соответствовало. Зато (об этом Капелло не говорил, зато скажем мы) впервые при итальянце сборная России отыгралась. Пропустила в Лиссабоне – 0:1. Пропустила в Белфасте – 0:1.

Куяба-2014 хоть и не стала Инсбруком или Базелем-2008, но не превратилась и в Марибор-2009, и в Варшаву-2012. Да, оправдался тезис фотохудожника «Чемпионата» Александра Сафонова, что хорошее место Куябой не назовут. Но и городом кошмаров она для нас, слава богу, не стала. Хотя все предпосылки на какой-то момент имелись.

Капелло попал в точку со всеми тремя своими заменами, которые, безусловно, заодно со сменой схемы на 4-4-2 переломили игру через колено: недаром как раз Дзагоев и Кержаков, наряду с Ещенко, устроили ответный гол. А на третьей добавленной минуте Дзагоев роскошно отдал «шведкой» Кокорину – жаль, тот, находясь под острым углом во вратарской, не слишком удачно прострелил на Самедова.

Честь и хвала «алленаторе»? А может, не нужно было огород городить и создавать себе проблемы, чтобы потом героически их преодолеть – и, например, стоило выставить того же Дзагоева с первых же минут? А то отсутствие даже намёка на умный пас, если не считать таковыми длинные безадресные забросы, даже не убивало – расплющивало. Вгоняло в краску стыда.
Алан Дзагоев

Алан Дзагоев

Дзагоев вышел – ум появился и пас вернулся. Вернулся, кстати, заодно и Самедов, которому жизненно необходим «кормилец» в полузащите. Вышел один футболист – а больше стало на двоих. Надеюсь, они не исчезнут. И надеюсь, не исчезнет больше из состава и сам Дзагоев. Дары футбольного интеллекта приносящий.

Так что давайте смотреть вперёд. Южной Корее, во всяком случае, не проиграли – хотя очень даже могли. Ничего не потеряно. А на карте стояло многое – например, в случае неудачи с корейцами значительная часть безоговорочного игроцкого доверия к их великому главному тренеру была бы потеряна. А там уже и до обсуждения, и до несогласия с чем-то путь открыт. Но Капелло-то не допускает в среде игроков какого-либо обсуждения и несогласия!

И всё-таки, поболтавшись по краю пропасти, мы туда не свалились. Пока.

***

Игорь Акинфеев рухнул за линию ворот, закрыв лицо перчатками. Зная закрытость нашего первого вратаря, не думаю, что он когда-нибудь расскажет правду о том, что думал и чувствовал в эти жуткие секунды. Будучи наслышанным о его железной нервной системе, убеждён, что он предпочтёт просто стереть это воспоминание с хард-диска своей памяти.

А ведь мгновением ранее ахнуло от ужаса всё российское население «Арены Пантанал», все эти парни и девушки, дети и пенсионеры (да, были даже такие!), кто проделал путь в десятки тысяч километров – из Тюмени и Нягани, Ставрополя и Перми, Воронежа и Ноябрьска, Волгограда и Краснодара… У каждого из них случилось кошмарное дежа-вю. Имя которому – Александр Филимонов.

Но они ещё не знали, что развязка будет другой. Не полярной – но другой. Той, что если не навевает вдохновение, то даёт надежду.

Разумеется, тут нашлись сотни персонажей в Интернете, которые тут же принялись изрыгать в адрес Акинфеева распоследние проклятия. Вмиг забыв – или не зная — и о его более чем 200 сухих матчах, и о Кубке УЕФА-2005, и о бронзе Евро-2008 (это тем, кому на евродостижения ЦСКА наплевать), не говоря уже о четырёх «армейских» чемпионствах и количестве Кубков и Суперкубков, которое не поддаётся исчислению.

Забыв о двух операциях на разорванных «крестах» одного и того же колена. Забыв о том, что это редчайший в современном мире пример спортсмена, который всю свою не карьеру даже, а жизнь (с 4-летнего возраста!) отдал одному клубу. И никуда не хочет из него уходить.

Эй, хулители! Ошибался на чемпионате мира 1962 года и Лев Яшин – так такие же, как вы, разбивали окна его квартиры камнями и царапали проклятия гвоздём на его автомобиле. Он даже уходил на какое-то время из футбола, уезжал в глушь рыбачить – пока за ним не приезжала делегация из «Динамо» и не уговаривала вернуться к делу жизни. Он потихоньку возвращался, причём играя поначалу только не в Москве – а осенью следующего, 63-го, сыграл гениальный тайм за сборную остального мира на «Уэмбли» против англичан и взял ключевой пенальти от Маццолы в битве СССР и Италии за выход на Евро-64. После чего Яшина, единственного вратаря в истории этого приза, наградили «Золотым мячом».

Вратарь – живой человек. А у любого, абсолютно любого человека бывают в жизни чёрные дни. Что творилось в вечер в Куябе с Акинфеевым, никогда прежде на чемпионатах мира не игравшим, знает только он сам. Но что-то определённо творилось. В начале второго тайма он трижды подряд (!) после дальних ударов отбивал мяч перед собой. Мы с коллегами начали переглядываться: один раз можно счесть за случайность, но три… А на четвёртый случился гол. В первые секунды после которого, признайтесь, вы сказали себе: ну вот, опять чемпионат мира закончился для нас, не начавшись.

Поторопились. И мне кажется, что после такой проверки на прочность сборная будет сильнее, чем если бы матч закончился заунывнейшими нулями.

Футбольные технологи скажут: мол, Капелло сделал три точнейшие замены, две из которых – как раз после корейского гола. Оттого, дескать, и отыгрались. Но на физиков всегда найдутся лирики, которые не то чтобы возразят (зачем возражать очевидному?), но добавят: они ломанулись к чужим воротам выручать Акинфеева. Процитирую известного фотографа, издателя спортивной литературы и болельщика ЦСКА Алексея Беликова, который написал в «Твиттере»: «Игорь, ты столько раз спасал свои команды, что настал час, когда команда спасла тебя. Браво, команда! Игорь, держись!»
Фабио Капелло

Фабио Капелло

И это абсолютнейшая правда.

Поэтому — руки прочь от Акинфеева! Он точно так же не заслужил грязи от своих соотечественников, как не заслужил её за проваленную игру с Голландией Икер Касильяс. Они оба, кстати, после матчей не побоялись выйти к журналистам, извиниться перед болельщиками и взять вину целиком и полностью на себя. В общем, повести себя как настоящие мужики, каковыми и Касильяс, и Акинфеев являются. А жизнь им за это обязательно воздаст.

Минус один – Акинфеев после личного фиаско не нашёл в себе сил подойти со своими партнёрами к болельщикам. Минус существенный, но слишком уж ударил этот корейский гол по самолюбию большого голкипера. Мы его за это осудим, но решим, что всё, возможно, только к лучшему. Тем более что он в итоге извинился.

Знаменитый Фил Невилл сказал, что, возможно, Акинфеев провёл свой последний матч за сборную. Бывший защитник «Манчестер Юнайтед» и «Эвертона» просто не представляет себе степень, с одной стороны, авторитета, а с другой — самоконтроля Игоря. Невиллу неведомо, что случившееся, при всей его нелепости, может только сделать его сильнее. Ибо так с ним случалось всегда. «Всё, что нас не убивает, делает нас сильнее».

Акинфеев ещё сыграет за сборную не год и не два. Более того, я вот уверен, что теперь на весь оставшийся турнир за него можно быть спокойным. Так же, как болельщики ЦСКА могли не нервничать после того, как он набедокурил в первом мартовском матче с «Динамо». Разница в том, что для невероятного российского чемпионства-2014 ЦСКА предстояло ещё сыграть 10 матчей, а сборной России вопрос выхода из группы надо решить в двух.

***

«Всё, что нас не убивает, делает нас сильнее», — это доказал и Александр Кержаков. Чтобы забить, ему с момента выхода на замену потребовалось три минуты. Гол, который позволил Кержакову сравняться с Владимиром Бесчастных на вершине списка снайперов сборной России всех времён, стоит десятков других, вместе взятых. Кстати, если кто забыл, с первого места нас на чемпионат мира, по сути, вывел тоже мяч Кержакова – дома Португалии.

А теперь вспомните, что неслось в адрес форварда после Евро-2012. Все эти kerzhakoved и прочее. При этом многие иностранные журналисты не раз говорили мне, что сыграл-то нападающий там хорошо, и от его активности и неутомимости выли чужие оборонительные линии. Но вот с тех пор, как попал в штангу перед первым голом Дзагоева чехам, заклинило. И со всех сторон полетела даже не критика, а злой, издевательский смех. Вплоть до анекдотов.
Радость Кержакова

Радость Кержакова

Кто теперь расскажет свежий анекдотец о Кержакове, а? И ведь не только после его гола. А после того как он отрабатывал и догонял соперников у своей штрафной. И когда выбрасывал мяч Акинфеев рукой налево, думалось – Комбарову, а оказывалось, что это – Кержаков. Человек, которому пришлось за два года пройти через перевод Лучано Спаллетти в дубль «Зенита» за непонятно какие грехи, смену статуса из незаменимого на запасного, привыкание к роли джокера…

Когда в матче с «Динамо» разваливался на глазах «Зенит», он вышел на замену и, по крайней мере, забил красивый гол. Когда сборная не имела понятия, как вскрыть оборонительную щеколду Словакии в товарищеском матче – он выходил на замену и делал это. Сделал и сейчас. Восемь минут, 12 лет назад сыгранные им на ЧМ-2002, аукнулись отсутствием страха перед этим словосочетанием – «чемпионат мира». Пока у большинства тряслись поджилки, Кержаков вошёл в матч мирового первенства как к себе домой.

И если в случае с Дзагоевым, о котором речь пойдёт ниже, необходимость выхода в старте против Бельгии не вызывает сомнений, то по Кержакову вопрос есть: может, не стоит искать от добра добра? Может, его нынешняя роль – не изматывать с первых минут, а наоборот, выходить «на свежачка» против уставших соперников и поражать цель?

А ведь здесь они действительно были уставшими. Капелло подметил, как у трёх игроков соперника по ходу второго тайма сводило ноги. А от российского порыва свело характер.

***

«Всё, что нас не убивает, делает нас сильнее» — правоту этой формулы доказал и Дзагоев. Вся Европа, разговаривая с нами и отлично помня Евро-2012, дивится резервистскому статусу Алана почище, чем невзятию тренером сборной Аргентины Сабельей на ЧМ-2014 Тевеса или Юргеном Клинсманом – Лэндона Донована. «У вас что, так много игроков такого таланта?!»

С гола Дзагоева, между прочим, началась сборная Капелло – он был единственным, кто забил мяч в первом товарищеском матче с Кот-д’Ивуаром. И тут же был выведен из стартового состава.

Мог при своём южном темпераменте взбрыкнуть и ляпнуть что-то возмущённое? Наверняка. Мог, будучи звёздочкой Евро, попросить штаб вызывать себя только если будет потребность в присутствии на поле? И такое с другими футболистами (например, с нынешним тренером вратарей сборной Сергеем Овчинниковым у Олега Романцева в 1999-м) случалось.

Дзагоев приезжал и, сжав зубы, доказывал. Ничего не получалось – Капелло упрям, и, если к какому-то выводу пришёл, будет держаться его до конца. Когда взрывного, не умеющего не отвечать на провокации Алана раз за разом удаляли с поля за клуб, итальянец наверняка в своих выводах укреплялся. И вот, когда сломался Широков, на его месте всё равно вышел не напрашивавшийся, имеющий опыт участия в крупнейшем турнире Дзагоев, а молодой Шатов. Для которого ноша окажется слишком тяжела.

В первом тайме сборная умирала без мысли. Но стоило на 59-й минуте вместо Шатова выйти Дзагоеву, как мигом ожила. И я буду не просто удивлён, а шокирован, если в составе на матч с Бельгией Капелло вновь Дзагоева проигнорирует. Можно сколько угодно говорить, что тренер суперпрофессионал, а любой журналист – дилетант, но огромную разницу в футболе теперешней сборной России с Дзагоевым и без него не заметить невозможно!

Надеюсь, теперь, в военно-полевых условиях, Капелло понял, что единственный человек, способный вдохнуть в эту команду хоть долю широковского креатива, это Дзагоев и только Дзагоев.

***

В тот самый момент, когда я занял положенное место в ложе прессы «Арены Пантанал», в глаза на противоположной трибуне бросился огромный российский флаг с надписью города Нягань. И дело не в расстоянии, которое пришлось преодолеть болельщикам оттуда – из любого российского города оно до Бразилии огромно.

Я просто вспомнил, что Нягань – родина Марии Шараповой, недавней победительницы «Роллан Гаррос». И счёл это добрым знаком. Шарапова – уникальная спортсменка, выигравшая все турниры «Большого шлема», причём в течение 10 лет – от Уимблдона-2004 до Парижа-2014. И преодолевшая ради этого кучу самых непростых травм, которые кого-то другого давно заставили бы уйти из спорта.

Мне страшно хотелось надеяться, что вот этот шараповский дух вселится в футболистов сборной России. А вместо этого мы до перерыва увидели то, от чего в перерыве смотрели друг на друга ошарашенным взором, сжимали губы и качали головами – ибо не нужно было даже никаких слов. И это при том, что на табло значились нули.

Я сразу вспомнил о том, что в 2002 году, при самом высоком среднем возрасте нашей сборной за всю историю нашего участия в больших турнирах, у нас был самый большой – 27,3 – возраст стартового состава (больше было только на неудачном ЧМ-2006), а в матче с Бельгией у нас он перевалил за отметку в 28 лет. В бой пошли одни старики.

И что же вы думаете? Средний возраст сборной России на ЧМ-2014 (и это без Широкова и с Могилевцем) – 27 лет ровно. А стартового состава в игре с Кореей – 28,2. Один в один. И это – состав-2018?

С другой стороны, поставили с первых минут одного из состава-2018 – Шатова. И что толку? Молодой парень без особого опыта, показалось, откровенно перегорел. Как и остальные заменённые, пусть и более опытные – Глушаков и Жирков.

Маститые английские журналисты любят рассказывать, что Капелло во время финального турнира ЧМ-2010 порой не угадывал со
стартовым составом. Здесь, по сути, произошло то же самое – отчего и потребовалось исправлять ситуацию посредством замен.

С Бельгией, имея за спиной богатейший, на самом деле, опыт первого матча ЧМ-2014, Капелло к этим иллюзиям возвращаться не должен. А должен зацепиться за ту игру, тот нерв, ту страсть, что заполыхали в концовке первого матча. За тот мяч, который Кержаков буквально зубами втащил в корейскую сетку.

А напоследок скажу, что нам с этим голом ещё и повезло. Аргентинский судья Нестор Питана не поторопился остановить игру, когда на входе в штрафную грубейшим приёмом корейцы скосили Ещенко. Атака продолжилась, Андрей вскочил, побежал в штрафную – и оказался в самом нужном месте, когда защитник соперников попытался вынести мяч куда подальше. Но попал как раз в Ещенко, от которого мяч отлетел к Кержакову. После финального свистка защитник «Анжи» побежит к трибуне с нашими болельщиками и забросит им на радостях футболку…

На этом чемпионате мира подобное судейское решение уже раз происходило. В матче Швейцария – Эквадор, когда, не прочувствуй судья момент и назначь штрафной, была бы сорвана решающая голевая атака швейцарцев на последней добавленной минуте. Держать паузу – мощнейшее искусство в любом деле. Спасибо, сеньор Питана!

Василий Березуцкий подошёл к Акинфееву, обнял его – и что-то несколько минут на ухо говорил. А пройдёт ещё полчаса, и начнут выходить один за другим в смешанную зону футболисты сборной России – и не найдётся ни одного, кто не оказал бы словесную поддержку голкиперу.

Говорили после игры, кстати, очень многие игроки. Никто не воротил нос, яблоко не жевал, по телефону не разговаривал. Все были искренни и выражали свои настоящие эмоции. И за количество, и за качество этих разговоров – спасибо игрокам. Они и правда всё понимают, и то, в чём сами недоработали, тоже – достаточно было посмотреть на серое лицо Александра Кокорина, когда он после допинг-контроля общался с прессой.

Им не всё равно. По концовке матча это было видно. Человек жив надеждой – так, может, мы всё-таки имеем право верить, что нервозность дебюта на чемпионатах мира спадёт, что Капелло внесёт правильные коррективы в состав, что Акинфеев, как это с ним всегда бывает после ошибок, превратится в неприступную стену…

А ещё давайте верить в то, что когда сборная России переберётся из удивительно пустой, серой и бездушной Куябы в великолепный, красочный Рио-де-Жанейро, она и в футбол заиграет живой и натуральный. В тот самый, в который играла в последние 20 минут матча с Южной Кореей. И, заметьте, забив один, не остановилась, не поменяла атакующую схему 4-4-2, и едва не забила вновь.

Если будет относиться к чемпионату мира и своему месту на нём именно так, а не как в первом тайме кошмаров, – ещё обязательно забьёт. Надо только зацепиться за эти 20 минут. И приехать, не растеряв их эффект, на «Маракану». К Бельгии.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 112
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →