Болельщик сборной России
Фото: РИА Новости
Текст: Фёдор Моисеев

Крик русской футбольной души

Наш читатель из Сибири прислал проникновенное письмо о футбольной жизни в российской глубинке.
2 июля 2014, среда. 17:00. Футбол
Главный редактор «Чемпионата» Александр Шмурнов, размышляя о ситуации в нашем футболе после вылета команды Фабио Капелло с мундиаля, процитировал письмо Федора Моисеева и пообещал опубликовать его целиком. Выполняем обещание.

«Шесть часов утра…

На чемпионате мира наши только что сыграли вничью с Алжиром. Из группы не вышли. Это уже было со мною несколько раз. С 1982 года, когда начал более-менее осознанно смотреть футбол. Чувство скорее привычное…

Сразу оговорюсь – не люблю самодеятельности (все вышеизложенные доводы основаны на фактах и наблюдениях), как и не люблю всех этих пафосных соплей про долги „сборников“ перед страной, болельщиками. Современный спорт – это игры гладиаторов, где победитель получает всё. А проблемы победившего иллюстрирует песня группы «Воскресенье»: «Кто виноват, что ты устал, что не нашел, чего так ждал…»

Однако начнём.

Нынешний наш футбол хорошо описывает формула «блеск и нищета». «Блеск» — это чемпионат мира-2018, это два еврокубка в нулевые, это «Зенит» и стадион «Открытие», это Халк и Капелло. «Нищета» — это Лига чемпионов в Химках в 2013 году, это «пехотный выбой» клубов в ФНЛ, это первый тренер моего сына, который, чтобы кормить семью, набирает 90 пацанов (сейчас платят за головы), это ни одного приличного русского легионера за рубежом.

Я – отец футболиста и не эксперт в области коррупции. Но первой проблемой считаю страшнейшее воровство в футбольном хозяйстве. Примерно половина денег, выделяемых на футбол, идёт мимо футбола. Ничего личного – я не считаю чужие деньги – футбол он наш, общий. Ничего лишнего я не приписываю – 50% в карман спортивного чиновника – это обычная цифра. И складывается она из банальной дороговизны спортивных объектов – стадионов, плоскостных сооружений, «мухляжа» с контрактами и всяческих «штучек дрючек» с футбольными бюджетами.

Когда я вижу, как в родном городе мой дальний родственник, который чем только в жизни не занимался – и фирму такси открывал, и в сетевой маркетинг был втянут, и кафелем промышлял – возглавляет группу таджикских легионеров и укладывает поле пятого поколения, я понимаю как среднестатистический россиянин, что денежки перевели как за фирменную укладку… А уложили, как смогли. И теперь это поле четвёртого или третьего поколения.

А вы знаете, как красиво отмывают деньги во втором дивизионе? Приглашают в команду возрастных мастеров, которым уже ничего не светит, но которым нужно как-то доживать свой футбольных век. То есть людей, на всё согласных. Кладут им неплохую зарплату, но требуют в конверте до трети суммы назад. Это самый циничный способ отъёма денег у футбольной общественности, который я знаю. Раньше, кстати, именно поэтому в низших лигах было много украинцев, белорусов и других русскоговорящих товарищей. Для них даже тысяча долларов это солидная прибавка к скудной «гривенно-зайчиковой» зарплате. И они готовы были «отконвертировать» всё, что скажут.

Про схемы с контрактами, как в известном «деле Погребняка», в «Томи» все знают. Кстати, в деле, пущенном под откос.

Когда в родном городе стали вваливать деньги в большой футбол – ФНЛ, я нарисовал сыну некрасивую картинку про то, как будет дальше, – и угадал. Два года деньги выделялись исправно, потом чиновник, который был лично заинтересован в больших футбольных деньгах, засобирался то ли в столицу, то ли за рубеж. Энтузиазм иссяк. Пошла тренерская чехарда, чистка рядов, расторжение контрактов с игроками, у которых за сезон – по полчаса игрового времени, команда покатилась вниз по турнирной таблице. И даже была назначена прокурорская проверка футбольного хозяйства. Была… И я знаю, что будет потом – потом будет полное «чучхе». Это в футбольной среде так называется окончание халявы. У региона нет денег на приличный асфальт и чистку канализации, в отдельных районах региональной столицы очереди в детские сады насчитывает до 3000 панамок… А тут такие траты на то, на что любуется от силы 5-6 тысяч болельщиков. И те же самые депутаты, которые за местный футбол были горой три года назад, сегодня были единодушны, признав, что асфальт, канализация и детские сады важнее. Футбольное «чучхе» — это стратегия опоры на собственные силы (северокорейская идея), на доморощенные таланты. Это второй дивизион и далее вниз.

Какая разница, про какой город я пишу. Коломна ль, Чита ль, Стерлитамак… Обычная схема. Как мне сказал знакомый футбольный врач: кому нужны 18-летние пацаны? Им зарплату надо платить. А это расходы для чиновника. На их место лучше возьмут готовых мастеров и по отутюженной схеме только на одном контракте «поднимут», в зависимости от лиги, от 300 тысяч до плюс бесконечности. Вот такая она, чиновничья тяжёлая атлетика.

Пусть специалисты говорят про высокий процент брака, непатриотичность игроков и потерю турнирной мотивации… Настоящий, живой футбол он здесь – в министерствах спорта, наблюдательных советах, каких-то странных конторах, не брезгующих спекулировать мануфактурой и решать околофутбольные дела. В футбол играют чиновники. Тренеры делают то, что им скажут, покупают и продают, кого им скажут. Футболисты делают то, что им скажет тренер… Все слушают чиновников. Я ничего не придумываю: помните, был такой клуб «Сатурн», помните, был такой клуб «Спартак-Нальчик», помните… Бр-р-р. Дурная бесконечность.

Решение. Я должен предложить решение. Иначе буду выглядеть трепачом. Я вижу одно решение: превратить «работу» чиновников в лотерею. Ну, хоть кто-то за эти «профутболенные» миллиарды должен сесть. Пусть в Коломне, пусть в Стерлитамаке… Пусть хоть кого-нибудь повезут «из Сибири в Сибирь» (В. Высоцкий) Из Читы, я имею в виду, в Краснокаменск.

Широка футбольная Россия. Практически необъятна. Здесь на зелёных газонах от калининградской «Балтики» до южно-сахалинского «Сахалина» не одна «Барселона» зарыта.
Я как-то спросил у моего знакомого системного администратора (по-моему, семикратного чемпиона в фифу), если тебе дать информацию о «странных» трансферах, например зоны «Урал-Поволжье», ты можешь девиртуализировать проблему коррупции в отечественном футболе. («Странные» — это когда приобретённый игрок участвует не более чем в пяти матчах, выходя на замену, потом перефутболивается в другой клуб.) Он ответил, что уже думал об этом и ему достаточно две-три команды с пятого по десятое место трёх любых зон второго дивизиона. И то, что об этом системно думает системный администратор, – нехорошо.

Три строчки не о футболе, но «зато в рифму». Когда Россия на Олимпиаде в Лондоне не вошла в общекомандном медальном зачёте даже в тройку, в новостийных лентах бочком прошла информация, как в аэропорту города Петропавловск-Камчатский с крупной суммой в чемодане был задержан тамошний министр спорта. Я нутром чую, что эти события как-то связаны между собой.

Теперь про детский футбол. Я в футболе всё считаю. Почти как Бубнов. За сколько мой сын-футболист бежит 30 метров, сколько у него потерь, сколько местных пацанов вышло на профессиональный уровень. Вы тоже можете посчитать, чтобы моё дальнейшее повествование не списать на отсебятину папаши футболиста. Например, посчитать, сколько нынешних „сборников“ пришли из футбольной провинции. Это очень важный показатель. Это во многом ключевой процент. За последние 15 лет сборная формировалась минимум на 50% из провинциалов. Это те, кто не прошёл обучение в академии «Спартака», школах «Динамо» или ЦСКА. Ключевое слово в этом абзаце «обучение». Даже тех, на кого вешают дипломы «коноплевцев», зачастую были выписаны в Тольятти на двух последних сезонах обучения. И сформировались они как игроки в среднестатистическом Миассе-Пензе-Иркутске. А чему, как и кто учит в эти Миассах, Пензах, Иркутсках… По Пушкину: «Чему-нибудь и как-нибудь». В общем — понемногу. К чему я веду? Никакой самоотверженностью Акинфеева и самоотдачей Кержакова не залакировать проблемы с футбольным образованием большинства игроков сборной.

Если я не прав, возьмите любую из сборных, занявших на нынешнем ЧМ такое же невесёлое третье место. Любую! И посчитайте, сколько игроков Хорватии, Испании, Кот-д`Ивуара, Италии, Эквадора, Боснии и Герцеговины, Португалии играют в топ-клубах.

Сидя на деревянной, грубо струганной трибунке местного стадиончика, видя весь это ДЮСШ восемь лет, можно смело масштабировать проблемы отдельного взятого учебного заведения на всю страну.

А вы знаете, никакой это ни ДЮСШ. В смысле «спортивная ШКОЛА». Это не образовательное учреждение. Сюда приходят пацаны играть в футбол, а не учиться. «Играть» и «учиться» — это не одно и то же.

А кто учит детей? У меня, у случайного человека в футболе, нет вопросов к тренерам. Они работают, в большинстве своём честно и практически бескорыстно. Но кто они? Меня интересует чистая статистика. Сколько из них имеют педагогическое образование? Сколько из них имеют высшее образование? Сколько из них имеют образование?

Все тренеры, которых я знаю, настоящие солдаты футбола: кто-то играл, кто-то был на уровне молодёжных сборных (но, к несчастью, сломался). Они даже в каких-то семинарах принимали участие. Но говорить о системном образовании тренеров не приходится. Методистов нет. Тренеров вратарей нет. Тренера по физподготовке нет. Это такая усреднённая ДЮСШ. Зато с полем последнего поколения, побегав по которому, чувствуешь страшную боль в спине. Если я не прав, пусть спортивные физиологи кинут в меня что-нибудь тяжёлое и недорогое. Травяной газон или грунтовое поле-дублёр – это невиданная роскошь для обычной футбольной школы.

То, что колоссальная часть футбольных проблем лежит в области образования, можно понять, послушав, что кричит тренер своим 7-8-12-летним подопечным. Как говорил Паниковский: «Поезжайте в Киев….» Так вот поезжайте в Миасс, Пензу или Иркутск и послушайте, что кричит тренер детям. Вот хит-парад фраз: «Не играй в одно касание», «Не обводи в центре поля», «Не бей отсюдова – всё равно не добьёшь», «Не возвращай мяч отдавшему»… Тише! Молчи, тоска! Заткнись, папаша, возомнивший о футбольной карьере сына! Здесь играют в футбол! Не учатся футболу, а играют. Всё серьёзно! До победы. Потому что от победы зависит состоятельность тренера, его заработная плата, престиж, признание в профессиональной среде. Здесь мотив победить и у тренера, и у ребёнка. Победить, а не научиться футболу. Это даже даёт плоды. Наши 10-12-летки рвут в клочья все эти «Манчестеры», «Барселоны» и «Баварии». В детской Лиге чемпионов мы – грозная сила. А потом вдруг, в 15-17 лет, плод оказывается червивым. И выход в групповую пульку на молодёжном чемпионате Европы – невиданное достижение. Но почему?! Ведь они ещё пять лет назад их рвали?..

Все эти очковые детские турниры нужны чиновникам. Для отчёта. И только им одним. Потому что детям лет до 12-13 нужно УЧИТЬСЯ, УЧИТЬСЯ и УЧИТЬСЯ. И немножко играть. Немножко.

А вот несколько выводов по сборной:
— мы заметно меньше играли в одно касание, чем соперники;
— мы значительно хуже бежим (в России футболисты вообще не умеют бегать. Это тема для отдельного нытья);
— мы превзошли всех своих соперников по количеству неэффективных пасов («назад», «ближнему поперёк»).

Это вопросы образования. Так же, как и контроль мяча: приём, дриблинг. Сколько у нас «невынужденных ошибок»? Шарапова подтвердит.

Кстати, мы уступали в росте всем своим соперникам по группе. Это я так, к слову, что на «втором этаже» у нас тоже бардак.

Решение: учить детей футболу, платить тренерам не за головы (чем больше, тем лучше), а за количество
тренировок, провести паспортизацию игроков с 12-летнего возраста, проводить чемпионаты среди детей начиная с 13-летнего возраста, формализовать процесс обучения – игрок каждый год сдаёт футбольный техминимум плюс скоростно-силовой блок, только после это его переводят в следующую группу обучения (а не за то, что он стал на год старше).

И про юношеский футбол.

Когда один из тренеров моего сына сказал мне: «Через три года, в 18 лет, он никому не будет нужен. Важно вылезти из этой ямы!» — я самонадеянно решил, что это не про нас. Как я ошибался. Пацан бежит стометровку за 11,8, по локоть вылетает над баскетбольным щитом, бьёт с двух ног… Его же с руками оторвут! Не оторвут. Это показал первый же просмотр. Не то чтобы он был недостаточно хорош на просмотре. Недостаточно хорош на просмотре был его папаша. Для трудоустройства в футболе требуются деньги. Примерно тысяч 300 для начала и в зависимости от амбиций соискателя. Их нужно сдавать где-то там, кому-то там во внутренностях клуба, в «кишках». Тогда твой сынуля останется в клубе (дубль подвала Премьер-Лиги, дубль верхушки ФНЛ). Сыну объяснили. Юноша, который был более удачливым соискателем на вакантное место в составе и получил контракт, отметился потом выходом на замену в двух матчах, одним автоголом и через полгода благополучно покинул клуб, приехал с агентом, который напрямую пошёл по кулуарам. С тренером дубля не общался. Зачем? Тренер ничего не решает.

У нас не будет другого футбола. Молодец этот Глушаков, который без папиной опеки прошёл-пробился до состава сборной. Молодец этот Ещенко: пацан-сирота до Бразилии добрался. Я не иронизирую. Такими вещами не шутят. Это самые что ни на есть настоящие НАШИ. Они лучшие. Для нас они наше футбольное всё. Они молодцы. Они прыгнули выше головы.

Не надо идеализировать футбол прошлого. Мой добрый знакомый рассказывал, что в 70-е годы ему гарантировали переход из дубля одной южной команды в основу за пять тысяч рублей. Тогда столько стоила квартира в Москве. На семейном совете решили не рисковать, и он стал маляром. Между прочим, очень хорошим.

Решение? Здесь у меня нет решения. Но в моём возрасте хочется больше футбола, чистого, настоящего. Чтобы в футболе было больше футбола, иными словами. Чтобы эти в пиджаках и галстуках не списывали всё на пехоту: этот киксанул, а этот скержаковил.

А младшего я в бокс отдам.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 90
4 декабря 2016, воскресенье
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →