У Йоахима Лёва всегда был запасной план
Фото: Getty Images
Текст: Антон Михашенок

Чемпионат независимости

Рассуждаем о том, каким бразильский мундиаль останется в памяти болельщиков.
14 июля 2014, понедельник. 22:30. Футбол
Турнирная таблица чемпионата мира — 2014 по футболу

Это был вратарский чемпионат. Давно не случалось такой концентрации подвигов на последнем рубеже, как в Бразилии. Причём голкиперы поражали всем спектром: Гильермо Очоа – игрой на ленточке, Кейлор Навас – абсолютной непробиваемостью и какой-то магией, которая даже не берущиеся вратарём удары переводила в каркас, Тим Ховард – средоточием всего, чем должен обладать голкипер, в конкретные 120 минут, Раис М’Боли – африканским позитивом
«Согласитесь, редко случается такое, что хороших защитников в символическую сборную собрать сложнее, чем нападающих: их просто очень много».
после сумасшедших сейвов, вратари сборной Нидерландов – Луи ван Галом, Мануэль Нойер – количеством точных передач и выходов за пределы штрафной… При этом занятно, что вратари-чемпионы из стран «большой пятёрки» – Буффон, Харт и Касильяс – из своих групп так и не вышли.

Это был чемпионат защитников. Согласитесь, редко случается такое, что хороших защитников в символическую сборную собрать сложнее, чем нападающих: их просто очень много. Здесь тоже картина полная: были защитники, отменно проявившие себя в обороне своих ворот, – Влар, Боатенг, Дуарте, Гарай и совершенно неожиданно Кюйт; были защитники, здорово сыгравшие в созидании, – Блинд, Лам, Гамбоа, Суньига, Вертонген; не обошлось и без защитников-бомбардиров – таких как Хуммельс и Давид Луис. При этом подобрать хотя бы пятёрку поразивших сознание нападающих – задача очень тяжёлая.

Это был чемпионат-ностальгия. Когда я уже по ходу турнира беседовал с Анатолием Бышовцем, он, говоря об игре сборной Мексики, употребил такое выражение: «воспоминания о будущем». «Назад в будущее» — это действительно то, за что мы запомним бразильский турнир. Успешно применяемая схема с пятью защитниками, сборная Аргентины, целиком и полностью зависящая от невысокого парня с десяткой на спине, травма обожаемого нацией бразильского нападающего, обухом ударившая по шансам национальной команды на медали, симпатичная и влюбляющая в себя Бельгия, спотыкающаяся об Аргентину, Франция, беспомощная против Германии, – всё это мы уже видели до чемпионата мира 2014 года. Он освежил те воспоминания.

Это был чемпионат скамеек запасных. Сейчас уже нельзя пройти весь турнир в 11 человек и утянуть золото, нельзя действовать одной и той же тактикой все семь матчей – непременно раскусят. Роль запасных стала ключевой: они забили 20% мячей на турнире, многие из которых стали решающими. Луи ван Гал задействовал всех 23 голландских футболистов, включённых в заявку на мундиаль, и китчем это выглядит лишь на самую малую долю. В основном специалист преследовал прагматичные цели – не дать «основе» устать, не дать запасным замёрзнуть, держать всех в тонусе и готовности, влиять на игру неожиданными заменами.

То же самое с позициями игроков на поле. Лишь два футболиста сборной Германии отыграли все семь матчей в одном и том же амплуа: Мануэль Нойер – вратарём и либеро, а Бенедикт Хёведес – левым защитником. Уметь видоизменить игру и не сделать так, что твоя команда просто сойдёт с ума от перестроений, – вот чему должен научить чемпионат мира 2014 года.

Это был чемпионат ветеранов. Фарид Мондрагон вышел на поле в 43 года – причём сделал это не в матче ветеранских команд, а в игре главного турнира планеты. 33-летний Мартин Демикелис, который вообще на турнир не должен был приезжать, попал в «основу» сборной Аргентины уже по ходу плей-офф и зацементировал центр обороны – за 330 его минут «альбиселеста» пропустила лишь один – роковой – мяч. 36-летний Даниэль ван Бюйтен добавил сборной Бельгии, которую легко можно было спутать с молодёжной, отеческого благоразумия и спокойствия. Почти 34-летний Дирк Кюйт внезапно стал защитником, да так заиграл, что должен после турнира подойти к ван Галу и сказать: «Где ж ты раньше был, коуч?»

И Миро Клозе… Когда стало примерно ясно, что падение рекордов Герда Мюллера и Роналдо состоится (если состоится) примерно в одно время, я подумал: «Чёрт, вот было бы здорово, если бы к этому он добавил то, к чему шёл всю жизнь…». И он добавил. С одной, эстетической стороны, было бы просто чем-то сказочным, если бы он завершил карьеру именно сейчас, уйдя абсолютным рекордсменом и победителем. Но сам Клозе пока отшучивается: «Я часто подчёркивал, что хочу ещё немного потаскать своё дряхлое тело по полю». С другой, болельщицкой стороны, чудовищно обидно будет лишиться человека, который всю свою карьеру прошёл так, как он иногда празднует голы – прыгая через свою голову.

«Германия потому и победила, что имела целую команду запасных аэродромов, готовых в любой момент стать основными».
Это был чемпионат независимости. Вернее, нет, конечно, это был чемпионат зависимости, но победила как раз независимость. Это был чемпионат пирлозависимости, неймарозависимости, мессизависимости, хавизависимости, азарозависимости… Ключик для побед над большинством команд не то что не был зарыт поглубже в газон — он висел прямо перед носом соперника.

— Закрой всеми силами Месси! — сладко шептал аргентинский ключик.

— Не давай Пирло получить мяч на чужой половине! — подмигивал итальянский ключик.

— Оставь Неймара без свободных зон! – наставлял бразильский ключик (и ведь чилийцам удалось его схватить – Силва выключил Неймара из игры, но в самом замке ключ предательски сломался).

— Отрежь Азара от партнёров и наслаждайся! – твердил бельгийский ключик.

Едва ли не все явные или скрытые фавориты чемпионата мира имели одного футболиста, выключение которого из игры могло дать результат. Чуть дольше мучились с Колумбией, где вариантов без Фалькао было несколько, но Хамес Родригес сам выделил себя, за что в итоге и получал от бразильцев по ногам по всему полю. В итоге все от кого-то зависели.

А от кого зависела сборная Германии? Где был её ключ? Кого нужно было закрыть в первую очередь?

Германия потому и победила, что имела целую команду запасных аэродромов, готовых в любой момент стать основными. Перед первым матчем на чемпионате мира я писал, что у Йоахима Лёва в целой куче планов не осталось ни одного плана А. Однако именно потому я и не тренер чемпионов мира: план Йоахима Лёва заключался в отсутствии основного плана, в непредсказуемости, в возможности простой заменой опорника Филиппа Лама на правого защитника Филиппа Лама головокружительно поменять весь рисунок на поле. Германия не была зависимой ни от Мюллера (тот, например, провалил матч с Алжиром, запоров несколько моментов), ни от Клозе (он начинал чемпионат на скамейке), ни от Крооса (не лучшим образом сыграл в финале), ни от Лама, ни от Нойера, ни даже от самого Лёва (как голландцы – от Луи ван Гала). Символом этой команды стал не умница Марио Гётце, забивший золотой гол, а стоик Бастиан Швайнштайгер, которого избивали весь финальный матч, а он всё равно пробежал 15 километров и сыграл лучший матч в жизни. Эта сборная не зависела даже от обстоятельств, вроде избиения Швайни, травмы Ройса или болезни Хуммельса.

Это был чемпионат судейских ошибок, которые срывали глотки болельщикам. Это был чемпионат нефутбольных событий, вроде укуса Луиса Суареса или ганского денежного кортежа. Это был чемпионат всех возможных планов статуи Христа Искупителя на фото- и видеокадрах, это был чемпионат слёз (ещё бы: в столице мыльных опер – и без слёз). Это был чемпионат креативных мемов, сделавших Бруно Мартинса Инди самым популярным человеком Нидерландов, Алехандро Сабелью – Пизанской башней, а Тима Ховарда – министром обороны США.

Это был чемпионат мира в Бразилии. Как жаль, что постоянного недосыпа больше не будет.
Луис Суарес снова укусил соперника

Луис Суарес снова укусил соперника

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 35
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →