Владимир Дядюн
Текст: Денис Целых
Фото: «Чемпионат»

Дядюн: «Динамо» не стало моей командой

Владимир Дядюн – о том, почему у него не получилось в «Динамо» и какими словами его встретили в «Рубине».
19 июля 2014, суббота. 21:30. Футбол

«О, Дидун! Привэт!» Старожил «Рубина» Гекдениз Карадениз, проходя после командного ужина мимо столика, где сидит вернувшийся в команду нападающий казанцев, улыбается и подмигивает ему. Владимира Дядюна не было в «Рубине» ровно год и один день. 15 июля 2013 года он подписал трёхлетний контракт с «Динамо», 16 июля 2014-го вернулся в Казань. На второй день после возвращения мы сидим с футболистом в его номере в отеле «Маджестик» в итальянском местечке Брунико, где живет «Рубин» на втором сборе, и обсуждаем динамовский этап его карьеры.

«Зимой меня отказались отпускать из «Динамо»»

— Мне почему-то кажется, что вы очень рады возвращению в «Рубин». Я прав?
— Конечно, рад. Рад тому, что я снова дома. Рад видеть старых знакомых, также как и они меня. Нам есть о чём поговорить, есть что вспомнить. Когда приходишь в новый клуб, нужно время, чтобы со всеми познакомиться. А тут я полкоманды знаю! И ребят, и персонал, и работников клуба.

Но ведь уезжали в Москву вы не для того, чтобы вернуться так скоро.
— Это правда. Но я всё равно был уверен, что рано или поздно вернусь в «Рубин».

«Я начинал копаться в себе, портилось настроение. Накапливалась злоба, негатив. Думал: вот ты тренируешься, тренируешься, а для чего?»

Не через год после ухода, конечно, но вернусь.

— Почему не получилось покорить Москву? Есть версии?
— У меня было не так уж много шансов в «Динамо». Ведь я не их воспитанник. По сути, там я только тренировался. Играл по минимуму. Причин много – и объективных, и субъективных.

— Не стали своим в «Динамо»?
— Видимо. Я уже зимой хотел вернуться в «Рубин». Не отпустили. Спортивный директор Гурам Аджоев сказал: «Ты нам нужен».

Я не могу сказать, что прямо-таки чувствовал себя в «Динамо» чужим. Уже через полгода освоился. На сборах стал лучшим бомбардиром команды. Вышел на свой уровень, чувствовал в себе силы играть в этой команде. Думал, наконец-то получу свои шансы. Но возобновился сезон – и я снова вне состава. Я не таю обиды на Дана Петреску. Причины всегда нужно искать в себе. Значит, мне нужно было пройти этот этап и получить этот опыт.

— Как искать причины в себе, если шансов не дают?
— Значит, нужно было быть на две головы выше конкурентов, сильнее. У меня не получилось. Хотя всё могло быть и по-другому.

— Если бы…?
— Если бы я начал забивать и сразу приносить результат, несмотря на дефицит времени.

— Не пошло?
— Может быть, команда не моя.

— По стилю или по ауре?
— Нет, коллектив там был хороший. У меня не было проблем с ребятами. Просто так сложилось. Да, я потерял ровно год. Вычеркнул его из футбола. Обидно. Но вместе с тем я считаю, что судьба специально посылает нам испытания, чтобы их преодолевать. Теперь моя задача – забыть этот год и начать всё сначала.

«В «Рубине» мне сказали: «Мы знали, что ты вернёшься»»

— Какие мысли, когда не играешь? Как заставлять себя тренироваться?
— Тренировался-то я по полной. Отдавал все силы. Но, когда раз за разом видел, что это не даёт своих плодов и я не могу помогать своей команде не поле, становилось тяжело. Начинал копаться в себе, портилось настроение. Накапливалась злоба, негатив. Думал: вот ты тренируешься, тренируешься, а для чего? Какая конечная цель? Чего ты можешь достичь? Когда не ощущаешь этой конечной цели, очень непросто переламывать себя и вновь тренироваться с задором и настроением.

— Конкуренты у вас были с именем: Кураньи, Кокорин.
— Наверное, поэтому и вышло, что брали меня как нападающего, а на поле выпускали как полузащитника.

«Черчесов? Скажем прямо, я не его игрок, а он не мой тренер. Хорошо, что мы оба это поняли».

То слева, то справа. Я начал перестраиваться, искать себя. Но так и не нашёл.

— Может, дело и в том, что Москва не стала вашим городом?
— А я в ней за этот год почти не бывал. Жил в Новогорске, по соседству с базой с «Динамо». Тусовался на районе. (Смеется.)

— У вас ведь первый сын в Москве родился?
— Да, он в последние полгода и занимал весь мой досуг. Поменять памперсы я сейчас могу с закрытыми глазами. (Улыбается.)

— А в чисто футбольном смысле этот год дал хоть что-то позитивное?
— Я стал взрослее на год. Многое переосмыслил. И стал ещё сильнее хотеть играть в футбол.

— Наверняка вы связывали надежды с приходом нового тренера – Станислава Черчесова?
— Конечно, связывал.

— Но...
— Скажем прямо, я не его игрок, а он не мой тренер. Хорошо, что мы оба это поняли. И расстались без проблем. Я благодарен Черчесову за то, что он не стал чинить препятствий моему возвращению в «Рубин». Желаю ему удачи. Он футбольный человек и хороший специалист.

— Могли уйти не в «Рубин», а куда-то ещё?
— Варианты имелись. Полгода назад их было больше, чем сейчас. Но это логично. Я ведь почти не играл последние полгода. Но если уж уходить, то обратно в «Рубин». У меня остались отличные воспоминания о городе и болельщиках. Не говоря уже о самой команде. Другие люди из персонала уже сказали мне: «Мы знали, что ты всё равно вернёшься». Было приятно вновь их всех видеть.

— Теперь в «Рубине» многое поменялось. От тренера до других вещей…
— Я заметил. Раньше упор делался на опыт. Мне было 25 лет, а я был в команде едва ли не самым молодым. Всегда заходил в квадраты на тренировках. А сейчас у нас очень молодая команда. И, как мне кажется, перспективная.

— Насколько перспективная? Прошлым сезоном болельщики вряд ли могут быть довольны.
— Это логично. Но я вполне допускаю, что в этом сезоне «Рубин» может вернуться в число лидеров. Я помню свой сезон в Нальчике, когда мы были на самом верху. Тогда я понял, что в футбол играют не деньги и имена. Главное – команда, её стержень. У нас тогда бюджет был меньше, чем у некоторых команд первого дивизиона. А мы играли с командами из Москвы и побеждали их. Главное – хорошо начать. Если сплотимся, всё возможно. Тогда в нас тоже никто не верил, а мы рванули и почти целый год держали планку.

Главное, что огорчает, – «Рубин» остался без еврокубков. Раньше мы каждый год в них участвовали. Это постоянные матчи, поездки, ты в ритме. Мы играли, играли, играли. Это было супер!

— О ваших личных целях на сезон спрашивать, наверное, не стоит?
— Я хочу доказать, что я сильный футболист. И прежде всего себе.

— Три года назад вы и в сборную вызывались.
— Я и сейчас хочу туда попасть. В футболе один сезон меняет всё. Ты можешь пять лет быть на виду, а потом на год пропадёшь – и о тебе забудут. И надо всё вновь начинать заново. У меня сейчас всё именно так и есть. Я опять начинаю с чистого листа.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 2
25 июля 2017, вторник
Партнерский контент