Виктор Гончаренко
Фото: Сергей Апенькин, «Чемпионат»
Текст: Денис Целых

Гончаренко: Виллаш-Боаш, конечно, испортил картину

Тренер Виктор Гончаренко – о «Кубани», обещании президента клуба, восстановлении Бальде, сыне-футболисте и многом другом.
23 июля 2014, среда. 09:00. Футбол
Виктор Гончаренко при личной беседе произвёл впечатление человека серьёзного и основательного. Впрочем, наверное, странно, если бы было по-другому. При своей молодости (сейчас главному тренеру «Кубани» 37 лет) Гончаренко в профессии уже 10 сезонов. И небезуспешных.

В отношении своего возраста абсолютно не комплексует. Готов отвечать на любые вопросы на эту тему. И отвечает интересно.

После пяти чемпионств с БАТЭ решил: пора испытать себя на другом уровне. И оказался в «Кубани». С которой намерен сделать новый шаг вперёд.

— Российский чемпионат — однозначно очень сильный и трудный турнир, — говорит наставник краснодарцев, заказав себе порцию кофе в кафе отеля Falkensteiner Carinzia, в котором сейчас живёт на сборах в Австрии «Кубань». — Здесь очень много ровных команд. Напряжение висит в каждом матче. Неподготовленным здесь играть нельзя. И обязательно нужен сбалансированный состав.
«Предложение из «Кубани», я считаю, подоспело вовремя. И я дозрел до такой работы, и клуб меня всем устроил».

Удивило ли меня что-то в российском футболе? Ну, это для Виллаш-Боаша или Якина могут быть сюрпризы. А я умею читать по-русски, я думаю, как и все. Примерно представляю себе уровень жизни в России, уровень организации футбола. В общем, колоссальных потрясений точно не испытал.

— Вас наверняка звали в Россию и до «Кубани».
— Звали. Но на первых порах меня всё устраивало в БАТЭ. Плюс я понимал: возраст для тренера у меня ещё достаточно юный. Однако по прошествии времени, когда мы несколько раз стали чемпионами Белоруссии, сыграли в Лиге Европы, Лиге чемпионов, я понял: мне нужен новый вызов. Начал изучать варианты. Было несколько предложений, и не только из России. Но по различным причинам я их не принимал. А вот приглашение «Кубани», я считаю, подоспело вовремя. И я дозрел до такой работы, и клуб меня всем устроил.

— В российском футболе сегодня работает много молодых специалистов. В этой связи вы, наверное, не чувствуете себя каким-то особенным? Попади, условно, вы в российский футбол 10-15 лет назад, когда командами руководили старики…
— Старики-разбойники (улыбается)? Ну а вообще Виллаш-Боаш, конечно, испортил картину. Раньше я был самым молодым тренером РФПЛ, теперь он. Вырвал у меня пальму первенства. Но если серьёзно, я не обращаю на свой возраст внимания.

— Сейчас за вами определённая репутация. Но в карьере наверняка был период, когда молодой возраст создавал проблемы?
— Не было. Когда я возглавил основной состав БАТЭ, мне ещё не исполнилось 30. И надо было руководить ребятами, с которыми я совсем недавно вместе играл. Но парни чётко всё понимали: они игроки, я главный тренер. Надо выполнять требования. Именно они меня на первых порах и поддержали, и мне это здорово помогло. А после этого я не чувствовал никаких проблем в плане своего возраста.

— Переживали по поводу того, как вас примут в России?
— Самое главное – как ты проявишь себя в работе с командой. Когда ты приходишь, игроки начинают тебя оценивать. Этот этап надо было пройти. Но я думаю, что мы быстро нашли общий язык. Важно также чувствовать поддержку болельщиков и руководства. Я её чувствую.

«Клуб, заточенный под тренера, это неправильно»



— Вы понимали, что рискуете, уходя из БАТЭ, где у вас всё шло по накатанной, в чемпионат России?
— А тренерская работа из этого и состоит. Надо ежедневно принимать решения, которые граничат с постоянным риском.

— До вашего прихода в «Кубани» за короткий срок сменилось несколько тренеров. Вас это не смущало, когда вы давали согласие на переезд в Россию?
— Нельзя сказать, что мне это нравилось. Я принял во внимание этот момент. Но личная беседа с руководителями «Кубани» помогла правильно понять ситуацию. Мы обговорили, почему так происходило и как избежать подобного в будущем.

— «Кубань» все воспринимают как клуб исключительно менеджерский, не заточенный под конкретного тренера. Это не создаёт лично вам трудностей в трансферной работе?
— Я считаю, это абсолютно правильный подход. Тренер должен работать с теми футболистами, которые у него есть. При обсуждении трансферов его мнение может учитываться, но оно не должно быть всегда определяющим. Бывают, конечно, разные ситуации. Допустим, есть несколько кандидатур на одну позицию, и тренер говорит: давайте возьмём этого, а менеджер соглашается. Но если рассуждать глобально, то надо понимать: тренера через какое-то время в команде может не быть, а футболисты останутся.

— Как трансферный процесс происходит в «Кубани»?
— Мне обычно говорят о возможном трансфере на последней стадии. Просят, чтобы я высказал своё мнение о нём. Но в целом функции поиска и выбора игроков должны лежать на селекционном и спортивном отделах клуба.

— Вас в такой системе всё устраивает?
— Я не вижу в этом абсолютно никакой проблемы, потому что в «Кубань» приходят специалисты очень хорошего уровня.

Президент пообещал: «Кубань» никто не покинет"



— Девять месяцев в «Кубани» — ваша собственная оценка?
— Я бы разделил моё время в этой команде на три отрезка. Когда я только пришёл в «Кубань», она играла на два фронта. А это всегда создает определённые трудности. Второй отрезок – весенний. Исходя из нашего турнирного положения, нам было трудно совершить резкий скачок наверх, равно как и ощутимо опуститься вниз. Некстати пришёлся уход Козлова, равно как и травма основного нападающего Бальде, после которой мы остались у разбитого корыта – другой форвард, Сиссе, покинул «Кубань» незадолго до этого.
«Могу и матом ругаться, могу и с тренировки выгнать. Последнее – самое сильное наказание для игрока».
Всё это создало дисбаланс в команде. Мы вынужденно переквалифицировали в нападающего Мельгарехо, начали искать какие-то сочетания. Но у меня такой характер, что я во всём ищу плюсы. Значит, этот поиск был необходим. Сейчас начался мой третий отрезок в «Кубани». Считаю, что мы хорошо поработали на сборах и имеем неплохо подготовленный состав.

— Сиссе сам захотел покинуть «Кубань»?
— В большей степени да. У меня к нему серьёзных претензий не было.

— Когда в строй вернётся Бальде?
— 28 июля он пройдёт контрольное обследование у доктора, который его оперировал. После его рекомендаций мы подключим к делу наших реабилитологов, которые должны будут довести Бальде до нужных кондиций. Скорей всего, он будет готов играть в сентябре.

— В конце прошлого сезона пошла волна разговоров, что у «Кубани» не всё в порядке с финансами – вплоть до того, что команда будет сниматься с чемпионата России. Но сейчас, судя по всему, основные трудности позади?
— К нам приехал губернатор и президент клуба и расставил все точки над i. Неопределённость до этого действительно была. Но он чётко сказал: игроки, которые на сегодня в команде на контрактах, никуда не уходят. Плюс у нас есть возможности для усиления. Мы определились и пошли дальше. И сейчас серьёзных проблем в этом смысле я не вижу.

— Ни Попов, ни Беленов, ни кто-то другой из лидеров команду этим летом не покинут?
— Трансферное окно открыто, и в футболе всё бывает. Но, вместе с тем, на сегодняшний день есть чёткое распоряжение президента клуба, что никто уйти не должен.

— За судьбой Козлова следите?
— Да, мы созваниваемся с Лёшей. За время совместной работы он ни разу не дал повода усомниться в своих профессиональных и человеческих качествах. Единственное, что расстраивает – у нас он играл вообще без травм, а как перешёл в «Динамо» — они посыпались: то одно повреждение, то другое.

— Козлов – в чём-то уникальный футболист. До 24 лет играл в первом дивизионе. А в 26 попал в сборную. Как ему это удалось?
— Без упорства, желания и страсти футболист не может раскрыть весь свой талант. У Лёши есть отличное сочетание: он любит футбол и любит работать.

— Не в ваших силах было удержать его в «Кубани»?
— Конечно же, нет.

— «Кубань» этим летом пополнилась Ещенко, призванным заменить как раз Козлова, вернула Кулика, пригласила Секу Олисе, хорошо знакомого болельщикам ЦСКА. Нужно ли ещё усиление команде?
— Мы достаточно укомплектованы. Практически на каждую позицию есть по два игрока. И ещё мы ждём возвращения Бальде. Но важно правильно подойти к восстановлению игрока и не торопить его с возвращением на поле, чтобы он не получил повторную травму.

«Когда надо — вправляю игрокам мозги»



— Бывший тренер «Кубани» Кучук не так давно сказал: «Понял, что могу успешно работать в любом чемпионате». Вы про себя нечто подобное сказать можете?
— С годами обычно находишь какую-то свою универсальную методику, которая даёт результат. Но насчёт прямо-таки любого чемпионата – я не уверен. В каждой стране своя специфика, и её нельзя не учитывать.

— Что в вашем понимании хороший тренер?
— Я вижу здесь два критерия: компетенция и страсть. Надо каждодневно работать над своей методикой, стремиться её улучшить, учитывая современные веяния футбола. И это самообразование никогда не должно заканчиваться. Но и без страсти в футболе абсолютно нечего делать.
«Лучшее лекарство от стресса? Побыть какое-то время наедине с самим собой».

— Бывший тренер «Локомотива» Билич как-то заметил: игрокам нельзя врать и давать пустые обещания. Что ещё нельзя делать тренеру в общении с футболистами?
— Я считаю, что Билич абсолютно прав. Мои игроки порой спрашивают меня: почему я не попал в состав? А я отвечаю: не объяснял и не буду объяснять. Когда у тренера есть обойма, случается так, что иногда он должен оставлять футболистов хорошего уровня на скамейке. В тренерской профессии это решение самое тяжёлое: когда футболист здорово тренируется, но в стартовый состав ты его не включаешь. Если я вызову такого игрока, то должен буду ему что-то говорить, искать слова. А он ждёт от тебя одного: когда ты скажешь, что он будет играть. И как только я дам это обещание, я свяжу себя. Мне надо будет убирать из состава другого футболиста. Я этого делать не хочу.

— Вы считаете себя жёстким тренером? Или нет?
— Есть различные стили руководства, и они так или иначе пересекаются. Я всегда был сторонником того, чтобы дисциплина у каждого футболиста шла изнутри. Если её нет, игрокам нужно вправлять мозги. А ещё важно сделать так, чтобы игроков, отрывающихся от коллектива, на место ставила сама команда.

— Как вправляете мозги лично вы?
— Здесь любые средства хороши. Могу и матом ругаться, могу и с тренировки выгнать. Последнее – самое сильное наказание для игрока.

— 37-летнему тренеру сложно быть жёстким?
— Когда видишь, что футболист откололся и не воспринимает твои слова, то не замечаешь возраста – своего или футболиста. Тебе просто надо принимать решение.

— Что для вас лучшее лекарство от стресса?
— Побыть какое-то время наедине с самим собой, упорядочить свои мысли. Жена это прекрасно знает. Если я пришёл домой и уставился в одну точку, она меня не трогает.

— Вашему сыну шесть лет. Занимается футболом?
— Усиленно тренируется в форме «Кубани» — то в Минске, то в Краснодаре. Где получится. Я никак на это не влияю – ему самому очень нравится. Позиция у него каждодневно меняется. Когда Беленов подарил перчатки, стал вратарём. Потом пришёл во двор и друзья начали рассуждать о Месси и Неймаре – пошёл забивать голы.

— В Краснодаре вам комфортно?
— Думаю, что там комфортно всем. Единственное исключение — пробки. Один раз из-за них я едва не опоздал на тренировку – ехал два часа. Но без пробок дорога занимает 15 минут.

«Три раза брался учить английский»



— Вы дружите с Леонидом Слуцким. Спрашиваете у него советы?
— Конечно. Мы обсуждаем команды соперников, против которых играли, отдельные нюансы. Понятно, что по телефону это делать не совсем удобно. Но в прошлом году мы, например, очень долго общались на сборе в Испании. Запретных тем в наших разговорах нет. И какого-то стеснения – тоже.

— Удивлены прорывом Слуцкого?
— Тут важно доверие, которое исходило от президента ЦСКА Евгения Гинера. Он очень долго его поддерживал, и это всё окупилось. Хотя у нас обычно, наоборот, часто принимают скоропалительные решения, которые в результате ни к чему хорошему не приводят. Разумеется, дело не только в поддержке Гинера. Свою роль сыграла и образованность Слуцкого, его знание футбола.

— Вы когда-нибудь представляли себя тренером какого-нибудь европейского клуба?
— Я никогда не гадаю на этой кофейной гуще. Зачем отвлекаться, если есть команда, которую надо хорошо подготовить? Опять же не стоит забывать о важных нюансах – таких как знание языка, понимание специфики региона, в котором тебе предстоит работать.

— Газзаев в своё время специально учил итальянский, когда на горизонте замаячила возможность возглавить клуб из этой страны.
— Я три раза пытался браться за английский. И каждый раз находил себе оправдание, почему я этого делать не могу.
У каждого человека есть два больших таланта: умение приспособиться и умение дать объяснение своим действиям. Хотя того запаса, который у меня есть, на бытовом уровне хватает.

— А если поступит конкретное предложение – но с условием, что вы выучите язык?
— Я думаю, если окунуться в среду, больших проблем с этим не будет.

— Какие у вас собственные тренерские мечты?
— Надолго вперёд я не заглядываю. Сейчас хочу, что мы выполнили ту задачу, которая перед нами стоит – попали в еврокубки. Если я начну мечтать о чём-то далеком, то буду здесь упускать какие-то нюансы. Поэтому сейчас я думаю только о том, чтобы мы хорошо подготовились к сезону и достойно его провели. Не нужно мечтать, нужно работать.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 32
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →